VOX POPULI Найля Жумашева 26 апреля, 2016 14:00

Об Аминке-витаминке и Адёке-персике

Об Аминке-витаминке и Адёке-персике
Фото: Ринна Ли
Этих девочек знают не только в Казахстане, но и за его пределами. Своим обаянием и юмором они покорили Москву и Андрея Малахова — ведущего программы «Пусть говорят», на которую были приглашены юные алматинки. Сестры Малгаждар. Аминка-витаминка и Адёка-персик — под этими именами их знают поклонники, да и не только они. С трудом верится, но у этих очаровательных сестренок уже есть и недоброжелатели. Впрочем, обо всем по порядку.

Арай Малгаждар
Арай Малгаждар

В солнечный день апреля мы встретились с маленькими интернет-звездами и их мамой Арай Малгаждар. Глядя на эту молодую красивую девушку, с трудом верится, что она мать троих дочерей — Амины, Адии и Аружан. Тем не менее, Арай не только мама, но еще и «режиссер», «сценарист» и кто угодно для своих девочек. Именно благодаря веселой и жизнерадостной маме сестры и стали знаменитыми. О том, как это произошло, Арай Малгаждар рассказала в интервью Vox Populi.

VOX: Арай, пару слов о себе и своей семье.

— Мне 27 лет, мужу скоро будет 30. Первая дочка родилась, когда мне было 22. Мы были так счастливы, что сразу же захотели второго ребенка. Аминка и Адёка у нас были запланированы, а вот Аружку нам сам Бог, наверное, дал (смеется). Конечно, я хотела мальчика, но, думаю, сейчас и мальчик не нужен, три девочки — это вообще классно. Амине пять лет, Адие три с половиной, Аружанке год и девять месяцев. 

VOX: Расскажите, как все начиналось? Как возникла идея снимать смешные ролики?

— Начнем с того, что мой муж юморист. У нас дома всегда весело, мы друг над другом подшучиваем. Я люблю посмеяться, муж любит посмеяться. Видимо, это каким-то образом передалось детям, им это нравится. Амина любит всякие рожицы корчить, кого-то пародировать. Ее любимый канал — Nickelodeon, она там постоянно видит, как дети играют в сериале. Дочь ими восхищалась. Амина всегда говорила: «Мама, я тоже хочу так играть, хочу, чтобы меня по телевизору показывали». Ребенок мечтает стать актрисой. Ну мы и начали воплощать ее мечту.

Как-то постепенно видео стали распространяться по WhatsApp, и к нам приходили наши же ролики.


Амина Малгаждар — Аминка-витаминка
Амина Малгаждар — Аминка-витаминка

— Я сама люблю фотографировать, снимать всякие видео. Когда Аминка родилась, ее постоянно снимала. На тот момент у нас уже был свой канал на YouTube, и мы все домашние видео выкладывали туда. Канал был просто для того, чтобы там хранились видео, чтобы не потерялись. Когда появилась программа Dubsmash, начали что-то снимать. Амине очень понравилась эта программа, она постоянно забирала телефон, снимала. Вот эти видео я изначально закидывала к себе в Instagram на страничку @ariokka. Они набирали популярность, наши ролики друзья начали пересылать друг другу. Как-то постепенно видео стали распространяться по WhatsApp, и к нам приходили наши же ролики.

VOX: Как вы реагировали на это?

— Было очень круто, что наши дети всем нравятся, вызывают у всех столько умиления (улыбается).Очень классно! Тогда и зародилась идея создать отдельную страничку для Амины, потому что у нас уже другие странички просили снимать для них что-то смешное. И мы начали снимать для них и для себя разные приколы. Так и создали в Instagram сначала страничку @aminokka. На этой страничке, конечно, была и Адёка — ведь дети всегда вместе. Тогда люди начали просить, чтобы и Адие создали личную страницу. Мы создали @adiokka. Но сейчас в основном снимаем для Аминкиной странички.

VOX: Вы сами ведете эти страницы?

— У детей нет доступа. Конечно, они могут разблокировать телефон, открыть, посмотреть. Но Аминка только-только учится читать, хотя, естественно, понимает смайлики, сердечки. Это ей нравится. А сколько там подписчиков, сколько смотрят — она не знает и этим не болеет.

VOX: Помните ролик, который вас прославил?

— Первый смешной ролик был «Че там, брат, че там?». Я хорошо помню, потому что он распространился не только по Казахстану. Его выложили на очень популярной страничке, у которой на тот момент было около 500 тысяч подписчиков. И уже с этой страницы люди начали брать наш ролик, по WhatsApp к нам он тоже пришел. Владелец странички указал мой номер телефона. И, наверное, сутки на мой телефон непрерывно приходили сообщения, люди просили: «Вышлите этот ролик нам». Просили что-нибудь для них снять. Писали из Краснодара, Москвы, Якутии и из ближнего зарубежья — из разных стран. Это было очень круто.



VOX: Сколько на тот момент было девочкам?

— Амине было 4 года, Адёке — два с половиной. Сейчас они спать не ложатся, пока мы не снимем ролик (смеется). Хотя каждый день снимать не получается. Бывает, три-четыре дня я ничего смешного не выкладываю. Просто фотку могу выложить — например, с нашей прогулки, потому что такое тоже просят. Мы стали часто выкладывать ролики, где Амина играет определенную роль по какому-то сценарию. А у нас начали просить, чтобы мы показывали, как гуляем, как кушаем, как Аминка учится. Такие видео я тоже стала выкладывать — простые, «жизненные» ролики.

VOX: Кто и как придумывает сценарии, идеи для вайнов?

— Папа у нас целыми днями на работе, потому детьми занимаюсь я. И придумываю в основном я сама. Дети днем в садике, а когда они вечером приходят оттуда, мы минут за 10–15 что-нибудь снимаем. Бывает, что находим какой-нибудь сюжет и с первого раза снимаем что-нибудь смешное. Кстати, один ролик мы сняли за — сколько он длится? — менее 10 секунд, и он стал очень популярным. Этот ролик — «Папи, папи» — широко распространился по казнету.



VOX: Вас не пугает такое внимание к детям?

— Вообще пугает. Нет, не то чтобы я боялась что-то выкладывать. Когда родилась Аминка, я, наверное, с ее шести месяцев выкладывала у себя на странице ее фотографии. Не суеверно к этому относилась. Такой популярности тогда и не было. Тогда я не боялась. А когда начали набирать подписчиков, было уже заметно такое внимание к нам, были и плохие комментарии, возможно, нездоровые люди писали — мне было очень плохо. Когда на YouTube-канале начали набирать подписчиков, тогда нам писали в основном из России, и большей частью дети и мамочки. Дети матом обзывали, плохими словами. Мамочки писали: «Да чем вы занимаетесь? Какое это воспитание? Чему вы учите детей?!» Я каждому объясняла, что ребенок хочет стать актрисой. Она очень хочет сниматься в кино, и я как-то воплощаю ее мечту. А нам писали: «Зачем вы это делаете, ребенку детство портите! Тупой ребенок, повторяет то, что там мама говорит...»

Под роликами писали ужасные комментарии. И матом, и даже смерти желали, говорили, что у нас дома шайтаны, что мы бесы какие-то.

VOX: Как вы реагировали на эти комментарии?

— Очень плохо. Мне примерно с месяц было очень тяжело. Под роликами писали ужасные комментарии. И матом, и даже смерти желали, говорили, что у нас дома шайтаны, что мы бесы какие-то. То, что дети танцуют — видимо, это кому-то не нравилось. Не знаю, для меня это нормально. Кому-то смешно, кому-то не смешно. Мы же для себя это все снимаем. По крайней мере изначально снимали для себя. А сейчас уже просто так видео не выложишь. Нужно подготовиться: чтобы, например, у детей волосы собраны были, чтобы они были одеты хорошо. И писал, я хорошо это помню, один канал на YouTube, который желал нам смерти. У них иконы были православные, песни, музыка — все такое «божественное». И вот этот канал очень много писал под нашими роликами, что желает нам смерти. Говорили: «Как можно на все это смотреть?» — хотя сами в каждый ролик заходили, смотрели.

VOX: Сейчас более-менее спокойно относитесь к этому?

— Сейчас да. Комментарии особо не читаю. Только в Instagram стараюсь читать и отвечать каждому подписчику, потому что им очень приятно. Сейчас у странички @aminokka 174 тысячи подписчиков (на момент выхода этого материала было уже более 200 тысяч — прим.авт.). На YouTube — более 30 тысяч подписчиков.

VOX: Какое самое большое количество просмотров ваших роликов на YouTube?

— Больше двух миллионов. Малахов говорит — не знаю, где он это увидел — что вайн «Как отобрать у сестренки планшет» набрал шесть миллионов просмотров. Это, кстати, жизненный ролик. Малышка наша подросла (Аружан — прим.авт.), а планшета всего два — у старших. Вот и получается: младшая забирает себе планшет — сразу же, это все, не обсуждается, — и у нее никто не отбирает. И старшим приходится драться за оставшийся планшет. Адёка шустрая, она первая забирает. А Аминка старается хитростью, своим умом отобрать планшет.

В одном из выпусков программы «Пусть говорят» было объявление, что ищут нас, авторов роликов, для участия в 10-м выпуске «Аффтар жжот».


Адия Малгаждар — Адёка-персик
Адия Малгаждар — Адёка-персик

VOX: То есть это ее идея — как забрать планшет?

— Да. Адёка у нас сладкоежка, она за конфету, конечно, «поведется». Аминка как-то так сделала — дала конфету, забрала планшет — и так была рада этому, что мы решили снять такой ролик. Поэтому второй дубль, конечно, постановочный.

VOX: Этот ролик вас и прославил. Расскажите о своей поездке в Москву, об участии в программе «Пусть говорят».

— В одном из выпусков программы «Пусть говорят» было объявление, что ищут нас, авторов роликов, для участия в 10-м выпуске «Аффтар жжот». Когда все увидели этот анонс — то, что нас ищут, — начали писать в Direct, в комментарии, звонили друзья, знакомые и незнакомые. Мы сами не видели, в комментариях прочитали. Мы были в шоке, конечно, потому что даже не думали об этом. Все-таки изначально к этому серьезно не подходили. Просто снимали какие-то смешные ролики. Видимо, у нас получалось, раз всем нравилось. Да и дети, наверное, сами по себе такие смешные. И когда сказали, что нас ищут, это было очень неожиданно. Какой-то цели — чтобы где-то прославиться, чтобы кто-то нас заметил — не было. Цель была только одна — осуществить Аминкину мечту, снимать мини-фильмы, мини-сериалы. Я просто снимала на телефон, что-то вообще лежало в архиве. И о том, что заметит Малахов, заметят местные каналы, вообще не думала.

VOX: Сразу же решили ехать?

— Да, конечно. В тот день мы с мужем витали где-то в облаках, были в шоке: как вообще это может быть, реально ли это — нам не верилось. Мы, конечно, сразу же дали о себе знать. И вот они нам позвонили, сказали, что рады, что нас нашли, и хотят пригласить. Мы решили лететь, а после звонка надо было лететь уже практически сразу, так как через 5–6 дней уже должны были быть съемки. Нам назвали день вылета, мы собрались, но именно в день отъезда они все перенесли. Сказали, что кто-то там заболел, какой-то важный гость — видимо, связанный с нами. Перенесли, но сказали, что обязательно нас позовут. Конечно, мы расстроились. Ждали месяц, писали им. Это было в декабре. Новую дату так и не сказали. А тут как раз все узнали, что мы едем на «Пусть говорят», местные каналы, интернет-порталы начали звонить, писать, просить интервью. И было как-то неловко, потому что все уже знали, что мы летим, а что-то до сих пор с нашим участием выпуск не выходит. Ждали месяц, два. Потом думаем: «Ай, ладно. Видимо, уже про нас забыли, уже не полетим». И тут 21 марта звонят, спрашивают: «На этой неделе сможете?» Сможем! Собрались, никому не сказали. Они оплатили перелет туда–обратно. А проживание за свой счет — наши друзья помогли. Участвовали уже в 11-м выпуске «Аффтар жжот».

... на Красной площади нас узнали, подходили, просили сфотографироваться. Это было так приятно. Все-таки не ожидали, что москвичи нас будут узнавать.

VOX: Какие впечатления остались после общения с Андреем Малаховым?

— Малахов встретил с распростертыми объятиями, как вы видели. Впечатления замечательные. Такой позитивный человек! После съемок остался, со всеми фотографировался, шутил. Недолго, конечно, пообщались, но сложилось такое впечатление, что он хороший человек. Сама Москва такая красивая. Вот на Красной площади нас узнали, подходили, просили сфотографироваться. Это было так приятно. Все-таки не ожидали, что москвичи нас будут узнавать.

VOX: Как вы воспринимаете популярность?

— Бабушка нас иногда ругает: смотрите, чтобы не зазвездились (смеется). Если серьезно, то хорошо воспринимаем. А детям это вообще безумно приятно. Они с радостью фотографируются, общаются. Амина у нас сама по себе такой человек, она любит дружить. Общительная. Как-то сказала, что хочет дружить со всем миром, чтобы было много друзей. Подружиться с кем-то для нее не проблема. А Адёка может похныкать, сказать, что не хочет. Она у нас немножко с характером. Если Адия не в настроении — все. Про нее бабушка любит говорить: «Свой царь в голове». Если решила, что не будет сниматься, — все, ее не заставишь никак. Вообще все три девочки разные.


Сестры в одежде от Аminokka и Brosh Кids
Сестры в одежде от Аminokka и Brosh Кids

VOX: То, чем вы занимаетесь, приносит вам какую-нибудь прибыль?

— Нет, пока прибыли не приносит. Приносит только радость (улыбается). Но мы сейчас начали как партнеры сотрудничать с брендом Brosh Кids, создали совместный казахстанский бренд Аminokka & Brosh Кids. Запустили линию одежды: детская одежда, family look, стиль «дочки-матери». Потихоньку продается, вроде все хорошо. Шьют Brosh Кids, а мы выступаем в качестве моделей, пиарим этот бренд, и еще то, что одежда для девочек с рисунками пони — это моя идея. Моим девочкам нравится мультфильм «Милая пони», и у меня в голове этот проект был: я все хотела выпускать одежду в стиле «пони», но было страшно что-то начинать. У меня и опыта нет, и шить я не умею. Я умею только придумывать. Предложила эту идею Brosh Кids, и им понравилось.

VOX: Было ли осуждение со стороны родственников, что вы выставляете детей «напоказ»?

— Со стороны родственников не было вообще. Они даже нас поддержали. Ну а что? Детям весело от этого, в каком-то роде они начали развиваться. Изначально Адёка стеснялась, да еще и маленькая совсем была. А Аминка без проблем: камеру видит — начинает позировать. Боязни камеры у нее вообще нет. Любую роль может сыграть.



VOX: Не боитесь, что детей испортит такая ранняя слава?

— Думаю, нет. Просто у нас сейчас такое время. Воплотить мечту сейчас легко. Например, хочет ребенок стать актером или певцом — выложи это в Instagram: если у него талант, его обязательно заметят. Так же и мои дети. Мы начали выкладывать свою в каком-то роде игру — свои ролики. И раз мы набрали такую аудиторию, столько подписчиков — значит, нравится, значит, получается.

— А насчет того, не против ли наши родные — нет. У нас даже бабушка и дедушка создали странички и активно следят за страничками внучек. Читают комментарии, где-то даже отвечают, потому что у меня не всегда есть время ответить. Все-таки трое детей, беготня целыми днями. В общем, активно участвуют. Им это нравится, они только за. Во всем нас поддерживают, какие-то советы дают, даже идеи для вайнов подкидывают. Вот только дедушка, конечно, просит побольше видео на казахском языке.

Есть люди, которые пишут: «Свой казахский язык не уважаете!» Мы уважаем!

— Кстати, к нам часто придираются из-за казахского языка. Есть люди, которые пишут: «Свой казахский язык не уважаете!» Мы уважаем! Мы с мужем очень хорошо знаем казахский язык, Амина знает. Она ходит в казахский садик, пойдет в казахскую школу. Просто перед камерой шутить на казахском у нее не получается. Тем более, нас смотрит не только Казахстан, поэтому снимаем на русском. Но это каждому же не объяснишь.

VOX: Что вы отвечали тем, кто писал, что у девочек нет детства?

— Я писала, что надеюсь — надеюсь! — когда мои дети вырастут, они скажут: «Спасибо тебе, мама, за такое детство». Я не считаю, что у них скучное детство. Если мы интернет-звезды, это не означает, что мои дети целыми днями сидят с планшетами, с телефонами — наоборот. Я им вообще телефоны не даю, планшеты мы уже у всех забрали. У Адёки портится зрение, а планшет все-таки влияет на это. Тем более, что и времени у них нет на это все.


Аружан Малгаждар
Аружан Малгаждар

VOX: Как проходит ваш день?

— Детский сад, после садика у нас в какие-то дни танцы, в другие — английский. После английского мы бежим в цирковую школу. В выходные у нас разные проекты. В общем, беготня целыми днями.

VOX: Детям нравится?

— Детям нравится, конечно. Они довольны, хотят большего. Амина с Адёкой уже понимают, и Аружанка тоже сама лезет в камеру, ей очень нравится то, чем занимаются сестры. Ну как я могу сказать «нет», когда ребенок хочет и сам просит: «Давай что-нибудь смешное снимем?» Это ведь тоже весело, это детство. Не думаю, что я им его порчу. Может быть, лет через 10–20 я скажу: «И чем я только занималась?!» (смеется) А сейчас я молодая и более современно смотрю на все это. Девочкам это нравится, почему бы и нет? Если бы не нравилось, если бы я заставляла — тогда, конечно, можно было бы меня осуждать и порицать.

VOX: А вообще строго воспитываете дочерей?

— Строга к тому, чтобы друг друга не обижали, чтобы друг у друга ничего не отбирали. К этому я строго отношусь. Дерутся, бывает. Ругаются, обижаются друг на друга. Дети все-таки. И на меня обижаются, что я строга иногда. А так у нас чаще всего весело.

VOX: Чем планируете заниматься дальше?

— Планов много, проектов много. Я боюсь начинать, для меня это страшно. Я боюсь, что вдруг не получится, боюсь оказаться в глупой ситуации, выглядеть глупой. Но все-таки будем двигаться дальше. Аминка хочет сниматься в кино, мы будем поддерживать ребенка.

— Изначально не было цели заработать. А сейчас, конечно, уже есть. Почему бы и нет? Например, эксперты нам сказали, что за рекламу на своей страничке в Instagram, у которой более 100 тысяч подписчиков, я могу просить от ста тысяч тенге. Конечно, я таких денег не прошу и столько не зарабатываю. Хотя многие говорят, мол, детей своих выкладывает, сама хочет пропиариться. Себя я вообще мало выкладываю, я все это делаю для детей. А теперь уже думаем как-то зарабатывать на этом. Почему нет? Я сижу дома, детей надо воспитывать, учить, развивать. Почему бы и не заработать? Я надеюсь, что все впереди.


Благодарим семейное кафе и кондитерскую «АндерСон» за предоставление локации для съемки репортажа.

Поделись
Найля Жумашева
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000