VOX POPULI Алуа Сулейменова 17 ноября, 2015 08:00

На обочине жизни

На обочине жизни
Фото: Тимур Батыршин
Пути Господни неисповедимы, сегодня у тебя все хорошо, а завтра ты можешь оказаться в такой сложной жизненной ситуации, из которой, как кажется порой, нет выхода. Наш сегодняшний репортаж — это крик о помощи женщины, которая по воле судьбы вынуждена просить подаяние.

Жумагуль Замзаева
Жумагуль Замзаева

Жумагуль Замзаева почти 20 лет проработала в трамвайном депо, а сейчас, больная и измученная, в 55 лет с мужем-инвалидом на руках и с сыном, увлекшимся наркотиками, оказалась никому не нужной, у обочины благополучной и достойной старости.

Жумагуль Замзаева родилась и выросла в Алматинской области, в Карасайском районе. В 18 лет, после окончания школы, приехала в южную столицу в поисках лучшей жизни. В молодости казалось, что она добьется всего, чего захочет. Молодая девушка рисовала в своих мечтах счастливое будущее: большой дом, любящего мужа и кучу ребятишек. Тогда она и представить себе не могла, что спустя 30 лет будет катить коляску мужа-инвалида, опускать от стыда голову и ходить с протянутой рукой, чтобы хоть как-то заработать на жизнь.

Наша героиня родилась в большой многодетной семье. У ее родителей было 12 детей. Из всех братьев и сестер Жумагуль отличалась особым умением сопереживать и сочувствовать. Она готова была отдать последнее, только чтобы другим было лучше.

Уже в 20 лет, обучившись, женщина стала водителем трамвая. Затем, окончив двухгодичные бухгалтерские курсы, начала работать кассиром в трамвайно-троллейбусном управлении. Из-за болезни сына Жумагуль была вынуждена сменить должность кассира на работу уборщицы, чтобы иметь достаточно свободного времени для ухода за больным ребенком. Позже, из-за смены руководства, ее и вовсе сократили. Дальше Жумагуль в основном занималась мелкой торговлей.

Первый муж Жумагуль бросил ее с ребенком ради другой женщины. Она до сих пор помнит, как ее маленький сын умолял отца не уходить. Но мужчина грубо оттолкнул мальчика и все равно ушел.

У нас не было денег на жилье, а нам как раз предложили переехать в один дом работать сторожами и жить бесплатно. Но впоследствии мы были не сторожами, а настоящими рабами... Мы прожили там почти год и работали не покладая рук. Нас держали в тесном подвале, избивали и издевались.

В течение нескольких лет, работая в штате трамвайно-троллейбусного управления, Жумагуль стояла в очереди на жилье. После долгого ожидания ей дали однокомнатную квартиру с малой квадратурой вместо обещанной двухкомнатной. Женщина от нее отказалась и предпочла подождать четыре месяца и получить причитающуюся ей двухкомнатную квартиру в следующем доме. Но ее планам не суждено было сбыться. Буквально за несколько недель до получения заветного жилья руководство трамвайного управления сменилось, и Жумагуль осталась без квартиры и без работы.

В то время женщина утешалась тем, что у нее все же есть крыша над головой — маленькая приватизированная комната в общежитии. Но судьба готовила ей следующий удар: родители тяжело заболели, и чтобы спасти им жизнь, она вынуждена была продать свое единственное жилье. И с тех пор, вот уже почти 17 лет, Жумагуль скитается по квартирам.


Ахан Асалбаев
Ахан Асалбаев

Со своим нынешним супругом Аханом Асалбаевым Жумагуль познакомилась по дороге домой. Она ловила такси и села в старенькую машину своего будущего гражданского супруга. Стояла зима, темнело рано, а молодая женщина очень боялась ходить ночью одной. Тогда Ахан предложил проводить ее до дома. У порога мужчина попросил напоить его чаем вместо платы за проезд. Гостеприимная хозяйка впустила гостя домой и накормила. Позже выяснилось, что в то время мужчина ночевал в машине и очень замерзал на морозе. Чашка горячего чая, семейный уют — это было именно то, чего ему так не хватало.

Примерно через месяц после этого инцидента у порога Жумагуль вновь стоял ее новый знакомый. И она его снова пожалела. Он предложил свою помощь в ремонте, который затевался в квартире, а взамен попросил разрешения оставаться ночевать. Вначале Жумагуль не замечала к себе особого отношения и относилась к гостю, как к старшему другу, даже называла «ага». Разница в возрасте между супругами составляет 11 лет.

Жумагуль:

— Когда поняла, что он не собирается уходить от меня, я несколько раз прогоняла его домой к жене и детям. На 8 марта даже сама собрала ему корзинку с подарками и отправила к семье. Через неделю его машина вновь стояла возле моего дома. Я его пожалела и впустила домой. Родные отказались от него, не хотели иметь с ним ничего общего. У него накопилось много долгов, работы не было. И вот мы вместе уже почти 20 лет.

Все эти годы он нигде не работал. Я жила с ним не из-за денег, он не дарил мне подарков, не содержал. Я не уводила его из семьи. Они его сами прогнали, а я лишь подобрала. Моя совесть перед ними полностью чиста, им не за что меня ненавидеть.

Когда он только заболел, я отвезла его к сыну в Капчагай, так как сама не могла за ним ухаживать. Через несколько часов мне перезвонил наш общий знакомый и рассказал, что собственный сын отвез Ахана на другую улицу и там бросил.

— За 20 лет мы многого натерпелись, однажды даже попали в рабство. У нас не было денег на жилье, а нам как раз предложили переехать в один дом работать сторожами и жить бесплатно. Но впоследствии мы были не сторожами, а настоящими рабами. Это было в поселке Ынтымак, неподалеку от Алматы. Мы прожили там почти год и работали не покладая рук. Нас держали в тесном подвале, избивали и издевались. Чудом убежали оттуда, когда хозяев не было дома. Тогда мой муж заработал себе первый инсульт.

Всего Ахан Асалбаев перенес пять инсультов. У него проблемы с координацией, он не может твердо стоять на ногах. После последнего кровоизлияния в мозг мужчина перестал разговаривать.

Жумагуль:

— Когда он только заболел, я отвезла его к сыну в Капчагай, так как сама не могла за ним ухаживать. Через несколько часов мне перезвонил наш общий знакомый и рассказал, что собственный сын отвез Ахана на другую улицу и там бросил. Я тут же поймала такси и поехала искать по дворам. Нашла его замерзшего, больного, лежащего на земле.

— Несколько месяцев назад Ахану стало совсем плохо, врачам чудом удалось его спасти. Когда думала, что он умирает, позвала его родственников, чтобы они с ним попрощались. Но никто не пришел.

Два года назад Жумагуль сама заболела. У нее парализовало руки и ноги, все тело покрылось опухолями. Врачи до сих пор не могут поставить точный диагноз. В прошлом году в местной поликлинике женщине диагностировали рак кожи, но сейчас врачи опровергают предыдущий диагноз. В последний визит к доктору женщине сказали, что у нее полностью нарушена система организма, и из-за этого по всему телу появляются язвы и опухоли, отнимаются конечности.

Жумагуль:

— Раньше я весила больше 100 кг, и у меня была очень светлая и гладкая кожа. Но из-за болезни вся кожа сгорела. Сейчас уже получше, а полгода назад меня мучил сильный зуд, было очень больно.

Я никогда не думала о себе, больше переживала о других. И из-за этого вся моя жизнь пошла прахом. Сколько себя помню, помогала родственникам, друзьям, забывая о себе.

— В прошлом году меня хотели положить на операцию и вырезать опухоли. Но от этого шага отговорили родственники. Бог знает, удачно пройдет операция или нет. Я думаю о своем муже и сыне. Они без меня не смогут. Не буду ничего предпринимать. Сколько мне отмерено, столько и проживу.

— Пока я занята делами в течение дня, почти забываю о боли, но вот когда ложусь спать, очень мучаюсь. Засыпаю обычно только под утро. От постоянного приема обезболивающих посадила печень. Кстати, на ней у меня тоже опухоль.

— В прошлом году, когда болезнь только появилась, я оказалась в критическом состоянии: работы нет, пенсии нет, лекарства не на что покупать, из квартиры выгоняли, а идти некуда. Я позвонила в программу «Другая правда» на телеканале КТК и через них попросила родственников мужа забрать его хотя бы на время, чтобы я подлечилась. Журналисты приехали, сняли репортаж. Но когда материал вышел, они все перевернули так, что в итоге я оказалась виноватой. Они сказали: «Эта женщина (тут в кадре появилась я) прожила с этим мужчиной 20 лет, использовала его и теперь выкидывает на улицу». Мне было очень обидно.

Я никогда не думала о себе, больше переживала о других. И из-за этого вся моя жизнь пошла прахом. Сколько себя помню, помогала родственникам, друзьям, забывая о себе. Я вот смотрю по телевизору новости о разбившемся самолете и каждый день плачу о погибших.

Всю жизнь мы пытались чего-то добиться, как-то заработать, выживали, как могли. Но потом муж заработал инсульт, я заболела и мы оказались в таком безвыходном положении.

— Мой сын стал наркоманом, пристрастился с синтетическому препарату «спайс». Ему 28 лет, он нигде не работает. На тяжелую работу ему нельзя, у него серьезное костное заболевание.

Сын перестал меня слушаться, уходит из дома, пропадает где-то. Как только подумаю, как он губит свою жизнь, сердце кровью обливается. Он мой единственный светлый лучик, смысл моей жизни. Я несколько раз пыталась покончить с собой, но каждый раз, когда брала в руки лезвие или оказывалась на крыше высотного здания, думала о сыне и не могла сделать последний шаг. Как я могу уйти, зная, что он останется на улице?

Две наши пенсии дают в сумме 26 тысяч тенге. Нужда вынудила нас переступить через себя, забыть гордость и выйти на улицы просить подаяние.

— Всю жизнь мы пытались чего-то добиться, как-то заработать, выживали, как могли. Но потом муж заработал инсульт, я заболела и мы оказались в таком безвыходном положении. Очень долго не могли оформить инвалидность, так как у нас не было городской прописки. Потом каким-то чудом я встретила знакомую, и она помогла прописаться за 70 тысяч тенге. И с прошлого года я начала заниматься сбором документов для получения пенсии по возрасту и по инвалидности для мужа.

Расходы на уход за инвалидом немалые. Только на подгузники ежемесячно уходило почти 50 тысяч тенге. Установление инвалидности отняло много времени и сил. Комиссия определила вторую группу инвалидности.

Жумагуль:

— Первую группу инвалидности нам так и не дали. Но и вторая группа дала немало преимуществ: теперь мы получаем подгузники бесплатно. Их, правда, не хватает, но мы экономим, как можем.

— Аренда этой комнаты вместе с квартплатой обходится нам в 55 тысяч тенге в месяц. Две наши пенсии дают в сумме 26 тысяч тенге. Нужда вынудила нас переступить через себя, забыть гордость и выйти на улицы просить подаяние. Я сажаю мужа на коляску, и мы идем попрошайничать.

Немало возникало проблем с полицией. Хотя многие из них понимают и смотрят на нас сквозь пальцы. Но попадаются и те, кто очень жестоко с нами обходится: унижают, оскорбляют, избивают. В Курбан айт возле мечети один служитель закона перевернул коляску с мужем, и она сломалась. Он думал, что мы притворяемся, как многие другие попрошайки. Пришлось искать деньги и на новую коляску.

В центр реабилитации инвалидов, как признается Жумагуль, супруга не возьмут, так как за ним требуется персональный уход. Наша героиня пыталась получить пособие по уходу за мужем, но, как оказалось, инвалиды второй группы в сиделках не нуждаются.

Даже если мне представится возможность сдать супруга в какой-то центр, я не смогу этого сделать. Даже когда я ухожу на две минуты, он начинает плакать, обнимает меня и целует. Как я его оставлю?

— А при попытке оформления первой группы инвалидности по психическому заболеванию в клинике сказали, что на установление группы потребуются годы, и на это время нас лишат имеющейся пенсии. Да и инвалидам при психических заболеваниях сиделки не положены, и пособие по уходу мужа женщине все равно не получить.

Весь этот шкаф буквально завален лекарствами, и многие из них стоят немалых денег. Например, медицинский препарат Тораксол в аптеках продают за 40 тысяч тенге. Без него Ахан начинает буянить и драться, вести себя неадекватно и агрессивно.

— Лекарство от давления Экватор стоит около 5 тысяч тенге. Помимо него, требуются препараты для сердца, успокоительные и обезболивающие, мази.

— Даже если мне представится возможность сдать супруга в какой-то центр, я не смогу этого сделать. Даже когда я ухожу на две минуты, он начинает плакать, обнимает меня и целует. Как я его оставлю? Я уже не представляю свою жизнь без него. Если я останусь одна, наверное, с ума сойду.

— У меня внутри теплится надежда, что кто-то все-таки нам поможет, что-то решится наконец. Я каждый день попрошайничаю, мимо меня проносятся 5–10 тысяч машин, и никто из них ни разу не остановился и не спросил, что с нами случилось, почему мы здесь оказались.

— По телевизору иногда показывают миллионеров, которые покупают дорогие машины и бриллианты, тратят огромные суммы денег на всякие мелочи — у меня такое в голове не укладывается. Мне кажется, что это происходит в другом измерении. 


Если вас тронула история этой женщины, и вы хотите хоть чем-то ей помочь, просим обратиться по телефону +7 707 683 20 24.

Поделись
Алуа Сулейменова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000