VOX POPULI Алёна Мирошниченко 5 января, 2016 10:00

Новый год закрытого режима

Новый год закрытого режима
Фото: Мухтар Жиренов
Жизнь в колонии расписана по часам. Распорядок дня здесь круче, чем в армии: ранний подъём, утренняя и вечерняя поверки, в столовую и на учёбу — строем, а по периметру — колючая проволока. Но серые будни длиною в годы не лишены маленьких радостей и праздников. Журналист Vox Populi побывала в алматинской колонии для несовершеннолетних ЛА 155/6 и увидела, как празднуют Новый год по ту сторону свободы.

Колония ЛА 155/6 для несовершеннолетних — единственная в Казахстане. Ещё десять лет назад количество осужденных превышало пятьсот человек, а сейчас здесь отбывает наказание шестьдесят четыре малолетних преступника до двадцати одного года. Самым младшим едва исполнилось четырнадцать лет. На вид — мальчишки как мальчишки, если бы не одинаковая серая роба, да бейджи на груди с номером статьи: кража, разбой, изнасилование, убийство. Каждый из них пришел сюда своей дорогой. Обратный отсчет до даты освобождения каждый тоже ведет по-своему.

Елдос Изенбаев, начальник отдела режима и охраны. 

— В нашей колонии отряды делятся на два типа: с облегчёнными условиями содержания и обычными. В обычных условиях содержатся до шести месяцев вновь прибывшие осужденные. Если за это время нет никаких нарушений, то с обычных условий они переводятся на облегчённые условия. Здесь у них передвижений побольше, а также чаще разрешаются длительные и краткосрочные свидания.

— У нас есть помещение временной изоляции, в котором мы закрываем нарушителей дисциплины и распорядка на трое суток. Так вот, этот изолятор у нас пустует уже последние два года. Это говорит о том, что ярых нарушителей у нас нет, и осужденные становятся на путь исправления.



Празднование Нового года
Празднование Нового года

Этот праздник на «малолетке» ждут целый год. Новый год для этих мальчишек — не только свидания с родителями и подарки, но и новые надежды на скорейшее освобождение. А ещё — возможность зачеркнуть в календаре ещё один год, проведённый в неволе.

Праздник в виде «Голубого огонька» проходил в столовой, украшенной шарами, мишурой, праздничными стенгазетами и, конечно же, главным атрибутом — новогодней ёлкой. На праздник были приглашены родители осужденных.


Региональный директор Представительства Международной тюремной реформы в Центральной Азии Азамат Шамбилов специально прилетел из Астаны, чтобы поздравить воспитанников колонии и подарить им подарки. 

— Достаточно пяти лет, чтобы полностью разрушить психику человека, а также отобрать первый круг социального общения: семью, друзей.


Праздничный обед
Праздничный обед

— Чтобы эти дети не чувствовали себя ущемлёнными и забытыми и отметили Новый год в обстановке, приближенной к домашней, мы решили подарить им новогодние сладкие подарки и накрыть праздничный стол с традиционным салатом оливье и мандаринами.


Вручение подарков
Вручение подарков

— Ещё мы привезли им более ста фильмов на дисках, и теперь мальчишкам будет что посмотреть вечерами. Недавно проводился республиканский конкурс детского рисунка, в котором участвовали и воспитанники колонии. Всех участников и победителей этого конкурса мы хотим наградить грамотами, настольными играми и книгами, а спонсоры из общественного объединения приготовили каждому свои подарки.

— В учреждении успешно реализуются проекты Международной тюремной реформы по усилению медицинских и социальных служб. Мы открыли различные учебные курсы — английского языка, компьютерной грамотности и 3D-моделирования. Здесь есть даже свой кондитерский цех, где наши мальчишки получают профессию кондитера-кулинара и сами пекут замечательные пирожные и торты. Многие, имея на руках сертификат кондитера, повара или технолога, трудоустраиваются на воле. 



Цирковое представление
Цирковое представление

Во дворе колонии сотрудники готовили для воспитанников праздничный плов на костре. А в это время ребят развлекали артисты Государственного казахского цирка.

И какой же Новый год без Деда Мороза и Снегурочки? Воспитанники, словно когда-то в детстве, на новогоднем утреннике, разгадывали загадки, играли в игры и по команде Снегурочки позвали Деда Мороза.


Праздничный хоровод
Праздничный хоровод

Поначалу под прицелом телекамер парни чувствовали себя скованно. Стихотворение Деду Морозу никто не осмелился рассказать. А когда Дед Мороз предложил собраться в круг для хоровода, они по привычке встали строем, держа руки за спиной.

Парни аплодировали выступлению клоуна, жонглёра и эквилибристов, но четвероногие маленькие артисты привели их в больший восторг. Возможно, кто-то из этих ребят впервые увидел цирковое представление, ведь среди них немало тех, чьё детство прошло на улице.



Артур, воспитанник колонии
Артур, воспитанник колонии

Администрация колонии и правозащитники разрешили нам пообщаться с ребятами, но при условии, что в репортаже их лица будут закрыты, ведь родственники и знакомые многих из них не знают о настоящем месте их пребывания.

Если бы можно было вернуть назад время, я бы никогда не оказался в дурной компании и никогда бы не свернул с правильного пути.

Артуру скоро исполнится девятнадцать лет. В колонии он находится один год и два месяца, а впереди еще долгие пять лет. В родном городе его ждут мама, бабушка и любимая девушка. Парень трудоустроен при комнате длительного свидания, и свои заработанные деньги он отправляет маме.

— В колонии я многое понял. Когда я освобожусь, то больше не вернусь сюда. Пребывание здесь послужило мне уроком на всю оставшуюся жизнь. Мама ко мне приезжает часто на длительные и краткосрочные свидания, я звоню ей каждый день, но это всё равно не заменит свободы. Мне очень плохо без мамы. Если бы можно было вернуть назад время, я бы никогда не оказался в дурной компании и никогда бы не свернул с правильного пути.

Я благодарен всем сотрудникам колонии. Они мне как вторые родители. Благодаря им я уже перевоспитываюсь. Ребята у нас все хорошие. Во всём порядок, дисциплина и никакого беспредела. 

— Я поздравляю всех с Новым годом и желаю, чтобы будущий год прошёл лучше, чем предыдущий. И, конечно же, всем скорейшего освобождения. А ребятам моего возраста я хотел бы посоветовать всегда думать, прежде чем что-то сделать.

VOX: А что бы ты попросил для себя у Деда Мороза?

 У Дедушки Мороза я бы попросил здоровья моей маме и бабуле и, конечно же, поскорее оказаться дома и встретить Новый год в кругу своих самых близких людей.



Батырхан, воспитанник колонии
Батырхан, воспитанник колонии

Я понял, что здесь мы теряем самые лучшие годы своей жизни, которые смогли бы провести с друзьями на воле, получить образование в университетах.

Батырхану девятнадцать лет. Позади около трёх лет заключения, впереди — ещё четыре года. Парень надеется, что за хорошее поведение освободится раньше срока. Дома его ждут родители и девушка.

— Здесь я повидал разных людей и стал учиться на чужих ошибках. Я понял, что здесь мы теряем самые лучшие годы своей жизни, которые смогли бы провести с друзьями на воле, получить образование в университетах. Сейчас я трудоустроен в столовой, до этого работал в комнате длительного свидания, учился в профессионально-технической школе, где получил профессию кулинара. После освобождения я хотел бы связать свою дальнейшую жизнь с техникой, с автомобилями. Учиться я больше уже не хочу. Хочу сразу найти работу.

— Я поздравляю всех с Новым годом! Ребятам, которые сейчас находятся здесь, я желаю скорейшего освобождения, а тем, кто на свободе, — никогда не совершать таких ошибок, как я. Какими бы ни были хорошими и добрыми сотрудники нашей колонии, свободу, родителей и друзей никто не заменит.

VOX: А у Деда Мороза какой бы ты подарок заказал?

 Самым дорогим подарком для меня была бы свобода и возможность встретить Новый год за домашним праздничным столом.


У нас много ребят, которые после освобождения поступают в вузы, колледжи, прекрасно учатся и полностью исправляются. С ними мы поддерживаем связь. Эти ребята нам звонят и благодарят нас.

Ертай Шакенов работает в колонии для несовершеннолетних с 2012 года. Последние полгода он занимает должность исполняющего обязанности начальника учреждения, а до этого был заместителем начальника по воспитательной работе.

— Я приехал сюда из Астаны. Раньше я работал во взрослых колониях. Три года назад здесь было сто семьдесят заключённых, сейчас — всего шестьдесят четыре. Я надеюсь, что в дальнейшем их будет ещё меньше.

VOX: С кем тяжелее работать, с детьми или со взрослыми?

— С детьми работать всегда тяжелее, чем со взрослыми. Если взрослому мужику можно объяснить, то ребёнок — он смотрит на тебя, слушает, а потом может на ровном месте нарушить дисциплину. Но с детьми работать намного интереснее, ведь я отец, и у меня дети примерно их возраста. Раньше я воспитывал своих двух детей, а сейчас у меня их шестьдесят четыре. Мне очень нравится работать в детской колонии.

VOX: Какие ещё мероприятия проводятся в вашем учреждении?

— Мы очень часто устраиваем спортивные соревнования и сами играем с пацанами в футбол, волейбол, теннис — команда сотрудников против команды пацанов, или меняемся игроками. Я сам надеваю шорты и гоняю мяч с ними. Летом мы устраиваем состязания по национальным видам единоборств, различные спартакиады. К нам приезжают мальчишки из колледжей на турниры по футболу. Ребята с удовольствием участвуют во всех мероприятиях. Среди них есть много бывших спортсменов, творческих и талантливых детей. У нас они и поют, и танцуют, и рисуют, и поделки делают. Есть даже своя команда КВН. Был как-то конкурс рисунка на асфальте. Представляете, здоровые парни у нас мелом на асфальте рисовали.

На каждый праздник мы устраиваем мероприятия с праздничным обедом, концертными номерами. В конце каждого месяца проводим день именинника. Мы покупаем ребятам маленькие подарки и устраиваем чаепития.


Администрация колонии
Администрация колонии

Признаться честно, мы были очень удивлены, услышав, что воспитанники колонии обращаются к сотрудникам «ага» или «дядя». А офицеры к осужденным — «дети».

VOX: Ертай Саттарович, допустима ли такая форма обращения со стороны осужденных?

— Конечно, ребята должны обращаться к нам «господин офицер», но ведь они же ещё дети, многие пришли из дома, и мы для них как дяди или старшие братья. А наши сотрудники знают всех по именам и обращаются к каждому по имени. Если я скажу: «Осужденный такой-то…», — это отдаляет. А если я говорю: «Азамат, иди сюда», — то это уже нас сближает, и этот ребёнок сможет мне раскрыть свою душу и будет слушаться. Это один из этапов перевоспитания. Мы всегда прививаем нашим воспитанникам уважение к старшим.


Мини-зоопарк
Мини-зоопарк

VOX: Ертай Саттарович, на первый взгляд нам показалось, что у вас тут всё очень мягко, словно осужденные не наказание отбывают, а отдыхают в пионерлагере. Смогут ли они перевоспитаться?

— Я считаю, что кнут не является лучшим наказанием. С этими ребятами уместен только пряник. В нашей колонии самая благоприятная обстановка. Есть даже свой мини-зоопарк с павлинами, фазанами и голубями.

— Конечно, дети есть разные — есть баловные и не приученные к порядку, но мы им объясняем по-хорошему и с каждым находим общий язык. Число нарушений дисциплины и порядка у нас снижается с каждым годом. У нас много ребят, которые после освобождения поступают в вузы, колледжи, прекрасно учатся и полностью исправляются. С ними мы поддерживаем связь. Эти ребята нам звонят и благодарят нас.


Так хочется верить в то, что эти мальчишки, оступившись один раз, смогут изменить свою жизнь и никогда больше не вернутся за решётку. Пусть всё то, что они загадали Деду Морозу, поскорее сбудется, и следующий Новый год они смогут встретить в кругу своей семьи в нарядной одежде, а не в серой робе осужденного.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000