VOX POPULI Алёна Мирошниченко 15 декабря, 2015 12:00

Hair tattoo: Почувствуй взгляды вслед

Hair tattoo: Почувствуй взгляды вслед
Фото: Тимур Батыршин
Сегодня татуировка начала развиваться в новом направлении и перешла с тела на голову. Эта разновидность экспрессивного вида стрижки, или художественное выстригание волос, называется hair tattoo. Изображение выполняется на коротко постриженных волосах и внешне выглядит так же, как и татуировка. Эта стрижка для тех, кто не желает теряться в толпе, а хочет выглядеть незаурядно и быть на пике моды. Журналист Vox Populi побывала в студии DANS LE GARAGE и увидела, как рождается креатив.

Дидар Алиев
Дидар Алиев

Тема hair tattoo для Казахстана — новаторство, и далеко не все мастера владеют этой техникой. Создавать рисунки на голове — дело тонкое, почти ювелирное, а спрос на них не так велик. Ведь на такой экстрим может решиться только рисковая молодежь, представители субкультур или богемы. Но всё же парикмахеры, которые продвигают этот вид парикмахерского искусства в нашей стране, есть. Дидар Алиев — единственный в Казахстане специалист hair tattoo по портретам.


Выбор рисунка
Выбор рисунка

Сегодня у Дидара его постоянный клиент Матвей Прохоров. Парень, можно сказать, вырос в кресле у Дидара. Сейчас ему девятнадцать лет, он студент университета. У Дидара в телефоне заранее припасено для Матвея два варианта рисунков: суперзлодей Джокер и «какой-то страшный и неприятный чувак». Дидар признался, что любит выбривать всяких злодеев. Матвей выбрал портрет Джокера.

— Свою первую hair tattoo я сделал у Дидара в семь лет. Это были когти тигра и шрамы от них на полголовы. В салон меня привела сестра перед поездкой в Таиланд. Тогда это такой фурор произвело — маленький мальчик с такой штукой на голове. Все оборачивались, спрашивали, фотографировались со мной. Потом были смайлики разные, панда была клёвая.

— Мне очень нравится делать hair tattoo. Выглядит офигенно. Друзья вначале все удивлялись, но потом привыкли, что каждый раз у меня на голове что-то новенькое. Прохожие останавливают, спрашивают. У некоторых шок вызывает даже. В год я в среднем делаю hair tattoo четыре раза. Иногда, конечно, затрудняюсь с выбором. Но хорошо, что у Дидара постоянно есть что предложить. Он всегда мне может замутить что-нибудь прикольное. Иногда может 3D-рисунок сделать. Вот на выпускной в школе как раз у меня был 3D. Он с разных сторон объёмно смотрелся. Было круто.

С рисунком определились. Матвей в предвкушении чего-то нового и необычного. Мастер начинает творить.

VOX: Дидар, как тебя можно назвать — барбером или парикмахером?

— Вот эти понятия сильно размыты нынче. Барбер — это человек, который несёт эту культуру. Он должен вести себя, как барбер, одеваться, как барбер, разговаривать. Сейчас все, кому не лень, кто владеет парикмахерским инструментом, называют себя модным словом «барбер». Я специалист по hair tattoo.

Первым делом Дидар оставляет ту длину волос, которая ему будет нужна для создания рисунка. У Матвея волосы достаточно густые, и готовый рисунок будет смотреться отчетливо. Иногда волосы не обладают нужной густотой, и мастеру приходится изворачиваться и применять разные профессиональные приёмы.

... идея теплилась долго, но в то время представить было сложно, как это — нарисовать картину на голове. Не было ни инструментов, ни интернета. Первые мои произведения — это узоры и примитивные полоски.

— Чем сложнее портрет, тем больше должен быть запас высоты волоса, чтобы можно было создавать полутона и тени. Это особенно важно в 3D-рисунке. Если мы на бумаге карандашом всё прорисовываем, а потом штрихи накладываем, то тут надо волос выше оставлять. Прозрачность волоса создаёт блики.

VOX: Как ты пришёл к этой профессии?

— Я окончил ПТУ №13 в Алматы. Моя первая профессия очень далека от парикмахерского искусства — я сварщик третьего разряда. Окончив училище и год проработав на заводе, я понял — не моё это. После того, как сварщика из меня не получилось, в девяностые годы я занялся коммерцией, купи-продай. Но всё равно не лежала у меня душа к этому. Я с детства рисовать любил. Рисовал на всём, на любой плоскости. Дома были все стены изрисованы. Вот я и подумал: «А почему бы мне не начать рисовать, только чтобы за это ещё и деньги платили?» На Арбате не хотел сидеть. Пошёл на курсы парикмахеров. С первого дня уже спорить начал с преподавателем.

— Работать парикмахером я начал пятнадцать лет назад. А спустя четыре года стал рисовать картины на голове. До этого идея теплилась долго, но в то время представить было сложно, как это — нарисовать картину на голове. Не было ни инструментов, ни интернета. Первые мои произведения — это узоры и примитивные полоски. А потом уже понеслось, чем дальше, тем всё сложнее.

Перед тем как взять в руки машинку и приступить к «резьбе» по волосам, Дидар светлым карандашом для себя делает разметку. Масштабирование — это самый сложный и ответственный этап работы. Необходимо чётко представить готовый рисунок, чтобы в процессе выбривания он уместился на голове, и были соблюдены все пропорции.

VOX: Дидар, принимаешь ли ты участие в каких-нибудь конкурсах?

— Много лет назад я участвовал в парикмахерском конкурсе. Мне не понравилась атмосфера. Я очень старался, но не победил и был творчески обижен. Я не знал, что существуют правила и нормативы, которые мне тогда никто не преподавал.

У Дидара нет ни сертификатов, ни дипломов. В этом виде парикмахерского искусства ещё нет определённых стандартов и требований. Специалистов по hair tattoo не готовят, поэтому и соревнования не проводятся. Но в сентябре этого года в рамках проведения первого открытого чемпионата Казахстана по парикмахерскому искусству, макияжу, боди-арту и ногтевой эстетике впервые были проведены состязания и по hair tattoo. Наш герой выступил в них в качестве судьи.

— Я сидел и несколько ночей ломал мозг, как это всё будет выглядеть. Ведь здесь нет никаких правил, чтобы мастера их знали и готовились к ним. И вдруг меня осенила мысль: «А что, если сделать казахский национальный орнамент на голове?» Я прописал правила, что для полного создания образа нужен национальный казахский костюм. В орнаменте немного вариаций, он весь состоит из завитков. Но выбривать его достаточно непросто. Соблюдать линию, которая извивается в одной толщине волос, достаточно сложно.

В итоге это было круто. Правда, участников было всего семь человек, но это наш первый конкурс. Второй конкурс будет весной. Надеюсь, участников будет больше. У нас много мастеров, которые умеют что-то выбривать на голове, но вот портреты — только я один. Я бы с удовольствием поучаствовал и сам, но мне интересно соревноваться на равных. Я даже не хочу занимать какое-то призовое место, просто хочу участвовать именно в сложном портретном выбривании.

Hair tattoo выглядит, как настоящее произведение искусства. Такая арт-стрижка нравится не только детям, но и взрослым. Всё чаще в кресле парикмахера оказываются и мужчины разных возрастов, и представительницы слабого пола.

— Девочки сейчас часто обращаются за рисунками на голове. Возраст девочек не важен. У меня есть одна бабуля, которая выбривает узоры. Она просто клёвая. Пример для многих, что стареть рано. В советское время нельзя было чудить, а как на пенсию вышла, так теперь она и отрывается по полной. 

VOX: Дидар, сколько лет твоему самому молодому клиенту?

— Я принципиально не беру маленьких детей до восьми лет. Потому что родители хотят чуда, а оно у меня только с лезвием может получиться. Дети — народ неусидчивый, и за чужого ребёнка я не хочу нести ответственность. Мой четырёхлетний сын — это единственный ребёнок, которого я стригу и выбриваю рисунки. Пока это что-нибудь детское — герои комиксов и мультиков: Бэтмен, Черепашки-ниндзя. Ему дал в руки планшет — и всё, в течение трёх часов можно выбривать всё, что угодно.

Я не понимаю таких родителей, которые приходят и говорят: «Только не коротко, что-нибудь поскромнее, а то бабушке не понравится». Ребёнок должен быть ярким и креативным, чтобы он сам был собой доволен. Не хотите креатива — ну зачем вы тогда пришли ко мне? Берите ножницы и сами дома стригите поскромнее!

Единственное моё вдохновение — это работы американских мастеров в Instagram. Там народ такие вещи мутит! Я мечтаю хоть раз побывать в Америке на барбер-баттлах, на выставках. Там просто классно. Там воздух искрится от креатива.

VOX: До какого возраста мужчины делают себе hair tattoo?

— Есть такие, которым за сорок. Есть и постарше. Пришел дядька, увидел, что я кому-то что-то выбрил: «А ну-ка, давай и мне тоже что-нибудь замути!» Приходил одно время почтенный агашка в костюме, с папкой. Сразу видно — работник госструктур. Всегда просил что-нибудь строгое. А потом как-то приходит: «Давай мне ирокез выбривай, и можешь покрасить». Я был просто в ступоре — думал, дяденька шутит. А он говорит: «Я десять лет не был в отпуске. Уезжаю в Германию отдыхать. Там меня ждёт пиво, байк и кожаная куртка. И пошли все на хрен! Хочу ирокез!»

Мелкие детали Дидар «прорисовывает» ножницами, лезвием и опасной бритвой.

VOX: Голова — это сложная плоскость для рисования?

— Здесь нет сложности. Здесь есть удовольствие. Для меня рисование на голове и на стене приносит больше удовольствия, чем на бумаге.

VOX: Перед тем как выбривать рисунок, тренируешься ли ты на бумаге?

— Как-то снимали сюжет для музыкального канала, и я решил выбрить на голове портрет Рэя Чарльза. Так вот, мне пришлось около двадцати эскизов сделать на бумаге, чтобы рука запомнила. В случае с портретами необходимо передать портретное сходство: учесть расовую принадлежность, форму лица, форму носа и подчеркнуть все морщинки. А когда это герои комиксов или просто с готовой картинки рисую, то вообще не делаю никаких эскизов на бумаге. Джокера и череп я могу вообще с закрытыми глазами нарисовать.

У мастера пока ещё нет конкурентов, но он будет только рад, если они появятся. По мнению Дидара, так интересней жить. Есть стимул развиваться и расти дальше.

— Если бы проходили соревнования по портретированию на голове, и было хотя бы десять участников, которые портреты фигачат, — да я был бы только счастлив. Когда видишь, что кто-то делает лучше, появляется спортивный интерес сделать ещё круче и нереальней. Единственное моё вдохновение — это работы американских мастеров в Instagram. Там народ такие вещи мутит! Я мечтаю хоть раз побывать в Америке на барбер-баттлах, на выставках. Там просто классно. Там воздух искрится от креатива.

Идей для hair tattoo у Дидара очень много — от простейших трайблов до произведений искусства: сложных картин, 3D-изображений, портретов знаменитостей. Всё зависит от фантазии и мастерства художника.

— Хочу кому-нибудь нарисовать Дарта Вейдера, но пока не нашёл подходящего фото, которое бы меня «зацепило».

Самая сложная моя работа — это портрет индейца. Один клиент решил себе сделать подарок на день рождения. Пришёл и сам не знает, что хочет. Решили рисовать индейца. В восемь вечера начали, в час ночи закончили.

VOX: Портреты каких знаменитостей тебе удалось передать в полном сходстве с оригиналом?

— Однажды я одному музыканту-барабанщику выбрил портрет легендарного американского барабанщика Questlove. Он афроамериканец, и его портрет несложно было выбривать. Но получилось очень круто. Потом прозвучала шутка: «Прикольно, если бы Questlove у себя в Instagram это выложил. У него больше полумиллиона подписчиков-фанатов.» Проходит какое-то время, клиент мне отправляет ссылку на страничку Questlove, я захожу и вижу свою фотографию. Он забрал её к себе на страничку и набрал 8 000 лайков. Я в шоке был просто. Я хотел как-то портрет Батырхана Шукенова выбрить, но желающих мало.

Люблю стричь интересных людей. Я убрал из своего списка людей с негативом и нытиков, которые вечно чем-то недовольны.

VOX: Кто твои клиенты?

— У меня свой круг клиентов. С улицы я беру только в том случае, если человек действительно хочет что-нибудь яркого и необычного. Меня находят люди через знакомых, или увидев мои работы в соцсетях. Я креативщик, и не стригу классику. Мне это скучно.

— Принцип работы у меня такой: я избавил клиента от надобности думать. Я сам был в роли клиента, когда ты приходишь, тебе швыряют журнал и говорят: «Сам выбери что-нибудь». Мне всегда есть что предложить людям. В женских креативных стрижках у меня тоже техника «бешеная», и проблем нет с выбором. Люблю стричь интересных людей. Я убрал из своего списка людей с негативом и нытиков, которые вечно чем-то недовольны. В моём окружении около трёхсот клиентов: это современная креативная молодёжь, бабушка продвинутая, женщина, у которой всё хорошо, которая приходит и делится успехами.

VOX: Передаёшь ли ты свой опыт ученикам?

— Я веду семинары по современному барберскому искусству. Но вот когда меня просят научить делать портреты, я прошу нарисовать портрет на бумаге. Человек говорит: «Я не умею». Так как же я тебя научу рисовать портреты на голове, если ты на бумаге не умеешь рисовать? Я бы с удовольствием научил, если бы человек умел рисовать. Очень хочу иметь конкурентов. Мне на этой платформе скучно без них. Ну нарисовал… Завтра ещё круче нарисовал. И что?


Готовая работа
Готовая работа

Итак, не прошло и трёх часов, и вот нам злобно улыбается коварный Джокер. Как жаль, что эта красота недолговечна. Матвей сможет удивлять ею окружающих до двух недель, а потом она полностью зарастёт.

Матвей наконец увидел в зеркало свою новую стрижку.

VOX: Ну как, нравится?

— Впечатления — просто вау! Круто! Супер! Я очень доволен. Дидар не перестаёт удивлять меня своим мастерством. Сейчас к девушке своей поеду. Она первая и заценит мой новый образ.

VOX: Дидар, какие ощущения тебе приносит твоя работа?

— Когда очень долго находишься на жаре без воды, а потом удаётся удалить жажду — ты такой кайф и наслаждение испытываешь! Так вот, моя работа — это то же самое. Это такой кайф — увидеть законченную работу и довольного клиента. 

Мои клиенты — это ходячая реклама. Вот сейчас Матвей выйдет на улицу, и обязательно кто-то увидит, захочет себе сделать это и попросит мой номер.

Стоимость стрижки у креативного мастера Дидара Алиева — 5 000–6 000 тенге. Стоимость hair tattoo — 7 000–8 000 тенге. Для того чтобы стать обладателем произведения искусства на голове и ловить на себе удивлённые взгляды окружающих, нужно создать законченную работу со стрижкой, hair tattoo и укладкой, которая обойдётся в 12 000–15 000 тенге.

Хотите поменять свой образ? Тогда обращайтесь в креативную студию DANS LE GARAGE по адресу: ул. Курмангазы, 15 (угол ул. Пушкина), тел. 291-27-25, +7 702 421 82 58.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000