VOX POPULI Полина Шиманская 29 апреля, 2015 08:00

Один день из жизни семейного врача

Один день из жизни семейного врача
Фото: Тимур Батыршин
В поликлиниках Казахстана теперь нас обслуживают врачи общей практики или, как их еще называют по-европейски, семейные врачи. Т.е., на участке взрослых и детей принимает один доктор, он же, при необходимости, может дать консультацию кардиолога, гинеколога, гастроэнтеролога и даже сексопатолога.

По крайней мере, в специальном положении о врачах общей практики прописано около ста их обязанностей. Само положение вышло еще в 2001 году, однако до сих пор до конца не было внедрено. Мы решили провести один рабочий день с таким «универсальным» врачом и выяснить, каково это быть «сто в одном» и с какими проблемами сталкиваются доктора и их пациенты.

Рабочий день семейного врача поликлиники №15 на окраине Алматы Александры Прокопьевны Юношевой начинается в 8 утра. Благо, живет она в нескольких минутах ходьбы от места работы. Просыпается Александра Прокопьевна в семь утра, завтракает, поливает свой огород, берет сумку и отправляется на работу.

На участке у этой маленькой женщины – 700 семей из 22 домов. Здесь она работает уже 15 лет. Правда, большую часть своей профессиональной карьеры она лечила только детей, поскольку по специальности Александра Прокопьевна педиатр.

– Для того чтобы стать семейным врачом мне пришлось несколько месяцев проходить переобучение. Самыми сложными в новой должности были больные с сердечнососудистыми заболеваниями. Со взрослыми было непросто, первое время они не воспринимали меня серьезно, возмущались. Первой моей пациенткой в новой должности была старушка с букетом заболеваний, я поначалу нервничала, что не смогу ей помочь. Но сейчас привыкла, возмущаются только новенькие.

Самые распространенные заболевания, с которыми обращаются пациенты поликлиник – это простудные, сердечные, желудочные. Но семейный врач справляется со всем.

– Первое время нам отводилось на прием 12 минут, сейчас увеличили до 15. Это облегчило работу, потому что тяжелые заболевания сложно вот так за 12 минут и даже за 15 диагностировать. Многие идут без талонов, с острыми заболеваниями, в итоге за активный прием может прийти больше двадцати человек.

После активного приема начинается пассивный – это обход по вызовам, от 5 до 10 в день, которые в общей сложности могут затянуться до 4 часов. При этом Александра Прокопьевна и вне рабочего времени наносит визиты тяжелобольным и грудничкам.

– А как не посещать? Это же мои пациенты, тяжелое заболевание и последствия легче предупредить, чем потом их лечить. Да, нагрузка увеличилась, а вот зарплата почти нет, но я люблю свою работу. Мои близкие уже давно просят меня уволиться, но я не могу. В частные центры тоже звали, там, конечно, платят больше, но я бы не видела результата своего труда. Здесь на участке на моих глазах выросло уже несколько поколений, я вижу динамику лечения, генетику, условия воспитания. Мне это интересно, люди привыкли ко мне, я могу о здоровье каждого рассказать со стороны. А в частном центре люди приходят к тебе на один прием, и больше ты их не видишь. В итоге опыта не набираешься, нет ответственности.

Во время нашего разговора больные то и дело заглядывали в двери, беспокоясь, что мы без очереди. Прием хоть и идет по талонам, но все равно, точного времени не выдерживает.

– Вы куда без очереди? - остановила нас женщина.

– Мы журналисты.

– Ну и что, мы и так в свое время не успеваем, – вмешалась Шынар Мусабаева, – Многие ведь теперь приходят сразу всей семьей, а талон берут на одного, чтобы не звонить и не приходить в поликлинику и экономить время. Ведь врач квалифицированный у нас!

– В советское время мы все лечились в разных поликлиниках, - призналась Марина Мирзалиева, – Я думаю, это было правильно – у детей и взрослых разные организмы, а сейчас старики, малыши сидят в одной очереди. Но нам, лично, повезло, что на нашем участке хороший доктор, я знаю, в других поликлиниках нет таких. Мои родственники даже приходят к нашей Александре Прокопьевне за консультациями.

Тем временем семейный врач продолжает прием. После малышки, которую надо было оформить в детский сад, к ней зашел пенсионер-диабетик.

– Давление у вас низкое, а сахар в норме, – говорит Александра Прокопьевна, – Диету, я вижу, вы так и не соблюдаете?

– Соблюдал, но не долго, а сейчас вес набрал, – признается Николай Поплавский, - От вас ничего не скроешь. Обещаю, в следующий раз похудею, и одышка уменьшится.

Александра Прокопьевна начинает тщательно осматривать пациента, говорит, делает так со всеми, кто долго не появляется в поликлинике.

Рабочий день семейного доктора заканчивается вечером. Дома ее ждут супруг, дочери и двое внуков. В свободное от работы время она занимается своим огородом и розарием. В отпуск ездит к родственникам в Россию, хорошо, что теперь отдых предоставляется сроком больше месяца.

Положение о врачах общей практики было принято еще 14 лет назад. В этом документе подробно описаны обязанности новых врачей. По совместительству они лоры, офтальмологи, психиатры, венерологи, аллергологи, педиатры, акушеры, хирурги, гинекологи, кардиологи.

Как выучится на универсального специалиста, мы узнали у ректора кузницы врачебных кадров – Медицинского университета им. С. Д. Асфендиярова Айкана Аканова. Кстати, он был одним из инициаторов еще в 90-х годах реформирования казахстанской медицины.

– Модель здравоохранения в мире и в Советском Союзе пошли по разным направлениям. В Союзе развивалось все по участкам – участковый полицейский, ветеринар и врач. Это было военизированное государство с сильным управлением. Государство все взяло на себя, но не было личной ответственности у населения, было иждивенчество. Это все работало, пока существовала угроза войны, но мир изменился, появились болезни мирного образа жизни – гипертония, диабет, инфаркты, онкология, люди стали полнеть, ездить на автомобилях. В этих условиях мобилизационная модель медицины стала разваливаться.

– На Западе другое развитие, у них солидарная ответственность, которой нам нужно тоже научиться. Государство должно сказать, я буду нести ответственность за тяжелые заболевания, а за быстропроходящие, легкие должны отвечать люди, следить за собой, вести здоровый образ жизни. Государство им в помощь должно создать фонд страхования. На Западе лучшая модель – английская. Она довольно проста: есть население, есть семейный врач, который наблюдает всех в пределах одного района, такой врач знает каждого. Со временем они стали работать на страховые деньги, чем меньше людей болеют, тем больше денег остается у врача. Доктор отвечает за пациента морально и финансово.

– Но наши врачи работают по-новому, а получают зарплату по-старому?

– Проблема в том, что мы сказали «А», не сказав «Б». Мы до конца эту систему не внедрили, у нас в стране странная ситуация, треть врачей работают по-новому, другая треть – участковые, а оставшиеся – ни там, ни здесь. Нет единой картины. Это трагичная ситуация. Реформу надо было начинать не со стационара, а с «первички».

– И что в такой ситуации следует делать?

– Семейные врачи – это лучшее, что придумано в мировой медицине. 17 миллионов населения у нас разделить на 2 тысячи, это нагрузка на «первичного» врача по мировым стандартам. Т.е необходимо всего 8,5 тысяч семейных врачей. А если следовать прежней практике – то в три-четыре раза больше, потому что надо отдельно педиатра, акушера-гинеколога и т.д. Выгоднее было бы качественно обучить те 8,5 тысяч.

– А как с обучением у вас?

– С обучением все отлично, но проблема в том, куда потом попадет молодой специалист. Если придет туда, где уже не по старому, но еще и не по новому, то такой врач там будет не нужен. И проблема не в самой системе обучения, а в реформе рынка труда. И в итоге мы не доверяем семейному врачу, но в то же время должны передать ему фонды, чтобы он в конце получил свою премию и был заинтересован в лечении. Понятно, что людям не так просто перестроиться, это целая философия.

За четыре года с момента открытия кафедры общей практики только в Медицинском университете им. С. Д. Асфендиярова Айкана Аканова подготовлено 842 специалиста семейной медицины. Обучение состоит из пяти лет бакалавриата и двух лет ординатуры. Однако преподаватели считают этот срок все-таки недостаточным для того, чтобы обучить полноценных специалистов. Сейчас они просят добавить студентам еще два года практики. Только в этом случае, по их мнению, из вуза может выйти полноценный врач семейной медицины.

Поделись
Полина Шиманская
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000