VOX POPULI Святослав Антонов 2 мая, 2015 09:00

Казахстан – большая семья: турки-ахыска

Казахстан – большая семья: турки-ахыска
Фото: Тимур Батыршин
Мы продолжаем цикл, рассказывающий об этнических группах и диаспорах нашей многонациональной страны. Сегодня в нашем репортаже турки-ахыска. В годы войны они были выселены с родных земель и депортированы в Среднюю Азию. На сегодня, по официальным данным, в нашей стране проживает одна из самых крупных в мире диаспор этой народности – от 80 до 100 тысяч человек. Какова их история, какие обычаи и традиции им удалось сохранить и как Казахстан повлиял на уклад жизни ахыска читайте в нашем репортаже.

Турки-ахыска один из многочисленных этносов, депортированных в наши края в 40-е годы. Этот народ дважды за свою историю был лишен родины. Первый раз в 20-е годы 19-го века, когда после победы Российской империи в русско-турецкой войне к ее территории была присоединена область Османской империи Ахысканский пашалык. Тогда ее районы стали частью исторических областей Грузии – Месхетии и Джавахетии. Второй раз им пришлось надолго распрощаться с родными краями в ноябре 44-го, когда уже с территории Грузинской ССР около 120 тысяч турок были насильно переселены в Казахстан, Киргизию и Узбекистан.

Двух сестер и брата разлучили с нашей семей и отправили в детский дом в Кызылорду. Но председатель колхоза, казах, помог семье разыскать их.

В черте города Алматы зарегистрировано более 9 тысяч представителей этой народности. Места компактного проживания диаспоры – Бесагаш, Туздыбастау, Мичурино (Бельбулак), с.Кызыл-Кайрат, Карабулак и город Талгар. Один из таких поселков – Альмерек в наши дни стал микрорайоном в составе Турксибского района, в котором проживают 137 турецких семей.

Мурат Арипов, лидер турецкой общины Альмерека и глава большой семьи:

– Наша семья была переселена сюда в 44-м. Отец уже был женат, но вскоре после переселения его супруга умерла. Здесь он встретил мою мать. Папа умер рано, оставив троих детей на попечение жены. Из-за этого я пошел работать сразу после получения среднего образования, нужно было содержать семью. Долгое время я работал на поле, потом окончил техникум советской торговли и начал карьеру в магазине. Вскоре получил производственную травму, и в результате – вторую группу инвалидности. И уже, к сожалению, не мог работать как раньше. Но зато начал заниматься общественной деятельностью, поддержкой и укреплением связей между турецкой диаспорой. Этим я и занимаюсь сейчас. Думаю, одно из самых больших достижений в моей жизни то, что я самостоятельно вывел в жизнь своих детей.

У Мурата трое взрослых сыновей и одиннадцать внуков. По его словам, большое количество детей в семье – одна из характерных черт уклада жизни турок-ахыска. В поселке в каждой семье в среднем по три-четыре ребенка, но встречаются и многодетные матери и отцы даже по турецким меркам, имеющие по двенадцать детей.

Некоторые обычаи турок похожи на традиции других тюркоязычных народов. Так младший ребенок в семье должен оставаться жить с родителями, чтобы заботиться о них, а старшие дети отделяются, строя свои дома. Мурат живет вместе со своим младшим сыном, снохой и тремя внуками. Два других его сына построили дома по соседству.

Язык турок-ахыска во многом совпадает с турецким. Отличается только произношением некоторых слов. По словам Мурата Арипова по сравнению с современным турецким языком, подвергшимся влиянию западной культуры, диалект ахыска остался без изменений со времен Османской империи.

Турция поддерживает местную диаспору. Ежегодно 25-30 лучших выпускников школ по квоте отправляются на бесплатное обучение в лучшие ВУЗы этой страны. Многие ахыска работают в турецких компаниях. Премьер-министр Турции Эрдоган не раз встречался с Президентом турецкого этнокультурного центра «Ахыска» Зиятндином Касановым. В 2006 году они подписали соглашение по которому турецкая сторона взяла на себя обязательства выделить финансирование для строительства Казахстанско-турецкого лицея в Талгаре. Помимо этого, во многих поселках компактного проживания ахыска турецкий язык преподается как дополнительный предмет.

Нас выселили из дома в конце войны. Мне тогда всего восемь лет было. Месяц почти ехали в товарняках.

С 2000 года этнокультурный центр выпускает газету «Ahıska» на русском, казахском и турецком языках. Она пользуется большой популярностью у представителей диаспоры.

Когда мы приехали в Альмерке, представители общины ахыска решили устроить праздник для старейшин поселка. Они помнят, как в холодные дни осенью 44-го их семьи под дулами автоматов выгнали с родной земли.

– Мне было 14 лет, когда 14 ноября нас увезли из Грузии. Как сейчас помню этот страшный день. Нас разбудили в четыре утра. На улице стоял студебекер, возле него – солдаты. На сборы дали два часа. Мать лежала больная, нас четверо детей – две дочки и два сына. Все хлопоты по сбору вещей пришлось взять на себя бабушке. Часа не прошло, как в дом вошел солдат и, наставив, автомат приказал выходить. Гурьбой загрузили всех в кузов машины. Они объезжали поселок, собирая другие семьи. Дядя зарезал барана и отдал мясо нашей семье. Видимо он знал, что дальше придется нелегко. В тот же день привезли всех на вокзал. Почти месяц мы ехали через всю страну в товарных вагонах. Прибыли уже под Новый год на станцию Алматы-1. Ни зимней одежды, ни шапок у нас не было. Местное население приняло нас в свои дома, поделилось едой и одеждой. Через какое-то время я пошел чабанить, и следующие тридцать лет проработал пастухом в колхозе Луч Востока. Двух сестер и брата разлучили с нашей семей и отправили в детский дом в Кызылорду. Но председатель колхоза, казах, помог семье разыскать их. Он отправил кого-то, чтобы привезли к нам сестер. Куда пропал брат, мы так и не выяснили… – рассказывает 82-летний Зикрула Файзулаев.

У Бинали Юсупова похожая история:

– Нас выселили из дома в конце войны. Мне тогда всего восемь лет было. Месяц почти ехали в товарняках. Когда уезжали, дома тепло было, а выходим из поезда – настоящая зима. Все семьи распределили по различным колхозам и совхозам. Поначалу поселяли в дома местных жителей. После 56-го года, когда сняли комендантский час и нам разрешили выезжать за пределы села, многие семьи и родственники воссоединились друг с другом.

Жокшунов Шамурат вспоминает, как турки постепенно обустраивались на новой земле:

– Местные нас приняли хорошо. Мы все очень благодарны казахам! Дома разделяли на две части и спали – в одном углу хозяева, а в другом мы. В буквальном смысле один кусок хлеба вместе делили. Я устроился шофером в колхоз. Поначалу за работу деньги не платили, просто давали по два килограмма пшеницы в день. Потом государство выделило нам заем в размере 9000 рублей на покупку хозяйства и строительство дома, также была выделена земля с большим приусадебным участком. Постепенно погашали этот долг из зарплаты, а в 61-м все непогашенные долги списали. На своей земле выращивали картошку, овощи, клубнику. Все излишки продавали на базаре. Помню, как по 8-10 тазиков клубники на рынок возили. Сейчас не выделяют поливную воду и таких масштабных посадок уже никто не делает. Немного выращиваем что-то для себя.

Члены общины турок-ахыска, живущие в поселке, общаются достаточно тесно. Соседи регулярно ходят друг к другу в гости. Во время семейных торжеств, праздников и других мероприятий женщины поселка собираются в одном доме и готовят вместе. Сегодня поводом для этого стал сбор старейшин и приезд журналистов.

Названия многих блюд имеют кавказские корни, к примеру, хинкали. Это что-то среднее между мантами и пельменями. Блюдо готовится из сочни – тонких лепешек, нарезанных на маленькие квадратики. В их центр кладут фарш и лепят.

Хинкали варятся в течение нескольких минут.

Другое блюдо, которое падают в качестве закуски – хачапур. В качестве начинки используют фарш или домашний творог с зеленым луком. Тесто раскатывается в лепешку. В середину выкладывается начинка. Края теста собираются, образуя шарик, который затем приминают вновь образуя лепешку.

Наша семья официально числится азербайджанцами, но на самом деле мы турки. Видимо в советское время лучше было сменить национальность.

Блюдо жарится на сковородке по три минуты с каждой стороны. Затем круглая лепешка надрезается на ломтики. Творог при этом тянется как сыр.

– У нас есть одно интересное блюдо – макарлама. Мы называем его пирогом из лапши. Готовится оно несложно: раскатывается тесто, затем оно сворачивается рулетиком и надрезается поперек, так чтобы получилась лапша.

– Тесто отваривается две минуты. В это время мы посыпаем низ тарелки домашним творогом и обжариваем в масле кусочки лука. Лапша укладывается на тесто.

– Сверху мы снова посыпаем ее творогом, а затем добавляем обжаренный лук. Можно накрыть блюдо крышкой, чтобы творог растопился. Получается очень вкусно, – рассказывает хозяйка дома Лейла Арипова.

Турки-ахыска – мусульмане сунитского толка. Многие из них живут по законам ислама, совершая намаз пять раз в день и следуя шариату.

По соседству с Муратом в одном из домов живет его средний сын Виджай. У него четверо детей, младшему еще нет и года, а старшему – девять лет.

Вместе со своим младшим братом Виджай с детства занимался музыкой. В 15 лет они создали группу Arvidjen. Братья поют и сочиняют песни на турецком, русском и казахском языках. Они выступают на свадьбах, корпоративах, в ресторанах, клубах и казино.

Виджай грузит музыкальное оборудование. Вечером у него будет концерт на свадьбе.

– В коллективе есть еще два человека. Мне с самых ранних лет говорили, что у меня хороший слух. Мне нравятся восточные музыкальные мотивы, но не обязательно турецкие. Кроме того, мы с братом занимаемся вольной борьбой. Это как национальный вид спорта. Принимали участие в нескольких районных и городских турнирах.

Женский костюм у турок-ахыска традиционно состоит из шаровар, широкой рубахи и широкого длинного платья, на голове – большой платок и головной убор из золотых монет. Мужчины надевали штаны, рубахи, пояса-кушаки; на голове носили папахи или фески. В наше время национальному одеянию обычно предпочитают более практичную одежду. Однако женщины до сих пор носят платки на голове.

В культуре турок сохраняется довольно сложный свадебный обряд. Свадьба продолжается в течение нескольких дней. Перед этим в доме невесты собирается девичник. Молодые девушки поют, танцуют и окрашивают руки невесты хной. Ее лицо остается закрытым до дня церемонии. Семья невесты собирает богатое приданое, а родители жениха делают подарки молодым. Попадая в семью, сноха обязана ухаживать за мужчинами. В наше время такой традиционный патриархальный уклад рушится под влиянием реалий современной жизни.

Внутренние дворы поселка отличаются чистотой и ухоженностью. Практически каждый метр приусадебных участков засажен деревьями, овощами или ягодами. Очень скрупулезно распределено полезное пространство площадью 16 соток, которое принадлежит семье Кадыровых.

Сидя на летней веранде-топчане и потягивая чай, хозяйка дома Рахима Кадырова рассказывает:

– Я живу с мужем, двумя сыновьями, двумя снохами и внуками. Наша семья официально числится азербайджанцами, но на самом деле мы турки. Видимо в советское время лучше было сменить национальность.

На участке Кадыровых растут яблони, вишни и абрикосы. Неподалеку находится грядка, где будут высажены огурцы и помидоры. Чуть поодаль, на специально закрепленных шестах, подняли виноград после зимы.

– Для украшения участка мы сажаем бордюрную розу. Овощи используем в пищу, а из фруктов и ягод делаем варенье и пастилу. Раньше у нас было большое хозяйство, в том числе гуси и коровы. Почти весь участок засеивали клубникой, а потом продавали ее на рынке у аэропорта.

Старейшина семьи – дед Шаво умер четыре года назад. В память семье остались медали и много архивных фотографий.

– Братья Шаво воевали на фронте. Сам он участвовал в тыловых работах, а в 44-м вместе с другими семьями его переселили в Казахстан. Шаво много работал, стал звеновым бригады и получил множество орденов за трудовые свершения.

– Однажды, еще в советское время, он приехал отдыхать в Грузию. От посещения исторической родины у него остались хорошие впечатления, но возможности там остаться тогда не было. А после, когда дети Шаво уже выросли, не было смысла.

Внука Рахимы Шаво назвали в честь прадеда.

По сравнению с другими народностями, депортированными в нашу страну, среди турок-ахыска относительно малый процент тех, кто после 91-го года решил вернуться на родину. Из 190 семей, проживавших в Альмерке, только 50 уехали в Грузию или Турцию. У Мурата Арипова есть свое объяснение этому:

– Многие старики хотели уехать, но тогда у них не было такой возможности. Молодежь родилась здесь, выросла в этой стране и не хочет покидать ее. У нас здесь все друзья и родственники. Казахстанская земля и народ гостеприимно принял турок. Вы спасли нас в самое тяжелое время, и поэтому нам хочется продолжать жить и работать на благо этой страны, сохраняя свою самобытную культуру.

Казахстан - большая семья: немцы

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000