VOX POPULI Айнур Калдыгулова 14 апреля, 2015 14:00

Особенности Казахстанской недели моды

Особенности Казахстанской недели моды
Фото: Мухтар Жиренов
Вокруг Kazakhstan Fashion Week витает много слухов и вопросов. Одним из самых острых остается ценовая политика отечественных модных домов. Как и почему формируются цены на наряды, и кто является клиентом казахстанских дизайнеров? Мы разузнали это у основателей Kazakhstan Fashion Week.

Расскажите, пожалуйста, об истории Kazakhstan Fashion Week?

Алекс Чжен, дизайнер, стилист, арт-директор Kazakhstan Fashion Week:

– Мы велосипед не изобретали, переняли опыт международных показов. До нашего проекта в Казахстане существовала Неделя Высокой моды. Но она не выдержала испытания временем.

– На Неделе Высокой моды участвовали только казахстанские дизайнеры?

Роман Александров, журналист, PR Kazakhstan Fashion Week:

– Не только, это были 90-е годы. В Алматы приезжали французы, итальянцы, знаменитые в то время кутюрье Лоренцо Рива, Лекоан Эман, Карвен. Многие из этих домов мод закрылись. Если вернуться к истории Kazakhstan Fashion Week, то она началась в 2004 году. Первый проект назывался Almaty Fashion Week. Под таким названием он просуществовал один год. И мы решили, что Казахстанская неделя моды звучит сочнее.

Сейчас оргкомитет Недели может без стеснения говорить о ее масштабности, высочайшем уровне проведения. Частые гости Kazakhstan Fashion Week – иностранные журналисты, блогеры. Они приезжают за вдохновением. Культура, спорт, мода – некая лакмусовая бумажка, показывающая уровень развития страны. В том числе и по качеству проведения подобных мероприятий судят о развитии страны. В Казахстане все хоть и не так быстро, но становится лучше.

– Масштаб – это хорошо, но какая задача у организаторов мероприятия?

Роман Александров:

– Казахстанская Неделя Моды – это стартовая площадка для большинства дизайнеров. Мы открываем новые имена в мире казахстанской моды и это не только дизайнеры, это еще модели, фотографы, стилисты. По сути, для любого человека, который хочет быть причастен к такому манящему, притягательному и красивому миру моды, это возможность проявить себя.

Когда-то на нашей Неделе участвовал один британский дизайнер, коллекцию которого Алекс Чжен разглядел на Лондонской неделе моды. При этом в Великобритании показ этого дизайнера остался незамеченным. Однако, Алекс поверил и в него, и в его успех на казахстанском рынке, пригласив на KFW. Дизайнер с удовольствием согласился. Он здесь был встречен с восторгом, обрел в Алматы своих первых клиентов, которые верны ему до сих пор. И, между прочим, сейчас этот парень работает с Леди Гагой, Бейонсе и Гвинет Пэлтроу. Разве это не открытие?

– Вы часто бываете на мировых показах, какая публика там? Отличается ли от нашей?

Алекс Чжен:

– Разумеется, отличается. Все зависит от уровня нашей культуры и ментальности, у нас есть авангардные личности, но их значительно меньше, чем в Европе или Америке. Вся проблема в нашем воспитании. У нас очень хамское, грубое общество, негативную манеру поведения еще и тиражируют некоторые отечественные масс-медиа.

К примеру, о неординарных личностях выходят безосновательно негативные статьи, где осуждается экстравагантная манера одевания. Все это сказывается на внутренней свободе персонажей. Возможно, герои этих статей и оставались бы самими собой, но они вынуждены стать частью серого общества, потому что у них есть родители, родственники, которых это самое общество «заклевывает».

– Есть ли у нас в Казахстане такие неординарные личности?

Роман Александров:

– На самом деле у нас достаточно «фриков». Сейчас много девушек и юношей, которые получили образование за границей. Они вернулись на Родину и творчески подходят к созданию собственных образов. Их формирование окрепло в Прагах-Лондонах-Нью-Йорках, и они приехали с абсолютным ощущением внутренней свободы. У них другая ментальность. Они улыбчивы. Все чаще позволяют себе по хорошему эпатировать публику, и это похвально.

Алекс Чжен:

– Когда человек занимается самообразованием, постоянно читает, посещает театральные постановки, галереи, много путешествует – он становится свободным.

Такие люди могут позволить себе самовыражаться, в том числе и с помощью одежды. Они постоянно работают над собой, такие люди несут зачастую только добро. У них нет времени на негатив.

– Вернемся к Неделе Моды, как проходит отбор дизайнеров для показов?

Алекс Чжен:

– У дизайнера должно быть портфолио. Нам не нужны люди, которые «заскочили» в этот бизнес на один день. Дизайнер должен быть действующим, стремящимся к монетизации своего имени.

– В Казахстане фэшн-бизнес рентабелен?

Алекс Чжен:

– Для казахстанских дизайнеров – это нерентабельный бизнес. Даже для самых известных – это дорогое удовольствие, во всех аспектах. Наши дизайнеры могут быть раскручены в СМИ. Они могут быть узнаваемы на улице, как Куралай Нуркадилова, Салта или Аида Кауменова, но они не зарабатывают столько, сколько западные модные дома.

У нас нет школ, нет своей легкой промышленности, сырья. Государство нас не поддерживает. Все делается на деньги спонсоров. Мы сами взращиваем молодых дизайнеров, у нас очень много талантливых людей. Но их, к сожалению, мало поддерживают.

– Раз уж вы заговорили о сырье, где наши дизайнеры закупают материалы?

Алекс Чжен:

– В Китае, в ОАЭ, В Корее.

– Китай ассоциируется с дешевизной, тогда почему у наших дизайнеров такие цены?

Роман Александров:

– Сегодня даже мировые бренды премиального класса перенесли свое производство в Китай. Это нормально в условиях практически всеобщего мирового кризиса. Китай – это не значит плохо.

Алексей Чжен:

– К примеру, шелк и кашемир всегда везли из Китая, Индии. Если бы в Казахстане было свое производство, то и цены бы упали. Но вы учитывайте таможенные расходы, доставку и так далее. Ручной труд всегда дороже. Дом моды в Казахстане сегодня – это, по сути, индивидуальный пошив. Если бы наши дизайнеры творили в Париже, их работы стоили бы в десятки раз дороже.

Роман Александров:

– Однако, приходя в казахстанские модные дома, потенциальный клиент может быть уверен в эксклюзивности наряда. Я неоднократно был свидетелем казусов, когда на одно мероприятие сразу три девушки приходили в абсолютно одинаковых платьях Chanel стоимостью восемь тысяч евро. Потому что бренд – это тоже тираж. Пусть и не большой. Повторюсь, c одеждой от казахстанских дизайнеров такого не случится.

Алекс Чжен:

– Именно поэтому существует Kazakhstan Fashion Week. Она открывает дизайнеров и демонстрирует коллекции на разные вкусовые предпочтения и карман. У людей должен быть выбор.

– Как кризис повлиял на фэшн индустрию?

Роман Александров:

– Безусловно, он повлиял на мировую фэшн индустрию в целом. Чтобы вещи стоили дешевле, хлопок и шерсть стали заменять на полиэстер и акрил, а кожу и меха на винил и латекс. Казахстанским дизайнерам, которые умеют работать, в этом отношении повезло. Те люди, которые покупали Dior, Chanel и другой великолепный люкс обратили внимание на эксклюзив от казахстанских модельеров.

Алекс Чжен:

– С другой стороны дорожают материалы, повышаются цены во всем мире, и нет послабления в каких-то налогах, бюрократических вещах для казахстанских дизайнеров со стороны государства.

Роман Александров:

– Я вам расскажу историю одного казахстанского дизайнера, которого пригласили на Неделю моды в Париже. Причем приглашение поступило из святая святых мировой фэшн-индустрии – Парижского синдиката высокой моды. для этого надо быть действительно талантом из талантов. Ведь это действительно очень высокая оценка.

Для французов мода – это бизнес. И организация одного дефиле в Париже вместе с производством коллекции, арендой зала, оборудования для света и звука, записью саундтрека, участием лучших моделей, приглашением правильных СМИ и так далее стоит в среднем 300-500 тысяч евро. И если у тебя есть деньги, но нет таланта, а ты все равно готов представить свою собственную коллекцию, то к участию в официальной Неделе от кутюр тебя не допустят. А нашего дизайнера, представляете, пригласили. За помощью в организации поездки наша героиня обращалась и к спонсорам, и к меценатам, и к государству. Ведь это имидж страны! Но все отказали. Тогда эта дизайнер заложила собственный дом, взяла кредит и помчалась к мечте на встречу. И, самое главное, произвела фурор в Париже. Я был свидетелем ее триумфа там. О ней написали на всех языках планеты. По возвращению в Казахстан ее поблагодарили не самым лучшим букетом цветов от некоего акимата и предложением... выдвинуть свою кандидатуру в депутаты. Вы теперь понимаете, как у нас «поддерживают» таланты?!

– Как заграницей отзываются о казахстанской моде?

Алекс Чжен:

– Когда вышел художественный фильм «Борат», на нас, мягко говоря, смотрели настороженно. Но затем стали признавать наше особое чувство стиля с некими этническими элементами. Сейчас мировая общественность стала обращать пристальное внимание на казахстанских дизайнеров. О них говорят и говорят хорошо. Приходите на Kazakhstan Fashion Week и увидите все сами.

Поделись
Айнур Калдыгулова
Айнур Калдыгулова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000