VOX POPULI Алёна Мирошниченко 5 февраля, 2019 10:00

Иваныч — аксакал фрирайда

Иваныч — аксакал фрирайда
Фото: Алёна Мирошниченко
Его старенький видавший виды комбинезон с яркими вставками и заплатками, пришитыми намертво вручную, сквозь стволы сосен виден издалека. Предугадать, с какой стороны склона он сейчас спустится, невозможно — с вершины у него десятки диких трасс. А уж догнать его, чтобы снять на телефон, просто нереально. Анатолий Иванович Бондаренко, или просто Иваныч, в свои 77 лет рассекает по самым неприступным горным склонам и не собирается завязывать с фрирайдом, пока стоит на ногах. И чего этому пенсионеру не сидится спокойно дома?!

Чувство свободы и полета при спуске по диким необорудованным трассам в труднодоступной местности непередаваемо. Фрирайд — это увлечение для настоящих экстремалов, искателей острых ощущений. А вот риски и опасности, которым подвергается горнолыжник во время спусков, очень высоки — вплоть до летального исхода. Поэтому недостаточно просто купить горные лыжи или сноуборд правильной геометрии. Фрирайдер должен уметь в совершенстве контролировать доску или лыжи, особенно в лесу; обладать основными альпинистскими навыками и базовыми умениями спасателей; уметь адаптироваться к переменчивым снежным условиям, читать рельеф гор и прокладывать верную траекторию движения самостоятельно. И, конечно же, оказывать первую медицинскую помощь.

VOX: Анатолий Иванович, в каком возрасте вы встали на лыжи?

— Я родом из России и в детстве жил там. Меня на лыжи никто не ставил, я сам учился. Увлёкся ими лет в 13. Лыжи тогда входили в школьную программу. В то время мы катались на беговых. Я имел разряд и был чемпионом района.

Потом после армии я переехал в Алма-Ату. Смотрю, все катаются на каких-то горных лыжах.

По объявлению я купил себе классические польские горные лыжи и французские лыжные ботинки. Пришёл на Кок-Жайляу, у нас тогда группа там собиралась. Мы поднимались пешком, а оттуда на лыжах спускались. Если бы тогда я был на беговых, точно бы разбился. Я думаю: «Надо же, как классно, лыжи не тонут в снегу!» Вот так и увлёкся горными лыжами.

VOX: А что вас затянуло во фрирайд?

— Понятия «фрирайд» тогда, собственно, не было, как и широких лыж для пухляка, какие есть сейчас. Мы катались на «классике» на Чимбулаке, был там неукатанный склон. Конечно, это было намного сложнее, но впечатлений и адреналина не меньше. Так что во фрирайд меня затянули азарт и адреналин. Всегда хочется залезть выше и скатиться оттуда. Все лезут, и мне надо. Чем я хуже? Это же крутяк!

VOX: Трудно ли было в советское время купить горнолыжное снаряжение?

— Конечно, тогда всё было в дефиците, но в спортивном магазине «Динамо» можно было и лыжи найти, и спортивные костюмы, только всё импортное было дорого.

VOX: Анатолий Иванович, как начиналось ваше фрирайд-сообщество?

— В середине 90-х я пришёл в одну из школ, набрал группу из двадцати пацанов, привёз к себе домой, всех обул в ботинки, в лыжи, поставил их на склон. А потом, когда мои пацаны научились кататься, я говорю: «Давайте-ка теперь вы учите других. Это самая лучшая практика!» Вот так это всё и начиналось. А сейчас эти пацаны уже выросли, многие работают инструкторами, и мы до сих пор катаем вместе.

VOX: Так ли нужно развивать горнолыжное движение у нас в Алматы?

— Это необходимо. Сам бог велел. У нас для этого все условия: и сезон полгода, и горы. А сколько тогда к нам народу поедет, ведь желающих катать вне трасс с каждым годом всё больше! Ко мне из Москвы ребята приезжают, из Челябинска.

У нас зацепились за строительство на Кок-Жайляу, а сколько мест в Алматинской области, где можно поставить канатные дороги! Ещё в советское время французы исследовали наши горы. Каскеленское и Тургеньское направления — идеальные места для катания и строительства горнолыжных баз. В Батане (Тургеньское ущелье — прим. авт.) можно было построить горнолыжный курорт мирового значения. Там перепад высот хороший. Если подойти с умом к этому делу, Алматы может стать горнолыжной Меккой.


Горнолыжная фрирайд-база «Елик-Сай»
Горнолыжная фрирайд-база «Елик-Сай»

Чтобы круглый год проводить время в горах, 14 лет назад Иваныч, взяв в руки доски, гвозди и инструменты, стал капитаном корабля, бросившего якорь в одном из красивейших мест — ущелье Котырбулак. Летом здесь действует детский скаутский лагерь «Маугли», о котором мы вам рассказывали в одном из наших репортажей, а зимой — фрирайд-база «Елик-Сай».

Бытует мнение, что горы отсеивают случайных, поэтому тот, кто предпочитает отдых с комфортом, вряд ли оценит по достоинству спартанские условия проживания на базе и отсутствие благ цивилизации в номерах — на этом их знакомство с «Елик-Саем» заканчивается. А вот для ценителей чёрных трасс и дружной горнолыжно-сноубордической тусовки, которые тут являются завсегдатаями, «Елик-Сай» — излюбленное место.

В целях безопасности Анатолий Иванович своими силами разгружает местные склоны от лавин. Сам прокладывает канатные дороги, следит за работой подъёмников и сам всё ремонтирует. А райдеров, желающих кататься с вершин, сам сопровождает в пути: свой бесценный багаж знаний Иваныч считает необходимым использовать совершенно бесплатно, чтобы помогать молодым.

VOX: Анатолий Иванович, а самому-то в лавину приходилось попадать?

— Лет 5 назад было дело. Все уже спустились, а я шёл последним. Случайно задел лыжей лавину, она сорвалась и протащила меня, потом пацанам откапывать пришлось. Повезло мне, что лавинка небольшая была.

VOX: Были ли у вас серьёзные травмы?

— Слишком серьёзных травм не было. Однажды я на большой скорости зацепился носками лыж, упал вперёд, и у меня вырвало крепления — все шесть шурупов. Если бы упал вбок, лыжи бы просто отстегнулись. В общем, нога опухла, посинела — связки, оказывается, порвались.

И что ты думаешь? Я день отлежался, а на следующий опять встал на лыжи и поехал.


Анатолий Бондаренко
Анатолий Бондаренко

VOX: Чувствуете ли вы, что с возрастом стало сложнее увлекаться фрирайдом?

— Сейчас я стал осторожнее. Уже не прыгаю — колени дают о себе знать, — а раньше, по молодости, частенько прыгал. Так бесшабашно уже не гоняю, как, скажем, лет 10 назад. Если раньше на мне всё заживало как на собаке, то теперь не хочется в постели долго лежать.

VOX: Анатолий Иванович, страшно ли вам, когда летите с дикого склона?

— Конечно, страшно. Не страшно только дуракам.

VOX: И зачем вам это всё надо в вашем возрасте?

— Конечно, лежать на диване в моём возрасте, может, и безопаснее, но ведь романтики никакой. А на склоны меня тянет то же, что и молодых — адреналин. Это держит меня в тонусе, и это лучше, чем водку пить.

VOX: Как супруга реагирует на ваши увлечения?

— Она постоянно мне напоминает: «Береги колени!» — но от гор и лыж меня не отговаривает, потому что знает, что лежать дома — это для меня настоящая мука.

VOX: Много ли в вашем окружении пожилых людей-экстремалов?

— Очень мало. Обычно после 60 человек начинает себя списывать.

VOX: И заключительный вопрос. На сколько лет вы себя ощущаете?

— Раньше я думал: «Вот стукнет мне полтинник, и буду я стариком». Но сейчас по состоянию души на свои 77 я себя не ощущаю — наверное, потому, что постоянно вращаюсь среди молодёжи.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко