VOX POPULI Алёна Мирошниченко 11 мая, 2016 12:00

Мать-одиночка: правила выживания

Мать-одиночка: правила выживания
Фото: Тимур Батыршин
«Зачем ты их рожала?», «Предохраняться не пробовала?» — эти вопросы ей задавали не раз. Молодая мать-одиночка с двумя детьми оказалась за чертой бедности, в жилище, малопригодном для жизни, и без средств к существованию. Мы познакомились с Сабиной Шимковой и её маленькой семьёй, для которой каждый день — это борьба. Борьба за выживание.

Сабина Шимкова
Сабина Шимкова

Сабине двадцать два года. Она бывшая воспитанница детского дома «Жануя», в котором находилась с четырёх лет. У Сабины есть две сестры, младшая сейчас воспитывается в том же детском доме. Мать девочек из-за проблем с алкоголем была лишена родительских прав, и заботу о сёстрах взяло на себя государство.

Три года назад Сабина покинула стены детского дома, шагнув во взрослую жизнь с двумя маленькими детьми на руках. Обзаведясь детьми, Сабина не успела получить образование.

— Я училась в лицее на швею, но когда забеременела первым сыном, меня отправили в декрет.


Младший сын Даниил
Младший сын Даниил

Младшему сыну Даниилу год и пять месяцев. Старшему Артуру — три года. На момент нашей встречи с Сабиной он гостил у бабушки.

— Сейчас, после смерти отчима, моя мама не пьёт, помогает мне с детьми. Наконец-то я могу быть спокойна, что мой ребёнок будет накормлен и вовремя уложен спать.


Дом юношества - Жастар уйі
Дом юношества - Жастар уйі

Это пятиэтажное здание, затерявшееся среди девятиэтажек и новостроек микрорайона Жетысу — Дом юношества - Жастар уйі, в народе называемый просто «Жастар». В нём проживают выходцы из детских домов, среди которых есть молодые семьи с детьми.

— После детского дома, когда я родила, меня перевели сюда. Здесь я пробуду до двадцати девяти лет, а потом мне должны дать квартиру как сироте и матери-одиночке.

Сабина пригласила нас в свою квартиру. Пятиэтажка, с улицы внушающая уют, изнутри выглядит совсем иначе. Убогая обстановка и запах плесени вызывают дискомфорт и уныние.

Жилая комната, санузел, маленькая прихожая — она же кухня — здесь на первом этаже на семнадцати квадратных метрах и проживает выпускница детского дома, мать с двумя детьми.

В жилой комнате площадью в двенадцать квадратных метров уместилась вся мебель Сабины: кровать, стол, два стула, телевизор и холодильник. Всё это отдали добрые люди.

Кровать семье приходится делить на троих. Детских спальных мест здесь нет, да и ставить некуда.

Две клетчатые сумки служат шкафом для одежды — это и есть все вещи семьи.

— Одежду мне покупать не на что. Спасибо хоть люди отдают детские вещи. Нам бы шкафчик какой-нибудь, а то в сумках очень неудобно хранить. Вещи не только мятые, но и отсыревшие.

VOX: Сабина, а на какие средства вы живёте?

— Постоянной работы у меня нет. Я иногда подрабатываю. Уборкой занимаюсь, в своём детском доме нет-нет полы помою. Иногда меня просят за детьми приглядеть. Вот так худо-бедно тысяч двадцать в месяц могу заработать, но и это не всегда.

Люди кто продуктами помогает, кто одеждой. Сестра младшая из детского дома иногда приносит поесть, старшая сестра помогает по мере возможности. Вот так и выживаем. 

Я укладываю детей спать, а сама до поздней ночи стираю. Руки от холодной воды болят. А что делать? Накапливать бельё нельзя, потом сушить негде. Развешивать приходится потом на верёвке в комнате или в подъезде.

Это крохотное помещение, в котором едва можно развернуться — душ и туалет. Горячей воды в квартире нет, отключили за долги. Стирать вещи приходится вручную. Единственным источником горячей воды для стирки и принятия душа был когда-то электрический чайник. А сейчас стирать бельё приходится в холодной воде.

— Я укладываю детей спать, а сама до поздней ночи стираю. Руки от холодной воды болят. А что делать? Накапливать бельё нельзя, потом сушить негде. Развешивать приходится потом на верёвке в комнате или в подъезде.

Потолки в квартире Сабины покрыты плесенью и водяными потёками. Из-за сырости даже в тёплое время года бельё сохнет по нескольку дней.

— Зимой вообще ничего не просыхает. И ни утюга, ни обогревателя у меня нет. Конечно, если бы были деньги на памперсы для младшего сына, у меня бы и стирки меньше было, — делится Сабина.

— По «коммуналке» у меня долг за два месяца: двадцать тысяч тенге. Оплатить сейчас не могу, денег нет. Электричество тоже отрезали. Так что ни воды не согреть, ни поесть не приготовить. Приходится к людям проситься. Некоторые деньги требуют за это.

На цементном ледяном полу нет линолеума. Когда жилище Сабины атаковали полчища клопов, линолеум пришлось убрать. Эти ужасные насекомые здесь повсюду. Не помогла даже дезинсекция. Сырой подвал и сырая квартира — идеальный рассадник для клопов. Каждая ночь для Сабины и её детей превращается в суровое испытание без сна. 

Зимой наша проблема — не только сырость, но и холод. Батарея не греет, пол цементный, ледяной, да ещё из окон дует. Окно плотно не закрывается, и занавесок нет. Дети постоянно простывают. Младший пневмонией переболел недавно.

— Видите, как они нас изгрызли, — Сабина показывает нам следы от укусов. — Мы ночью спать не можем. Дети плачут. А я не знаю, чем им помочь. Наверное, единственный выход — поменять кровать и заново провести обработку.

— Зимой наша проблема — не только сырость, но и холод. Батарея не греет, пол цементный, ледяной, да ещё из окон дует. Окно плотно не закрывается, и занавесок нет. Дети постоянно простывают. Младший пневмонией переболел недавно.

Отцов своих детей Сабина называет гражданскими мужьями. Но в свидетельствах о рождении в графе «отец» ни тот, ни другой не значатся.

VOX: Сабина, а отцы твоих детей помогают вам?

 Мои мужья оба, как и я, из детского дома. Сперва я встречалась с одним, потом забеременела. Когда родился сын, муж первое время приходил, забирал ребёнка, а потом пропал, и сейчас я не знаю, где он. 

Потом я встречалась с другим и опять забеременела. Второй муж очень редко навещает нас.

VOX: Сабина, получаешь ли ты от государства пособие как мать-одиночка?

— Я ходила в ЦОН, пыталась добиться пособия на детей как мать одиночка, но там сказали, что мне не положено, так как у меня всего двое детей. Они посоветовали мне подавать на алименты на отцов, но ведь они официально не числятся отцами. Дети записаны на моей фамилии.

Я бы хотела обратиться к добрым людям. Может, кто-то поможет мне сделать ремонт и оплатить «коммуналку»?

Вот так выживает мать-одиночка с двумя маленькими детьми, в постоянной борьбе с холодом, недоеданием, болезнями и клопами. А нужно-то этой семье совсем немного — привести в порядок их маленькое жилище площадью в семнадцать квадратных метров. 

— Я бы хотела обратиться к добрым людям. Может, кто-то поможет мне сделать ремонт и оплатить «коммуналку»? — чуть слышно произносит Сабина.

Уважаемые читатели! Возможно, кто-то из вас осудит эту молодую женщину, но мир не без добрых людей, и обязательно найдётся тот, кто захочет протянуть руку помощи Сабине и её детям.

У Сабины пока нет счёта в банке. И если вы решили помочь, звоните ей по номеру: 8 747 439 90 02. 

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000