VOX POPULI Алуа Сулейменова 28 августа, 2015 14:00

Место: Арт-убежище Бункер

Бункер
Бункер
Фото: Тимур Батыршин
Место, о котором нам сегодня не терпится рассказать, многие называют «жутко привлекательным». Такую славу оно получило благодаря своему расположению — в настоящем действующем бомбоубежище. Здесь, в глухом и темном подземелье, где даже нет сигнала мобильной сети, собирается небольшая группа людей, которые вдали от городской суеты и шума могут насладиться различными арт-программами и уютным домашним общением.

Основатели арт-убежища Бункер, Алматы
Основатели арт-убежища Бункер, Алматы

Сейчас все поголовно, даже театры, стараются стать арт-пространствами. Но мы не хотели быть как все, и стали арт-убежищем. Наш Бункер — это убежище для инакомыслящих и думающих людей, которые не боятся высказывать свое мнение и предлагать что-то новое.

Арт-убежище Бункер — это группа креативных и талантливых людей, которые за небольшой период существования завоевали своего постоянного зрителя. Ребята устраивают акустические и поэтические вечера, кинопоказы, дают спектакли. 

Основная деятельность Бункера — современный экспериментальный театр. Молодой творческий коллектив не боится смелых решений и известен собственным видением искусства. 


Труппа современного экспериментального театра
Труппа современного экспериментального театра

Основная часть труппы — выходцы из театральной студии «diWel», участники Молодежного театрального фестиваля «Откровение», запомнившиеся своими постановками «icitizen» и «Рэнт: рождение панк-миссии».


Ксения Кутелова и Асель Джаксыбаева
Ксения Кутелова и Асель Джаксыбаева

Нам удалось побеседовать с директором проекта «Бункер» Ксенией Кутеловой и организатором мероприятий Асель Джаксыбаевой.

VOX: Расскажите, почему Бункер и почему арт-убежище?

Асель: Проект Арт-убежище Бункер появился сам по себе. Раньше, мы были театром-студией «diWel», у нас было другое помещение и немного другая направленность. В какой-то момент нам нужно было расширяться и мы нашли вот это место — бомбоубежище. Затем нас покинули наши руководители, Сергей Тейфель и Антон Дукравец, а мы продолжили свою деятельность сами, уже как арт-убежище Бункер. Все начали называть нас не «diWel», а «Бункер», и как-то, независимо от нас произошел ребрендинг.

Ксения: Сейчас все поголовно, даже театры, стараются стать арт-пространствами. Но мы не хотели быть как все, и стали арт-убежищем. Наш Бункер — это убежище для инакомыслящих и думающих людей, которые не боятся высказывать свое мнение и предлагать что-то новое.


Логотип арт-убежища Бункер
Логотип арт-убежища Бункер

Это логотип арт-убежища — человек, падающий в бездну творчества.

VOX: Вам не страшно тут находиться? Здесь немного жутковато.

Асель: Раньше внутри было очень страшно и холодно. Не было света, отопления. По одному никто не спускался. Потом мы привыкли, даже иногда и ночуем, живем. Уже как дома.


Арт-убежище Бункер, Алматы
Арт-убежище Бункер, Алматы

Ксения: Да, когда мы въехали сюда, здесь были горы мусора, буквально по колено. Мурашки бегали по спине. Своими силами и с помощью волонтеров нам удалось обжить это место, привести его в порядок. Сейчас здесь чисто, приятно и уютно.

— Левая сторона еще до сих пор не обжита. Это будет уголок для скульпторов, художников. Там осталось только все просушить и провести электричество. Кардинально менять ничего не будем. Там останется атмосфера настоящего бункера.

У любого проекта есть цель и миссия. У нас, конечно, тоже. Мы очень хотим показать нашему зрителю то, чего еще нет у нас в городе и в стране, то, что ставили мало или вообще не ставили в Казахстане. Донести, рассказать, показать что-то новое, то, что мы сами хотели бы видеть, но негде это посмотреть.

VOX: Расскажите про ваши проекты.

Ксения: У нас было несколько этапов становления и развития. Мы делали очень много тематических проектов, концертов, рэп-батлов, проводили квесты.

Асель: Поначалу мы работали как арт-пространство, потому что было тяжело заниматься только театром. Это сейчас к нам режиссеры сами приходят и ставят пьесы. А вообще все начиналось с экскурсий. Всем было интересно прийти и посмотреть на бомбоубежище, и мы решили открыть двери для посетителей. Это скорее был вынужденный проект, чтобы привлечь людей, заявить о себе. В каждой части бункера у нас были инсталляции с актерами, которые оживали и создавали определенную атмосферу.

— Акустические вечера мы проводили еще во времена «diWel». Здесь собираются ребята, которые хотели бы исполнить свои собственные песни либо каверы под гитары, барабаны.

— «Музмим» — это вечера поэзии. Оказалось, что у нас в городе очень много поэтов, которые хотят поделиться своим творчеством. Мы решили обыграть это театрально, добавили какие-то этюды, сценки музыкальные. В прошлый раз мы выстроили сцену, как дома, и у нас был на проекторе камин со звуком, с треском огня — уютно так получилось.

— Мы стараемся как-то разнообразить наши мероприятия. Все знают, что мы любим смелые решения. В прошлый раз одна участница на сцене вылила воду из чайника на голову парню и показала трусики. Это очень экстремально, в нашем стиле. Ничего пошлого, но очень  дерзко и резко в условиях театра.


Арт-убежище Бункер
Арт-убежище Бункер

VOX: Давайте поговорим о вашей театральной деятельности. Какие постановки у вас уже есть, какие планируются?

Асель: Сейчас уже два спектакля в работе. В конце июня у нас состоялась премьера спектакля «Банка» Таисии Сапуриной. Режиссер — Наталья Сакович. Это было наше открытие, как театра. У нас в постановке были зомби, которые еще и танцевали. Зрителям очень понравилось, люди приходили посмотреть спектакль по два раза. Шесть показов с полным залом. Готовится наша следующая постановка — «Лысая певица». Мы вовсю ушли в репетиции. До конца года, думаю, как минимум пять спектаклей подготовим.


Илья Бобков, режиссер экспериментального театра
Илья Бобков, режиссер экспериментального театра

В одном из темных уголков бункера мы поймали режиссера постановки «Лысая певица» Илью Бобкова, и вот что он нам рассказал:

— Несмотря на то, что пьеса написана в 1948 году, более 60 лет назад, она, тем не менее, не потеряла свою актуальность. Ионеско, автор произведения, — родоначальник театра абсурда. Это когда логическая цепочка выходит в совершенно нелогический результат. «Лысая певица» рассказывает об утрате красоты языка. Сейчас мы коверкаем, сокращаем слова, убиваем язык жаргоном и сленгом. Также это пьеса о непонимании между людьми. Когда тебе кто-то говорит одно, а ты понимаешь совсем другое. Нужно не только слушать, но и слышать. Вот это — основная мысль.

Еще одна наша отличительная черта — это открытая сцена, интерактив со зрителем. То есть, у нас зритель обязательно, так или иначе, участвует в действии, в спектакле. Мы как-то размыли эту черту между актером и зрителем.

VOX: Есть ли у вашего проекта цель или миссия?

Ксения: У любого проекта есть цель и миссия. У нас, конечно, тоже. Мы очень хотим показать нашему зрителю то, чего еще нет у нас в городе и в стране, то, что ставили мало или вообще не ставили в Казахстане. Донести, рассказать, показать что-то новое, то, что мы сами хотели бы видеть, но негде это посмотреть.

— Мы никогда не отказываемся от социальных проектов. Если нас просит акимат, допустим, выступить в детском лагере или в городском мероприятии, мы с радостью участвуем. Также мы ежегодно выступаем на эко-фестивале FourЭ.

VOX: А в чем ваша особенность?

Ксения: Одно издание написало про нас, что мы «жутко привлекательны». То есть, у нас здесь страшно, жутко, но в этом во всем и есть наша красота. Наверное, в этом и заключается наша главная особенность. Мы стараемся выдерживать свою стилистику в рамках бункера.

— Еще одна наша отличительная черта — это открытая сцена, интерактив со зрителем. То есть, у нас зритель обязательно, так или иначе, участвует в действии, в спектакле. Мы как-то размыли эту черту между актером и зрителем. Я где-то слышала, что относительно именно театра зритель должен быть на дистанции, иначе сказка пропадает. Но в нашем случае, я думаю, мы правильно сделали.


Места для зрителей в арт-убежище Бункер
Места для зрителей в арт-убежище Бункер

VOX: Раз мы затронули эту тему, расскажите, какой он — ваш зритель? 

Ксения: Наша аудитория, определенно, растет как в количественном, так и в качественном плане. Публика у нас очень думающая. Зрители приходят не только отдохнуть, развлечься, но и уходят от нас с какими-то мыслями, открывают что-то новое в себе. А еще у нас очень разношерстная аудитория — люди разных социальных слоев и возрастов. При этом они спокойно тут уживаются, сидят на одних диванах, пьют чай из одинаковых пластиковых стаканчиков, и всех это устраивает. Наш зритель — это тот, который  бережно относится к Бункеру, помогает нам; наверное, такой немного сочувствующий нам зритель. В «diWel» такого не было, атмосфера была другая. Зритель стал теплее, ближе к нам.

VOX: Давайте поговорим о финансировании. За счет чего вы существуете?

Ксения: Мы живем за счет себя и наших проектов. У нас есть определенные траты за месяц и то, что мы недобираем, мы раскидываем на количество участников. Сейчас наша главная цель — это не прибыль даже: мы хотим выйти в ноль, чтобы наши расходы покрывались за счет нашей деятельности.

— Билеты на наши проекты стоят от 500 до 1500 тенге. Мы дорого не берем, это скорее благотворительные взносы. Цена достаточно приемлемая, и мы не будем ее поднимать. Пока мы не ставим задачу зарабатывать искусством.

Двери арт-убежища Бункер открыты всем свободным художникам, поклонникам современного искусства и просто всем желающим побывать в настоящем бомбоубежище.

 Город

 Алматы

 Район

 Алмалинский

 Улица, дом:

 Досмухамедова, 78

 Телефон:

 +7 777 317 44 04 Ксения

 +7 705 999 04 68 Асель

 Сайт

 http://vk.com/art_bunker_almaty

 https://www.facebook.com/art.bunker.almaty

 Цена:

 500-1500 (тенге)

Поделись
Алуа Сулейменова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000