VOX POPULI Екатерина Лейман 30 января, 2015 17:45

Одиночество в большом городе

Прасковья Мефодьевна Протасенко
Прасковья Мефодьевна Протасенко
Фото: Сергей Панин
Vox Populi рассказывает о людях, оказавшихся в Cоциальном жилом доме и Доме ветеранов. Кого-то из них оставили дети, кто-то пришел сюда на время, кому-то пришлось остаться здесь навсегда. У каждого – своя причина и своя история, но объединяет их одно: одиночество в большом городе.

Социальный жилой дом в Алматы – единственное заведение подобного рода в Казахстане – был создан в 2001 году. Сегодня там проживает 43 человека, в том числе, семейные пары из Алматы. Среди них есть и те, кто не может ухаживать за собой самостоятельно. Эти люди отдали свои квартиры государству, получив, в свою очередь, право на бесплатное проживание в социальном доме.

Директор Социального жилого дома Анар Омарова.

Социальные работники ухаживают за жильцами, приносят им лекарства и пенсию, покупают продукты и сопровождают на прогулках. В собственности социального дома – микроавтобус, который возит жильцов в город на экскурсии или по любым другим нуждам. Медицинское обслуживание осуществляется в специальном кабинете, где круглосуточно дежурят медсестры. Жильцы находятся под ежедневным присмотром психолога и специалиста по лечебной физической культуре. На территории Социального дома работает прачечная и бесплатная парикмахерская, оранжерея.

Супруги Пелагея Федоровна и Сергей Дмитриевич Загородниковы (89 лет).

Сергей Дмитриевич – ветеран Великой Отечественной войны. Вся грудь в орденах и наградах. Он и его жена, Пелагея Федоровна, живут в социальном доме уже 13 лет. Все это время Сергей Дмитриевич ухаживает за женой, ласково называет ее "моя бабушка". Эту пару любят все: и жильцы, и работники дома.

Сергей Дмитриевич показывает нам документы и грамоты.

– Это от Жукова, а это – за взятие Берлина. Еще две фронтовые благодарности, за то, что мы шли на Берлин. Это вот от Сталина благодарность. Наша дивизия участвовала в окружении Берлина, – рассказывает ветеран.

Сергей Дмитриевич родом из Узбекистана, в Алматы живет уже 40 лет.

– В 1974 году приехал сюда, много болел. Работать пошел на медно-молибденовый комбинат, – рассказывает пенсионер.

У пары было двое детей. Один из сыновей болел сахарным диабетом, умер из-за заражения крови в 54 года. Второй живет с семьей в Екатеринбурге. Сергей Дмитриевич был у них в гостях в сентябре прошлого года. Один племянник живет в селе под Харьковом. В Алматы у Сергея Дмитриевича и Пелагеи Федоровны никого нет.

Сергей Дмитриевич рассказал о том, как пара оказалась в социальном доме.

– Мы пришли сюда из-за того, что в 2002 году был кризис, сильная инфляция. Каждый месяц идет перерасчет стоимости коммунальных услуг. Там очереди такие, то неправильно что-то посчитают, то не дадут нужной бумаги. А тут открыли социальный дом. Мы пришли, посмотрели, да и решили жить здесь. Все у нас есть: и парикмахерская, и прачка, вообще все есть. 2 года назад нам сделали капитальный ремонт. Поэтому не жалеем, что живем тут, – делится ветеран.

Свободного времени у супружеской пары нет. Почти все заботы лежат на Сергее Дмитриевиче: то в аптеку нужно сходить, то убраться, то на базар съездить.

– В среднем 30 тыс. уходит на лекарства. В основном, травками, корешками лечимся. Книга по травам у нас есть специальная, – рассказывает Сергей Дмитриевич.

Анатолий Николаевич Баранкин (83 года).

Анатолию Николаевичу 28 января исполнилось 83 года. Жаль, что не знали этого и пришли без подарка.

– Давно я уже здесь, лет восемь. Жил с женой, но она умерла, сын умер. И вот я остался один. Я инвалид второй группы, жена тоже была инвалидом, потеряла ноги. Мучилась она, конечно, – рассказывает мужчина.

Комната, в которой живет Анатолий Николаевич, большая и чистая. В углу – старый советский телевизор –единственное развлечение пожилого человека.

– Телевизор иногда смотрю, а читать я уже не могу – глаза совсем не видят, – рассказывает мужчина.

– Чем здесь заниматься? Да ничем! Раньше хоть работал. Слесарем я был, наладчиком на втором алматинском пивзаводе. 14 лет там отработал. Жена работала продавцом, – вспоминает пенсионер. Потом с горечью добавляет: "Четыре года назад не стало сына".

После нашего вопрос а "Общаетесь хоть с кем-нибудь?" Анатолий Николаевич опускает голову, долго молчит.

– Да с кем тут общаться? Все взаперти сидят.

В разговор вступает социальный работник: "Анатолий Николаевич, у вас же подруга есть – Людмила Григорьевна!" Потом тихонько в сторону: "Дерутся иногда…"

Анатолий Николаевич ничего не ответил.

Иногда мужчина выходит на улицу. Ему не нравятся собрания или посиделки.

– Раньше тут музыка была, артисты к нам приезжали, а сейчас никуда не хожу, – говорит Анатолий Николаевич.

Как здесь кормят, пенсионеру тоже не очень нравится. Настроение Анатолия Николаевича заметно испортилось. Ворошить истории из прошлого неприятно.

– Да хватит уже щелкать, – просит нас Анатолий Николаевич. Не желая расстраивать жильца, прощаемся и покидаем его комнату.

Идем дальше. Нам хотят показать медицинский кабинет. Ждем медсестру. Сверху по лестнице спускается бабушка. Мы здороваемся, у нас завязывается беседа. Женщину зовут Лия Аверьяновна Седыx (84 года). В социальном доме живет 14 лет, с самого момента открытия.

Женщина абсолютно одна. Всю жизнь прожила в Алматы. Окончила сельхоз институт в 1953 году по специальности "Строитель-гидротехник". Лия Аверьяновна, можно сказать, строила Алматы.

– В то время у нас был Кунаев. Он, как и Назарбаев, старался многое сделать для города. Первые высотные здания появились при его правлении", – рассказывает Лия Аверьяновна.

Женщина занималась проектированием промышленных заводов и предприятий.

– Мы занимались проектированием водоснабжения, обслуживали все предприятия Средней Азии, – продолжает женщина.

Лия Аверьяновна принимала участие в строительстве канала "Иртыш-Караганда", металлургического завода в Темиртау.

– Завод был очень водоемкий. Там всего одна речка – Нура, но она не могла снабжать весь район, – рассказывает женщина. Теперь канал, который строился руками этой женщины, обслуживает близлежащие поселки и города.

– Даже Караганда получает хорошую воду, потому что мы устанавливали очистные сооружения, – вспоминает Лия Аверьяновна. Плотина, расположенная в алматинских горах – тоже дело рук Лии Аверьяновны.

Пока мы разговаривали, уже знакомый нам Анатолий Николаевич пришел измерить давление. А мы возвратились к беседе с  Лией Аверьяновной. Оказалось, что женщина никогда не была замужем.

– Когда мы учились в десятом классе, к нам часто приходили агитировать поступать в институт. Когда я поступила, на первом курсе нас было 125 человек, а окончили институт только 45. Время тогда было голодное, много фронтовиков с тяжелыми ранениями. Девочек было 15, а мальчиков – 110! Насмотрелась я на них! – говорит Лия Аверьяновна.

В социальном доме Лия Аверьяновна оказалась неслучайно. В молодости женщина получала хорошую зарплату –смогла построить собственный дом на Абая-Масанчи. В то время этот район считался окраиной, концом города. А когда в годы перестройки были ликвидированы все проектные институты, Лия Аверьяновна осталась без работы. Дом нуждался в ремонте, денег не было, поэтому Лия Аверьяновна и пришла в социальный дом.

К одиночеству в четырех стенах женщина привыкла. Иногда она выезжает в город, чтобы навестить кого-то из старых знакомых.

– Многие, правда, уходят, мы только успеваем хоронить, – говорит женщина.

"Почему бы не жить в таком доме?" – обращается к нам пенсионерка.

– Мы тут под присмотром, за нами ухаживают. Ни в чем мы не нуждаемся. Правда, за телефон мы все-таки платим. К нам приходят, убирают, постель меняют, одевают. Пенсию приносят до копеечки, – отмечает Лия Аверьяновна.

– Знаете, никакого хамства со стороны персонала. Это мы, старые люди, не всегда хорошо себя ведем. Все придираемся: то нам невкусно, то медсестра слишком быстро ушла, – считает пенсионерка.

Анна Ефимовна Карпеченко (76 лет) – местная активистка. В доме она почти самая молодая. Анна Ефимовна живет здесь четвертый год, говорит, что привыкла.

Знаете, сейчас пенсионерам жить очень страшно: к нам идут, стучат в двери, предлагают то ковры, то пылесосы какие-то. Обманывают, –  жалуется пенсионерка. Бодро шагая, направляемся в оранжерею.

Пока делаем пару снимков Анны Ефимовны, ко мне обращается социальный работник: "Понимаете, к нам ведь многие старики обращаются, но их дети запрещают отдавать государству квартиру – сами хотят ее получить".

К нам присоединяется Анна Ефимовна, мы продолжаем разговор. В свободное время женщина принимает процедуры и общается, любит смотреть сериал "Пока станица спит".

–  С подружками здесь сложно, такой народ тут недоверчивый. Сначала я к себе в гости приглашала, а они не приходили. Неприятно как-то. Чего они боятся? Теперь и не приглашаю. Скучно, конечно, но что поделаешь, –  рассуждает женщина.

Мужчины здесь, по словам жительницы дома, пессимисты. Несмотря на полное одиночество, Анна Ефимовна старается находить радость во всем. Женщина обожает петь. Поет даже тогда, когда поливает цветы. Пение для нее отдушина, способ освободиться от того, что лежит глубоко внутри.

Пока Анна Ефимовна поет в оранжерее, из соседней комнаты доносится музыка. Это репетирует Валентина Николаевна Горчицына. Женщина очень приветлива и улыбчива. Свой возраст раскрывать не хочет, говорит: "Сколько скажете –  все мое!" И снова улыбается.

Оказывается, Валентина Николаевна 18 лет проработала стюардессой. В социальном доме живет третий год.

– Стюардессы ведь рано уходят на пенсию. Я ушла в 46 лет. Тогда ведь проще было работать: иностранного языка знать не нужно было, да и к внешности особенно не придирались. Вот и налеталась я, – рассказывает женщина.

При разговоре женщина то и дело переключается на игру.

–  Я одинокая. Как известно, летающие люди часто одиноки. Некоторым удалось построить семью, а у меня не получилось. Судьба так сложилась, что я совсем одна: детей нет, мужа – тоже. Пока на ногах – держусь. Я об этом доме давным-давно слышала и решила сюда перебраться, – рассказывает Валентина Николаевна.

– Спокойно мне здесь. Обслуга хорошая, молодежь все понимает, помогает, заботится. В общем, жаловаться не на что. Скучать мне некогда теперь. Я ведь научилась играть на домбре, хотя до этого никогда инструмент в руках не держала, – гордо говорит женщина.

В диалог вступает учитель музыки: "Так мы в апреле на конкурс в Астану едем. Сейчас специально разучиваем военно-патриотические песни. Я играю на аккордеоне, а Валентина Николаевна – на домбре". Потом немного подумав, добавляет: "Она еще горы любит".

– Да, верно. С такими же бабушками, как я, хожу в горы. Так что времени грустить у меня нет, – заключает Валентина Николаевна.


Одинокие пожилые люди могут найти приют и в Доме ветеранов. Медико-социологическое учреждение разделено на три блока: в первом и втором блоке живут самостоятельные пожилые люди, а в третьем – те, кто нуждается в постоянном уходе. Сейчас здесь живут 336 человек. Попадают в Дом ветеранов по-разному: кто-то приходит сам, кого-то сюда направляют. Чтобы получить место в этом доме, необходимо быть инвалидом I или II группы, либо не иметь детей. Прием осуществляется через Центр занятости, проживание в учреждении – бесплатное. Четырехразовое питание, медицинское обслуживание, клубы по интересам, постоянный уход – персонал Дома в полной мере заботится о жильцах.

Первый, с кем мы познакомились в Доме ветеранов – Иван Иванович Нейгум(90 лет). Просим прощения за то, что пришли не вовремя, что отвлекли от дела. На что мужчина отвечает: "Как не вовремя? У нас всегда время есть".

– Я не первый раз даю интервью. Здесь живу десятый год. В 2003 году не стало жены, в 2004 году у меня осталась только внучка и правнук Андрюша. Внучка умерла, когда правнуку не было и трех лет. Его забрали в Дом ребенка, а меня поселили сюда, – рассказывает пенсионер.

Молчит, сдерживает слезы.

– Как мне здесь живется? Лучше не найти. Я одно вам хочу сказать: хвалить никого не собираюсь, и ругать никого не буду.

Всю свою жизнь, от первого дня до последнего, Иван Иванович проработал шофером.

– В феврале 42-го всех, кому исполнилось 17 лет, вызвали в военкомат и забрали на Челябинский тракторный завод. Когда война закончилась, я вернулся в Талгар и встретил своего дядю Гришу, он меня приютил, – рассказывает Иван Иванович.

– В 1957 году переехал в Алматы, устроился на бензовоз. Без трех месяцев 27 лет я там проработал. Вскоре не стало моей жены. Она была младше меня на два года и два месяца, – говорит пенсионер.

Чтобы возобновить диалог, обращаем внимание на фотографии. На них правнук Ивана Ивановича – Андрюшка – и его новая семья. Дедушка с гордостью показывает рукодельный подарок мальчика – доску с изображением бензовоза, на котором некогда работал Иван Иванович. Дедушка снова улыбается. Когда у Ивана Ивановича есть силы, он ездит в поселок, чтобы навестить правнука. Иногда семья, в которой теперь живет Андрюша, навещает пожилого человека.

У Ивана Ивановича никогда не было вредных привычек: никогда не пил, не курил. Сейчас передвигается самостоятельно, без трости.

– Правда, есть проблемы со зрением. В 1998 году сделали операцию по удалению катаракты. Тогда у меня была своя "Волга", побоялся разбиться из-за плохого зрения, продал ее, – делится пенсионер.

– Здесь нас никто не обижает. Наоборот, это среди нас есть такие люди, которые вредничают. Ведь мы же все болеем, при этом все с характером. Всем кажется, что их плохо лечат. Я живу во втором блоке. Меня выбрали старшим по блоку. Слежу за порядком: если вдруг лампочка перегорит, зову электрика, если кран потек – сантехника. У нас есть специальный человек, который за лекарствами ходит, – рассказывает пенсионер.

– Я людей уважаю. Не только стариков, но и тех детей, которые здесь за нами ухаживают. Старики наши так грубят сильно, невежливо разговаривают, а им в ответ: "дедушка, бабулечка". Как же мне бывает обидно, когда грубят девочке, которая еду разносит, – говорит Иван Иванович.

– Вот сейчас будет День победы. Нас собираются огорчить. Мы же получаем пенсию полностью, а теперь планируют снять 70%. Мне-то не страшно, я все равно себе тысяч 20 приберегу, а как внучонку-то? Их в семье пятеро, а мне надо его обеспечить. Бабушкам сейчас тоже нелегко: 15 000 в неделю на лекарства уходит. Разве хватит ей, если она будет получать 15 000 всего? – спрашивает пенсионер.

– Так что можете всем передать, что нам тут хорошо. Кому я был нужен? Никому. А тут все как-то лучше, – завершает свою историю Иван Иванович.

Следующий герой нашего репортажа – Лидия Леонидовна Константинова (89 лет). Женщина попросила ничего не фотографировать, но историей своей поделилась.

–  Я без слез рассказывать не могу. У меня никого нет. Со вторым мужем я прожила 40 лет. Он был инвалидом войны II группы, я участник трудового фронта. Когда мы с ним познакомились, у меня была дочка, а у него – две. Моя дочка и его старшая, Люся, были 46-го года. Сейчас покажу фотокарточку доченьки, –  прерывает рассказ и идет за фотографиями.

Женщина достает два черно-белых снимка. На первом – улыбающаяся молодая женщина, учительница. Школьная линейка 1-го сентября 84-го года.

– В октябре-начале ноября она должна была уйти в декрет, –  комментирует снимок бабушка.

Лидия Леонидовна показывает другую фотографию, тоже черно-белую. На фото – та же молодая девушка, но в гробу. Лидия Леонидовна начинает плакать. Рассказ на некоторое время прерывается.

– 26 декабря 1984 года. Ей не хотели делать кесарево, ввели ей препарат, а у нее оказалась аллергия. Так я потеряла дочку с внуком. Осталась совсем одна, – с трудом говорит Лидия Леонидовна.

Старшая дочка Люся, как ее называет Лидия Леонидовна, в мае 1995 потеряла мужа. Дочь не смогла пережить его кончину.

– Она работала в детской больнице, в лаборатории, а там спирта – несметное количество. Вот она и пристрастилась. Прошло 55 дней, она попросилась на дачу, а там все сделано руками мужа. Мы ее никак не хотели отпускать, как будто чувствовали беду. Долго не могли до нее дозвониться. Нашли холодной, лежащей на диване. Опоздали. Похоронили и ее, – говорит пенсионер.

Из родных у Лидии Леонидовны осталась только Таня – Люсина сестра, которая периодически просила денег.

– Сижу как-то, смотрю телевизор. Приходит ко мне почтальон и вручает повестку. Мол, Татьяна вызывает в суд. Хочет отобрать квартиру. Как же так получилось? – до сих пор не понимает Лидия Леонидовна.

– Я обратилась за помощью к юристу, идти мне было некуда. У Татьяны были знакомые в психиатрической клинике. Они вместе подделали документ о моей невменяемости. Несколько слушаний было. Однажды нам почти удалось добиться своего. Но тут предстоял Верховный суд, в который моего юриста даже не запустили. Мы писали даже Генеральному прокурору, но получили ответ, что у него нет права оспаривать решение Верховного суда. У нас ничего не получилось, – рассказывает Лидия Леонидовна.

Так бабушка оказалась здесь, в Доме ветеранов. Без родных, без жилья. Пыталась подружиться с местными жильцами, но и они, как говорит Лидия Леонидовна, дружить не умеют.

В конце разговора Лидия Леонидовна призналась: "Смирилась я со своим одиночеством". Потом крепко обняла, поцеловала и проводила нас.

О следующей героине – Прасковье Мефодьевне Протасенко (88 лет) – нас предупредили заранее. "Эта бабушка у нас непростая", – говорили нам, и были правы. В свое время Прасковья Мефодьевна 3 года пробыла в плену у фашистов. На ее двери красная звезда.

– Посмотрите, какая у нас постель хорошая. Это подарили мне мои уйгуры, я с ними жила. Видишь какая постель, все хорошее, – начала беседу радушная хозяйка.

Мы спрашиваем про орден.

– Я же узник фашизма, три года в плену была. Нам из Москвы ордена прислали. В Алматы нас 61 человек – тех, кого узником признали. Но только 40 человек смогли забрать свои ордена, остальные 20 уже и не ходят, – рассказывает ветеран.

У женщины был младший брат, о судьбе родителей она ничего не знает.

– Братику года два было, наверное. Я пришла к нему и говорю: "Принесла тебе еды". А он молчит. Потом я пошла к тетке, она у реки жила, говорю ей: "Что такое? Спит и спит". А он умер, – вспоминает бабушка.

Прасковья Мефодьевна была в деревне вместе с остальными детьми, когда объявили войну.

– Ну, первый год мы еще побегали по окопам. Прятались везде, где только могли, – говорит ветеран. – Однажды, в 1942 году, немцы приказали собрать всех детей в одном месте. Видели бы вы, как там матери в ноги немцам падали. Неизвестно куда отдать своих детей… увезли нас в вагонах. В какой-то лагерь привели. В одних бараках были дети из киевской области, в других – из харьковской.

– Три года прожила в лагере.  По трое на работу ходили. Вокруг собаки, полицаи. Еда – сто граммов хлеба в день и суп из брюквы. Я себе дала зарок – если домой вернусь, брюкву никогда даже в рот не возьму. За семьдесят лет и не попробовала ее ни разу больше, – делится с нами Прасковья Мефодьевна.

После лагеря Прасковье Мефодьевне удалось вернуться в Киев. Проработав на мотоциклетном заводе десять лет, вышла замуж. Но брак как-то не складывался: пара все время разъезжалась по разным городам. В Алматы женщина работала на Кировском заводе. На пенсию вышла в 1983 году.

– А потом в восемьдесят пять лет я пошла в Дом ветеранов оформляться, – подводит итоги ветеран.

Единственный сын воспитывался свекровью первого мужа в Баку. Больше у Прасковьи Мефодьевны никого нет.

– Мне не скучно, я уже старая, что мне скучать. Я раньше выступала и пела. Без двух лет девяносто, а я без тросточки хожу, – говорит Прасковья Мефодиевна. Когда женщину спрашивают о возрасте, она шутливо отвечает: "Без двенадцати сто!"


Как бороться с одиночеством 

В Алматы существует несколько центров, основная цель которых – разнообразить досуг людей пожилого возраста.

Клуб пожилых людей "Аман-сауболайык"

  • Адрес: Карасай батыра 91, угол ул. Масанчи, кв. 4, 2 этаж
  • Телефон: 8 (727) 292 04 85

Клуб проводит встречи с пенсионерами по вопросам профилактики и лечения заболеваний. С начала открытия в рамках клуба прошло 9 заседаний, около 100 пенсионеров приобщились к основам здорового образа жизни.

Нарушение памяти, желчнокаменная болезнь, сахарный диабет, бессонница, атеросклероз – эти и другие темы обсуждаются на встречах в клубе. Не обходится и без культурно-массовых мероприятий: бесплатное посещение кинотеатров, театров и музеев Алматы. Участники клуба обмениваются на своих встречах новостями, кулинарными рецептами, читают стихи и дарят друг другу хорошее настроение.

Врач горячей линии клуба Гаухар Ткаченко рассказывает о важности и необходимости своевременного прохождения профилактических медицинских осмотров, об основах питания, о правах на здоровье в рамках ГОБМП, о многом другом.

В скором времени планируется бесплатное обучение пенсионеров навыкам компьютерной грамотности – члены клуба смогут пользоваться интернетом и Skype для общения со своими родными.

Досуговый центр "Гармония"

  • Адрес: Маметова 22, угол.ул. Фурманова
  • Телефон: 271-17-99, 8 (777) 125 39 94

Для людей старшего возраста проводятся клубные встречи, ретроспективные показы кинофильмов, праздничные мероприятия, оздоровительная гимнастика, арт-терапия, пикники.

Центр открывает "Бархатный сезон", идея создания которого возникла не на пустом месте. В "Гармонии" занимаются дети. Чаще всего их приводят бабушки, дедушки и няни, которым скучно просто ждать, когда освободятся дети. Возникла потребность в общении между людьми старшего возраста.

Кинотеатр "Иллюзион (Атриум)"

  • Адрес: ул. Наурызбай Батыра, 7Б, выше проспекта Райымбека
  • Телефон: +7 (727) 326 92 92, 279 32 86

С 20 февраля по 20 марта в кинотеатре устраивают благотворительные показы художественных фильмов для ветеранов Великой Отечественной войны.

Парк развлечений Familypark

В летний период в парке проходят танцы на открытой сцене (каждую субботу и воскресенье) Вход свободен для всех желающих.


Одиночество – не приговор. Иногда кажется, что этот суетливый мир игнорирует стариков: тех, кто строил дома, спасал жизни, растил сады и учил детей. Чего делать точно нельзя – отчаиваться, ведь всегда можно найти выход, встретить благодарных и заботливых людей. Есть немало мест, где людям преклонного возраста помогут, обеспечат нужный уход, выслушают и поймут.

Поделись
Екатерина Лейман
Екатерина Лейман
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000