VOX POPULI Григорий Беденко 22 июня, 2015 10:00

KazSат-3: второй год в космосе

KazSат-3: второй год в космосе
Фото: Беденко Григорий
Чуть более года назад на геостационарную орбиту был запущен KazSat-3 — уже третий по счету телекоммуникационный спутник, построенный для нашей страны в России. Как известно, первые два аппарата были разработаны в Государственном космическом научно-производственном Центре им. М. В. Хруничева, третий — в ОАО «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнева», расположенном в городе Железногорске, под Красноярском. Первый спутник был потерян через полтора года после запуска, очевидно, из-за конструктивных недоработок. Полет второго и третьего проходит по программе. Геостационарные аппараты составляют так называемую «космическую группировку», с крайне необходимым для спутников такого сегмента взаимным резервированием. Однако, загружены они не полностью — казахстанские телекоммуникационные операторы предпочитают работать с иностранными компаниями.

В проблеме попытался разобраться наш корреспондент Григорий Беденко.

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

Чтобы понять весь драматизм становления казахстанской системы спутниковой связи, необходимо сделать небольшой экскурс в недалекое прошлое. Итак, лето 2011-го года. Предстартовое тестирование cпутника KazSat-2 в монтажно-испытательном комплексе 95-й площадки космодрома «Байконур».

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

Спутник разработан на российской платформе «Яхта» с учетом ретрансляции сигнала в Ku-диапазоне. На борту размещено 20 транспондеров (16 основных, 4 резервных). Из них 12 предназначены для фиксированной связи, 4 для ретрансляции телевизионного сигнала.

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

По требованию казахстанской стороны, почти половина элементной базы аппарата заменена на французскую (EADS Asrium, после ребрендинга — Airbus Defence and Space). Это сделано с учетом конструктивных ошибок, приведших к потере первого «KaзСата».

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

Элементы и узлы российского производства:

1. Бортовая цифровая вычислительная машина (MOKБ «Марс»);

2 Бортовая аппаратура контрольно-измерительной станции (ОАО «РКС»);

3. Комплекс управляющих двигателей-маховиков (КУДМ «Колер-Э», ОАО «НИИ КП»);

4.Солнечные батареи (ГНПП «Квант»);

5. Аккумуляторные батареи (ОАО «Cатурн»);

6. Двигатели коррекции орбиты (ОКБ «Факел»).

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

Элементы и узлы французского производства:

1. Астродатчики (SED-26, Astrium);

2. Измеритель вектора угловой скорости (Astrix-120, Astrium);

3. Cолнечный датчик положения (BASS-7, Astrium);

4. Полезная нагрузка (весь комплекс ретрансляционного оборудования, Thales Alenia Space).

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

Геостационарная позиция спутника 86,5 градусов восточной долготы была предоставлена Россией, чтобы упростить процесс ввода аппарата в строй. Сама процедура регистрации орбитальной позиции в Международном Союзе Электросвязи занимает достаточно продолжительное время.

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

Спутник выводился на орбиту ракетоносителем «Протон-М» c разгонным блоком «Бриз-М».

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

Запуск был кластерный, т. е. кроме нашего спутника, выводился еще американский телекоммуникационный аппарат OS-2 (SES-3).

Фото предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ)

Запуск спутника KazSat-2 и ОS-2 16-го июля 2011-го года.

А теперь небольшая история о запуске KazSat-3.

Доставка спутника KazSat-3 на космодром «Байконур». Видео предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ).





Предстартовое тестирование телекоммуникационного спутника KazSat-3, построенного для Казахстана российской компанией «Информационные спутниковые системы им. академика М. Ф. Решетнева». Видео предоставлено пресс-службой Космического центра «Южный» (ЦЭНКИ).



Ракетоноситель «Протон-М» с двумя спутниками связи — российским «Луч-5 В» и казахстанским KazSat-3 вывозят на стартовую позицию космодрома Байконур. Оператор С. Трахтенберг.









Запуск ракетоносителя «Протон-М» с разгонным блоком «Бриз-М», который вывел на орбиту два телекоммуникационных спутника KazSat-3 и «Луч-5 В». Космодром «Байконур», 28 апреля 2014-го года.

Оператор С. Трахтенберг.







Сегодня оба спутника полностью управляются и обслуживаются казахстанскими специалистами с казахстанской территории. Оператор — АО «Республиканский центр космической связи». ЦУП (Центр управления полетом) находится в живописном сосновом лесу, близ поселка Акколь, в 120-ти км. севернее Астаны.

Как уже было сказано выше, орбитальная позиция KazSat-2 находится в 86,5 градусах в. д. Фактически, эта скоординированная точка арендуется Казахстаном у России. KazSat-3 «cтоит» на геостационаре в 58,5 градусах в. д. Эта позиция уже является казахстанской, т. е. зарегистрирована РК в Международном Союзе Электросвязи.

Немного о технических параметрах 3-го спутника. Он почти в два раза мощнее своего «младшего собрата», имеет на борту 28 транспондеров Ku-диапазона.

KazSat-3 построен на базе спутниковой платформы «Экспресс-1000 НТА», которая на сегодняшний день по своим техническим и эксплуатационным характеристикам является самой мощной и производительной в российских спутниках связи.

Уникальной особенностью этой платформы является система терморегулирования. Дело в том, что спутник находится в очень агрессивной среде. Средний перепад температуры составляет около 500 градусов С. Т. е. когда аппарат находится на солнечной стороне — он нагревается, его надо охлаждать. Когда находится на теневой стороне — его надо подогревать, потому что электроника имеет определенные параметры, в которых она может работать. Российские разработчики применили на платформе «Экспресс-1000 НТА» жидкостную систему охлаждения, как в автомобиле, причем — полностью резервированную.

Элементная база KazSat-3, также по требованию казахстанской стороны, является комбинированной — наполовину французской, наполовину российской.

Из российских комплектующих следует отметить очень современные солнечные батареи на основе трехкаскадных арсенид-галлиевых полупроводников GaAs (ОАО НПП «Квант»), стационарные плазменные двигатели СПД-100 (ОКБ «Факел»). Они корректируют положение спутника в пространстве по долготе и широте. Применение плазменных двигателей позволяет довести срок активного существования спутника на орбите до 15-ти лет.

Из французского оборудования интерес представляют ионно-литиевые аккумуляторные батареи Saft VS-180 (компания Saft)¸ и модуль полезной нагрузки, разработанный Thales Alenia Space.

Запуск спутника KazSat-3 был осуществлён в паре с российским спутником «Луч-5В».

В общей сложности, с момента объявления Казахстаном конкурса на создание спутника KazSat-3 (29 марта 2010-го года ), в котором участвовали 6 иностранных компаний, до ввода аппарата в эксплуатацию (23 января 2015-го года), прошло чуть менее 5-ти лет.

Любопытная деталь: главным соперником ОАО «Информационные спутниковые системы имени академика М. Ф. Решетнёва», на втором этапе конкурса по созданию спутника, была китайская промышленная корпорация «Великая Стена» (China Great Wall Industry Corporation).

Контракт с ОАО «Информационные спутниковые системы» предусматривал не только проектирование, разработку, изготовление, интеграцию и испытания космического аппарата, но и создание основного и резервного наземного комплекса управления. Основной, который находится в поселке Акколь в 120-ти км. от Астаны был существенно расширен и доукомплектован. Резервный, недалеко от Алматы — построен с нуля.

Риски гибели или утраты спутника KazSat-3, на период запуска и приемки на орбите, были застрахованы на сумму 176 млн. долларов в российской страховой компании ОАО «АльфаСтрахование».

29 декабря 2014 года АО «Республиканский центр космической связи» (РЦКС) осуществил приемку космического телекоммуникационного аппарата KazSat-3 от российского производителя — ОАО «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнева.

23 января 2015 года специальная комиссия, созданная приказом Аэрокосмического комитета Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан, подписала акта о приёмке результатов по завершенному проекту создания космической системы связи KazSat-3, включая наземный комплекс управления космическими аппаратами в г. Акколь.

Построение национальной спутниковой системы вещания и связи входит в список 50-ти казахстанских прорывных проектов. По оценке специалистов, на сегодняшний день, он является единственным завершенным и реально действующим проектом в инновационной сфере РК.

Отдельно стоит рассказать о наземном комплексе управления космическими аппаратами (ЦУПе). Он расположен близ поселка Акколь, в зоне так называемой «электромагнитной тишины». Т. е. в районе комплекса практически отсутствуют посторонние ощутимые источники радиоизлучения, которые могут создавать помехи для управления спутниками.

Центр состоит из трех основных подразделений: 1. Собственно, ЦУП (центр управления полетом); 2. Центр управления мониторингом; 3. Центр аппаратно-программного обеспечения.

В свою очередь ЦУП делится на отделы: управления полетами; баллистико-навигационного обеспечения. Центр управления мониторингом состоит из отдела мониторинга связи; отдела планирования и анализа. Центр аппаратно-программного обеспечения — отдела программного обеспечения; отдела аппаратного обеспечения; cлужбы метрологического обеспечения. В общей сложности на объекте трудятся 86 человек, из них более 40-ка — технические специалисты.

Виктор Лефтер, президент АО «Республиканский центр космической связи».

Г. Б.: Виктор Дмитриевич, как себя чувствует KazSat-3?

В. Л.: Мы к нашему аппарату относимся, как к живому существу. Это сложнейшее устройство, которое включает в себя многие научно-технические решения, для реализации которых требуется не только компоновка самого оборудования, но и знания людей, которые занимаются этим аппаратом. На сегодняшний день аппарат чувствует себя прекрасно! С ним ведется ежедневная работа.

Г. Б.: А как обстоят дела с загрузкой спутника?

В. Л.: Мы сейчас этот аппарат грузим. Постепенно, правда. Не с такой скоростью, как бы нам хотелось. Буквально на днях было принято решение на уровне нашего министерства по инвестициям и развитию о необходимости перехода казахстанских операторов на аппарат «КазСат-3». Я думаю, это решение будет реализовано. Хочу отметить сразу, что мы на сегодняшний день — хоть завтра, готовы загружаться. Но, к сожалению, потребность нашего рынка не совсем позволяет, поскольку наши казахстанские операторы работают сейчас на иностранных бортах. Это Intelsat-904, SES Люксембург, международная компания операторская. И еще у нас работают на аппарате Eutelsat — это французская компания. Поэтому, здесь было бы правильным, что когда мы имеем свой космический аппарат, свою флотилию, безусловно, мы должны в первую очередь обеспечить интересы наших операторов. В том числе, не только операторов, но и в последующем оказывать услуги нашим государственным органам. Поскольку, коммерческая составляющая у нас крайне низка. В основном — это услуги государственным органам через наших казахстанских операторов. В конце концов, есть закон о национальной безопасности, и недопустимо, когда в стране есть программа развития космической связи, которую подписал президент, страна вложила огромные деньги в ее создание, и вдруг оказывается, что у нас операторы работают на иностранных бортах, что совершенно недопустимо, потому что они финансируют иностранные компании, технику. А мы пользуемся остатками. Понимаете, это огромные деньги.

Г. Б.: А в чем причина данной ситуации? Нашим операторам выгодно работать с иностранными компаниями в плане надежности в оказании услуг, или там дешевле?

В. Л.: Нашим оператором, безусловно, выгоднее работать как на «КазСат-2», так и на «КазСат-3», поскольку мы тарифы сделали гораздо ниже, чем на других аппаратах европейских. И, более того, мы не изменяли тарифной политики в связи с девальвацией и пр. Все контракты мы подписываем в теньговом обеспечении, более того, создание «КазСат-3» страна оплачивала в тенге. Другое дело — вопрос резервирования. За это тоже надо платить. Но, тут уже шар на стороне оператора. Он должен принять решение — если система достаточно надежна, он дабы сохранить финансовые ресурсы, может отказаться от резервирования. Но, если вопрос связан с актуальными задачами ТВ, радиовещания — безусловно, оператор идет на резервирование. У нас такой пример есть с «Казтелерадио». Некоторое время назад Intelsat-904 отключился более чем на 5 часов, но казахстанское ТВ не прерываясь, продолжало свою работу. Это говорит о том, что сработала система резервирования через наш аппарат. 24-го апреля это было. За исключением тех программ, которые «Отау-ТВ» давало на антенны индивидуального приема. Конечно, здесь население ничего не увидело. Это еще раз подтвердило, что необходимо работать на отечественных аппаратах. А если представить ситуацию с военными — если в какой-то период, вообще, просто выключить космический аппарат иностранный, то последствия будут просто непредсказуемые. По Сирии есть примеры, по Ираку. Все государства в первую очередь стараются делать независимой связь, поскольку связь — это нервная система управления государством. Когда она переходит в другие руки — рушится все. Примеров предостаточно.

Г. Б: Сколько казахстанских операторов сейчас могут работать на казахстанских спутниках?

В. Л.: 14-16 операторов могут работать на наших спутниках. Рынок потребления космической связи в РК достаточно невысок. Я думаю, что по истечении 2-3 лет будет некий рывок, поскольку сейчас у нас активно начинают развиваться зоны, которые до этого не были покрыты. Я думаю, что именно коммерческая составляющая потребления будет резко подниматься.
Услуги космической связи — это не бесплатная игра на балалайке. Это электроэнергия, зарплата людям, резервный центр, который нам ни копейки не приносит, но крайне важен для безопасности. Мы, как и любой хозяйствующий субъект, платим налоги.

Бауржан Кудабаев, вице-президент АО «Республиканский центр космической связи».

Г. Б: Бауржан Толеуханович, казахстанские спутники полностью управляются отечественными специалистами. А как обстоят дела с подготовкой кадров для столь специфической работы?

Б. К.: Могу с гордостью сказать, что на сегодняшний день обоими аппаратами — и вторым и третьим управляют наши специалисты, которые прошли специальную подготовку и обучение. Это, на самом деле, достаточно уникальные люди. Просто за тот период времени — 10 лет, мы очень быстро сделали все это дело. Другие государства делают это по 20-30 лет. Мы сжато все это провели, имеем уже флотилию, подготовленных людей. Мы на сегодняшний день имеем уже резервный комплекс в Алматы, который позволяет на случай возникновения каких-то нештатных ситуаций, либо каких-то природных катаклизмов, без всяких проблем перейти на другой центр управления, и также работать. Никто об этом даже не узнает, и не заметит. Такие высокие технологии требуют обязательно резервирования. Тем более — космос.

Г. Б.: Вы работаете с вузами?

Б. К.: У нас в стране мало специалистов, особенно в радиоэлектронике и связи. Мы ими очень дорожим, проводим переподготовку. Хотелось бы отметить, что те специалисты, которые к нам приходят, прошли высшую школу в отдельных вузах — их подготовка желает много лучшего. Это нужно признать. Более того, мы сейчас занимаемся вопросами практики. Они все это должны уметь руками делать. Мы сейчас подписали соглашение с министерством обороны, и у нас проходят практическую стажировку специалисты, прошедшие высшую школу за рубежом в области космической связи, и другим сопутствующим научным направлениям. Т. е. поскольку министерство обороны у нас еще не располагает такими средствами космическими, дабы сохранить их потенциал научный — ребята достаточно хорошие — все медалисты, закончили военные заведения тоже с отличными показателями. И дабы не зарывать их талант в землю, отправлять их куда-то в пустыню, в песок, чтобы они занимались непрофильными направлениями, мы согласились предоставить им такую возможность. Это ни в коей мере не милитаризация нашего объекта. Это просто сохранение того потенциала, в который вложила наша страна деньги. Мы сами им платим зарплату, содержим их. Мы знаем, что они у нас не задержатся, зато страна получит специалистов. В случае необходимости их будут использовать по назначению.

Подписан ряд соглашений с высшими учебными заведениями, с кафедрами, которые имеют к нам отношение, и студенты приходят к нам на практику. Это, конечно, большой фактор популяризации нашей деятельности, поскольку люди имеют соответствующее образование. Они делают и выводы соответствующие. Когда он заканчивает это высшее учебное заведение, у него уже сформированное сознание. Они потом просятся прийти к нам на работу. Выбираем лучших из лучших.

Хотел бы особо отметить, что у на с «КазСат-2», система управления, обеспечивается по российскому стандарту, который применяется у военных и гражданских. А вот у «КазСат-3» — система управления европейская. Наши специалисты сегодня умеют работать, как в российских, так и в европейских стандартах.

На сегодняшний день загрузка KazSat-2 cоставляет 74% от номинальной мощности, а KazSat-3 — всего 12%.

Ситуация довольно странная: более мощный, современный и дорогостоящий спутник, фактически является запасным для более старого и менее технологически продвинутого.

Казахстанские операторы, работающие на спутнике KazSat-2:

1. РГП «Казгидромет»;

2. АО РЦКС;

3. ТОО Hermes Datacomms;

4. ТОО «ЭкоГеоМунайГаз»;

5. АО «Казахтелеком»;

6. ТОО TelService LTD;

7. АО НК КazSatNet;

8. АО Kegoc;

9. РГУ ГК НГ РК;

10. АO Astel;

11. KazTransCom;

12. АО «Транстелеком»;

13. ТОО 2Day Telecom.

Казахстанские операторы, работающие на спутнике KazSat-3:

1. ТОО 2Day Telecom;

2. АO Astel.

При этом, специалисты в сфере космической связи несколько дифференцируют операторов по сложности задач. Речь идет о переходе с одного спутника на другой.

Сложной задачей является создание телефонной сети — много абонентов. Та же проблема актуальна для телевещателей.

Кроме того, телевещатели сталкиваются с проблемой неиспользования в РК всех наземных станций, многие из которых просто разукомплектованы и не работают.

Если телевещатель примет решение переключиться на другой спутник, то ему потребуется 1-2 месяца, чтобы это реализовать технически.

К несложной задаче относится построение корпоративной спутниковой сети (геодезисты, нефтяники и т. п.)

Такие операторы могут переключиться с одного спутника на другой очень быстро.

Галымжан Микишев, начальник отдела мониторинга связи.

В задачу этого подразделения входит обеспечение бесперебойной работы спутниковых каналов связи. Т. е. в его распоряжении — вся полезная нагрузка спутников.

Кроме того, специалисты отдела следят за состоянием транспондеров.

Это оптимизация загрузки транспондеров и допуск земных станций к космическому аппарату.

А в это помещение доступ предельно ограничен.

Это «сердце» спутника KazSat-2 — командно-измерительная станция.

Здесь формируются и отправляют на борт коды управления.

Командно-измерительная станция KazSat-3 находится в другом здании комплекса, в отдельном изолированном помещении.

Микроклимат в помещении создает специальная очень сложная система кондиционирования. Одинаковые влажность и температура здесь поддерживаются вне зависимости от состояния окружающей среды за пределами помещения.

Станция даже визуально больше и сложнее, чем у KazSat-2.

«Биение сердца» спутника.

Станция построена на базе оборудования американской компании Vertex.

Одна из функциональных схем аппарата.

Спутниками управляет Ерлан Досимбаев, ведущий инженер ЦУП.

Ерлану 29 лет, из них 5 он работает В Акколе. Закончил Алматинский институт энергетики и связи. По словам Ерлана, специалисты ЦУПа уже способны сами обучать стажеров. И это при том, что 60% сотрудников объекта моложе 30-ти лет.

В задачу Ерлана и его коллег входит круглосуточный контроль за обоими спутниками. Смена продолжается 12 часов — с 9-ти утра до 9.10 вечера. На обед дается всего 30 минут. На эти полчаса оператора заменяет другой специалист. Самое главное  сохранить живучесть борта, а в критической ситуации — выдать правильные команды.

Без бумажной работы в Казахстане обойтись невозможно. Директор Аккольского ЦУПа Кайрат Телегарин подписывает необходимые для подчиненных документы.

Специалисты отдела баллистики за работой.

Их главная задача — удержать аппарат на геостационаре, а в случае смещения — правильно рассчитать траекторию возврата в точку стояния. Без этого устойчивая связь невозможна.

Вообще, как говорят специалисты ЦУПа, их объект в последние годы стал «культовым».

Cюда даже приезжают молодожены во время свадьбы.

А это уже резервный ЦУП, расположенный недалеко от Алматы, в районе поселка Коктерек.

Отсюда можно полноценно управлять обоими спутниками в том случае, если ЦУП в Акколе по каким-либо причинам выйдет из строя.

Поделись
Григорий Беденко
Григорий Беденко
журналист, фоторепортер, блогер
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000