VOX POPULI Виорика Бектурганова 9 сентября, 2015 08:00

Один день из жизни анестезиолога-реаниматолога (16+)

<p>Никита Поздеев, анестезиолог-реаниматолог</p>
Никита Поздеев, анестезиолог-реаниматолог
Фото: Интэро Тиллен
Древние римляне говаривали: «divinum opus sedare dolorem», что значит «божественное дело — успокаивать боль». Жители величайшего государства античности знали толк в медицине, и уже тогда высоко ценили тех, кого сегодня называют анестезиологами-реаниматологами. Именно на долю этих врачей выпадает благородная миссия — не только спасать жизни, но и избавлять людей от страданий.

Репортаж содержит контент не для слабонервных.

Давайте честно признаем: об анестезиологах-реаниматологах мы знаем очень мало. Даже само название специальности многие видят в таком варианте впервые. Чаще мы уверены, что есть некий врач-анестезиолог, который нужен для того, чтобы «сделать наркоз».

Между тем, несмотря на распространенное заблуждение, функции анестезиологов-реаниматологов гораздо шире. Представьте: есть множество медицинских специальностей: гепатологи, эндокринологи, невропатологи, инфекционисты, терапевты и так далее. Каждый лечит те или иные заболевания пациента по-своему, в рамках своей специализации, знаний и полномочий. Если лечение проходит по стандартной схеме, пациент выздоравливает. Казалось бы, при чем тут анестезиологи-реаниматологи?


Катастрофическое течение антифосфолипидного синдрома, осложненное полиорганной недостаточностью
Катастрофическое течение антифосфолипидного синдрома, осложненное полиорганной недостаточностью

Что бы ни думали о врачах, к этому не привыкают. Особенно если тебе кажется, что ты мог спасти человека, но по каким-то причинам не успел, не получилось...

Да при том, что нередко, несмотря на грамотную работу специалиста, болезнь приобретает неконтролируемый характер, и пациент, независимо от диагноза, может впасть в критическое состояние. И чем бы он ни болел, тот единственный, кто будет его спасать — это реаниматолог. И лишь когда он стабилизирует больного, выведет из критического состояния и восстановит механизмы ауторегуляции, за пациента вновь возьмется лечащий врач.

Вот и получается, что, несмотря на привычное мнение обывателя, общая анестезия — лишь небольшая часть работы анестезиолога-реаниматолога. Конечно, в хирургии без анестезиологов не обойтись, ведь любая операция предполагает воздействие агрессивными хирургическими методами, при которых пациент находится в критическом состоянии и просто не выживет без защиты анестезии.

Именно поэтому, вопреки сложившемуся стереотипу, разрешение на любое оперативное вмешательство дает не хирург, а анестезиолог. Именно он решает, можно ли проводить хирургические манипуляции над пациентом в текущем состоянии, именно с его действий начинается и его же действиями оканчивается любая операция. И он же ведет пациента до полной стабилизации состояния в постоперационном периоде.

Нашему герою, Никите Поздееву, анестезиологу-реаниматологу в РГП на ПХВ КазНИИ онкологии и радиологии, как и любому другому его коллеге, к своей цели пришлось идти долго. Не секрет, что врачи учатся всю свою жизнь, иначе быть настоящим профессионалом не получится.

— Мое обучение начиналось с поступления в далеком 2004 году в НУО «Казахстанско-Российский Медицинский Университет», — делится Никита. — Первый этап окончился лишь в 2010 году.

Далее там же наш герой успешно прошел интернатуру в 2011 году.


«Кювез» – кровать с подогревом, с опцией рентгеноконтроля для интенсивной терапии детей (ростом не более 60 см)
«Кювез» – кровать с подогревом, с опцией рентгеноконтроля для интенсивной терапии детей (ростом не более 60 см)

Следующей ступенькой образования стала резидентура по анестезиологии и реаниматологии, в том числе детской. Ее Никита проходил в АО «ННЦХ им А.Н. Сызганова» с 2011 по 2014 год. В это время он уже полноценно работал по специальности.


Операция по устранению «гигантской кишки» – «мегаколона»
Операция по устранению «гигантской кишки» – «мегаколона»

Конечно, Никита работает далеко не только в операционных.

— Любой анестезиолог-реаниматолог в обязательном порядке не только проводит анестезию, но и участвует в лечении, интенсивной терапии. Таким образом врачи обретают необходимый опыт и квалификацию.


Спинальная анестезия при операции трансуретральной резекции мочевого пузыря
Спинальная анестезия при операции трансуретральной резекции мочевого пузыря

Никита, как анестезиолог-реаниматолог, не только обладает всей полнотой знаний и понимания характера любого оперативного вмешательства, но и обязан в равной степени разбираться во всех системах организма — кровообращении, дыхании, работе опорно-двигательного аппарата и т. д. Кроме того, анестезиологи должны хорошо разбираться в фармакологии.

Сегодняшний график работы молодого врача многих заставит вздрогнуть. Его день начинается в 8:00. Далее Никита работает до 16:00 — восемь часов без обеда. Кроме того, у него в среднем от 4 до 7 суточных дежурств в месяц, после которых также приходится работать целый день. То есть как минимум раз в неделю наш герой работает более суток без перерыва.


Эндотрахеальная ингаляционная анестезия
Эндотрахеальная ингаляционная анестезия

Как любой нормальный профессионал, Никита планирует свой график в зависимости от операций, но особенность его профессии в том, что планам зачастую не дано сбыться.

— Сложно говорить о каких-то планах в случае экстренных операций и переработок, — отмечает он. — Тут уж план прост: сделать все, чтобы пациент выжил.

Все необходимые записи ведутся прямо во время операции: каждые пять минут в специальную карту вносятся сведения о состоянии пациента, исходя из которых затем будет проводиться лечение.

В день у Никиты бывает до четырех операций. В целом в ПХВ КазНИИ онкологии и радиологии ежедневно таких операций до двадцати. Суточные же дежурства реаниматологи проводят в палатах, где пациенты приходят в себя.

Суточные дежурства могут выпасть на любой день недели и года, будь то Новый Год, День конституции или Айт. К сожалению, у болезней и несчастных случаев, после которых только анестезиолог-реаниматолог может спасти жизнь пациента, нет никакого уважения к выходным или красным датам календаря — несчастье может нагрянуть в любой день и в какое угодно время суток. И анестезиолог обязан быть там, где он нужнее всего — на своем рабочем месте.


Катетеризация центральных вен перед операцией протезирования дуги и нисходящего отдела грудной аорты
Катетеризация центральных вен перед операцией протезирования дуги и нисходящего отдела грудной аорты

При всей нужности профессии и огромной ответственности врачей, Никита, как и его коллеги-анестезиологи, увы, не может похвастаться высокими заработками. Ставка анестезиолога-реаниматолога составляет 44 700 тенге, к которым прибавляется доплата за категорию, дежурства, вредность, психоэмоциональную нагрузку и специальные условия труда. Богатым на этой должности не станешь.


Гемокон с эритроцитной массой
Гемокон с эритроцитной массой

Впрочем, наш герой относится к ситуации с достоинством и спокойствием римских стоиков. Будущие перспективы описывает так:

— Я планирую поступить в докторантуру и стать кафедралом. Дальше жизнь покажет, рассчитываю на административную работу — главврач или директор. А так как анестезиологов у нас очень мало, и они востребованы практически везде, то миллионером я, конечно, не буду, но на кусок хлеба всегда заработаю.

Принцип работы анестезиологов — работа в команде.

— Мы все, можно сказать, бьем в одну точку, работаем всем коллективом на общий результат, — рассказывает Никита.

Никита поделился любимыми афоризмами своих коллег.

  • Чтобы быть анестезиологом, надо не только знать анестезиологию, нужно еще иметь характер.
  • Наркоз во многом не наука, а искусство, и, как всякое искусство, понятен и интересен лишь познавшим его тонкости.
  • Большой чин, родство и медицинское образование — вот три самых тяжелых сопутствующих заболевания.
  • Не приписывай успех операции только себе — не уподобляйся в этом хирургу!
  • Хорошему хирургу нужен хороший анестезиолог, плохому — тем более!

Молодой врач признается, что даже дома у него целый арсенал: от зажимов и спинальных игл до интубационных трубок, катетеров и прочего. Специальность становится образом жизни, и о работе анестезиолог думает 24 часа в сутки, независимо от местонахождения.

Анестезиологи-реаниматологи — ангелы-хранители на последнем рубеже. Именно поэтому самое сложное, тяжело морально переносимое в их профессии — это смерть пациента.

— Что бы ни думали о врачах, к этому не привыкают, — делится Никита. — Особенно если тебе кажется, что ты мог спасти человека, но по каким-то причинам не успел, не получилось...

Конечно, среди девушек есть отличные анестезиологи. Но своей дочери я бы не пожелал такой судьбы.

Конечно, у анестезиологов есть и текущие сложности, не связанные напрямую с возвращением пациентов к жизни. По признанию Никиты, зачастую приходится спорить с «динозаврами» из администрации, которые застряли в прошлом и не признают доказательную медицину, по каким-то банальным техническим или организационным вопросам.

Именно поэтому Никита считает умение воспринимать новые знания одной из главных черт хорошего врача.

— В нашем деле важны постоянное саморазвитие, интеллект, хорошая реакция, аналитический склад ума и умение усмирять гордыню. И нас так учили, и я всегда говорю каждому: не знаешь или не умеешь — спроси или попроси помочь!

А вот мешают, по мнению врача, в работе анестезиолога меланхоличный темперамент и элементарная глупость.

— В нашем деле просто недопустимо отсутствие мозгов! — уверен Никита. — Интеллектуальная близорукость, неумение адаптироваться и применять новое, отсутствие пространственного мышления и элементарных знаний физики, химии и всех медицинских дисциплин в принципе несовместимы с профессией анестезиолога-реаниматолога. Я бы добавил еще принадлежность к женскому полу, и это ни в коей мере не сексизм. Просто работа очень трудная, зачастую не остается времени на семью, отношения, на что угодно, помимо непосредственно того, что требует специальность. Конечно, среди девушек есть отличные анестезиологи. Но своей дочери я бы не пожелал такой судьбы.

Анестезиологам-реаниматологам приходится жертвовать ради работы не только своим временем, выходными и праздниками, но и здоровьем и нормальным психическим состоянием. Но они уверены — спасение человеческих жизней этого стоит.

Наш фотокорреспондент честно помогал в отделении врачам, медсестрам и санитарам в течение дня, и убедился на собственном опыте, что даже труд санитара в реанимации — очень непростая работа, для которой уже необходимы специальные знания, навыки и умения.

Сами же врачи-анестезиологи действительно обязаны разбираться буквально во всем, причем быстро, эффективно, и главное — без права на ошибку.

Поделись
Виорика Бектурганова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000