VOX POPULI Алёна Мирошниченко 4 августа, 2016 12:00

На все ноги мастер

На все ноги мастер
Фото: Тимур Батыршин
Сегодня мы хотим познакомить вас с необычной девушкой. Она умеет рисовать, шить и выполнять всю домашнюю работу. «Ну и что здесь необычного?» — скажете вы. Да, в общем-то, ничего особенного. Но Александра Мизерина делает всё это ногами. Так что выражение «не опускать руки» здесь явно не подходит.

Об Александре Мизериной мы узнали из поста на странице в Facebook, в котором говорилось, что девушка с диагнозом «ДЦП» ищет работу и многое может делать ногами. 

Александре тридцать два года. Диагноз «детский церебральный паралич» врачи ей поставили при рождении. На последнем месяце беременности мама Александры ударилась животом. Страшный итог — перелом позвоночника у девочки и инвалидность I группы. 

Свои первые шаги Александра сделала в десять лет, хотя до этого не могла даже сидеть. Если бы не ежедневные упорные тренировки, массаж, уколы и забота мамы, девушка так и осталась бы прикованной к постели.

— Но восстановились у меня только ноги. А вот руки меня вообще не слушаются. Я их чувствую, но не могу ими управлять, и никогда не могла, — говорит Александра.

VOX: Ты испытываешь физическую боль, когда пытаешься двигать руками?

— Нет, мне не больно, просто мои руки скованы, и пальцы не разгибаются.

Александра Мизерина проживает в дачном посёлке за Талгаром, представляющем собой забытый Богом уголок: разбитые дороги, постоянные отключения электроэнергии, отсутствие магазинов и общественного транспорта.

От инвалидной коляски девушка отказалась. Она считает, что если хоть как-то стоишь на ногах, коляска не нужна. Но искривлённый позвоночник даёт о себе знать, сковывая движения и причиняя дискомфорт при ходьбе.


Александра Мизерина
Александра Мизерина

Путь от дома до трассы протяжённостью в два с лишним километра человеку с ДЦП, согласитесь, преодолеть очень сложно. Пешком по ухабам нужно идти целых полтора часа. И девушке приходится либо вызывать такси, чтобы выбраться в соседний Талгар, что очень накладно, либо просто никуда не выходить из дома.

— Моё самое большое желание — перебраться поближе к городу. В городе больше для меня возможностей. Я бы смогла работать, учиться, ходить в театр, в кино… Даже выйти в магазин — это уже хорошо. А здесь ведь этого ничего нет. Хорошо хоть у меня интернет есть для связи с миром!

VOX: Саша, а как ты ведёшь переписку в интернете? Я подумала, что тебе кто-то помогает в этом.

— Интернет у меня в планшете, это удобнее, чем в телефоне. Переписываюсь я тоже ногами.

Среднее образование Александра получила на дому. Учиться дальше не было возможности.

— Сами понимаете, какое отношение у общества к инвалидам. Это сейчас как-то ещё более-менее стало, а раньше нас все отбросами общества считали.

Несмотря на то, что семья у нас большая, я приспособилась всё делать ногами ещё с детства. Мне пришлось этому научиться, потому что не хотелось быть обузой своим близким.

Александра умеет делать ногами всё то, что каждая женщина может делать руками: готовить, наводить красоту, чистить зубы, мыться, одеваться, делать причёски. Пропылесосить, затопить печку или помыть посуду для нее тоже не проблема.

— Несмотря на то, что семья у нас большая, я приспособилась всё делать ногами ещё с детства. Мне пришлось этому научиться, потому что не хотелось быть обузой своим близким. 

— Я сама создаю все условия, чтобы облегчить себе быт. У меня раковина расположена низко, газовая плита. Конечно, моим близким это неудобно, и они этому не очень рады… Но что поделать, уж извините!

VOX: А кто-нибудь из близких хоть чем-то помогает?

— Сейчас к нам переехала моя сестра. Она мне более-менее чем-то помогает. Но в основном я всё сама делаю. Конечно, в случае с туалетом я испытываю дискомфорт, обращаясь за помощью, и вот поэтому я начала усиленно разрабатывать руки.

А ещё народ тут не такой, как в Алматы. Если в городе на меня никто бы и внимания не обратил, то стоит мне в Талгаре появиться, как тут же в меня все пальцем тычут. Я постоянно слышу: «О! Инвалидина! И куда ты вышла? Что тебе дома не сидится?».

— Я очень хочу купить себе хотя бы комнатку в общежитии, лишь бы были рядом все удобства. Сейчас мне очень тяжело в плане быта. Туалет на улице… И, к тому же, в Талгаре нет для инвалидов ни учреждений образовательных, ни трудоустройства.

А ещё народ тут не такой, как в Алматы. Если в городе на меня никто бы и внимания не обратил, то стоит мне в Талгаре появиться, как тут же в меня все пальцем тычут. Я постоянно слышу: «О! Инвалидина! И куда ты вышла? Что тебе дома не сидится?».

VOX: Саша, много ли у тебя друзей?

— В интернете есть друзья, но я общаюсь с немногими. У меня нет времени на то, чтобы постоянно сидеть в интернете. Туда я захожу в основном для того, чтобы выкладывать свои работы.

Александра рисует с детства. Но в последнее время её хобби переросло в способ заработка.

— Я раньше рисовала портреты на холсте. Но сейчас это не востребовано, и я решила поменять направление. Занялась росписью одежды, чтобы заработать хоть какую-то копеечку. Пока я в основном расписываю свою одежду, чтобы выложить фото в интернете и показать, что я умею.

Своё мастерство Саша продемонстрировала на маечке сестры, закрепив её на специальной доске прищепками.

— Если у вас дома есть скучная маечка, которую вы уже не носите, приносите её мне. Я сделаю её яркой и интересной. И она уже не будет у вас просто так валяться в шкафу.

VOX: А сколько стоит преображение одежды?

— Если рисунок большой и сложный, то от трёх до шести тысяч тенге, а рисунок поменьше и попроще и стоить будет дешевле.

Для своих работ необычная мастерица использует специальные кисти и краски для росписи по ткани. Всё это для неё покупает знакомая. Такие краски стоят недёшево, одна баночка — 800 тенге, а цена набора из восьми цветов доходит до 5 000 тенге.

VOX: Саша, что даёт тебе рисование?

— Удовлетворение, в первую очередь. Я чувствую себя востребованной. Я получаю удовольствие от того, что не сижу без дела, а чем-то занимаюсь. Именно поэтому я не чувствую себя ущемлённой.

VOX: Рисунки на одежде ты сама придумываешь, или тебе заказывают?

— Есть такие, которые заказывают. Но иногда я сама на свой вкус рисую.

VOX: Саша, а заказов много?

— Нет, пока мало. Если в месяц пять заказов есть — это хорошо. Когда заказов на роспись одежды нет, я расписываю копилки. 

Гипсовые копилки остались у Александры от несостоявшегося работодателя. 

Год назад человек по имени Серикбек, представившийся учредителем благотворительного фонда для инвалидов, предложил девушке с ограниченными возможностями работу, но обманул её.

Я три месяца разрисовывала эти копилки. Выдавала ему по шестьдесят штук. Он приезжал, забирал коробки с готовой продукцией, но денег так и не заплатил. В итоге он совсем пропал, а эти копилки остались.

— Когда я спросила, будет ли составлен договор, Серикбек ответил, что никаких договоров не будет, — делится Саша. — Он убедил меня оформить на него доверенность, чтобы он мог получать за меня деньги — 20 000 тенге. Потом привёз две коробки гипсовых копилок и статуэток, которые я должна была разрисовывать. Я три месяца разрисовывала эти копилки. Выдавала ему по шестьдесят штук. Он приезжал, забирал коробки с готовой продукцией, но денег так и не заплатил. В итоге он совсем пропал, а эти копилки остались.

Для росписи копилок Александра использует обычные акварельные краски. Конечно, акварель плохо ложится на гипс, и здесь бы больше подошли акриловые краски, но для Александры покупать их накладно. И вряд ли ей удастся оправдать такие затраты.

VOX: Как ты реализуешь свои работы?

— Копилки я сдаю своей знакомой. У неё есть маленький магазинчик. Но я не скажу, что они востребованы.

VOX: Саша, а ноги устают, когда ты рисуешь? Тебе это легко даётся? Физической боли не испытываешь?

— Нет, абсолютно не устают. У вас же руки не устают, когда вы ими рисуете. 

Рисование — не единственный талант, которым обладает наша героиня. Александра — швея-самоучка. Шить и кроить научилась сама. Поначалу девушка шила для себя, а лекалами для её изделий служили старые вещи, которые она распарывала. Потом ей подарили швейную машинку, оверлок, и она стала брать заказы на пошив платьев и юбок. Но и в этот раз девушку обманули. Её бывшая работодательница, некая Асем, забрав на реализацию много вещей, так и не рассчиталась с ней.

В дачном домике Александры две комнаты. В одной проживает она, а во второй пять человек: мама, младший брат, сестра и двое племянников. Мама Александры — пенсионерка. Младшего брата недавно уволили по сокращению штата, а сестра не может никуда устроиться. Семья живёт на пенсию мамы и пособие Александры.

— Как инвалид I группы я получаю только пособие по инвалидности — 40 000 тенге. Этих денег хватает исключительно на продукты. А чтобы купить себе какую-то одежду и обувь или оплатить коммуналку, мне приходится как-то ещё зарабатывать самой.

За трудоустройством наша героиня обращалась в благотворительный фонд «Эльдани». Там ей предложили работу с проживанием при интернате для умственно отсталых детей. А работа такая: девушка должна была обучать этих детей рисованию.

Я пыталась найти работу в Талгаре, но стоит мне зайти куда-нибудь, отовсюду прогоняют или говорят: «Ты же инвалид! Зачем тебе работать? Живи на пенсию!»

— В этом интернате содержатся дети от десяти до восемнадцати лет. Когда я туда приехала, побоялась там оставаться. Дети совершенно неуправляемые и агрессивные. У меня нет специального образования и опыта работы с такими детьми, а мне с ними и проживать надо было. И за эту работу мне обещали платить 40 000 тенге.

Я пыталась найти работу в Талгаре, но стоит мне зайти куда-нибудь, отовсюду прогоняют или говорят: «Ты же инвалид! Зачем тебе работать? Живи на пенсию!»

VOX: Есть ли какие-то методы лечения, чтобы восстановить руки?

— Врачи говорят, что нужно вставить в позвоночник пластину, и тогда я смогу что-то делать руками. Но эта операция очень дорогая. Она стоит 30 000 евро. Эта сумма для меня просто нереальная. Я за всю жизнь не смогу заработать таких денег.

VOX: Саша, а какая нога у тебя рабочая, правая или левая?

— Как у многих правая рука сильнее, так и у меня — правая нога. Я правша.

VOX: О чём ты мечтаешь, кроме работы и собственного жилья?

— Как любая женщина, я хочу создать семью и родить ребёнка. А ещё мечтаю о машине, и чтобы я сама её водила.

Перед съёмкой мы просим всех наших героев заполнить и подписать письменное согласие на фотосъёмку. И часто приходится слышать от них фразу: «Ой, слушай, заполни сама, а я подпись поставлю, а то мне лень писать!». Но Александре, девушке с ограниченными возможностями, заполнить форму ногой труда не составило. 

Когда в жизни человека происходит трагедия, связанная с потерей конечности, многие попросту теряют смысл существования. Конечно, привыкнуть жить без рук или ног очень трудно, и далеко не все могут с этим смириться. Однако есть люди, которые могут стать примером не только для людей с ограниченными возможностями, но даже и для здоровых.


Дорогие наши читатели, Александра Мизерина не просит ни у кого денег. Она мечтает их заработать самостоятельно. Если кто-то из вас сможет откликнуться на просьбу о помощи в трудоустройстве замечательной и очень трудолюбивой девушки, обратитесь в нашу редакцию по номерам: +7 777 277 89 98, +7 (727) 250 24 54.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000