VOX POPULI Данара Жуманова 16 апреля, 2015 14:00

Казахстанцы, которые добились успеха за рубежом

Казахстанцы, которые добились успеха за рубежом
Фото: Сергей Панин, Тимур Батыршин
Они хорошо зарабатывают. На фоне большинства людей они выглядят счастливчиками. Кажется, что им несказанно повезло: каждый из них добился успеха там, в манящей загранице. Талант? Воля случая? Или же близкие нашему менталитету «нужные связи»?

Алёна Субботина

Про таких как она в народе говорят «своя в доску»: открытая, простая в общении, без пафоса и лоска. Алёна Субботина, 25 лет, супермодель, работающая с Armani, Givenchy, Vivienne Westwood и др.

– Алёна, на сегодня ты – одна из немногих казахстанских моделей, работающих с известными мировыми брендами. Что поспособствовало этому?

– Я не люблю хвалить себя и искать в себе какие-то плюсы, но я считаю, что помог мой характер. Я легко нахожу общий язык с людьми. Мне достаточно легко расположить к себе человека. Я очень люблю саму работу, мне нравятся фотосъёмки, мне нравится позировать. Внешние данные – это только 50% успеха. Есть модели-пустышки, односезонные – выстрелят на неделе моды, сделают 50 показов, и после этого все об этих моделях забывают. А почему? Причина в том, что они не умеют себя проявлять. Нужно уметь общаться.

– Умение общаться помогло тебе именно в зарубежной карьере. Как так вышло, что здесь, на Родине, тебя не заметили?

– Я не всегда была такой. Я была очень закрытой, стеснительной. Не знала, как ходить по подиуму. Думаю, меня здесь не брали потому, что не была уверена в себе. С чем трудно смириться – так это с манерой отказов в Казахстане. Отказывают очень грубо. На кастингах моделям хамят, считают их ходячими вешалками. Модель – прежде всего человек. Сейчас за границей никто тебя не возьмёт, если ты просто красивая девочка – нужно показать свой характер, заниматься чем-то еще в жизни. А если тебя оскорбляют на кастингах, нужно отвечать, нельзя молчать.

– Ты явно девушка с характером. Только ли этот фактор помог тебе «выстрелить»?

– Когда меня не взяли на KFW (Казахстанская неделя моды), аргументируя это тем, что у меня не модельная внешность, я расстроилась. Но уже потом, когда я приехала в Сингапур, поняла – нужно много работать. Мне сменили цвет волос – я стала блондинкой. Но мне далеко не сразу достались хорошие заказы. Я открывала двери, подавала шампанское. Года два так работала, набиралась опыта, училась общению с людьми. Тогда я не была готова к покорению Европы.

– Сейчас, когда ты большую часть времени проводишь в Нью-Йорке, не возникает желание перебраться туда на постоянное место жительства?

– Я никогда в жизни не поменяю гражданство, хотя у меня и есть такая возможность. Всегда буду гражданкой Казахстана. Если так получилось, что я единственная казахстанская модель, работающая в Европе, я должна делиться этим опытом. Хочу развить модельный бизнес в Казахстане.


Ислам Рахимжанов

Серый кардинал российских хитов – казахстанец Ислам Рахимжанов. 36 лет, место жительства – Москва, родом из Усть-Каменогорска. В творческой копилке у него три «Золотых граммофона» за песни, написанные для Аниты Цой и Ани Лорак. В Казахстане бывает нечасто: приезжает либо по рабочим вопросам, либо к семье, которая живёт в Алматы. Говорит, что ему так удобнее. Сложно отдавать себя одновременно и музыке, и житейским делам.

– Ислам, расскажите о своем сотрудничестве с казахстанскими артистами.

– Его практически нет. Часто ко мне приходят казахстанские артисты и говорят: «О! Я хочу эту песню! Она станет хитом». Но, как правило, никто из них не возвращается, всё это остаётся лишь словами. Один из немногих, с кем я сейчас активно сотрудничаю – это Нурлан Абдуллин. Написал для него альбом.

– Как вы относитесь к распространённому мнению о том, что казахстанские таланты начинают ценить только после их успеха за рубежом?

– Я очень долго думал об этом, размышлял, почему так? И понял. Все, что касается музыки, то тут дело даже не в бизнесе, дело в людях. У нас люди ленивые, плохо обучаемые. Почему Алан Бадоев приезжает и ставит «Новый год» на телеканале «Казахстан»? Потому что своего Бадоева у нас нет. Своего Бадоева нужно вырастить, ему нужно дать образование. Его не нужно давить уже в самом начале карьеры. У нас принято человека гасить, если у него что-то не получается. Всегда.

– Опровергаешь – предлагай. Что вы делаете для того, чтобы качественного музыкального контента в Казахстане стало больше?

– Я уже долго ищу здесь талантливого, готового к экспериментам музыканта. Отсмотрел все сезоны шоу «Х-Фактор», обращал особое внимание на тех, кого не пропускали дальше. Всегда задаю себе один и тот же вопрос – почему я должен писать для российских и украинских артистов, когда мог бы писать талантливому казахскому исполнителю?

– Дорого ли стоят ваши песни?

– Недёшево. Цифры называть не буду. Но если я увижу у исполнителя энтузиазм, пойму, что в будущем он принесет мне больше, сделаю всё бесплатно.

– Какое у вас отношение к алкоголю?

– Отношения – горячие! Каждый находит свою отдушину. Но выпившим не пишу. Был однажды случай: Маликов попросил написать песню. Я пошёл, купил литр водки. Сел на балкон, выпил, затем купил еще один литр. Начинаю пить и понимаю, что мне просто нравится пить. И нет мне дела ни до чего. Песню всё же написал. Дима, наверное, тогда подумал «что за ерунда?!». С тех пор пишу трезвым.

– А татуировки убирать будете?

– Татуировки – это тюремная ерунда. Сводить? Нет, не буду. Мне умирать уже пора, а вы про «сводить» говорите.


Адильхан Ержанов

О том, что картина Адильхана Ержанова «Хозяева» собирает награды на международных кинофестивалях, казахстанцы узнают из СМИ. Фильм так и не вышел в массовый прокат на территории нашей страны.

– Адильхан, как вы думаете, почему ваша картина получила большее признание за рубежом, чем на родине?

– Сейчас о картине понемногу узнают и казахстанцы. Этот фильм интересен не только на Западе, но и в определенной прослойке зрителей у нас. Немаловажен тот факт, что за рубежом существуют такие фестивали, как Каннский, на котором можно показывать фильмы такого рода. Наш, казахстанский кинофестиваль «Евразия», сдал свои позиции. Два года назад«Евразия» была флагманом, она собирала вокруг себя и профессионалов, и любителей кино. И тогда чувствовалось, что у нас любят прогрессивные картины. Разница не в обществе – оно одинаково, что во Франции, что здесь. Разница в инфраструктуре. Если бы здесь создали площадку, базу для развития, популяризации интеллектуального кинематографа, прогрессивного авангарда, то новаторы, которые высоко ценятся за рубежом, пришлись бы ко двору и здесь.

– Ни для кого не секрет, что сами казахстанцы относятся весьма предвзято и недоверчиво к нашему кино. Как воспитать желание смотреть «своё»? Любить «своё»?

– Это нужно культивировать. Должны быть регулярные просмотры, нужно проводить фестивали. У нас за последние 10 лет закрыли все фестивали. Были «Звезды Шакена», был «Дидар» – студенческий фестиваль, их все прикрыли. Глоток свежего воздуха – это ассоциация кинокритиков. Но и она делается полностью на деньги энтузиастов. Сами критики «скидываются» финансового, делают это мероприятие (марафон казахстанских фильмов «Выбор критиков», - прим. автора), государство никак не участвует в том, в чем априори должно участвовать. Отрасль в запустении. Если дело так пойдет и дальше, то мы можем повторить «успех» узбекского кино, когда на первый план вышли эскапистские мелодрамки, которые откровенно оглупляют народ. Это безобидные комедии, да, это смешно, но в принципе это все то же индийское кино, только без песен. И наш кинематограф идет по этому пути.

- А как же казахстанские киноленты, которые считаются коммерческими?

- Сейчас все радуются: ура, у нас есть коммерческое кино, вот эта комедия собрала столько-то денег. Через год это станет нормальной ситуацией. Такого кино будет больше, но я бы не стал придавать этому большое значение. Коммерческое кино будет развиваться и дальше, вопрос в том, насколько от этого будет глупеть зритель. У нас идет определенная деградация. Уровень кино должен контролироваться. Должны выделяться деньги на фестивали. Если бы в Казахстане было больше фестивалей, различных кинематографических проектов, наши режиссёры искали и находили бы свою славу прежде всего дома, а не за рубежом.


Ринат Гайсин

Когда вы в очередной раз будете лететь на самолете авиакомпании «Эйр Астана», прислушайтесь к льющейся из динамиков музыке. Музыка Рината Гайсина звучит не только для пассажиров авиарейсов, ее используют и на встречах высокопоставленных лиц.

– Ринат, вам удалось изначально зарекомендовать себя и в Казахстане, и за рубежом. В чём секрет вашего успеха?

– Я вообще не понимаю людей, которые жалуются на нашу страну. Я не понимаю тех, кто говорит: у нас плохо, а в другом месте лучше. Как бы пафосно это не звучало, я патриот своей страны. Я уехал в Америку, работал в Великобритании, много работаю за рубежом, но постоянно возвращаюсь домой, на Родину.

– Как вы относитесь к помощи начинающим, только встающим на ноги талантам?

– Я всегда говорю, что нужно в первую очередь надеяться на самого себя. Не сидеть, не ждать, когда тебе кто-то поможет. Быть оптимистом. Даже если проект не выстрелил сразу, может просто еще не пришло его время? У меня у самого в свое время куча материала ушла в никуда. Но сейчас я снова стал использовать былые наработки – видимо, сейчас настал нужный момент. У меня нет поддержки, как и у многих других музыкантов. Все зависит от самого человека. Через два года выйдет американский проект с голливудскими звездами, для которого я буду писать музыку. Я захотел этого и я этого добился.

Мария Мудряк, Анатолий Цой, Марат Бисенгалиев, Аян Жумашев – список казахстанцев, добившихся успеха за рубежом, можно продолжить и другими громкими именами. Очень бы хотелось, чтобы, добившись признания в других странах, они стали успешны и у себя дома.

Поделись
Данара Жуманова
Данара Жуманова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000