VOX POPULI Григорий Беденко 4 августа, 2016 14:00

Лекарство для англичанина

Сeccna-208 B Grand Caravan казахстанский компании Air Control
Сeccna-208 B Grand Caravan казахстанский компании Air Control
Фото: Григорий Беденко
Год назад мы подробно писали о принципиально новом для нашей страны методе разведки полезных ископаемых – аэрогеофизических исследованиях. Особенность этих технологий в том, что здесь очень активно применяется малая авиация, и что они позволяют заглянуть под землю на огромную глубину. Обычно речь идет о нескольких сотнях метров. Сверхзадача данной методики сводится к тому, чтобы получить первичную информацию о возможности наличия в ранее хорошо исследованных традиционными способами регионах планеты дополнительных залежей полиметаллической руды. За прошедший год аэрогеофизические исследования в Казахстане стали набирать обороты, и сейчас в этом секторе работают уже как минимум три компании. О самой крупной из них Aurora Minerals Group рассказывает журналист Григорий Беденко.

Как известно, лучшее лекарство для англичанина – это кругосветное путешествие. И дело даже не в хронической островной болезни. Летчики, работающие в сфере малой авиации едут в самые глухие регионы Земли, чтобы заработать большие деньги в обмен на современные технологии и тяжелый труд. Для любой страны мира, где есть хотя бы небольшие запасы полезных ископаемых, аэрогеофизика – крайне необходимая вещь. И Казахстан здесь не исключение.

Темой аэрогеофизических исследований в нашей стране, как любитель авиации, я занимаюсь уже 2 года. Началось все с обычного интереса к новой авиатехнике, которая появилась у нас сравнительно недавно. Очень интересно наблюдать, насколько динамично эта область геологии развивается в Казахстане.

Этот репортаж снят спустя год после того, как мне удалось побывать на борту специально оборудованной Сessna-208 B Grand Caravan казахстанской компании КазГеоТек, созданной при участии известного и очень талантливого казахстанского менеджера Саида Султанова. Теперь я опять в небе, внизу Костанай. Мы летим на Балхаш, где ближайший месяц специалистам-аэрогеофизикам предстоит сложная работа.

Cаид Султанов, председатель наблюдательного совета Aurora Minerals Group.

VOX. Саид Муратбекович, Вы создали КазГеоТек. А как появилась Ваша новая компания?

- В конце 2015-го года Кайсар Кожамуратов, австралийский геолог Кент Балас (Kent Balas) и я решили создать собственную компанию. Мы ее назвали  Aurora Minerals Group. 1-го декабря 2015-го года мы ее зарегистрировали и начали работать. Уже прошло чуть более полугода. Мы себя позиционируем, как компания, которая привлекает инвестиции в Казахстан, в горно-добывающий и нефтегазовый сектор. Также занимаемся трансфертом технологий. Мы работаем в секторе геологоразведки. Мы хотим, чтобы этот сектор у нас в Казахстане развивался. Кто побеждает в геологоразведке? Это те компании, у которых есть новые технологии, квалифицированные кадры. И сегодня мы в Казахстан завели ряд сервисных технологических компаний, таких как Ground Probe, аэрогеофизическая компания Skytem, итальянская пассивно-сейсмическая компания Tromino и другие. Мы, как сервисная консалтинговая компания, нашим клиентам предоставляем услуги, такие, как получение права на недропользование, сами работы – аэрогеофизика. По итогам аэрогеофизики мы можем делать сразу геохимические пробы. Потом, по итогам всех этих работ, мы можем давать комплексную интерпретацию данных, которую мы сделаем здесь у нас в офисе в Астане.

VOX. Заказчиков удалось привлечь?

- Наша компания сейчас пользуется спросом. Первые полгода показали, что спрос на наши услуги очень большой. Если раньше мы искали клиентов, то сейчас клиенты ищут нас. Но на данный момент мы сфокусированы больше на исполнение уже действующих контрактов. В частности, по аэрогеофизике у нас законтрактовано более 36-ти тысяч погонных километров. На сегодняшний день у нас в Казахстане это самый крупный объем. И даже одна из крупнейших компаний мира, которая работает здесь, в Казахстане, тоже заказала эти услуги у нас.

VOX. Как осуществляется работа с партнерами?

- Мы составили план аэрогеофизических полетов, презентовали его заказчику. Заказчик его утвердил. После этого мы получили все нужные разрешения и отвечаем за реализацию. Наш партнер – это ведущая казахстанская компания Аir Control, которая предоставляет разные специфические услуги. Компания Аir Control нам подходит тем, что она приобрела в собственность самолет Сessnа-208 и геофизическое оборудование. Т.е – это все на 100% принадлежит им. Но обслуживают оборудование и обучают местный персонал специалисты французской компании CGG. В данном консорциуме мы отвечаем полностью за управление проектом, Аir Control за авиационную часть и CGG за геофизическую часть. Тем самым, каждый четко знает свое поле. При этом казахстанское содержание в данном контексте у нас на уровне где-то 70%.

VOX. Какие аэрогеофизические методы применяются?

- Сейчас на проекте в Карагандинской области – это аэорогаммаспектрометрия вместе с аэромагниткой (магнитная градиентометрия). Это стандартная классическая самолетная аэрогеофизика – радиометрическая съемка в комплексе с аэромагнитными данными. Это первичные данные, которые любой геолог должен проанализировать. И только после этого – принимать решение:  где провести геохимию, наземную геофизику, где заложить точки для бурения.

VOX. Каковы перспективы аэрогеофизики в Казахстане?

- За последние несколько лет именно аэрогеофизика приобретает популярность, все больше регионов Казахстана сейчас заинтересованы в аэрогеофизических исследованиях. Мы провели свой анализ рынка, проехали по большинству областей в Казахстане – Алматинская, Северо-Казахстанская, Актюбинская области. Все эти области заинтересованы провести у себя аэрогеофизику, чтобы затем инвесторы могли прийти в область. Это самый правильный подход. Потому что аэрогеофизика – это не затратный вид работ, после которого приходят инвесторы. Например, по Алматинской области. Из 400 контрактов на недропользование – более 370-ти – это распространенные полезные ископаемые. Т.е. область большая, богатая, а вот именно на твердые полезные ископаемые – на медь, золото, цинк, др. полиметаллы – она не так сильно разведана. На сегодняшний день в Казахстане работают более 3-х компаний. Это мы, KaзГеоТек, Геокен. Помимо прочего есть датская компания Skytem, которая будет работать уже в ближайшие месяцы, а также ряд канадских компаний, которые сюда тоже сейчас заходят, и хотят продавать аэрогеофизическое оборудование частным компаниям. Я ожидаю, что в ближайшие годы аэрогеофизических компаний у нас будет больше, так как таких исследований в Казахстане будет больше. Это конкурентный рынок и это хорошо, так как заказчик получит лучшую цену и качество.


Костанайский аэропорт. Раннее утро. 

Экипаж готовит самолет к 4-часовому перелету на Балхаш.

Перед этим специалисты большую часть лета трудились в северном регионе Казахстана, в районе Кокшетау. Теперь по плану – южная часть Карагандинской области.

Костанайский аэродром загружен минимально. В основном здесь летают “химики” на Ан-2 – обрабатывают поля от насекомых-вредителей и сорняков.

Казахстанский летчик Александр Иванович Бунеев. У него солидный авиационный стаж. В настоящее время учится летать на Сеssna-208 после стажировки в США.

Специалисты говорят, что на Сеssna-208 – это идеальный самолет для аэрогеофизики. У него один очень экономичный турбовинтовой двигатель Pratt Whitney Canada PT6A-114А, что делает аппарат стабильным на  малых высотах. Аэрогеофизические съемки обычно проводятся на высоте 80 метров. Самолет может летать на одной заправке около 5-ти часов.

Пилот из ЮАР Питер Гедин (Peter Geddin).

До своего контракта в Казахстане Питер работал в Бахрейне.

Проверка качества топлива во всех 4-х баках Сеssna.

Самолет готов, и мы вылетаем:




Перелет производится на 110-м эшелоне. Это 3300 метров. Сessna-208 негерметичная, поэтому выше нельзя.

На борту четыре человека:  два пилота, я и оператор бортового оборудования Тоби Бакл (Tobie Buckl).

Александр Иванович сверяется с навигационной картой, где обозначены курсовые линии и контрольные точки.

В полете Питер пилотирует самолет и выполняет команды своего казахстанского коллеги. Тот, в свою очередь, занимается навигацией и связью с землей. 

Тоби, тем временем, решил проверить оборудование.

Средняя скорость самолета 270-300 км/ч. Расстояние до Балхашского аэродрома 1200 километров. Лететь 4 часа. Примерно столько же времени уходит на один аэрогеофизический облет территории.

Оборудование уверенно работает на высоте 80 метров от поверхности земли. 

На такой высоте пилотировать машину можно только вручную. Крайне тяжелая работа для летчика.

Перед началом работы оборудование необходимо откалибровать. Это экипаж будет делать уже на месте по прибытии.  




Внизу идет дождь.

Аэрогеофизические исследования можно осуществлять только в хорошую погоду. Во время паводков и при высоте снега выше 10 сантиметров работы не проводятся. Поэтому, основной сезон для аэрогеофизики – лето. Желательно, сухое и ясное.




Через 4 часа подлетаем к балхашскому аэродрому. Здесь открытым способом добывают медную руду.

Питер аккуратно сажает машину:




Александр Иванович надевает чехлы на приемники воздушного давления – самые чувствительные внешние приборы самолета.

Здесь предстоит работать до конца лета.

Самолет закрывают и опечатывают. Работа начнется на следующий день.

Заправка – весьма ответственная процедура.

Турбина самолета сжигает примерно 170 литров керосина в час. Общее количество топлива на борту – полторы тонны.

Авиационный керосин – прозрачный, как слеза.

Процесс заправки самолета завораживает…

Заправщик балхашского аэропорта – абсолютный раритет.

Производственное совещание.

Вообще, аэрогеофизические работы обслуживает достаточно большая группа специалистов.

Работники аэродрома – весьма колоритные персонажи.

Добродушные аэродромные псы встречают гостей. Хвостатых здесь много.

Здание Балхашского аэропорта – настоящий памятник архитектуры. Вообще, этот аэропорт, пожалуй, самый необычный в Казахстане. Долгое время он был заброшен, и время здесь как будто остановилось где-то в конце 80-х годов.  Не так давно аэропорт решили реанимировать, но дело идет со скрипом. Аэропорт обслуживает всего два регулярных рейса, где-то 3-4 раза в неделю. Полоса в очень плохом состоянии. Можно сказать, что аэродром жив только благодаря военным. Здесь находится учебный центр Сил воздушной обороны.

Предполетный медосмотр. Артериальное давление Александру Ивановичу измеряет девушка по имени Гульмира. У нее за спиной на медицинском шкафу стоит раритетный и почти новый аппарат для физиотерапии.

Здание аэропорта изнутри. Все оборудование здесь времен СССР, и все в рабочем состоянии.

Впрочем, есть и объекты, построенные совсем недавно. Например, аэронавигационный центр.

Экипаж, тем временем, суетится у самолета.

Борт необходимо максимально облегчить.

Я поднимаюсь на балкон аэронавигационной башни, чтобы снять проход самолета. И когда Сessnа уже выруливает со стоянки на полосу, прибывает второй борт компании Air Control.

Питер и Александр Иванович по моей просьбе проходят рядом с башней.

Питер выпустил закрылки, чтобы уменьшить скорость. Получается довольно красивый кадр.

Затем они разворачиваются и уходят в 4-часовой полет для калибровки оборудования. Тоби на борту.

Кстати, в значительной степени успех аэрогеофизических исследований зависит от работы авиадиспетчера.

Современное аэронавигационное оборудование – первичный радар, совмещенный с системой ADS-B.

Данияр Туле, инспектор летных проверок компании Air Control.

VOX. Данияр Нурланович, расскажите про самолет?

- Данный тип самолета предназначен для геофизических исследований. В данной конфигурации он проводит геомагнитную и радиометрическую съемку. Мы работаем совместно с французской компании СGG. Это крупный игрок на рынке, у них большой парк самолетов и вертолетов, и технологии собственной разработки. Обучают наших специалистов, а мы здесь уже непосредственно работаем. Проводим эти работы совместно с Aurora Minerals Group.

VOX. Процесс обучения еще идет?

- Самолет летает под нашим флагом, под нашим номером UP-CS 106. Сейчас в Казахстане уже 6 самолетов такого типа. Борт получили в прошлом году, все это время он находился на стадии приема-передачи. У СGG нет специальных обучающих программ – они обучают в процессе работы. Соответственно, одним из условий было – они  работают, показывают, мы смотрим и учимся. Очень специфическая работа, требующая предельного внимания. Когда измеряется магнитное поле любой объект – здание, ЛЭП и пр. отображается, как аномалия. Чтобы правильно интерпретировать данные , надо постоянно записывать, смотреть, сверять, анализировать, причем в реальном времени.

VOX. Как производятся измерения?

- Магнитное поле у каждого рудного тела свое. Если нормальное магнитное поле для нашего региона где-то 5600 нанотесла, то у руды где-то 9000. Аппаратура видит эту разницу, как всплеск. Если зафиксировать ее по секторам, уже можно определить глубину залегания, границы зоны и т.д. Это выгодно в плане изысканий – не нужно ничего копать, бурить взрывать. Экологический аспект соблюдается, экономический – в плане того, что заказать такую съемку намного дешевле.

VOX. Где базируется и обслуживается самолет?

- Самолет базируется в Алматы на Бурундайском аэродроме. У нас есть договоренность со SkyTech на техобслуживание, они занимаются именно такими самолетами, полностью делают все виды работ, за исключением только капремонта двигателя. Наше руководство приняло решение, что самолёт будет базироваться там.  Преимущество нашего самолета в том, что его можно переконфигурировать в довольно короткие сроки. 2-3 дня – и уже можно делать другую работу.  А у наших конкурентов – только по одному направлению – либо гравиметрическая съемка, либо электромагнитная. 


Бичкрафт привез в Балхаш из Алматы специалистов CGG.

Впереди долгая и сложная экспедиция.

Самолет улетает обратно через полчаса. 

К сожалению, не успел попрощаться с экипажем Сessna. Надеюсь, скоро увидимся по работе.




Vox Populi выражает благодарность руководству компаний Aurora Minerals Group и Air Control за возможность подготовить этот репортаж. Отдельное спасибо Саиду Султанову и Айжан Казбековой.

Поделись
Григорий Беденко
Григорий Беденко
журналист, фоторепортер, блогер
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000