VOX POPULI Святослав Антонов 23 октября, 2015 12:00

На крючке у доллара

На крючке у доллара
Фото: Из открытого доступа в интернете
В августе этого года национальная валюта Казахстана была отпущена в свободное плавание. Это событие отразилось на жизни каждого казахстанца. Мы решили выяснить, как оно повлияло на сферы бизнеса, напрямую зависящие от разницы валют.

Василий Горев
Василий Горевой

Fashion-ритейл

Чтобы понять, какие изменения произошли в связи с девальвацией и свободным плаванием курса тенге на рынке ритейла и продажи одежды, мы решили поговорить с Василием Горевым, финансовым директором компании Almeo (представляет на рынке бренды Cortefiel, Oodji, Springfield, Etam), а по совместительству — президентом Ассоциации ритейлеров Казахстана, включающей в себя 35 компаний и 60 брендов («Интертоп», Milavitsa, Mango, Kimex, Promod, Jennyfer, De Facto и другие).

VOX: Расскажите, как изменились продажи, и с какими проблемами столкнулись компании, работающие в сфере fashion-ритейла?

— Наш бизнес стал выходить за рамки рентабельности. В результате девальвации, а точнее, постдевальвационного шока, который охватил население, резко упали продажи. Обычно это достаточно прогнозируемый бизнес, что особенно важно для долговременных инвестиций. На сегодняшний день отмечается падение продаж на 35–40% у всех компаний-участников нашей ассоциации и на рынке в целом. В то же время расходная часть у нас значительно возросла. Каждая новая партия одежды закупается по обновленному курсу. Также возросли расценки на растаможку, так как они привязаны к курсу евро. При этом мы просто не можем поднимать ценники на товар адекватно увеличивающимся расходам — спрос тогда упадет еще больше.

Для сравнения, за год розничная цена в большинстве магазинов одежды выросла на 20–30%. При этом тенге за этот же период времени упал уже почти на 50%. Более того, мы вынуждены были пренебречь всеми календарями распродаж, начав их значительно раньше, чтобы хоть как-то подержать спрос. Рядовому потребителю, конечно, от этого хорошо, но долго ритейлеры так существовать не смогут. Многие говорят, что в такой ситуации выживут только сильнейшие, но это тоже неправильно — учитывая, что речь идет о компаниях, существующих на рынке не первый год и даже не один десяток лет. Мы уже научены горьким опытом 2014 года. Тогда были жестко оптимизированы все расходы. Практически все компании были вынуждены сократить свои расходы на персонал. Наверное, вы сами заметили, что сейчас в магазинах стало меньше консультантов. Были значительно снижены транспортные и логистические расходы. Однако соки уже были выжаты, и этот ресурс подходит к концу.

VOX: Наверное, все слышали, что самой большой проблемой среди прочих негативных факторов для вас является подорожавшая аренда. Арендодатели не хотят уступать в цене?

— Абсолютное большинство торговых центров в Алматы и Астане привязывают аренду своих площадок к курсу доллара. Они не хотят идти на уступки. В отдельных случаях стоимость аренды доходит до 50–60% от продаж. Как бы ни была для нас привлекательна та или иная торговая площадка, мы просто не можем себе позволить содержать заведомо убыточный магазин. Тут перед нами стоит системная проблема. На уровне законодательства в Казахстане нет запрета на индексирование, то есть привязку к иностранной валюте, долгосрочных договоров. Уже сейчас многие известные бренды одежды отказываются от прихода на наш рынок. При нынешних условиях мы просто будем вынуждены сменить места аренды, несмотря на неэффективность такого решения с точки зрения инвестиций, уже вложенных в существующие магазины. При этом заполнить образовавшийся вакуум будет нечем. Думаю, в будущем нас ждет эволюция взаимоотношений ритейлеров и арендодателей. Через эти болезненные для многих перемены уже прошли Украина и Россия.

VOX: О какой эволюции вы говорите? При каких условиях нагрузка на fashion-ритейлеров может уменьшиться?

— Прежде всего это переход на определенную долю от продаж, вместо фиксированной ставки в долларах в качестве арендных платежей. Ритейлеры готовы платить торговым центрам от 10 до 20% от своих продаж. Уже есть арендодатели, особенно в регионах — таких городах, как Павлодар и Уральск, — которые уже перешли на эту новую систему. Она способствует развитию конкурентной среды. В Алматы также есть несколько ТРЦ, которые согласны с этими условиями. Со всеми будем договариваться, и, возможно, ситуация вскоре изменится. 

VOX: Расскажите, как такую остроту приобрела ситуация с ТРЦ MEGA Alma-Ata? Почему ритейлеры решили предать этот конфликт столь широкой огласке в СМИ?

— Тут возникла проблема коммуникации с арендодателем. Почти сразу после памятного снижения курса тенге мы отправили письма всем своим партнерам с просьбой организовать встречу для возможного пересмотра контрактов аренды. Менеджмент ТРЦ проигнорировал эти предложения. Мы были вынуждены применить эту, возможно, не совсем красивую тактику, чтобы хотя бы начать диалог с руководством MEGA Alma-Ata. Они говорят, что проблемы ритейлеров заключаются в плохом менеджменте, и на рынке выживут сильнейшие. Такое мнение было бы справедливо, если бы речь касалась одной компании или бренда. Однако мы говорим о 30 компаниях и 60 брендах. Это значительная часть от нынешних арендаторов MEGA. Сейчас переговоры с руководством торгового центра продолжаются, однако они пока не привели к значительному изменению ситуации. ТРЦ не хочет обсуждать новые условия выплаты аренды со всей Ассоциацией, а только индивидуально с каждой компанией.


Сервис отслеживания работы бутиков
Сервис отслеживания работы бутиков

VOX: А как ваша активность в качестве инициаторов борьбы ритейлеров за снижение арендных ставок отразилась на вашей компании (Almeo)?

— Не секрет, что бутики брендов, которые представляет Almeo в MEGA Alma-Ata, стоят опечатанными. Предлогом для этого стала якобы неуплата аренды, при том, что у некоторых магазинов никаких задолженностей по выплатам не было.

VOX: Бытует мнение, что ТРЦ не хотят переходить на оплату аренды в виде доли от продаж, потому что считают отчеты самих ритейлеров недостаточно прозрачными.

— У нас есть онлайн-продукт, позволяющий отследить движение всех товаров через интернет в режиме реального времени. Все наши партнеры могут подключиться к сервису и видеть полную статистику по всем магазинам ежеминутно — куда уж прозрачнее? Сразу после поступления в бутик товар индексируется в системе. В нее вбиты артикулы всех вещей, находящихся на полках. Программа дает хорошую и подробную статистику: к примеру, можно оценить средний чек за какой-то определенный период времени. Мы готовы предложить эту программу другим компаниям-ритейлерам. Тогда возможные сомнения в честности наших показателей отпадут у арендодателей сами собой.

VOX: Есть ли среди fashion-брендов компании, которые уже приняли решение уйти с казахстанского рынка, сочтя работу в новых условиях нерентабельной?

— Я бы не стал так категорично говорить. Совсем уходить никто пока не собирается. Это будет означать, что придется выбросить те инвестиции, которые уже были вложены в развитие компании на рынке. Вопрос только в смене точек продажи из-за неподъемных арендных платежей. В рамках работы ассоциации нам уже удалось достичь договоренности с ТРЦ по всей стране.


ТРЦ MEGA Alma-Ata
ТРЦ MEGA Alma-Ata

VOX: В последние годы у нас наблюдался бум строительства ТРЦ. Сейчас условия рынка изменились Как вы считаете, не приведет ли это к тому, что новые торговые площадки будут пустовать?

— Вы спрашиваете, не превратятся ли они в памятники современной архитектуры? Возможно, но не все так просто. Все зависит от того, на каких условиях они согласятся работать. К примеру, у нас уже есть предварительные договоренности об аренде с несколькими еще не построенными торговыми площадками. Некоторые из них уже сдали до 50% своих площадей. Желающих арендовать торговую точку всегда будет достаточно. На рынке сейчас выиграет тот, кто сможет найти общий язык с максимально большим числом ритейлеров. Тогда новые торговые площадки смогут составить конкуренцию даже старым ТРЦ с более выгодным расположением.

VOX: Каков ваш прогноз на будущее рынка ритейла?

— В ближайшей перспективе, как я уже говорил, мы будем проходить через эволюцию взаимоотношений ритейлеров и арендодателей. На рынке выживут те компании, которые имеют запас финансовой прочности. Прихода новых брендов в ближайшее время ожидать не стоит. Цены на одежду и обувь до января следующего года не будут повышаться. Дальше все будет зависеть от национальной валюты. Будет развиваться здоровая конкуренция между ритейлерами. Главное, чтобы она не перешла в фазу ценовой войны. Тогда этот рынок действительно может обрушиться.



Тарас Криворучко
Тарас Криворучко

Ресторанный бизнес

Как обстоят дела в ресторанном бизнесе после падения тенге, нам рассказал ресторатор Тарас Криворучко, управляющий сети Turbo Group (кофейня Кофей.сом, ресторан «ВиноГрад», бар «3 копейки», «Шашлык Машлык», столовая «Ложка»).

VOX: С какими проблемами столкнулся ресторанный рынок после девальвации?

— Ничего необычного или нового для нас не случилось. Это не первый кризис, через который мне пришлось пройти. Нельзя сказать, что такую ситуацию трудно было предсказать, ведь наша экономика представляла из себя мыльный пузырь, раздутый нефтью. Слабые игроки рынка сейчас уйдут, а у сильных появится возможность укрепить свои позиции. Кто еле держался на плаву — закроются, а те, кто имеет резервы и возможность оптимизировать свою работу, займут освободившиеся ниши. Это естественный отбор. Можно сравнить ситуацию с изменением популяции волков в лесу. В «жирные» годы она резко возрастает, а в период голода — сокращается, но выживают сильнейшие.

Особенно тяжело придется тем, кто арендует помещение. Цены на аренду сейчас подскочили. Из ресторанов, не имеющих своего помещения и вынужденных платить аренду, выживут только те, кто имеет хороший оборот, запас средств. Таких у нас очень мало. 

VOX: Насколько уменьшилось количество гостей? Как заведениям нужно действовать, чтобы сохранить спрос?

— Спрос на рестораны упал сильно. Большинство людей, пострадавших от девальвации, в первую очередь отказались от походов по заведениям. Востребованными остались только давно проверенные места. В среднем по рынку количество гостей сократилось до 50%. В этом году у нас работало около 5 000 ресторанов. Летом, когда традиционно наступит пик закрытия заведений, их число сократится примерно на 35%. Людей сейчас может привлечь хорошая цена или оригинальное предложение. Так, мы, к примеру, в своей сети не стали повышать цены. Напротив, в первое время девальвации объявили скидку в 40%. У нас есть запас прочности. Теоретически мы можем работать даже на условиях выхода в ноль по прибыли в течение полугода. Те, кто не может себе такого позволить, должны активизироваться творчески. Кризисы, как правило, являются двигателями прогресса. В стрессовой ситуации ты начинаешь больше думать, анализировать. Конкуренция сейчас возрастет. Чтобы сохранить рентабельность заведения, ресторатораторам нужно будет придумывать что-то новое, чтобы удивить публику. Нужно оптимизироваться и максимально сокращать расходы, урезать меню до самого востребованного. В такие периоды ты по-новому оцениваешь свой персонал, эффективность работы каждого сотрудника.  Сейчас освободится много помещений, на рынке появятся интересные предложения по аренде, и это станет хорошей возможностью для появления новых интересных ресторанов.


Интерьер кофейни Кофей.сом
Интерьер кофейни Кофей.сом

VOX: А насколько возросли цены на продукты, закупаемые ресторанами? Как это повлияло на их работу?

— Рост цен на импортные продукты зависел от того или иного поставщика. Некоторые сразу, в день падения тенге, прислали нам письма, что собираются поднимать цены на 20–30%. С такими мы чаще всего прекращали отношения, так как это просто было попыткой «навариться» на ресторанах. Другие до сих пор сохранили додевальвационный уровень, ведь у них был большой запас заранее купленного товара на складах. С такими поставщиками приятнее работать. Безусловно, удорожание продуктов серьезно повлияло на рестораны. К примеру, если раньше я покупал килограмм рибая по 7 тысяч тенге, то теперь он будет стоить 14 тысяч. За такую цену его у меня просто не купят, и я вынужден искать замену в виде местного мяса, которое может стоить в три раза дешевле. Та же ситуация с семгой, которая до последнего времени была настоящим монополистом в рыбных меню. Сейчас мы ищем другую рыбу.

— Безусловно, сейчас все больше заведений будут стараться работать с местными производителями. Тут есть свои трудности, так как качество казахстанской сельхозпродукции не всегда удовлетворяет строгим требованиям заведений. Думаю, у отечественных производителей появилась отличная возможность найти новый рынок сбыта. Подвижки в этой сфере уже видны, однако пока они недостаточны. К примеру, вырезку, которая является основой большинства мясных блюд в меню наших ресторанов, мы пока покупаем в других странах. Местные поставщики не обеспечивают одинаковое качество и стандарты. Мы не можем быть уверены, что говядина, которую мы здесь приобрели, была откормлена одинаково, забита в одно время, а ведь такие вещи важны при организации работы кухни. Думаю, со временем и эти трудности решатся.


Столовая «Ложка»
Столовая «Ложка»

VOX: Что ожидает наш ресторанный бизнес? Каких тенденций стоит ждать в будущем?

— Как я и говорил ранее, рынок не умрет. Сильнейшие выживут и создадут интересные предложения для гостей. Появятся новые заведения, концепцию которых мы еще недавно не могли себе представить. Успеха добьются те, кто сумеет удачно совместить хорошую концепцию, дизайн, приемлемые цены и налаженные бизнес-процессы.

Из тенденций: думаю, возрастет спрос на сегмент столовых. Мы не так давно открыли столовую «Ложка», и к нам в обед стабильно приходят 500–550 человек. Столовые станут более красивыми и современными. Кто сказал, что в подобном заведении не может быть хорошего оформления и музыки? Широкого выбора в меню и интересных блюд? В столовые сейчас не зазорно ходить даже весьма респектабельным людям.



Лаура Галиева
Лаура Галиева

Туристический бизнес

О перспективах развития туризма в условиях падения спроса на все виды услуг мы поговорили с руководителем и основателем одного из крупных туроператоров Казахстана — компании Kazunion — Лаурой Галиевой.

VOX: Как изменения в экономике отразились на туризме?

— Я работаю в туризме с 90-х годов, и на моей памяти это уже не первый кризис. Как правило, уровень падения экономики можно четко отследить по желанию людей отдыхать. Конечно, мы все хорошо запомнили 20 августа (день, когда был установлен новый курс валют, 255 тенге за доллар — прим. ред.). После этого дня все наши продажи встали. Люди просто находились в шоковом состоянии Сейчас ситуация чуть лучше, но спрос на услуги туристических компаний упал на 50%. Тем не менее, люди не перестали ездить на отдых. Просто сейчас они предпочитают более бюджетные направления. Большинство заказов у турагентов — только на близлежащую перспективу и праздничные дни вроде Нового года. В долгосрочной перспективе люди путевки практически не приобретают. Авиаперевозчики также значительно оптимизировали свои рейсы.

VOX: Насколько тяжелой для турагентов и туроператоров стала нынешняя ситуация?

— Я не вижу сейчас совсем плохой, патовой ситуации. Другой вопрос, что этот кризис неизбежно приведет к значительным сокращениям в штате компаний. Если кризис будет затяжным, начнут закрываться те конторы, у которых не было «жировой прослойки», отложенных средств, которые можно было бы пустить в оборот. Сейчас с начала кризиса прошло слишком мало времени, чтобы делать однозначные выводы. Однако большие трудности могут быть еще впереди.

VOX: Насколько поднялись цены на услуги туристических компаний?

— У любого кризиса есть свои минусы и плюсы. К минусам можно отнести падение спроса на внешний туризм, но плюсом, возможно, станет то, что начнет расти внутренний. В турах за границу мы очень жестко привязаны к доллару. Именно поэтому цены на них выросли почти настолько же, насколько подешевел тенге. В то же время авиакомпании оказали себе и нам определенную поддержку, сделав серьезные скидки на чартерные рейсы. В итоге появились достаточно бюджетные и привлекательные для казахстанцев направления. Со стороны отельеров, к сожалению, нельзя заметить такой же гибкости. Отели ориентированы на различные страны, и ради одного Казахстана они не станут пересматривать свои условия. Наш рынок для них — сравнительно небольшой. Когда упал рубль в России, упал спрос на туризм — они были более сговорчивыми.


Флаги разных стран в офисе туристической компании
Флаги разных стран в офисе туристической компании

VOX: А какие туристические направления приобрели сейчас особенно большую популярность?

— Безусловным лидером продаж стали Арабские Эмираты. На это направление очень привлекательные цены — от 350 долларов с человека. Еще одним сюрпризом стал рост, а точнее возрождение, популярности Таиланда. Эта страна также считается достаточно бюджетной. Новым маршрутом для нас стала Шри-Ланка. Спросом пользуются такие дешевые азиатские страны, как Вьетнам. В целом, Азия сейчас более популярна, как достаточно экзотичный, но не столь дорогой по сравнению с Европой регион.

Традиционным спросом пользуется Турция. Многим казалось, что все уже наездились туда, однако статистика говорит об обратном. Именно эта страна может предложить казахстанским туристам то, что они больше всего ценят — море, привычную кухню, систему «все включено». Падение наблюдается на европейском направлении. Теперь еврозона стала для нас слишком дорогой.


Каталог гостиниц
Каталог гостиниц

VOX: Вам усложняет работу тот факт, что курс все еще остается плавающим?

— Это очень мешает. Пожалуй, для нашего бизнеса невозможность длительного прогнозирования наиболее болезненна. В таких условиях просто невозможно работать. Ты как будто сидишь на пороховой бочке. В нашем деле важно заключать долгосрочные контракты с отелями и авиаперевозчиками, однако, не зная какой завтра будет курс, делать это становится все сложнее.


Офис туристической компании
Офис туристической компании

VOX: Нет ли опасности, что подобная ситуация может привести к внезапным банкротствам компаний и невыполнению ими обязательств перед клиентами, как в известных случаях с «Гульнар Тур» и Travelsystem?

— Мы буквально вчера обсуждали это на собрании туристических компаний в палате предпринимателей. Дело в том, что после тех случаев были приняты поправки в законы, чтобы гарантировать казахстанским туристам безопасное возвращение домой. По закону теперь существуют банковские гарантии, а также резервный фонд, формируемый компанией как раз для таких случаев. Каждый случай крупного банкротства туркомпании индивидуален. В основном они связаны с просчетами в ведении бизнеса, рисками и недостатком оборотных средств. Сейчас на рынке все стали внимательнее к этому относиться. Мы также наблюдаем за своими партнерами и конкурентами. Пока не видно предпосылок для громких банкротств.



Александра Карпова
Александра Карпова

Продажа вина и элитных спиртных напитков

О том, как экономические изменения отразились на бизнесе по продаже элитного алкоголя, нам рассказала Александра Карпова, директор по развитию сети винных бутиков Nicolas.

VOX: Как изменились продажи алкогольных напитков, и, в частности, вина после начала экономического спада в нашей стране?

— Резких скачков у нас не случилось. Мы не наблюдаем падения продаж, только уменьшение их роста примерно на 10%. Сейчас начинается сезон активных продаж спиртных напитков, но они выросли не столь значительно, как нам бы хотелось. В принципе, эта тенденция связана не только с последними событиями. В последние годы темпы роста алкогольного рынка значительно снижаются. Если до 2009-го продажи ежегодно росли на 30%, то к настоящему времени эта цифра едва достигает 8% роста.

VOX: Какой из негативных факторов в новой экономической ситуации для вас стал самым проблематичным?

— Самой большой проблемой является дорогая аренда. Большая часть винотек нашей сети расположена в торговых центрах. Условия аренды там достаточно жесткие. Мы сейчас работаем над тем, чтобы улучшить их. В популярных ТРЦ наша аренда может превышать 50% от продаж. Мы стараемся вести переговоры с каждым из арендодателей. Так, если MEGA Park готов идти на уступки, то MEGA Alma-Ata жестко стоит на своих позициях.

VOX: После падения тенге у вас значительно выросли закупочные цены. Как это отразилось на розничной цене вашего товара?

— Тут нужно сделать разделение. 50% товара мы завозим из-за рубежа самостоятельно, выступая в качестве импортера. Еще 50% приобретаем у дистрибьюторов. На первую категорию цены мы не увеличивали, а вторая зависит от закупок. Так, некоторые дистрибьюторы так же пока не стали повышать цены. Другие подняли их на 30%. В ноябре к нам придут новые поставки. Эта продукция уже будет стоить дороже, но, конечно, не равноценно увеличению курса. Люди просто не станут покупать вино, которое раньше стоило 5 тысяч тенге, за 10 тысяч. Здесь нам придется немного сократить свою маржу. Думаю, ценник вырастет не более, чем на 20%.


Винотека Nicolas
Винотека Nicolas

VOX: А как рост цен сказался на спросе?

— Спрос снизился только в сегменте более дешевых вин. Он упал где-то на 30%. Мы же больше ориентированы на более элитный сегмент и клиентов выше среднего достатка с доходом более 2 000–30 000 долларов в месяц. Такие клиенты не столь сильно сократили расходы. Кроме того, большинство наших покупателей — это не просто случайные люди. У них есть сложившиеся предпочтения и привычки — например, выпивать бокал вина каждый вечер.

VOX: Все же какие-то серьезные трудности, связанные с нестабильностью национальной валюты, у вас имеются?

— Да, конечно. По большей части это невозможность долгосрочного стратегического планирования. Я слышала, что банки сейчас строят свою работу, исходя из возможного курса 360 тенге за доллар. Обывателям пока сложно даже осознать эту цифру. Мы думали открыть три новых магазина, но из-за такого негативного прогноза будем пересматривать свой план. Пока повременим с заходом на рынок Астаны, который считается сложно предсказуемым. Импортерам продукции проще справиться с такой нагрузкой, так как у них большие объемы отгрузки товара. Винотекам же приходится сталкиваться с арендой.

За последнее время уже закрылись такие винные магазины и винотеки, как Provino, The Bottle напротив «Юбилейного», «АлкоИмпорт» на Абая. Многие из них и до этого почти не приносили прибыли. Сейчас, чтобы выжить, нужно очень четко планировать свой сегмент продаж, уровень клиентов и политику ценообразования.

VOX: Уход игроков с рынка продажи вина — это хорошо или плохо для тех компаний, которые переживут это время?

— Думаю, что все же хорошо. Сейчас будут развиваться только крупные игроки, продающие хороший продукт. Они занимаются образованием и повышением уровня знаний о вине у населения. К примеру, в нашей компании есть сомелье, который проводит обучение персонала магазина. Продавцы, в свою очередь, просвещают клиентов. Мы можем проводить дегустации и другие подобные мероприятия, привлекая интерес публики к этому напитку. Маленькие одиночные игроки не могут себе этого позволить. Иногда из-за недостаточно хорошего обслуживания они портят сам имидж винотек.


Продавец-консультант винотеки Nicolas
Продавец-консультант винотеки Nicolas

VOX: Насколько перспективным в будущем будет размещение магазинов в торговых центрах? Или лучше все-таки иметь отдельную точку продажи?

— Торговые центры дают высокую проходимость. В отдельно стоящих магазинах у нас нет такого уровня продаж. В то же время, тут все зависит от того, насколько гибкий договор мы заключили c владельцем помещения.

VOX: Как думаете, будет ли расти популярность вина в нашем обществе? Будут ли появляться новые магазины, специализирующиеся на этом товаре?

— Открыть винотеку сейчас достаточно дорого. Нужно окупать специальные деревянные стеллажи, холодильное оборудование для определенных сортов вин и систему кондиционирования, поддерживающую постоянную температуру не выше 23 градусов. В общей сложности на запуск такого проекта может уйти от 80 тысяч евро. Вряд ли кто-то сейчас готов пойти на такие расходы, открывая бизнес без уверенности в прибыли. 


Свободно плавающий курс валют и последовавший за ним экономический спад сильно ударили по многим сферам нашей жизни. Проблемы не обошли и бизнес. Кто-то справляется с ними лучше, кто то хуже. В конечном итоге, как отмечают наши герои, выживут сильнейшие. Те, кто смогут сделать лучшее предложение для своих клиентов по адекватным ценам. Такие компании способны пережить любимые катаклизмы.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000