VOX POPULI Алёна Мирошниченко 25 августа, 2016 12:00

Они не должны останавливаться

Они не должны останавливаться
Фото: Олег Спивак
Во все времена часовой мастер ценился на вес золота. В этой профессии нет равнодушных или случайных людей. Часовщик, по-настоящему влюбленный в свое дело, радуется ожившему механизму так же, как радуется математик, решивший сложную задачу. Заботливо склонившийся над часами человек — этот образ до сих пор внушает нам какой-то внутренний трепет, ведь тайна часов открывается только избранным.

Династия часовых мастеров Ширхановых стала частью истории нашей страны и вошла в Казахстанскую книгу рекордов. Вот уже более полувека Ширхановы возвращают часам жизнь, а возле их киоска выстраиваются очереди. Но возможно, скоро, благодаря сильным мира сего, их ремеслу придёт конец. А причина до боли знакома: киоск часовщиков портит облик Южной столицы.

Скромная часовая мастерская двоюродных братьев Абдулатифа Ширханова и Хызметжана Халилова затерялась среди жилых домов в самом центре города. Городские власти неоднократно переставляли киоск, пытаясь спрятать его подальше с глаз долой, чтобы освободить место под парковки вокруг торговых центров, коих на пересечении улиц Жибек Жолы и Кунаева великое множество. А недавно аким Медеуского района и вовсе распорядился убрать злосчастное маленькое строение, которое всем мешает.

Абдулатиф Ширханов

часовой мастер

— Наш киоск работает с 1963 года, а я тружусь в нём с 1971-го, то есть сорок пять лет.

Раньше мы находились на видном месте, на углу улиц Кунаева и Юных коммунаров. Прошлый аким Медеуского района сказал, что наш киоск как музей, и трогать его нельзя. Но при новом акиме мы даже не знаем, что теперь с нами будет.

... если государство с нами будет так поступать, не будет давать нам работать, то наша династия просто прекратит существовать. Очень бы не хотелось, чтобы по одной подписи акима всё закончилось.

Династия часовых мастеров Ширхановых насчитывает сорок человек. Эта профессия переходит из поколения в поколение. Абдулатифу это мастерство передал отец, а тому — его дед, который, в свою очередь, учился у китайских мастеров.

— Моя мама и все братья тоже были часовыми мастерами. Теперь мой сын и внук осваивают эту профессию. Это уже четвёртое поколение Ширхановых-часовщиков. Но если государство с нами будет так поступать, не будет давать нам работать, то наша династия просто прекратит существовать. Очень бы не хотелось, чтобы по одной подписи акима всё закончилось.

— В советское время был журнал «Служба быта», и в нём про нас писали. В 2014 году аким города Есимов наградил нашу семью холодильником и объявил самой лучшей династией города Алматы. Наша семья пять раз фигурировала в Казахстанской книге рекордов. А мою родную сестру, которая работает часовым мастером на Никольском рынке, лично наградил сам президент. Нас знают во многих городах Казахстана. Нам отправляют часы даже из Астаны, — делится Абдулатиф. — А сейчас нам не дают разрешение на землю и говорят, что ставить киоск нельзя. Но как так, с шестьдесят третьего года киоск никому не мешал, а сейчас вдруг стало нельзя?! Там вон продовольственные киоски стоят и никому не мешают, а наш помешал.

Хызметжан Халилов

часовой мастер

— Мы хотим сделать ремонт, как-то облагородить киоск, чтобы он был красивым, но как же мы сделаем это, если нас завтра могут снести?! Нам даже не дают доработать до пенсии. А мы как индивидуальные предприниматели ежемесячно платим налоги, и с документами у нас всё в порядке.

Здесь по-соседству был киоск сапожной мастерской. Человек честно зарабатывал себе на хлеб, не обманывал, не воровал… Так вот, его киоск загрузили и увезли, а сапожника оставили без работы. А у него четверо детей. Что ему теперь делать?

— Нам предлагают снять в аренду точку в торговом центре, но стоимость аренды там — минимум 200 000 тенге в месяц. Это ведь тогда нам с клиентов придётся брать не тысячу тенге, а две, чтобы как-то оправдать аренду, — с негодованием рассказывает Хызметжан.

Четыре месяца назад у Ширхановых случилась неприятность — киоск обокрали. Ночью взломали ломом дверь и вынесли всё подчистую. Были украдены дорогие часы и множество запчастей. Не смогли воры вынести только то, что лежало в сейфе. При этом жители соседних домов слышали весь этот погром, но никто и предположить не мог, что грабят киоск часовщиков.

— С клиентами мы недавно рассчитались, выплатили все суммы, которые они потребовали, а кто-то попросил купить ему такие же часы взамен украденных. Одни часы были очень дорогие, 5 000 долларов, другие — 1 500 долларов. Хорошо, что клиенты отнеслись с пониманием и разрешили нам выплачивать по 100 долларов в месяц.

Пока мы беседовали с мастерами, к окошку то и дело подходили их клиенты: кто — просто поздороваться, а кто с целой коллекцией часов. Некоторые из клиентов обслуживаются у Ширхановых уже больше сорока лет.

Султангали Ахметвалиев — один из них.

— Я пришёл в первый раз к Ширхановым в семьдесят четвёртом году с часами Orient. В то время только они ремонтировали импортные часы. А часы эти я купил аж за 400 рублей. По тем временам это были немалые деньги. Так вот, эти часы я носил почти сорок лет. А потом, когда я попал в аварию, они спасли мою руку от пореза стеклом. И с тех пор я не просто клиент, а друг семьи.

Какими качествами должен обладать человек, решившийся сделать ремонт часов своей профессией? Снайперским зрением, твердой рукой и темпераментом флегматика — в работе со сложными механизмами требуется усидчивость и готовность к долгой, сосредоточенной работе.

VOX: Что вам нравится в этой работе?

Абдулатиф:

— Эта работа интересная. Ведь часы, как и автомобиль, на месте не стоят. С каждым днём часовые механизмы, как и другая техника, обновляются, появляются новые марки часов. И нам очень интересно во всём этом разбираться.

VOX: А какие сложности есть в этой работе?

Хызметжан:

— Сложности заключаются только в изношенности механизмов, когда приносят старые часы. В этом случае приходится вытачивать новые механизмы, потому что на старые часы запчастей уже нет. Но эта работа очень интересна.

На свою работу мы даём один год гарантии. Если часы шли год без поломки, то они запросто могут идти и десять лет.

VOX: Хызметжан, а какие самые старинные часы вам приходилось чинить?

Хызметжан:

— Это были немецкие часы, которым больше ста лет. А одна женщина уезжала в Питер и принесла нам на ремонт сразу несколько старинных часов, одни из них были очень редкими, швейцарскими.

VOX: А не проще ли сейчас купить новые часы на базаре, чем чинить старые?

Абдулатиф:

— Действительно, сейчас огромный выбор часов. Но старые — они всегда надёжнее и качественнее. Механические часы сейчас очень слабые. Если раньше, в советское время, такие марки, как «Слава», «Победа», «Ракета», «Луч», были на камнях, то сейчас половина из них выпускается без камней. И служат такие часы в пределах двух лет. Конечно, советские часы раньше особо не отличались дизайном, зато они славились качеством.

Вот, допустим, эти часы 1951 года. Завёл их, и даже послушать приятно. Сейчас девяносто процентов часов на батарейках. И даже не слышно, как они тикают.


Абдулатиф Ширханов
Абдулатиф Ширханов

— К нам часто обращается молодёжь со старыми часами. Выбрасывать их не хотят в память об отце или деде. Есть немало обеспеченных молодых людей, которые могут себе позволить купить новые дорогие часы, но несут к нам старые.

— А ещё многие немцы увлекается коллекционированием старинных часов. Они часто обращаются к нам по поводу покупки советских часов и за раз могут купить несколько штук. 

Сейчас дешевле привезти часы из Китая, нежели выпустить свои. На базаре можно за 1 000 тенге купить китайский Rolex, и обыватели не поймут, настоящий ли этот Rolex. А вот насколько они долговечны — это уже другой вопрос. Гарантию сейчас могут дать только на японские или швейцарские часы.

VOX: Можете ли вы с виду определить подделку от фирменных часов?

— Мы можем запросто. Настоящие часы — они и весят больше, чем подделка. У настоящих часов стекло выпуклое и блестящее. Его трудно поцарапать, — делятся секретами мастера. — А ещё у китайской подделки металл очень мягкий, потому что это штамповка. Открываешь такие часы, и сразу отметины на металлической крышке остаются. Такие часы прослужат максимум два года.

VOX: Из за огромного количества недорогих пластиковых одноразовых часов на рынке не пропадёт ли востребованность вашей профессии?

Абдулатиф:

— Мы тоже об этом думали, когда из Китая стали привозить дешёвые часы. Тогда даже у нас был спад. А потом спрос на нашу работу опять вырос.

Часы — это, пожалуй, один из предметов, которые лучше всего вбирают в себя энергетику человека и передают его характер.

Владимир Базаркин ещё один постоянный клиент братьев Ширхановых. Проезжая мимо их киоска, он всегда останавливается, чтобы поздороваться.

— Клиентом Ширхановых я являюсь больше пятнадцати лет. Даже не смогу подсчитать, сколько часов я здесь починил. Всех своих знакомых я отправляю именно в этот киоск. Уверен, что все потом окажутся довольными результатом. А вот будучи в Астане, я не смог найти таких мастеров.


Хызметжан Халилов
Хызметжан Халилов

Хызметжан:

— Постоянные клиенты нам уже как родные. Мы знаем, чем живут их семьи. Когда у Володи заболела дочка, мы все переживали за неё.

VOX: Можно ли по часам определить характер человека? Что часы могут рассказать о своём владельце?

— Часы — это, пожалуй, один из предметов, которые лучше всего вбирают в себя энергетику человека и передают его характер. Иногда бывает так, что откроешь часы, поменяешь батарейку, а потом полдня не можешь закрыть их. Вот, казалось бы, простецкие часы, а закрыть их невозможно.

— А бывает так, что часы очень сложные, но работать с ними — одно удовольствие. Есть клиенты, которые стоят у окошка и ворчат: «Не поцарапай! Не раздави! Не сломай!» Бывает так, что поменяешь батарейку — часы идут. А потом их владелец приходит домой, и часы останавливаются.

VOX: Свою работу вы считаете творческой или механической?

Абдулатиф:

— Эта работа творческо-механическая. Ведь иногда, когда деталь сломалась, ты сидишь и думаешь, как же можно её сделать, как выточить. Вытачивать приходится колёса, ось маятника, стрелки, а это ювелирная работа. Это всё делается руками.

— Мой отец мне часто говорил: «Сынок, нет ничего невозможного. Если один человек это сделал, то второй может запросто повторить!»

Наша профессия не прибыльна, но на хлеб можно заработать. И мы обеспокоены тем, что акимат может забрать у нас дело всей нашей жизни.

VOX: Какие часы вы носите?

Абдулатиф:

— Я люблю Orient и Citizen, которые мне отец подарил. Им уже лет пятьдесят точно. Они не так хорошо выглядят, но зато это память об отце. 

VOX: Прибыльна ли ваша профессия?

— Наша профессия не прибыльна, но на хлеб можно заработать. И мы обеспокоены тем, что акимат может забрать у нас дело всей нашей жизни.

Как грибы после дождя, появляются у нас торгово-развлекательные и бизнес-центры, а маленькому киоску часовщиков нет места на карте Алматы.

Мы пообещали нашим героям, что будем следить за ходом событий и, в случае неблагоприятного исхода дела, обязательно посетим вместе с ними приёмную акима нашего города.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000