VOX POPULI Эльвира Абдусалямова 7 мая, 2015 16:30

Они сражались за Родину: Николай Иванов

Они сражались за Родину: Николай Иванов
Фото: Мухтар Жиренов
Одним теплым, весенним днем, мы с Мухтаром наведались в гости к очень добродушному и веселому человеку, благодаря отваге которого сегодня мы живем в мирное время под безоблачным небом. Ветеран Великой Отечественной войны Николай Иванович встретил нас очень радушно и рассказал о войне, ранениях и жизни после этого страшного времени…

Иванов Николай Иванович родом из Чувашии. Он участвовал в боях в составе пятого стрелкового полка второй Московской дивизии народного ополчения. В сентябре 1941 года полк был переименован в 1284-й стрелковый полк второй стрелковой дивизии, и с 31 июля 1941 года по 27 декабря 1941 года входил в состав действующей армии.

После десяти лет школы, деревенский парень Николай вместе с тремя ребятами поехал в Москву поступать в авиашколу. К сожалению, именно Николая Ивановича не приняли из-за низкого давления – 90 на 60, и ему пришлось расстаться со своей мечтой стать летчиком:

– Конечно, мне обидно тогда было, и я заплакал. А директор школы сказал, что в Москве столько много училищ, куда возьмут меня с радостью. Необязательно, говорит, тебе летчиком быть, – рассказывает Николай Иванович.

Имея хороший аттестат, он выбрал иной путь, и пошел в скульптурное училище. В 1941 году, когда Николай Иванович проучился два с половиной года в училище, началась война. И его вместе с другими будущими воинами стали к ней готовить. После принятия присяги, которая проходила в очень оперативном режиме, ребята получили винтовки и боеприпасы.

Вот там война была, вот мясорубка! У нас боеприпасы кончились, а доставить сюда не могли. У меня было всего 47 патронов. А что такое 47 патронов? Это на пять минут!

– Политрук читал текст присяги, а мы все одновременно повторяли, потому что не было времени на долгую церемонию. «Немец» мог вот-вот подойти, – говорит ветеран.

– В батальоне у нас были все «семилетки». Нас только три человека было со средним образованием, нас и назначили старшими. Меня назначили командиром отделения пулеметного взвода.

– Каждому раздали жетоны с нашими адресами, которые вшивались в одежду, на случай, если нас убьют. Создано это было для того, чтобы в случае трагедии, нас сразу везли домой по родительскому адресу, – вспоминает Николай Иванович.

 В одном из боев Николай Иванович получил ранение в бедро. В тот день они воевали десять часов без передышки, и из всей дивизии в живых осталось только около 15 человек. Тогда защита врагов была крепче:

– Вот там война была, вот мясорубка! У нас боеприпасы кончились, а доставить сюда не могли. У меня было всего 47 патронов. А что такое 47 патронов? Это на пять минут! – горячо вспоминает ветеран.

Тогда к ним пришел приказ отступить на вторую линию. Николай Иванович говорит, что по закону и наши солдаты, и враги, должны дать возможность собрать своих раненых и убитых однополчан:

– Ночью мы вернулись на место битвы, чтобы собрать своих раненных и убитых сослуживцев. Ходили тихо-тихо и шепотом спрашивали «живые есть? живые есть?». Если мы видели, что товарищ погиб, то на том же месте выкапывали небольшую ямку и хоронили. На кладбище их ведь никак не потащишь…

Мы эту курицу выпотрошим, а внутрь нее засунем раскаленные камни. Потом обернем птицу мокрой портянкой, и за спину. Через 25 километров доставали курицу и получали готовое поджаренное мясо.

До полка Николая Ивановича тяжело доходило продовольствие, хотя запасы были неплохие:

– Нам давали по три пачки галеты, в каждой по 15 штук. Их нужно было варить в котелке, чтобы они разбухли, и кушать потом, как суп. А нам что, пацанам молодым: мы на раз-два всухомятку их съедали, а потом весь день голодные ходили! Немцы видели дым, когда мы готовили и бомбили нас, а позже мы научились в тылу готовить, – говорит герой.

Порой они ходили по заброшенным деревням и вылавливали кур:

– Мы эту курицу выпотрошим, а внутрь нее засунем раскаленные камни. Потом обернем птицу мокрой портянкой, и за спину. Через 25 километров доставали курицу и получали готовое поджаренное мясо, – с улыбкой вспоминает герой.

Однажды они встретили жителей деревни, которые перегоняли скот в тыл…

– Они говорят нам: «Дорогие солдаты, помогите нам подоить коров! У них вымя разбухли – идти не могут!». А мы в каски надоили их, и с голодухи напились этого молока. А нельзя было, потому что это молоко уже испорченное. Нас так раздуло, потом откачивали, – вспоминает Николай Иванович.

После тяжелого ранения и раздробления кости в бедре, Николай Иванович долго приходил в форму. Ему вставили шестисантиметровую бычью кость в дивизионном госпитале. Николай Иванович тогда пролежал там год и три месяца.

Также в локтевом суставе у ветерана были осколки мины:

– Когда осколки вытаскивали, то сквозь наркоз все равно слышал, как кусачками их вытаскивали «чик-чик-чик», - делится герой.

На фронте Николай Иванович не снимал с себя крест. Для него это был оберег, который он и сегодня не снимает:

– На меня крест надела моя мама. Бога молила, чтобы я живой вернулся с войны. Хоть и калекой, но вернулся, – отмечает герой.

– Сейчас я Вам награды свои покажу! – сказал Николай Иванович и удалился в комнату надеть пиджак с орденами и медалями. Спустя несколько минут, герой вернулся и показался нам во всей своей красе.

– Что помогло нам победить в этой страшной войне?

– Преданность! Нас воспитывали так, что мы очень Родину любили! Я не знаю, как сейчас воспитывают, если сегодня многие стараются увильнуть от армии, в наше время такого не было. Значки «ворошиловский стрелок» и «готов к труду и обороне» – были очень важны. Если такого не было, к нам девчонки и не думали подходить. Мы понятия не имели, что такое наркотики, сигареты не курили, – говорит Николай Иванович.

– Ешьте яблоки, берите! – предлагает нам ветеран войны.

Находясь в гостях у героя, мне с каждой секундой все больше хотелось остаться здесь еще на чуть-чуть. С Николаем Ивановичем было так легко общаться, он говорил тяжелые вещи, вспоминал, а потом шутил, и тысячи морщинок украшали, именно украшали его доброе, отважное лицо. Меня наполняла огромная гордость за то, что я могла вот так сидеть за метр от героя и слушать его истории.

9 мая 1945 года герой встретил в городе Москва. Там он и остался доучиваться, а в 1955 году Д. Кунаев пригласил Николая Ивановича в Казахстан, как одаренного скульптора/лепщика.

Мы любили свою родину и любим! И нынешнему поколению я желаю так же любить и уважать свою Родину.

– Здесь специалистов хороших тогда не было. Кстати, те «футболисты», которые стоят на входе в центральный стадион – моя работа. Также я занимался отделочными работами многих зданий, например, Академии наук, – рассказывает герой Николай Иванович.

Данную работу Николай Иванович тоже сделал своими руками. Это – жена ветерана Анна Ивановна. Герой женился только в 35 лет. Зато сегодня у него сыновья и внуки.

Все свои военные фотографии Николай Иванович оставил на Родине, в Чувашии. Но он показал нам снимки, которые он со своей семьей сделал здесь, в Алма-Ате.

Николай Иванович на фото – первый.

Николай Иванович со своей женой Анной Ивановной первые на фото.

Герой выбрал несколько фото, которые ему нравятся, и он хотел бы, чтобы одна из них была на памятнике.

– Мне все три нравятся, но, конечно, хотелось бы, чтобы помоложе я был на фото, – шутит ветеран.

Со своими однополчанами Николай Иванович старается поддерживать связь. Раньше ходили в дом офицеров, сейчас, говорит ветеран, его уже нет, к сожалению.

– Мы любили свою родину и любим! И нынешнему поколению я желаю так же любить и уважать свою Родину, – подвел итог Николай Иванович.

После долгой и теплой беседы, когда фотограф уже ушел на другую съемку, я собралась покидать дом героя. Николай Иванович все-таки угостил меня яблоками и пожелал не переживать по пустякам. На душе было светло, потому что Николай Иванович, 93-летний живой и здоровый ветеран, шутил и смеялся. Дай Бог ему крепкого здоровья и долгих лет жизни! 

Поделись
Эльвира Абдусалямова
Эльвира Абдусалямова
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000