VOX POPULI Святослав Антонов 2 июня, 2015 08:00

Я – музыкант

Я – музыкант
Фото: Азиз Мамиров
Музыка объединяет людей. Правда ли это? Мы решили выяснить, что общего у рокера-металлиста, рэпера-любителя, руководителя струнного квартета, участника этно-фольклорного ансамбля и уличного музыканта.

Руслан Исаев, heavy metal

– Можно сказать, что музыка окружала меня с детства. Отец очень любил авторскую песню и особенно композиции Владимира Высоцкого. Я со школы увлекся тяжелым роком. С 2006 года были попытки создать свой коллектив, тогда я стал самостоятельно обучаться игре на гитаре. Конечно, тогда у меня было очень примитивное представление о музыке, ведь кроме тяжелого металла ничего не признавал. Уже в университете познакомился с гитаристом нашей группы Зуфаром. Так появился наш коллектив «KADAR». Мы стали совершенствоваться и сочинять более зрелый и взрослый материал. Можно сказать, что такой музыки у нас больше никто не играет. В одной композиции вы можете услышать джазовую мелодию, резко переходящую в тяжелый для восприятия большинства death metal c агрессивным вокалом - гроулингом. Потом мелодию может снова поменять ритм. Это очень непредсказуемый для слушателя звук.

99% мелодий пишет Зуфар, а я работаю над текстами. Сочиняем мы новые треки постепенно, нота за нотой, Часто это происходит в ходе импровизации во время репетиций.

Коллективу «KADAR» далеко не сразу удалось завоевать аудиторию. Подобная музыка не пользовалась большим спросом, но ребята упорно продолжали записывать свои треки. С помощью возможностей современных технологий свой первый альбом группа записала в условиях домашней студии. Проблемы начались, когда они начали искать звукорежиссера, чтобы закончить сведение композиций. Местные специалисты не брались за это дело, из-за того, что не имели опыта работы с подобной музыкой. В итоге Руслан и Зуфар нашли специалистов за рубежом и издали свой альбом на иностранном независимом лейбле. Официальные продажи альбома начались в 2012 году через сервисы iTunes и Amazon.

Копии альбома были разосланы в редакции музыкальных изданий и на интернет-радиостанции. Положительные рецензии и анонсы на композиции писали в таких авторитетных журналах, заточенных на жанр тяжелой рок музыки, как британский Metal Hammer и русскоязычный Terroraiser. Они отмечали самобытность и высокое качество записей. Отзывы на него появились даже в Словении и Греции. Если взять пиратские скачивания, то тираж альбома составил 2000-3000 тысячи копий, что очень неплохо для музыки такого жанра созданной в Казахстане.

На родине, в виду ограниченности круга любителей тяжелых жанров рока, группе не удалось сыскать подобной популярности. В период активной концертной деятельности они выступали вживую примерно раз в месяц. В основном это были death metal фестивали, проводимые в тематических клубах. Есть примерно несколько сотен, человек регулярно приходящих на концерты «KADAR». Из-за перестановок состава и частой смены барабанщиков (за годы работы поменялось более десяти музыкантов) они вынуждены были приостановить концертную деятельность. Сейчас Руслан и Зуфар работают над записью второго альбома, уделяя этому выходные дни.

Увлечение рок-музыкой требует определенных затрат. Для записи нужна дорогая музыкальная карта, качественные шнуры и соединения, хорошие инструменты. Сведение композиций иностранными звукорежиссерами обошлось музыкантам в 1000 долларов за альбом. При этом, по словам Руслана играя подобную музыку, трудно рассчитывать на большие доходы от творчества. На рок-музыке можно заработать только играя более легкие композиции или каверы известных групп в питейных заведениях. Очень небольшое число коллективов может зарабатывать на своих концертах. Зачастую «KADAR» участвует в фестивалях и совместных выступлениях бесплатно. На официальных продажах альбома они заработали не больше нескольких сотен долларов.



– Я работаю видеоинженером на телевидение, а Зуфар трудится в фармацевтической компании. Музыка для нас хобби, а не работа. Сейчас музыкальная индустрия во всем мире развивается неправильно. Все пришло к упрощению композиций для радио формата. Независимо от жанра или стиля все песни звучат однообразно и делаются по одному шаблону. Своим творчеством мы хотели бы создавать что-то другое, музыку, которая была бы не похожа на большую часть того, что делают другие с целью достижения коммерческого успеха, – добавляет Руслан.

Абзал Арыкбаев, фольклорная музыка:

– Музыкой я начал заниматься еще с пятого-шестого класса. Изначально учиться играть на домбре отдали родители, но со временем, узнавая больше о древних инструментах и фольклорной музыке, все больше интересовался этой темой. Закончил музыкальный колледж имени Чайковского, а затем и консерваторию имени Курмангазы. Еще в училище познакомился Бауржаном Бекмуханбетовым, а затем и с другими участниками будущей группы «Туран». Мы все вместе играли в студенческом коллективе «Сарын». Затем по рекомендации одного из преподавателей консерватории нас взяли в фольклорно-этнографический ансамбль «Сазген сазы». Еще, будучи студентом, я и мои согруппники приобрели большой опыт концертных выступлений. Зародилась идея создать свой коллектив, который будет работать в новом направлении казахской народной музыки. Так в 2008 году появился ансамбль «Туран». Первоначально в составе был я, Бауржан Бекмуханбетов, Максат Медеубек, Корлан Картенбаева, Серик Нурмолдаев. Позже единственная девушка в группе по имени Корлан ушла и на ее место пришел Ержигит Алиев.

Одной из уникальных черт группы «Туран» является большой спектр народных инструментов. Некоторые из них весьма древние, известны едва ли не с шестого или восьмого веков нашей эры. Участники коллектива возрождают традиции игры на них. Каждый музыкант в составе группы - мультинструменталист владеющий техникой игры на большом количестве инструментов. Члены группы сразу начали сочинять собственные композиции, но также исполняли известные кюи таких композиторов как Даулеткерей и Нургиса Тлендиев. Зачастую композиции рождаются в ходе импровизаций, но за каждой мелодией стоит изучение исторического фольклорного материала. Помимо этого в своих концертах «Туран» сочетает различные жанры народных искусств: танцы, кукольный театр, горловое пение.

– Я играю на семи музыкальных инструментах. Кроме домбры это шанкобыз, дангыра, сазсрнай, шертер. Но, конечно, главным моим инструментом является голос. У нас осталось не так много вокалистов, владеющих традиционными тюркскими техниками горлового пения. Пришлось все осваивать самостоятельно, а сейчас уже сам преподаю эти техники молодежи.

На первом этапе творчества молодой коллектив поддержала консерватория имени Курмангазы. Им предоставили репетиционную базу. Первые концерты коллектива состоялись через несколько месяцев после начала совместной работы. А в 2008 году состоялись первые зарубежные выступления в Германии рамках фестиваля Young Euro Classic. Группа «Туран» постепенно завоевывала сердца слушателей. Через несколько лет они стали давать регулярные концерты в консерватории, ГАТОБ имени Абая, «Казахконцерте», на площадках Астаны и других городов Казахстана. Первый альбом группа выпустила в 2009 году. При записи было использовано свыше тридцати казахских народных инструментов, часть из которых ранее никогда не записывали. Его пришлось записывать на нескольких студиях, так как не все звукорежиссеры умели работать с подобной этнической музыкой.

– Диск разлетался практически моментально, и мы не успевали печатать новые тиражи. Его продавали в музыкальных магазинах, но большинство записей раскупали еще на концертах. Общий тираж альбома на сегодня составил около 7-8 тысяч дисков. В 2011 записали свой второй альбом и он также пользовался популярностью - рассказывает другой участник «Турана» Серик Нурмолдаев.

– Мы принимали участие во многих зарубежных фестивалях. Наши концерты проходили в 50-ти странах – это половина Европы, Турция, США, Корея, Китай, Япония. Мы встречали большой интерес к казахской фольклорной музыке и древним народным традициям. У группы появилось даже несколько фан-клубов заграницей, – рассказывает Абзал.

Музей народных музыкальных инструментов после реконструкции здания в 2012 году начал сотрудничество с ансамблем «Туран». Участники группы были приняты в качестве научных сотрудников и начали работу по изучению и восстановлению техники звукоизвлечения практически вышедших из употребления инструментов. Плотно сотрудничая с учеными и мастерами, изготавливающими музыкальные инструменты, «Туран» воскресил древние звуки и этническую музыку. Так был восстановлен шаманский ударный инструмент асатаяк, бубен дангыра, появились новые виды сазсырная. Практически каждую неделю группа проводит концерты-лекции в музее, где рассказывает слушателям историю казахских музыкальных традиций.





По словам Абзала, сейчас вполне можно прожить, занимаясь фольклорной музыкой. Далеко не всегда группа получает деньги за свои концерты, но им выплачивают зарплату в музее. Кроме того, каждый из них преподает в консерватории и музыкальных школах, а также, в частном порядке, игру на различных инструментах. Помимо этого в последние годы необычные по звучанию этнические коллективы становятся популярны на рынке шоу-бизнеса.

– Для нас «Туран» это в первую очередь не коммерческий проект, а дело жизни и работа для души. В каком-то смысле мы видим свою миссию в восстановлении звука древних инструментов и популяризации фольклорной музыки. Когда мы только начинали, было мало подобных коллективов, но сейчас у нас появились последователи. Это очень радует и дает надежду на дальнейшее развитие и сохранение народных традиций, – добавляет Абзал.

Ернар Мынтаев, классическая музыка

– Родители отдали меня в музыкальную школу имени Жубанова, потому что она находилась недалеко от дома и моя мама преподавала там. Сначала хотели, чтобы я поступал в класс домбры, но один из преподавателей, увидев мои данные, посоветовал учиться игре на виолончели. Брат тоже учился там, но у него не хватило терпения закончить школу. Я где-то классе в третьем отправился на музыкальный конкурс. Там собрались музыканты высокого уровня и, услышав их игру, я спросил у учителя, смогу ли сам так сыграть когда-нибудь. Он ответил, что если буду усердно заниматься, то стану играть даже лучше, и это меня вдохновило. Еще, учась в школе, я успел принять участие в республиканских и международных конкурсах. На одном из занятий учеников собрали в группы и показали, как можно сыграть произведения известных композиторов в составе квартета. Нас тогда это очень зацепило. Через некоторое время, в 1988 году, в стенах школы появился первый состав нашего квартета.

Уже учась в консерватории, нас благословила известный композитор и педагог Газиза Жубнова. Услышав, как играет наш квартет, она сказала Мухтару Утеуову, тогдашнему директору филармонии, что, если удастся сохранить этот состав, ребята покажут всему миру музыкальный уровень Казахстана. Он прислушался к ней, и когда предыдущий состав струнного квартета, работавший в филармонии, уехал в Грецию, директор убедил министерство культуры дать нашему коллективу государственный статус. Так и появился Государственный струнный квартет им. Г. Жубановой. Долгое время нас опекал и обучал руководитель российского квартета имени Бородина Валентин Берлинский. Затем мы учились за рубежом у одного из лучших в мире специалистов по камерной музыке – Райнера Шмидта. После получили грант «Болашак» на учебу в музыкальной академии города Базель.

Настоящее признание квартет получил после победы на международном конкурсе имени Шостаковича в Москве. Позже в 2005 году им удалось занять второе место на конкурсе в Японии, куда съехались лучшие профессиональные квартеты со всего мира. Квартет стал давать концерты в филармонии каждый месяц, в то же время активно гастролируя по другим городам Казахстана.

Мы записывали три альбома в разных странах мира. Недавно заключили контракт со швейцарской звукозаписывающей компанией и записали квартеты Мендельсона. У нас в стране, к сожалению, недостаточное количество профессиональных звукорежиссеров, умеющих работать с классической музыкой. Для этого нужно соответствующее образование, а они больше привыкли писать «попсу». За годы творчества к нам поступало несколько предложений уехать работать за рубеж насовсем, но мы отказывались от них. В конечном счете, если не мы, то кто тогда будет пропагандировать классику в Казахстане? – рассказывает Ернар Мынтаев.

На концерты струнного квартета собираются в основном настоящие ценители классической музыки. Круг постоянных слушателей ограничен ввиду отсутствия широкой рекламы и пропаганды выступлений музыкантов. В то же время в регионах страны квартет всегда принимают очень тепло и на концерты собираются полные залы.

Сейчас музыкантам очень сложно пробиться. Консерватория ежегодно выпускает десятки студентов, но спрос на них не так велик. Чтобы выступать на концертах и зарабатывать на этом, нужно постоянно учиться и прикладывать много усилий. Не реализовавшись на родине, многие талантливые музыканты уезжают в Европу.



Зарплаты в государственных музыкальных организациях сейчас тоже не очень большие. Хорошо получают музыканты «Астана опера». Отечественный шоу-бизнес кажется тоже еще не созрел для подобной музыки. Нас несколько раз приглашали на выступления представители крупных компаний, но мы отказывались играть «в фоновом режиме». Иногда отдельные ценители зовут на частные концерты-лекции. На них я рассказываю музыкальную историю, биографии композиторов. Некоторые из слушателей затем приходят в филармонию, – продолжает Ернар Мынтаев.

Музыка для меня – это образ жизни. Наш квартет пережил разные трудности: многие музыканты заканчивали карьеру и уходили в другие сферы, бывали изменения состава когда мы не играли по полгода. Фактически я трижды реанимировал коллектив. Что же заставляло продолжать заниматься этим? Наверное, желание постоянно совершенствоваться. Только очень профессиональный коллектив может сыграть так, что слушатель, выйдя из зала, еще несколько дней остается под впечатлением. Наша задача передать месседж, заложенный гениальными композиторами прошлого в их произведениях.

Тимур Махмудов (TIMASтый), хип-хоп:

– Рэпом и хип-хоп музыкой я начал увлекаться еще в школе. Это был период роста популярности русского рэпа, когда гремели такие исполнители как Дэцл, Дельфин, Bad Balance. В подражание кумирам, как и многие сверстники, я пытался писать что-то самостоятельно, но это скорее была пародия, а не творчество. Более-менее хорошо что-то начало получаться с 2006 года. Тогда я познакомился с участниками группы Пост Мортем, и мы работали в совместном проекте Dirty sound of KA. Параллельно продолжал сольно записывать какие-то композиции. В составе группы записал всего три трека.

В 2008 был активный период творчества, когда я в домашних условиях записал около 20 треков. Не могу сказать, что сейчас мне нравится этот материал. Затем было время простоя, когда основная работа отнимала очень много времени. Примерно два года назад ушел с прошлой работы и вновь стал активно писать тексты и музыку. Сейчас материала набралось на полноценный альбом, и я чувствую, что мое творчество стало более зрелым.

Тимур записывает свои композиции на домашней студии своего друга Fulci, участника коллектива Пост Мортем. Из таких нехитрых материалов, как поролон, звукоизолирующий слой и перфорированный ДСП он своими руками сделал небольшой уголок записи. По словам Fulci, в современных условиях для качественной записи звука в таком стиле как хип-хоп нужно не так уж и много – звукоизолированное помещение, хорошие мониторы (акустические системы) и микрофон.

Музыку для своих треков Тимур составляет методом семплирования, собирая ее из небольших звуковых фрагментов и обрабатывая на компьютере. Зачастую в качестве семплов служат отрывки уже существующих композиций.

– Большая часть моих текстов имеют социальную тематику. Я пишу о том, что вижу каждый день на улице и читаю в новостях, старюсь описывать реальность и обращать внимание на проблемы. Зачастую, столкнувшись с чем-то в жизни, рождается строчка, и позже я развиваю ее в новую песню.

По словам Тимура рэп социального направления не пользуется большой любовью у аудитории в нашей стране. Слушатели предпочитают тексты о понтах и романтике и не любят негатив.

– Такое творчество неформатно и с подобными композициями тяжело достичь коммерческого успеха. Под мои треки не получится танцевать в клубе. Наверное, поэтому я практически не выступал на концертах. Конечно, чтобы добиться успеха, нужно продвижение, а оно не возможно без денег. Чтобы хоть немного расширить аудиторию слушателей, записываю совместные треки с независимыми отечественными и российскими музыкантами. Они играют в различных стилях, это не обязательно хип-хоп. Главное, чтобы мне нравились их композиции. Уже успел поработать с питерским рок музыкантом ГанZ, группами T.Bird, ЧЧ, Mechanical Memory.



– Свои треки я в основном распространяю через интернет. Мне не так важна аудитория, главное творчество. Наверное, я просто не могу без этого. Для меня музыка это способ самовыражения и отражения моих взглядов и мыслей, – говорит Тимур.

Марланжан Байтасов, уличный музыкант:

– Я с семи лет начал играть на музыкальных инструментах. Участвовал в школьных группах и пел на концертах самодеятельности. Однажды услышал выступление Батырхана Шукенова и мне очень понравился его стиль. Старался копировать его тембр голоса. После девятого класса поступил в музыкальный колледж имени Чайковского, но там не было джазового отделения, и я перевелся в Эстрадно-цирковой колледж им. Елебекова. Там я три года учился играть на саксофоне. В период обучения впервые вышел играть на улицу. Поначалу очень боялся этого, уговорили друзья. Мы играли небольшой группой. Я долгое время одевал черные очки, чтобы никто не узнал меня.

Одно время часто выступал в клубах в составе Live band Ерболата Кудайбергенова. Работал в различных оркестрах, занимался аранжировкой альбомов артистов нашей эстрады. Потом на какое-то время бросил музыку, а когда вновь решил играть не смог собрать свой коллектив. Мне больше не хочется работать на кого-то. Я мечтаю собрать свою группу и найти хорошего продюсера.

Мараланжан пишет песни на казахском и русском языках в стиле джаз и ритм-энд-блюз. По вечерам он работает в клубах, выступает на корпоративах. На улицу он выходит не каждый день и исполняет здесь эстрадные композиции в собственной обработке.

– Чтобы не потерять навык игры – нужно постоянно практиковаться. Дома такой возможности нет, так как очень ругаются соседи. Зато на Арбате я никому не мешаю, а напротив – доставляю некоторым прохожим удовольствие, – рассказывает артист.

По словам музыканта, уличной игрой на Арбате много не заработаешь, так как здесь большая концентрация артистов и люди дают деньги не так часто. В среднем за пару часов Марланжан зарабатывает 2000-3000 тенге. В подземках и на других улицах можно заработать, но там выше риск попасться в руки полиции. Саксофонист несколько раз уже попадал в РОВД. Намного большую прибыль приносят выступления в клубах. В составе Live band Марланжан зарабатывал до 15 тысяч за вечер.

– Я был в Москве и тоже играл на Арбате. Люди там добрее и полиция не гоняет музыкантов. Зарабатывать можно больше, но и конкуренция выше. Каждые пять метров стоят музыканты.



– Несмотря на все трудности, я хочу продолжать заниматься музыкой. Я пробовал устроиться на работу и заниматься другим делом, но когда не играю, у меня начинается депрессия. Надеюсь, настанет время, когда смогу не думать каждый день о выживании.

Герои нашего репортажа играют в различных стилях и жанрах. У них разный доход, популярность, количество аудитории, уровень мастерства. На первый взгляд кажется, что между ними нет ничего общего, но это не так. Для каждого из них музыка – это часть жизни и средство самовыражения, способ донести до мира определенный месседж и своим творчеством немного изменить его к лучшему.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000