VOX POPULI Григорий Беденко 17 ноября, 2015 18:00

Каспийские болиды

Каспийские болиды
Фото: Григорий Беденко
В одном из репортажей наш военный обозреватель Григорий Беденко рассказывал о крайне непростой обстановке, которая сложилась на Каспийском море. Постоянные незаконные посягательства на казахстанские биоресурсы граждан сопредельных государств вынуждают казахстанские власти укреплять морскую часть границы. Дважды в год — весной и осенью — Региональное управление береговой охраны совместно с российскими и азербайджанскими коллегами проводит специальные оперативно-профилактически мероприятия по пресечению актов браконьерства (СОПМ). Некоторое время назад казахстанские морские пограничники получили в свое распоряжение скоростные патрульные катера, построенные в Уральске на заводе «Зенит». Наш сегодняшний рассказ — о самых быстрых кораблях Каспийского моря.

Быстроходный пограничный катер «Нурлы Жол» проекта FC-19. Командир — старшина первой статьи Берик Жантлеуов.

Быстроходный пограничный катер «Караганды» проекта 0210 «Айбар». Командир — старший лейтенант Жанибек Телев.

Вообще, я очень люблю приезжать на Каспий к нашим морским пограничникам. Это прекрасные, мужественные люди, которые несут службу в крайне тяжелых, зачастую опасных условиях. Темой казахстанской береговой охраны занимаюсь с 2007 года. Уже можно сравнивать и делать выводы.

Берик Жантлеуов, командир пограничного катера «Нурлы Жол»:

VOX: Берик, что представляют собой FС-19?

— Это новые быстроходные катера, которые нам поставляет завод «Зенит». Раньше мы не могли догнать нарушителей по воде. Только с помощью вертолета. Этот катер может на Каспии догнать любое судно. Здесь два двигателя MAN по 1450 лошадиных сил каждый, водомет Rolls Royce. Катер развивает скорость до 54 узлов. Очень большое расстояние он может пройти за короткий промежуток времени. 12 морских миль от казахстанского берега до российских территориальных вод он пройдет за 15 минут. С приготовлениями — около получаса. Есть такие нарушители, которые не останавливаются при голосовых командах, даже при открытии огня в воздух. Единственный способ — стрелять по двигателям. Но так можно просто убить нарушителей на месте. А скоростные катера позволяют этого избежать.

VOX: Какова ситуация на море?

— Сейчас нарушителей стало меньше. Редко кого-нибудь найдешь. Наши биоресурсы с появлением этих катеров мы cтали охранять более надежно. Раньше мы выбирали больше сетей, и задержаний было больше. А сейчас они знают, что если придут на нашу территорию и будут у нас работать — мы их по-любому задержим.

VOX: Каков характер нарушений?

— Ловят на снасти — самодельные крючья, сети. Все зависит от того, что вы хотите поймать. Если рыба размером с человека, то ячейка сети будет около 20 сантиметров, если меньше — 10, 12, 15 сантиметров. Это зависит от района моря. Браконьеры из Дагестана, Азербайджана, Астрахани. Ну и наших хватает. Туркменистан. Больше всего из Дагестана. Они целыми аулами ловят рыбу.

VOX: Как производится патрулирование?

— Нам дают отдельный район. Мы там медленно ходим, смотрим. Обычно ставят пенопластовые балберы или баклажки — литровые пустые пластиковые бутылки. Их ставят в качестве поплавков. Найдя эту баклажку или балберу, мы уже знаем, что там сеть. Передаем по связи и начинаем выборку. Когда нет спецопераций, заступаем на боевую службу по графику. В месяц я должен 15 суток находиться в море с перерывом 3–4 дня. Автономность у нас 5 суток, если большой корабль — то больше.

Во время СОПМ Берик дома практически не бывает. За месяц всего 2–3 раза. Поэтому семью отправил к родителям, в Южный Казахстан. У пограничника жена и маленькая дочь, в феврале ждут второго ребенка.

Четыре года подряд старшина первой статьи Берик Жантлеуов был лучшим командиром катера в нашей береговой охране. За это он был представлен к государственной награде. Орден «Айбын» 3-й степени пограничнику вручал лично президент Республики Казахстан.

На борту пограничного корабля. Справа Талгат Туребаев — капитан первого ранга, заместитель начальника штаба Регионального управления береговой охраны.

Кадыржан Муканов, начальник Регионального управления береговой охраны:

VOX: Кадыржан Уракович, как проходит перевооружение Вашей службы?

— Региональное управление береговой охраны является структурным подразделением Пограничной службы КНБ и выполняет задачи по охране границы на западных рубежах нашей страны. Особенность в том, что протяженность границы — порядка 2 тысяч километров, и львиную долю составляет морское направление. То есть по Каспийскому морю мы охраняем границу на протяжении 1 500 километров. Исходя из этого, определяем состав сил и средств. Хочу сказать, что оснащение береговой охраны продолжается. По программе переоснащения и перевооружения в этом году поступило много техники. Это, в частности, радиолокационные станции для контроля морской обстановки. Идет перевооружение корабельного состава. Все наши корабли отечественного производства. Они строятся на заводе «Зенит» в городе Уральске. В этом году поступили две единицы. Это корабль проекта «Айбар», нового поколения. Он пришел на замену устаревших кораблей проекта «Беркут». В этом году мы ввели в боевой состав корабль под названием «Караганды». Подъем флага осуществлялся на нем председателем КНБ. Корабль сейчас выполняет задачи по охране границы. Этот корабль очень быстроходный. Оснащен современным вооружением. Немаловажный фактор — обитаемость для личного состава очень хорошая.

Кроме того, мы имеем уже 4 единицы быстроходных катеров проекта FC-19. Поступивший в этом году катер носит название «Нурлы Жол».

Мы проводим совместные оперативно-профилактические мероприятия по защите биологических ресурсов Каспийского моря. Первый этап проводили весной, в апреле. Это было связано к периодом нереста рыб осетровых пород. Первый этап показал хорошие результаты. Мы провели в море выборку сетей протяженностью более 300 километров. Представляете, да?! Нанесен ущерб браконьерам на 30 миллионов тенге. Предотвратили незаконный промысел порядка 130 тонн рыбы. Это результат нашей работы. Недавно завершили второй этап, в течение октября. Все силы и средства корабельного состава были направлены в море.

VOX: Пограничная служба на море очень сильно отличается от ее сухопутных вариантов. Как и где Вы готовите кадры?

— Конечно, оснащение вооружением и техникой — это очень важно. Однако нормальная эксплуатация этой техники невозможна без подготовки личного состава. Основные усилия сейчас направляем на подготовку молодых офицеров. Подготовку офицеров осуществляем в Российской Федерации, а среднетехнические специальности и начальную военно-морскую подготовку — в морском учебном центре. Сами готовим. Те же молодые ребята, призванные из разных регионов нашей республики, становятся моряками. Один из примеров — старшина первой статьи Берик Жантлеуов. Закончил Актауский военно-морской институт в свое время. Был направлен для прохождения службы в береговую охрану. Проходил службу на различных кораблях. И в 2004 году, после года службы, мы ему доверили один из быстроходных катеров «Найза». В последующем показал себя с положительной стороны — высокая профессиональная подготовка. В нем очень развиты командирские качества. Это забота о личном составе, бережное отношение к своей технике. Когда есть рядом семья, любимая работа, человеку и служится хорошо. Поэтому в этом году мы доверили ему новый катер, который был выпущен на заводе «Зенит», — «Нурлы Жол».

За добросовестное отношение к своим служебным обязанностям старшина первой статьи Б. Жантлеуов был награжден орденом «Айбын» 3-й степени. Получал орден из рук лично главы государства.

Мы подводили итоги. За период конкретный службы было очень много задержаний нарушителей государственной границы с его участием. Один из примеров: в позапрошлом году, в период проведения операции с его участием, был задержан нарушитель государственной границы, который незаконно пересек границу на морском направлении. Это гражданин РФ. Было доказано, что он занимался незаконным выловом рыбы осетровых пород.

VOX: Сколько кораблей насчитывает группировка, и какие планы на перспективу?

— Во-первых, в составе Регионального управления береговой охраны 34 единицы кораблей и катеров. Все они отечественного производства. Корабли подразделяются на проекты. Проект 300 — большие корабли. Проект называется «Барс», водоизмещение 250 тонн. Таких кораблей у нас 4 единицы. Проект «Беркут», суда водоизмещением в 42 тонны. Это были самые первые корабли, которые строились на уральском заводе. Сейчас они уже считаются морально устаревшими, отслужили свой срок, и на замену им приходят корабли нового поколения типа «Айбар». Они оснащены новым вооружением, кроме того, вооружение дистанционно управляется. Еще один тип — это быстроходные катера проекта FC-19. Они развивают скорость до 50 узлов. Это гроза для всех браконьеров. В перспективе мы планируем старые корабли — их 7 единиц — поэтапно менять. Все сразу не сделаешь, но у нас есть программа перевооружения до 2025 года.

VOX: Как реагируют браконьеры на столь серьезные перемены?

— Нарушители тоже придумывают новую тактику. Сейчас браконьеры практически перестали выходить в дневное время. Выходят те, кто имеют разрешение на выход в море и право заниматься выловом рыбы. Естественно, есть всякие ухищрения.

Cтаринная часовня в Баутино — поселке, где расположена база кораблей казахстанской береговой охраны.

Кстати, рыбацкий поселок Баутино, который ранее назывался станицей Николаевской, на заре минувшего века построил русский купец Захарий Дубский. Часовню возвели в 1891 году. Это историческое место.

Баутинская семья. Официально поселок считается отдельной административной единицей, хотя он практически сливается с другим населенным пунктом Мангышлака — Фортом Шевченко. Здесь украинский поэт отбывал ссылку.

Сейчас в Баутино есть все для нормальной жизни. В советские времена поселок был вахтовым.

Мангышлакский кот.

Вообще, здешние места имеют какую-то особую, ни с чем не сравнимую атмосферу.

Новый культурный слой на тему древности — монумент Исы и Досана, адаевских батыров, героев восстания 1870 года.

Баутино выглядит довольно презентабельно для негородской местности Казахстана.

Полководцы вернулись домой.

Война войной, как говорится… Ермурат Бакиев, кок пограничного корабля «Караганды».

Наша съемочная группа посетила корабль во время его короткого захода на базу для дозаправки. Поэтому у экипажа было немного времени, чтобы передохнуть.

Самое интересное — то, как устроены эти боевые суда изнутри. Здесь все очень компактно и функционально. Даже есть некий намек на уют.

На камбузе есть небольшой погреб, где хранятся продукты питания.

Автономность катеров проекта 0210 «Айбар» — 7 суток.

Обычные занятия рядовых членов экипажа во время стоянки.

«Нурлы Жол», пришвартованный к своему старшему брату.

Еще один весьма любопытный баутинский артефакт, постепенно трансформирующийся в монумент. На мели догнивают азербайджанские ПТС (промыслово-транспортные суда), задержанные береговой охраной за браконьерство в казахстанских территориальных водах.

Старые катера проекта 0200 — «Беркут» и FC-19 — на ремонте.

Утро на кораблях начинается с поднятия военно-морского флага.

Руководящие офицеры «Караганды». Командир боевой части лейтенант Ж.Карлаков и командир корабля старший лейтенант Ж.Телев.

Выглядит все это несколько камерно, но вполне соответствует всем канонам морской службы.

Экипаж пограничного катера проекта 0210 «Айбар» — 16 человек. В построении участвуют 10. Остальные находятся на служебных местах.



Корабельный кот Иваныч.

Иваныч очень любит ходить в море на патрулирование. Однажды с ним приключилась весьма примечательная история. «Караганды» зашел в порт Актау. Каким-то образом кот потерялся, отстав от корабля. В Актау проживает крупная популяция домашних кошек, Иваныч мог бы там достаточно безбедно существовать. Однако, зов родных мест оказался сильнее, и кот двинул в Баутино своим ходом. А ведь это 150 километров. Что испытал бедный зверь во время путешествия по мангышлакской пустыне, изобилующей ползающими, бегающими и летающими хищниками, можно только догадываться. Да и вся потенциальная кошачья еда, судя по всему, мгновенно пряталась в норы. Иваныч пришел на базу через месяц, сильно исхудавший.

Откармливали котейку экипажи всех стоящих в порту кораблей. И теперь Иваныч — это своеобразный талисман базы, приносящий удачу. Моряки относятся к нему с большим уважением.

Техобслуживание FC-19 производят на месте. Недавно в Баутино построили судоремонтный завод.

Заправка кораблей дизельным топливом.

Заправка питьевой водой. Кстати, отходы с кораблей в море не сбрасываются, они остаются в герметичных баках до захода на базу.

Ремонтируется самая чувствительная часть киля.

Именно на это место приходится основное гидродинамическое сопротивление во время разгона катера до 50 узлов.

Старые катера проекта 0200 «Беркут» строились в 90-е годы.

По соседству с пограничной базой — cуда строительной компании ENKA.

Люк в машинное отделение «Караганды».

Своими скоростными качествами катер «Нурлы Жол» обязан двум водометным двигателям Rolls Royce.

На борту «Нурлы Жол» выходим из Баутинской бухты.

Хочу предложить вашему вниманию очень эффектное видео, снятое оператором дрона Сергеем Дьяченко. К сожалению, камера «квадрика» не пишет звук:







Прежде чем забрать нас, «Нурлы Жол» делает круг, чтобы покрасоваться перед камерами.

Некоторые параметры корабля:

Длина — 19,8 метра;

Ширина — 4,3 метра;

Водоизмещение — 26 тонн;

Скорость — до 53 узлов;

Автономность — 3 суток;

Экипаж — 8 человек;

Дальность плавания — 400 миль;

Мореходность — до 5 баллов.

Катер вооружен крупнокалиберным пулеметом НСВТ 12,7 мм.

Технические параметры «Караганды»:

Длина — 27,3 метра;

Ширина — 6,62 метра;

Водоизмещение — 70 тонн;

Скорость — 38–40 узлов;

Автономность — 7 суток;

Экипаж — 16 человек;

Дальность плавания — 600 миль;

Мореходность — 6 баллов.

Пост управления «Нурлы Жол».

Когда корабли разгоняются до крейсерской скорости, меня чуть не сдувает с палубы встречным потоком воздуха. Все-таки 80–100 км/ч.

Немного видео для атмосферности:







Я прошу Берика подойти как можно ближе к «Караганды». Так сильнее ощущается скорость:





Из технического описания корабля проекта 0210: «Предназначен для обеспечения охраны государственных территориальных вод государственной границы и континентального шельфа Республики Казахстан; патрулирования с целью пресечения незаконного судоходства, контрабандных операций, пиратства и незаконного лова рыбы, а также, перехвата и досмотра судов-нарушителей».





Казахстанский военно-морской флаг довольно красив.

Члены экипажа «Нурлы Жол».

Кормовая турель с пулеметом НСВТ 12,7 мм.





Далее нам повстречалась забавная компания.

Трое мужиков в камуфляже и балаклавах куда-то плыли.

Лодку остановили, и один из путешественников перешел на «Нурлы Жол» для проверки документов.

Постепенно проверка документов перетекла в профилактическую беседу в минорных тонах. Какой-то нужной бумажки у ребят все-таки не оказалось.

Но, в общем, исход для троицы был весьма благоприятным. Они даже не успели испугаться.

Затем один из лодочников проделал почти цирковой трюк. Он достал откуда-то из глубин лодки наполовину пустую бутылку с каким-то дешевым винищем. На полноразмерном снимке мне удалось разобрать молдавский бренд.

Легенда такова: ребята, местные жители поехали в предштормовую погоду на середину Каспия отдыхать, расслабляться и общаться с природой. И ни в коем случае не ловить рыбу! Был бы прочнее медный таз, как говорится…

За шоу с неподдельным интересом наблюдали моряки.

Но тут подошло время обеда. А он, как известно, по расписанию даже в случае ядерной войны. Швартуемся прямо в море.

Офицеры обедают в кают-компании «Караганды».

Повар Ермурат приготовил прекрасный флотский борщ.

Камбуз корабля выглядит вполне по-домашнему.

Талгат Туребаев, капитан первого ранга, заместитель начальника штаба Регионального управления береговой охраны:

VOX: Талгат Смадиярович, какова обстановка?

— На сегодняшний день охрану государственной границы мы осуществляем не только кораблями, но и вертолетами, постами технического наблюдения и т. п. Используем разнородные силы и средства. Обстановка на Каспии неспокойная. Нарушители государственной границы есть.

VOX: Тактика браконьеров изменилась?

— Браконьеры раньше выходили на промыслово-транспортных судах (ПТС). Они развивают скорость 10–12 узлов. Эти суда брали больше рыбы, потому что там холодильники есть. Но так как у нас появились новые корабли, мы стали чаще выходить на патрулирование, стали их задерживать, и они с больших ПТС начали пересаживаться на малые посредства (МПС) типа «байда». Да и байды они используют теперь по ночам. Выходят, выставляют орудия лова, под утро к себе уходят. А мы применяем новую тактику. С вертолета обнаруживаем сеть. Экипаж выбрасывает буйки, метит это место. Потом туда идет корабль, экипаж убирает эти сети.

VOX: То есть получается, в приоритете сейчас сделать браконьерство бессмысленным занятием?

— Даже когда они ночью пытаются уходить, мы им наносим экономический урон — вытравливаем все их сети. Когда браконьер приходит за своими сетями, уловом, там уже ничего нет. Они уходят обратно пустые. Им уже невыгодно этим заниматься — расход бензина, масла, сети… Кстати, сети дорогие. Им невыгодно уже постоянно их покупать, заправляться, когда нет дохода.

VOX. И каковы результаты?

— Браконьерство в последнее время сократилось. За неделю мы вытравили около 20 километров сетей. В Атырау выпустили в естественную среду около 1 500 рыб частиковых пород. Поднимаем сети — там живая рыба. Аккуратно выпускаем ее в естественную среду, а сети забираем на берег для уничтожения. За незаконный вылов частиковых пород рыбы предусмотрены административные штрафы. В основном задерживаем граждан Казахстана. Это жители Атырауской, Мангистауской области, безработные. В первую очередь они нарушают государственную границу — выходят за пределы 12-мильной зоны. А потом уже считаются браконьерами. По документам им разрешается рыбачить на расстоянии двух миль от берега. Они нарушают границу с нашей стороны, с внутренней. В северной части Каспия лучше кормовая база, поэтому вся рыба идет на нерест в Урало-Каспийский канал и в дельту Волги.

Силовая установка «Караганды».

В машинном отделении висят часы, которые я бы очень хотел иметь дома. Это очень точный механический хронометр российского производства, который устанавливают на подводные лодки ВМФ РФ.

Из технического описания завода «Зенит»: «Главная энергетическая установка состоит из трех судовых дизельных двигателей MAN 12V-1800 c реверс-редукторами ZF 3050. Вспомогательная энергетическая установка — в составе двух дизель-генераторов STAMEGNA модели SN500, каждый из которых состоит из дизельного двигателя мощностью 38 KВт, 400 B, 50 Гц. Аварийный источник энергии — один аварийный дизель-генератор STAMEGNA модели PK-20 cостоит из дизельного двигателя мощностью 16 KВт, 400 B, 50 Гц. Водометные движители — два управляемых водомета Rolls Royce модели 50 A3, обеспечивающих основное движение и маневрирование катера, и один центральный неуправляемый водомет Rolls Royce модели 45 A3».

Авторская заводская табличка на главном посту корабля.

Борт корабля.

А вот это самое интересное: оружейная система.

На специальной консоли смонтирован автоматический дистанционно управляемый наблюдательно-огневой комплекс (АДУНОК), оснащенный пулеметом НСВТ 12,7 мм.

То есть здесь система примерно такая же, как на танковом орудии.

С помощью специальных гироскопов пулемет будет всегда направлен в цель, несмотря на качку и смещение корабля в разных плоскостях. Кроме того, в состав комплекса входит лазерный прицел и тепловизор для стрельбы ночью. Можно вести огонь в любое время суток и при любой погоде, даже при сильном шторме с гарантированным поражением цели.

«Нурлы Жол» на полном ходу, снятый с борта «Караганды».

Катер эффектно подлетел на волне от «Караганды».

Идем обратно в Баутино на максимальных оборотах.

Здесь надо быть предельно внимательными: в бухте множество гражданских судов.

Некоторые результаты СОПМ:

С начала СОПМ задержаны лиц — 51: из них 46 гр. РК, 5 гр. РФ.

Подобрано браконьерских сетей — 143 720 м.

Калада — 4050 м.

Крючья — 7600 шт.

Снасти — 2/950 м.

Вентерь — 20 шт.

Сдано рыб в рыбзаводы:

- осетровых пород — 604 шт.
- частиковых пород — более 10 тонн.

Изъято плавсредств — 29 («Касатка» — 7, резиновая лодка — 5, «Казанка» — 5, лодка типа «Баркас» — 1, «Прогресс» — 3, «Мотолодка» — 1, «Амур» — 1, «Бударка» — 3, судно типа теплоход «Кронштадт» — 1, «Тенгри» — 1, «Байда» — 1).

Двигатели — 24 («Ямаха-75» — 3, «Ямаха-9х9» — 2, «Ямаха-40» — 2, «Ямаха-15» — 4, «Ямаха-25» — 2, «Меркурий-55» — 1, «Меркурий-40» — 2, «Меркурий-250» — 1, «Ямаха-45» — 1, «Ямаха-2» — 1, «Ямаха-200» — 5).

В одном случае звонок из Пограничного управления Республики Дагестан помог нашим пограничникам пресечь выход в море сразу 14 браконьерских судов.

Пульт управления оружейным комплексом АДУНОК.

Роллс-Ройсы бывают разные…

В Баутинской бухте активное движение.

Узел связи «Караганды».

Жанибек Телев, командир пограничного корабля «Караганды»:

— Корабль 2014 года постройки. Сами принимали его. Оснащен тремя двигателями МАN, тремя водометами, соответственно. По скорости превосходит большинство кораблей. Уже год на этом корабле ходим. Участвовали в реальных операциях. Были задержания.

Здесь установлена радиолокационная станция. Ее характеристики позволяют нам в хорошую погоду наблюдать маломерные цели с 20 миль. Наблюдая их, мы следуем в район цели. Если эта цель не отвечает и никем не опознана, производим задержание судна.

Максимальная скорость у нас — 38–40 узлов. Это примерно 80 км/ч. Когда погода плохая —шторм более 3–4-х баллов, — у нас преимущество. Маломерное средство на большой волне не может дать полный ход, мы его очень быстро догоняем. В этом наше преимущество. Главное — это, конечно же, водометные двигатели. Мощность каждого двигателя — 1 800 КВт. Это в лошадиных силах — 1 200. В сумме 3 600. Водоизмещение — 70 тонн.

А вот и тот самый человек, в честь которого назван поселок Баутино. Он очень похож на Василия Ивановича Чапаева из старого фильма братьев Васильевых.

Алексей Егорович Баутин, первый председатель поселкового совета 1883–1919 гг.

Мы поднимаемся на сопку рядом с Баутинской бухтой. Здесь расположен пункт технического наблюдения «Тюб-Караган».

Это мощный радар, который «простреливает» акваторию на 36 морских миль.

На мониторах видны все плавсредства в подсвечиваемой зоне.

Военный объект охраняется злыми собаками.

И пока мы гуляем по сопке, «Караганды», пополнив запасы, уходит в недельное плавание по Каспийскому морю.

Вид на Баутинскую бухту…

… и судоремонтный завод.

Уголок нефтяников.

И красивый каспийский закат.

И напоследок несколько красивых снимков каспийского шторма. Все-таки никакое это не озеро. Это — самое настоящее море.

Поделись
Григорий Беденко
Григорий Беденко
журналист, фоторепортер, блогер
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000