VOX POPULI Алёна Мирошниченко 22 февраля, 2018 08:00

Каким они видят мир

Каким они видят мир
Фото: Тимур Батыршин
Эти дети кажутся необычными уже спустя несколько месяцев после рождения, хотя диагноз ставится в возрасте от полутора до трёх лет. Проявления аутизма чрезвычайно разнообразны. Некоторые дети владеют речью, другие — нет. Одни отстают в умственном развитии (таких примерно 45%), а у других может проявиться блестящий интеллект или феноменальная память. Кто-то из них сделает открытия или напишет книги, а кто-то так и не сможет научиться читать. Кто же они, эти люди? Что они чувствуют? И как воспринимают то, что их окружает?

Ученые до сих пор не могут установить причины возникновения аутизма. Теорий по этому поводу существует много, однако ни одна из них так и не нашла подтверждения клинически. Долгое время некоторые предполагали, что аутизм может быть следствием психологической травмы, полученной в раннем детстве. По другой версии, спровоцировать его могли некоторые вакцины.

Психиатры склоняются к тому, что причина аутизма — в генетических сбоях. Из-за этих сбоев мозг таких детей избыточно активен, он просто не успевает соединять, анализировать всё то, что ребенок видит, слышит, осязает. Согласно другим данным, у аутистов наблюдается избыточность нейронных связей между отделами головного мозга. Как следствие, их мозг перегружен и не справляется с потоком информации.

Большинство специалистов считают, что аутизм — наследственное заболевание. Однако дети-аутисты рождаются у обычных родителей и в абсолютно благополучных семьях.



Нуржихан Акаева
Нуржихан Акаева

Нуржихан Акаева, логопед:

— Что такое аутизм? Аутизм — это врожденное нарушение психического развития. Им нельзя заболеть и от него нельзя излечиться. Это уход от реальной действительности и отсутствие реакции на окружающий мир. Эти дети живут в своём мире.

Особенность детей с аутизмом проявляется, прежде всего, в том, что они по-другому ощущают реальность. Для них человеческий голос не отличается от других звуков: многие не реагируют на свое имя, и родителям кажется, что ребёнок не слышит. Они любят заниматься только тем, что им нравится, и не любят, когда к ним прикасаются.

Не все аутисты перспективные. Они все разные. Есть дети с глубокой умственной отсталостью, есть с задержкой в развитии, а есть — с сохранным интеллектом.



Алибек Каратай и Алан Мухитдинов
Алибек Каратай и Алан Мухитдинов

А теперь самое время представить вам наших героев — необычных художников, Алибека Каратая (на фото слева) и Алана Мухитдинова. А необычность их в том, что из-за особенности в развитии им поставили диагноз «аутизм», но это не стало для них преградой в самовыражении. Свой необычный мир ребята отображают в ярких красках на бумаге. И сейчас в Центральном выставочном зале Государственного музея искусств им. А. Кастеева проходит выставка, на которой представлены более ста их работ.

Алибеку девятнадцать лет. С детства он увлекается живописью и лепкой из пластилина, а недавно освоил компьютерную программу, с помощью которой создает собственные мультфильмы.

Алибек сам придумывает сценарии к своим анимациям. В них его пластилиновые фигурки — герои популярных диснеевских мультфильмов — наделены новыми качествами и представлены в новых образах.


Жанат Каратай
Жанат Каратай

Когда Алибеку было девять месяцев, родители заметили, что с ним «что-то не так». 

— Он начал вертеть головой. И нам показалось это странным. А в десять месяцев он произнёс первые звуки, и после этого мы от него не слышали вообще ничего. Врачи сказали, что ребёнок ничего не слышит, и стали лечить его от глухоты, — вспоминает мама Алибека Жанат Каратай.

Аутизм у Алибека официально подтвердили в три года. И во многом благодаря своей семье, в которой помимо него ещё четверо детей, юноша получил возможность выбраться из аутического плена и жить полноценной, наполненной радостью и вдохновением жизнью. Рисование и лепка из пластилина помогли ему направить избыточную энергию в правильное русло и адаптироваться в современном мире.

Родители Алибека весь тяжёлый путь прошли вместе с сыном. Они поддерживают его во всех начинаниях и учат никогда не сдаваться.

Гладя на Жанат, даже представить себе сложно, как ей удаётся всё успевать, ведь помимо важной должности любящей мамы пятерых детей она является вице-президентом Общественного фонда поддержки детей с аутизмом и активной бизнесвумен.

— Мозг аутистов развивается и функционирует по иному сценарию, и это лишает человека возможности социальной адаптации. Но природа может щедро вознаградить его другими способностями: именно среди аутистов встречаются математики, музыканты и художники.

У нас принято считать, что аутисты — это больные люди, шизофреники. Их начинают лечить, а вообще это тип развития нервной системы. Аутисты — это чистые, идеальные люди. Они не умеют врать и манипулировать. У аутистов просто отсутствуют инструменты общения. Ребенок-аутист испытывает дискомфорт, живя в мире нормальных людей. Он не может понять ни их чувств, ни эмоций.

Алибек никогда не был обузой для нашей семьи. Напротив, именно благодаря нашему нетипичному ребёнку наша жизнь обрела смысл, — рассказывает Жанат.

Помимо творческих талантов, Алибек показывает неплохие результаты и в спорте. С детства он занимается плаванием, зимой катается на сноуборде, и чтобы мальчик смог постоять за себя и пресечь издевательства сверстников, родители отдали его в секцию бокса. Сегодня его мама даже пожалела о том, что раньше не сделали ставку на профессиональный спорт, ведь среди аутистов встречаются и чемпионы.

Аманали, младший брат Алибека, об аутизме знает всё. Следит за информацией об этом диагнозе в интернете, общается с аутистами в социальных сетях и вместе с остальными членами семьи во всём поддерживает старшего брата и занимается с ним спортом.

Для своих замечательных миниатюр Алибек использует специальный пластилин для скульпторов, на покупку которого за один раз уходит около 15 000 тенге. Все фигурки не трансформируются в новые или в кусок пластилина, а остаются в коллекции Алибека, ведь он не только лепит своих мультяшных героев, но и играет с ними, придумывая новые истории и сюжеты для своих анимаций.

Пластилиновые воины и герои мультфильмов просто поражают своим филигранным исполнением. Возможно, у Алибека кроме таланта скульптора есть и талант ювелира.

— Пластилин со мной всегда. Я всегда леплю, особенно после просмотра мультфильма. На своих фигурках я могу и деньги зарабатывать. Однажды я слепил Пизанскую башню из глины, которую у меня купили за 30 000 тенге. Это были мои первые заработанные деньги, — делится Алибек.

— Для некоторых своих фигурок я использую каркас из проволоки, чтобы лучше держались топоры и копья.

VOX: Что тебе больше всего нравится лепить? Есть ли у тебя любимые герои?

— Мне нравится лепить Эльзу и Анну из «Холодного сердца».

В работах Алибека чувствуются твёрдая рука и знание основ живописи и композиции. А обучается он этому мастерству в колледже Казахской Национальной академии искусств им. Т. Жургенова. В данный момент наш герой находится на домашнем обучении, что не мешает дальнейшему совершенствованию его мастерства.

VOX: Алибек, трудно ли тебе было найти общий язык со сверстниками?

— В школе надо мной все прикалывались. Почему-то девчонки меня все боялись, визжали и убегали от меня. Они считали меня ненормальным. А я всегда хотел понравиться им. Я представлял, как однажды приглашу всех девочек ко мне на вечеринку, и они все на меня накинутся, как на красивого парня. Я мечтал об этом. Но этого не случилось.

— Когда я учился в колледже, на уроках я себя вёл как нормальный пацан, был тихим, слушал всё, что преподаватели говорили. Меня никто не обижал. Некоторые даже хотели со мной подружиться.

А ещё я всегда ненавидел психотерапевтов, потому что они меня мучили.

Сейчас я просто хочу жить в одиночестве и заниматься своим любимым делом — лепить фигурки из пластилина и смотреть мультики и сериалы.

— Я сам придумываю свои параллельные миры. Я вижу совсем другой Казахстан, который отличается от того, в котором мы сейчас живём, и он как в мультфильме. А в нашем Казахстане очень много злых людей, которых интересуют только власть и деньги. Я хочу придумать такого супергероя, который бы освободил нашу страну от злодеев.

VOX: А о чём ты мечтаешь?

— Я мечтаю заработать много денег, чтобы купить себе большой дом. У меня там будут чердак и подвал, где я сделаю себе мастерские. Ещё я мечтаю встретить подружку, которая будет меня понимать, и будет красивая и умная, как моя мама. 


Алану Мухитдинову тоже девятнадцать лет. Юноша пишет акварелью, гуашью, пастелью и карандашами.

Столько жизни, энергии и ярких красок в каждой его работе... В отличие от обычных детских рисунков, которые зачастую являются чем-то вроде пробы пера, творения Алана наполнены солнцем, даже те картины, где изображён город во время дождя. И, помимо насыщенной колористики, в них присутствует скрытый смысл.

В своих работах Алан не придерживается какого-то определённого направления, а применяет смешение различных техник.

А ведь поначалу педагог, который занимался с ним в детстве, хотел задать Алану академическое направление, чтобы он учился искусству живописи по программе. Но мальчику всегда нравилось рисовать то, что он хотел сам.



Малик Дуйсенов
Малик Дуйсенов

За мнением эксперта относительно образования «по программе», мы обратились в колледж Казахской Национальной академии искусств им. Т. Жургенова к Малику Дуйсенову, декану факультета прикладного искусства.

— Я был на выставке и был приятно удивлён. Здесь-то у нас академическое направление, а у них — более свободное. И мне это понравилось. Мне понравились работы и Алибека, и Алана.

Я говорил маме Алибека, что академическое образование им не нужно. Пусть они делают то, что им нравится. Они должны наслаждаться тем, что делают. Их творчество должно быть свободным. В их работах присутствуют детская наивность, честность, искренность. И им нельзя это потерять. 

VOX: Есть ли сложности в работе с такими необычными студентами?

— Для меня это не первый опыт. И для меня это не проблема. Алибек у нас учился на анимации. Если он будет приходить в мастерскую, я готов работать бесплатно — до того мне приятно работать с ним.


Айман Тунгушбаева — одна из многих матерей, которые в одиночку воспитывают своих необычных детей. У Алана американское гражданство, он родился и вырос в Америке. Когда Алан был совсем маленьким, его родители не замечали в поведении ребёнка ничего необычного.

— Мы повели Алана в детский сад, и заведующая сразу обратила внимание на его нетипичное поведение, так мы узнали, что у него есть определённые отклонения в развитии.

Поначалу мы стеснялись его нетипичного поведения и старались меньше появляться с ним на людях. Он мог в ресторане без причины начать кричать.

— Алан учился в обычной американской школе, и у него всё было замечательно. Потом я сделала непоправимую ошибку, переведя его в одну из наших престижных школ. Там над ним издевались не только одноклассники, но и учителя.

В Америке и Великобритании нетипичные дети учатся в обычных школах, вместе с обычными детьми. Конечно, по восприятию школьной программы у них есть разделение по классам. Но все мероприятия проходят совместно. Особенных детей точно так же вовлекают в спортивные мероприятия, они участвуют во всех школьных постановках, концертах. В их вузах готовят специалистов для обучения этих детей. И мы хотим, чтобы Казахстан тоже к этому пришёл. 

— Мы начали пробовать заниматься с Аланом рисованием в семь лет. Поначалу он выбирал только тёмные цвета, но в процессе занятий с преподавателем цвета становились всё ярче и ярче, и мы поняли, что он видит краски.

Он сам выбирал себе тему для рисования. Одно время он рисовал ковбоев, потому что хотел стать шерифом.

Раньше мы много путешествовали, и Алану нравились гостиницы. Он рисовал их, потому что хотел стать владельцем гостиницы.

— Последние три года Алан увлекается изучением немецкой армии времён Великой Отечественной войны. Но Гитлер его привлекает не как лидер и личность, его интересует сама структура армии, её история и немецкая военная форма. Он говорит, что она красивая и совершенная. Я понимаю, что таким образом он просто выражает свои внутренние детские переживания, свои зажимы, — рассказывает Айман.

Мне удалось поболтать и с Аланом. Поначалу парень немного нервничал, а потом мы разговорились.

— Любовь к рисованию у меня появилась в 2008 году. В своих работах я выражаю свой мир. Я как будто нахожусь в своём мире, и он параллелен этому миру.

VOX: А кого ты видишь в своём мире?

— В моём мире есть много отелей, потому что я люблю их. Ещё там есть инопланетяне, и я могу общаться с ними. Ещё я вижу там войну Микки Маусов. И они воюют с моими немецкими солдатами времён Второй мировой войны. Я ненавижу диснеевских Микки Маусов. Вообще ненавижу американские мультики. Мне нравится только мультик про далматинцев, — рассказывает Алан.

Только представьте себе, армия диснеевских мышей сражается с немецкой армией! Это же настоящий сценарий для комиксов или компьютерной игры! 

VOX: Что тебя привлекает в армии Вермахта?

— Их униформа. Мне нравится её цвет, фасон и ткань. Ещё мне нравятся их ордена и медали. Также мне нравится форма американских, французских, британских и итальянских солдат.

VOX: А о чём ты мечтаешь?

— Я мечтаю в Великобритании построить свой отель и быть его директором, но работать в нём консьержем. Ещё в моём отеле будет униформа времён шестидесятых годов. Свой отель я назову «Джордж Вашингтон». Он будет четырёхзвёздочным.


Айман Тунгушбаева
Айман Тунгушбаева

— Конечно, воспитание ребёнка-аутиста — это нелёгкое испытание для семьи, но для нас эта проблема приятная. Может, это и к лучшему, что наш ребёнок необычный, ведь неизвестно, каким бы он вырос. А так у нас есть возможность вместе с ним творить, развиваться, учиться чему-то, любить и воспринимать его таким, какой он есть.

Мы хотим на примере наших детей рассказать и показать, что аутисты — такие же люди, как и мы. Чтобы общество относилось терпимее и демократичнее к ним. Чтобы эти дети могли жить, творить и сами себя обеспечивать. Америка шла к этому тридцать лет.

VOX: Айман, исходя из своего опыта, что бы вы хотели посоветовать мамам детей-аутистов?

— Многие родители полагают, что их ребенок не начал разговаривать в три года и не идёт на контакт со сверстниками и взрослыми только потому, что он индивидуальность. Поэтому, услышав от врачей диагноз «аутизм», они долго не могут в это поверить.

— Если вашему ребёнку поставили этот диагноз, не нужно теряться и страдать. Не нужно прятать и ограничивать своих детей. Нужно идти с ними вперёд и вперёд. Нужно пробовать раскрыть все их таланты, водить по секциям, пробовать всё. Нужно дать дорогу в этой жизни. Аутизм — это не приговор.



Диляра Пораско
Диляра Пораско

Диляра Пораско, клинический педагог обучающих навыков Благотворительного Фонда «Асыл Мирас»:

— Сейчас стало модным ставить диагноз «аутизм», если ребёнок не откликается на имя, не играет со сверстниками. Диагноз ребёнку может поставить только психиатр. Не психолог, не невропатолог, не педиатр, а именно психиатр. И чем раньше поставлен диагноз, тем раньше ребёнка можно обучить чему-то. А многие родители не принимают диагноз и утверждают, что с их ребёнком всё в порядке.

— Через наш центр прошли более двухсот детей с аутическим расстройством. У нас есть дети с подтверждённым диагнозом «аутизм», а есть и с неподтверждённым, поэтому точно сказать, что ребёнок аутист, нельзя. В основном это дети с расстройствами аутического спектра: задержкой психического развития, задержкой речи, есть дети с умственной отсталостью. «Чистых» аутистов очень мало.

VOX: Может ли быть такое, что ребёнок необучаем?

— Этот вопрос нам задают все мамы. Многие мамы приходят и говорят, что хотят, чтобы ребёнок сразу заговорил, чтобы стал успешным. Но мы сразу объясняем, что вначале нужна база определённых навыков, и только потом ребёнка можно будет чему-то обучать.

Наш фонд нацелен на результат, чтобы дети вышли отсюда, овладев основными жизненными навыками — например, самому одеваться, ходить в туалет… Помимо этого, мы обучаем их, как адаптироваться в обществе, как общаться с другими детьми. Конечно, к этому процессу мы подключаем родителей, корректируем их, помогаем полностью включиться в работу со своим ребёнком.

VOX: Есть ли сложности в работе с необычными детьми?

— Знаете, есть разные дети. Есть поведенческие — очень агрессивные. С помощью плохого поведения они общаются с нами. Это средство коммуникации, и их нужно правильно понять. Но не зная поведения ребёнка, мы вряд ли сможем его чему-то обучить. Поэтому в первую очередь мы делаем анализ поведения ребёнка.

Когда дети становятся менее агрессивными, они уже сами понимают, чего хотят. Родители сразу же видят способности ребёнка. А среди аутистов есть немало способных детей. Многие очень любят рисовать, и именно в этот момент родители должны заметить способности ребёнка и дать ему возможность развиваться. Нужно наблюдать за ребёнком, потому что эти дети не всегда могут сказать, чего они хотят.


Уважаемые читатели! Люди дождя (так часто называют аутистов после выхода американского фильма «Человек дождя» — прим. ред.) — это люди с такими же чувствами, как и мы, обычные люди. Пожалуйста, будьте добрее и поддержите их. Проявляйте инициативу в общении с ними, ведь сами они редко могут сделать шаг навстречу после целой жизни отвержения, исключения и травли. Да, они другие, но они не хуже.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко