VOX POPULI Амина Смакова 3 апреля, 2015 12:00

Один день в психиатрической больнице

Один день в психиатрической больнице
Мы решили провести один день с пациентами карагандинского психоневрологического диспансера. Нам было интересно узнать чуть больше об этих людях: какие они, как себя ведут, о чем говорят и как живут.

На создание этого фоторепортажа нас подтолкнул материал Татьяны Виноградовой "Седьмое отделение". Российский фотограф сделала серию снимков, рассказывающих о жизни московской психиатрической больницы им. Петра Кащенко. Побеседовав с пациентами, Татьяна пришла к выводу, что их странность — следствие недостатка нашего собственного опыта и воображения.

В больнице лечение для людей проводится бесплатно, оплачивается только обслуживание. Есть палаты общие, есть палаты для особых клиентов. Еду пациентам привозят готовую, в специальных контейнерах.

Вместо смирительных рубашек в больницах сейчас используются специальные фиксаторы.

Уборные для женщин и для мужчин.

Отделение невроза – это первое отделение, куда мы попали. Пациенты находятся здесь на дневном стационаре.

На первый взгляд это помещение напоминает игровую комнату в детском саду. Здесь пациенты проводят психологические игры, которые помогают найти выход из стрессовых состояний.

Есть в больнице и комната с мягкими стенами и полом.

А в этой комнате пациенты отделения невроза рисуют, мастерят безделушки, смотрят телевизор и играют в шахматы.

Этого горного козлика пациенты сделали в честь наступившего 2015 года.

В мастерской мы познакомились с Дмитрием. Мужчине 51 год. Он очень любит рисовать.

— Я коренной карагандинец. Обычно я живу там, где нахожу себе работу. С этой больницей знаком с 18 лет, и вот сейчас нашел здесь работу дворником. К сожалению, семьи у меня нет, моя любимая женщина Сауле покинула этот мир 12 лет назад. И мне до сих пор тяжело.

Сойти с ума может любой человек. Об этом нам рассказала психолог Елена Иванкова.

— Люди разные. Одни психологически сильные личности, другие нет. На наше сознание влияет абсолютно все — друзья, семья, работа. В детстве человек может перенести какую-либо травму, и она может в дальнейшем отразиться на его психическом здоровье. Бывает, что у людей есть предрасположенность к той или иной болезни.

4-е отделение.

Девушку в розовой тунике зовут Анастасия. Она сама подошла к нам и сказала, что хочет сфотографироваться. Ей 21 год.

— Я попала сюда, потому что меня выгнали из школы. Я нигде не учусь.
При разговоре она постоянно хватала меня за руку и улыбалась. Врач сказал, что не стоит принимать слова Анастасии всерьез.

А этого пациента зовут Муфталь, он страдает эпилепсией. Ему 38 лет.
— В 2002 году на меня напали, ударили по голове. С тех пор у меня часто бывают приступы эпилепсии.

В отделении есть небольшая библиотека. Муфталь часто бывает здесь, он прочел почти все книги.

— Мой любимый писатель — Валентин Пикуль.

5 отделение для пациентов с острыми психозами. Мы посетили женскую часть.

В этом отделении установлены видеокамеры.

Врачи посоветовали нам быть осторожнее. Поведение людей в этом отделении может быть неадекватным и агрессивным.

Мы зашли в комнату с телевизором. Женщины смотрели какой-то фильм. Начать разговор с пациентками было очень трудно.

Пока я обдумывала, как начать беседу, ко мне подошла маленькая девочка Валентина. Врач сказал, что у нее синдром Дауна. Но, несмотря на низкий рост и общий вид ребенка, ей уже исполнилось 18 лет.

Врач сказал, что ничего вразумительного эта девочка мне не скажет.

Однако выражение ее глаз было осмысленным. Валя по-детски смущалась, называя свое имя. Девочка улыбнулась мне и ласково прижалась к доктору.

Это Ольга. Ей 42 года. Ее считают умственно отсталой.

— Ольга, скажите, у вас что-то случилось, почему вы здесь оказались?
— Ничего не случилось.
— Что вы любите смотреть по телевизору?
— Я люблю смотреть мультфильмы. Там все добрые. Злых там нет. Боли там нет.

Это Сауле. У нее тяжелое психическое заболевание. Ей 69 лет.
— Сауле, как вы здесь оказались?
— Не знаю.
— А кем вы работаете?
— Я учитель казахского языка. Я очень люблю свою работу.

А эта девушка сразу привлекла наше внимание. Она с интересом рассматривала нас, даже улыбнулась. Но врач предупредил нас, что ее поведение бывает неадекватным. Эта пациентка может в любой момент напасть, вцепиться в волосы. Но мы решили рискнуть.

Девушку зовут Ирина, ей 21 год. Ирина внимательно рассматривала меня. Казалось, она знала, что я теряюсь и мучительно придумываю, как начать разговор. Ирина явно не собиралась мне помочь, поэтому я спросила первое, что пришло в голову.
— Вы очень красивая девушка, скажите, у вас есть молодой человек?
— Да, есть.
— Как его зовут?
— Николай.
— Нарисуйте мне его.

Ирина взяла у меня блокнот и ручку и начала рисовать.

Она смотрела на меня и ждала моей реакции. Мне пришлось кивнуть и сказать, как здорово у нее получается рисовать. После этого неудачного разговора врачи увели Ирину обратно в палату.

Эту девушку зовут Умит. Она живет в палате для особых клиентов. Несмотря на то, что Умит находится в отделении острых психозов, она уже почти здорова. Говорит, что скоро отправится домой.

— Мое имя в переводе означает «надежда». Я казашка.

— Умит, почему вы здесь оказались?

— Я слышала голоса. Они говорили мне, что делать, а что не делать. Сейчас я их почти не слышу.

Пациенты мужского отделения острых психозов обрадовались, увидев нас. Начался шум, вокруг столпились больные. Всем хотелось попасть в кадр. Елена Соловьева, и.о. заведующего отделением, развеяла миф про весенние и осенние обострения:

— Пациенты больны всегда. Нет такого понятия, как весеннее или осеннее обострение. Есть ухудшение или улучшение. Больные чувствительны к перемене погоды.

Первым к нам подошел пациент Дмитрий. Ему 38 лет. Он поздравил нас с наступившей весной. Усердно жестикулируя, он заявил, что нужно всегда радоваться весне.

— Я добрый псих. Но мне лучше руку не пожимать, могу сильно трясти и оторвать. С наступающим вас праздником.

Мы спросили Дмитрия, где он живет. Дмитрий ответил своеобразно:

— Лучший дом – родной дурдом.

Дима никак не хотел отпускать нас. Он все спрашивал фотографа, какую позу ему лучше принять, куда смотреть. Дмитрий очень любит фотографироваться.

Этого пациента зовут Тимур. Ему 25 лет. Ему тоже, как и Диме, хотелось попасть в кадр, а вот разговаривать с нами он не особо стремился.

— Я здесь просто лечусь. Весну люблю. Но говорить не хочу. Сфотографируйте меня еще раз.

А про этого молодого человека мы ничего не узнали. Все то время, пока мы были в отделении, он ходил за нами, разглядывал нас, но ничего не говорил. Когда мы собирались уходить, он подошел к нам вплотную и просто посмотрел в объектив.

Здесь тяжело находиться. Воздух пронизан эмоциями пациентов. «Психи», как их называют многие люди, гораздо умнее и наблюдательнее, чем нам кажется. Они знают, кто они и где находятся. Еще они знают, что их боятся.

— Они не изгои общества, – говорит Ольга Григорьевна Трушкова, заместитель директора. – Прежде всего – они люди, у которых есть болезнь, недуг. Но они ведь не виноваты, что с ними такое произошло.

После посещения психиатрической больницы ты понимаешь, насколько прекрасна твоя жизнь. Ты осознаешь, что оказаться в палате этой больницы – едва ли не самое страшное, что может с тобой произойти. Попасть сюда, так и не вернув себе душевное здоровье… И ты начинаешь ценить каждую секунду своей жизни. Каждый ее миг.

Поделись
Амина Смакова
Амина Смакова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000