VOX POPULI Эльвира Абдусалямова 22 декабря, 2015 12:00

Главная цель феминисток, или Женщина не «должна» (18+)

Главная цель феминисток, или Женщина не «должна» (18+)
Фото: Ринна Ли
Однажды деятель германского и международного рабочего движения, социал-демократ Фердинанд Август Бебель сказал: «Женщина стала рабыней, прежде чем появились рабы» и был прав. По крайней мере, в этом твердо уверены феминистки казахстанского движения КазФем. Мы встретились с активистками движения и поговорили об их деятельности, проблемах феминизма и распространенных стереотипах.

Знакомьтесь: героини репортажа и основатели движения КазФем.

Олеся Котова, 24 года. По профессии — дизайнерка.*

* Феминистки, по своему обыкновению, к названиям профессий, которые традиционно пишутся и произносятся в мужском роде, добавляют окончание «ка». Для них это принципиально.

Вероника Фонова, 23 года. Так же, как и Олеся, Вероника — дизайнерка.

Марьяна Апрельская, 21 год. Окончила вуз по специальности «международное право».

Арина Осиновская, 22 года. По профессии — журналистка.

Алина Невидимко, 23 года. Работает дизайнеркой.


Так вышло, что до интервью с девушками мы посетили мероприятие, организованное движением КазФем — киновечер «Девушки — лучшие друзья девушек».

По словам Арины, активистки не ожидали такой многочисленной аудитории.

В программе вечера был просмотр фильма «Ангелы с железными зубами», повествующего о движении активисток, которые боролись за предоставление женщинам избирательных прав, лекция и презентация двух участниц КазФема и чаепитие.

Специально для мероприятия девушки подготовили тематические стикеры и блокноты.


Вероника Фонова

Одна из организаторов, Вероника, подготовила для аудитории презентацию «О формировании женской солидарности». Выступление спикера не стало голословным: материал был подкреплен фактами и статистикой с портала stat.gov.kz.

Сильный акцент в своей презентации Вероника сделала на экономической составляющей: девушка говорила о разнице заработной платы мужчин и женщин, о разнице в процентном соотношении женщин и мужчин, трудящихся на государственной службе.

Так, процент женщин-депутатов районных маслихатов составляет всего 19,6% (2014 г.), в составе депутатов Сената Парламента женщин вполовину меньше, а среди премьер-министров, руководителей администрации президента, чрезвычайных и полномочных послов и советников президента, а также их заместителей женщин нет вообще (по состоянию на 2014 г.).

Не обошла Вероника и тему преступлений и насилия: более 81% преступлений совершено руками мужчин, и в 70% ДТП с пострадавшими виновниками были именно представители «сильного» пола.

Получив порцию добра и призыв бороться за свои права, мы поменяли локацию, чтобы конкретнее разобраться в мотивах движения КазФем.



Вероника Фонова и Олеся Котова

День солидарности женщин в борьбе за эмансипацию и равные права превратился в извращение идей, которое мы видим каждый год.

VOXИтак, расскажите, девушки, как давно образовалось ваше движение?

Олеся:

Конкретно наша группа КазФем образовалась в начале лета, в июне. До этого в течение года мы занимались феминизмом в рамках инициативной социалистической группы «Фонд Эбби Хоффмана». В определенный момент мы почувствовали, что пора отделяться и создавать отдельное феминистское движение, чтобы заниматься исключительно вопросами феминизма в кругу женщин.

VOX: За время существования группы появились недоброжелатели?

Олеся:

Таких конкретных недоброжелателей, которые представляли бы серьезную угрозу, к счастью, пока нет. Но если брать комментарии в интернете — конечно, они присутствуют.

VOX: Как вы думаете, их недовольство связано с тем, что они не знают, чем конкретно вы занимаетесь?

Вероника:

Да, образ феминизма дискредитирован СМИ и тщательно сформирован противниками.

Олеся:

Люди враждебно относятся к идеям феминизма, поскольку они, во-первых, не знают, что это такое, а все новое и непонятное у людей вызывает недоверие. Во-вторых, в массовой культуре создается неправильный образ феминизма: кто-то думает, что феминистки — это женщины, которые хотят убить всех мужчин, устроить матриархат. Феминизм, каким бы он ни был, будет не нравиться людям. Потому что он пытается отобрать привилегии, хочет продвинуть прогрессивные идеи, посягает на существующую государственную политику и так называемые традиционные ценности.

Вероника:

Существует прослойка людей, которым не выгодно, чтобы мы были. Как обычно принято в традиционных семьях: женщина должна оставаться на второстепенных ролях, выполнять роль обслуги, ухаживать в одиночку за ребенком. А здесь получается, что приходят феминистки и говорят, что на самом деле это общее дело, и мы имеем право на равную оплату труда и на самореализацию, точно так же, как имеют на это право мужчины. При этом каждая имеет право не заводить семью в принципе, и заниматься тем, что интересно ей. Такие идеи подрывают привычный уклад и, конечно, вызывают сопротивление тех, в чьих интересах он сформирован.


Фрагмент из выступления Вероники Фоновой на киновечере «Девушки — лучшие друзья девушек»

VOX: Вернемся к вашему движению. Какова главная миссия группы КазФем?

Олеся:

Основная задача сейчас — развитие феминистской теории и практики в Казахстане, формирование отношения к себе, как к автономной личности, осознание систематичности дискриминирующих практик, рост женского самосознания и формирование женской солидарности.

Вероника:

Феминистская повестка включает в себя противостояние гендерным ролям и социальным конструктам, направленным на поддержание патриархальной системы.

Дискриминация и неравенство отражается в различных сферах жизни. Это выражается в контроле репродуктивной функции, неравенстве в экономической и политической среде, сексуальной эксплуатации, и на бытовом уровне. Во время подготовки к последнему мероприятию «Девушки — лучшие друзья девушек» я готовила презентацию, в которой одним из обсуждаемых вопросов была заработная плата. Разница зарплаты женщин и мужчин в среднем составляет 30% в пользу мужчин.

Олеся:

Интересно, что чем выше должность, тем больше разрыв в заработной плате.


Олеся Котова

Почему, если, я здоровая девушка, еду уставшая с учебы, этот парень, такой же уставший, должен уступать мне место? Думаю, что в данном случае у нас совершенно одинаковые права.

VOX: Помимо экономической, какие еще проблемы вас более всего волнуют? 

Олеся:

Так или иначе, многие проблемы вытекают из экономики. Также нас очень интересует вопрос домашнего насилия. У нас нет закона «О домашнем насилии», есть лишь закон о его профилактике, но он несет достаточно размытую формулировку. Я даже не знаю, был ли такой случай, когда этот закон действовал на практике.

Вероника:

По статистике действующей на территории Казахстана организации «ООН Женщины», в сутки поступает до 20 звонков на номер «102» по причине бытового насилия. До 500 женщин в год погибают от этого. Получается, что реальной защиты, которая подкреплялась бы государством, нет. Это огромная проблема, которая замалчивается и списывается на личное дело семьи.

Олеся:

Могу привести личный пример, когда в доме напротив очень сильно избивал женщину ее муж. Мы вызвали полицию, которая приехала и в итоге ничего не решила. Родственники мужа просто сказали, что это личное дело, семейное. «Просто не лезьте, и все», — сказали нам. Так вот работает наша полиция…

VOX: Какие вы видите пути решения? Мы ведь не можем стать физически сильнее мужчин, потому что природа нас сделала слабее. 

Олеся:

Но это не дает им право бить нас, применять свою физическую силу. Все говорят, что мужчина — защитник, должен защищать женщину. Но от кого должен защищать? От других мужчин. Все должно начинаться с воспитания. Женщины могут быть намного сильнее, если воспитывать их по-другому: давать им развиваться так же, как мальчикам, давать играть в подвижные игры, а не сидеть и думать о том, что она может испачкать свое розовое платье. Важно учить мальчиков, что не все проблемы решаются дракой, что можно сопереживать, сочувствовать, иногда поплакать. Необходимо перестать вдалбливать девочкам тот факт, что они должны терпеть и, в первую очередь, должны найти себе мужей.

Вероника:

Даже на примере прогрессивных стран видно, что там уровень насилия намного ниже. Потому что они продвигают не духовные скрепы и традиционные ценности, а образование, культуру, искусство. Ну и законодательство их, конечно, на более высоком уровне. Общество там более гуманно.

Олеся:

Очень важна культура. Культурный человек не станет решать проблемы, применяя кулаки. А культура берется из соответствующих социальных и экономических условий.


Основательницы феминистского движения в Казахстане
Основательницы феминистского движения в Казахстане

VOX: Вы наверняка слышали фразу «Cама виновата, сама спровоцировала»…

Алина:

Конечно, и очень негативно к ней относимся.

Арина:

Фраза, которая оправдывает насильника. Если он это сделал, значит, она сделала что-то, из-за чего он проявил к ней агрессию. А не потому, что проявлять агрессию, избивать кого-то, априори неправильно.

Алина:

Вместо того, чтобы наказать насильника, со стороны общественности, сотрудников милиции и даже родственников идет стигматизация жертвы. Привлекается внимание к тому, как она себя повела, какую надела одежду, в какой клуб пошла, сколько выпила. Вместо того, чтобы обратить внимание на то, что человек, совершивший насилие — преступник. Получается, что если жертва так выглядит, то он имеет полное право. Хотя зачастую ей даже не обязательно как-то особенно выглядеть, носить откровенную одежду или идти вечером одной. Он просто имеет право. И никого не интересует, как был одет насильник, сколько он выпил в том же клубе, почему, если он не способен контролировать физические потребности, он остается в компании девушки. Вместо логичных вопросов насильнику: «Зачем вы это сделали, если жертва не хотела контакта?» предъявляются претензии к девушке: «Почему не осталась дома?». Часто подобный поступок насильник оправдывает тем, что девушка не кричала или недостаточно сопротивлялась. Как будто существует определенный уровень сопротивления, только превысив который, девушка имеет право на собственную безопасность, а в противном случае — сама виновата, и распоряжаться ее телом может кто-то другой.

VOX: Все ли — феминистки, кто себя таковыми считают? Вы наверняка слышали новость, что американская феминистка испекла хлеб из вагинальных дрожжей?

Вероника:

Возможно, таким поступком она хотела привлечь внимание к более важной проблеме. А судить о самой феминистке можно, изучив то, что она пытается нести в общество.

Олеся:

Так и получается, что СМИ освещают именно такого рода акции: скандальные, которые могут сформировать негативный образ у людей. Когда феминистки занимаются вещами, которые действительно могут быть полезны обществу — а они ими занимаются постоянно: помогают женщинам, пишут книги, статьи, — это почему-то СМИ не интересно. А вот подобного рода акции обязательно нужно осветить и хорошенько «помусолить».

Алина:

По сути, это могла сделать любая другая женщина. Просто нужно было сделать акцент на том, что это сделала феминистка. СМИ привлекают внимание к эксцентричным поступкам, игнорируя важность и объем других проблем, которые стараются решать феминистки по всему миру. Обычно подчеркивается «абсурдность» подобных акций, но очень размыто раскрывается их смысл.

Олеся:

Я бы не сказала, что данный конкретный поступок постыдный. Факт в том, что он не имеет прямого отношения к феминизму.

VOX: А вы можете описать образ современной феминистки?

Олеся:

На самом деле, внешний образ не имеет значения. Феминизм — это общественно-политическое движение. Феминистки объединяются по своим взглядам и убеждениям, а не по характеру или внешнему виду.

VOX: А джентльменское поведение мужчин — уступить место в общественном транспорте или подвинуть стул, когда дама садится за стол — это вы считаете приемлемым?

Вероника:

Проявления доброжелательного сексизма зачастую служат оправданием существующего распределения ролей и предписываемой женщинам слабости и инертности.

Марьяна:

Такое поведение мужчин создает впечатление, что у женщины якобы есть привилегии. Но существование так называемых наград в виде джентельменского поведения для угнетенной группы не означает, что у женщин есть привилегии… Уступать женщинам место в транспорте, открывать дверь, подавать пальто или платить за женщину в ресторане — это способ побудить женщин отказаться от любого сопротивления социальному неравенству и сложившейся системе угнетения.

Олеся:

Существует понятие «привилегия», когда у какого-то человека больше власти, ресурсов, возможностей. А существуют так называемые «женские привилегии» — то, что вы перечислили, они создают иллюзию. Многие спрашивают меня: «Вы что, ударите, если я уступлю место?» Конечно, нет. Я понимаю, что в нашем обществе многие так воспитаны, и делают это рефлекторно, не задумываясь. Просто нужно бороться с причинами, а не со следствием.

Я считаю, что это нормально, если мужчина не уступит место в автобусе. Почему, если, я здоровая девушка, еду уставшая с учебы, этот парень, такой же уставший, должен уступать мне место? Думаю, что в данном случае у нас совершенно одинаковые права.

Алина:

Причем зачастую эти «акты вежливости» делаются автоматически, а не из соображений этикета. Немногие знают, что, к примеру, в помещение (ресторан, кафе) первым должен входить мужчина, так же, как и в лифт. А выходить из лифта должен тот, кто ближе стоит к дверям, а не женщина. Делается это не потому, что он джентльмен, а потому, что он так привык. Не говоря уже о вроде бы анекдотах, в которых, несомненно, есть доля правды, что делается это все для того, чтобы оценить попу девушки.

Вероника:

Так или иначе, это не первостепенная проблема феминизма.


Марьяна Апрельская

Если у мужчины большой сексуальный опыт, это значит, что он хороший партнер, а если у женщины до свадьбы был секс — то стыд и позор.

VOX: Если феминизм касается проблем непременно двух полов, то наверняка у вас есть некоторые мнения относительно секса? 

Вероника:

Я думаю, что женщинам здесь чаще всего отводится пассивная роль. Люди мало знают о своей физиологии, а современные транслируемые идеи сексуальности зачастую завязаны на насилии и жестокости. Они получают свое развитие при помощи сексуальной объективации в игровой и киноиндустрии, в кино и порнографии, романтизирующих такие явления.

Марьяна:

Если честно, у женщин очень много сексуальных проблем, потому что во время секса ставится акцент на мужском оргазме. Получила ли женщина удовольствие от процесса — вопрос, который отходит на второй план. Я думаю, что малое количество мужчин уделяет этому внимание. У женщин другое анатомо-физиологическое строение. Если мужчине для получения оргазма требуется 10–15 минут, то у женщины этот процесс занимает гораздо больше времени. На способность получать оргазм также влияют индивидуальные особенности строения нервной системы и расположение нервных волокон. Строение нервных сплетений в тазовой области женщин разное, и у каждой женщины оно уникально. Иными словами, сексуальность женщины гораздо многограннее, нежели у мужчин.

У феминистки Наоми Вульф, которая написала книгу «Миф о красоте», в 2012 году вышла вторая книга под названием «Вагина», которая повествует об истории женской сексуальности: например, в Индии около 1 500 лет назад и в Китае около 1 000 лет назад считали вагину священной. Мужчинам того времени рекомендовалось с большим мастерством доводить женщину до оргазма. Это было необходимым условием. Если мужчине не удавалось это сделать, он считался плохим мужчиной, а не просто плохим партнером. Сегодня зачастую, если есть какие-то проблемы в сексе, считается, что это только проблема женщины. На самом деле это касается обоих партнеров.

Та же самая Тантра может дать ответ на вопрос о том, как правильно понимать женскую сексуальность.

Алина:

Существует очень много тренингов на тему того, как женщина должна раскрыть свою сексуальность, чтобы доставить удовольствие мужчине. В интернете на попандерах постоянно рекламируются курсы минета, вумбилдинга, на которых женщину обучают доставлять удовольствие мужчине, а не получать удовольствие обоим вместе. При этом не существует курсов для мужчин, на которых рассказывалось бы, как доставить удовольствие женщине или хотя бы узнать об особенностях ее физиологии. Девушки знают, какие нужно напрячь мышцы, чтобы партнеру было приятнее, какую позу принять, чтобы ему было комфортнее. Мужчины же этому особого внимания не уделяют, а зачастую даже не знают расположения каких-то органов и эрогенных зон.

Марьяна:

Если у мужчины большой сексуальный опыт, это значит, что он хороший партнер, а если у женщины до свадьбы был секс — то стыд и позор. В некоторых странах третьего мира за это убивают. Родственники женщины, совершившей это «преступление», отдают ее на общественный суд и до смерти забивают камнями. Такие практики до сих пор существуют. Это варварство, с которым мы должны бороться.

Марьяна:

Оба партнера должны быть образованы в сексуальном плане. В школьных учреждениях необходимо ввести программу полового и сексуального воспитания, поскольку существует такая проблема, что девочки в 14–15 лет беременеют, и даже не знают об этом. Возможно, такую дисциплину не вводят, потому что боятся, что подростки начнут слишком рано вести половую жизнь, но очнитесь, это уже сейчас происходит!

VOX: Любить, заботиться и встречаться с мужчинами приемлемо?

Арина:

Это нормальные проявления человеческой эмпатии, и они могут быть в любых отношениях: как дружеских, так и романтических.

Олеся:

Если вы хотите спросить, есть ли у феминисток гетеросексуальные отношения, я отвечу: да, есть. 

Алина:

Случаются, когда удается вырваться от своих сорока кошек (смеется).


Выступление Олеси Котовой на мероприятии «Фонда Эбби Хоффмана» «Патриархат против мужчин»

VOX: Вы говорили про привлечение внимания. Каким образом ваше движение старается привлечь внимание девушек, чтобы распространять теорию феминизма?

Олеся:

Мы выпускаем журнал «Юдоль», в котором пишем статьи, сейчас готовим второй по счету выпуск, проводим мероприятия, лекции, кинопоказы. Пока это единственное, что мы можем сделать. В рамках КазФема мы провели уже два мероприятия, а если брать феминистские мероприятия, которые проходили в рамках «Фонда Эбби Хоффмана», то их было пять. 

VOX: Выпуск первого номера был к чему-то приурочен?

Арина:

Так случилось, что 8 марта мы решили провести мероприятие, которое бы напомнило всем об истинном смысле этого праздника.

Известно, что праздник исторически давно искажен. Сейчас это единственный день в году, когда мужчина моет посуду вместо женщины, приносит ей цветы и говорит, чтобы она оставалась такой же милой, женственной, хорошей матерью и женой. А раньше в этот день женщины во всем мире выходили на марши, выдвигая требования женского избирательного права, равных условий труда и заработной платы. Об этом сейчас мало кто вспоминает. День солидарности женщин в борьбе за эмансипацию и равные права превратился в извращение идей, которое мы видим каждый год. И, поскольку образ праздника в нашей культуре сильно поменялся, мы решили сделать свое мероприятие: написали достаточно много аналитических статей, как про историю праздника, так и в целом про феминизм, и выпустили журнал. «Юдоль» — первый феминистский некоммерческий журнал в Казахстане, презентация которого была приурочена к Международному женскому дню. В бумажном виде его уже нет, но вы можете найти в электронном варианте.

И, кстати, еще о публичных акциях. Летом мы сделали свой марш, который шел наперекор «Флешмобу женственности». Это был повод и хорошая возможность проявить себя. Мы выступили против идеологии флешмоба: они продвигали не женственные, а нео-патриархальные идеи. Мы же постарались донести до наших женщин, что «кухня и мода — это не свобода», например.

VOX: У феминисток может быть вероисповедание? 

Вероника:

Если рассуждать в рамках существующих религий, то ни одна не отражает идеи равенства и любая из них в целом поддерживает андроцентричную систему, в которой и формировались различные вероисповедания.

Олеся:

Мы против религии, против мракобесных практик и теорий. Считаем, что нужно нести просвещение людям, а религия крайне пагубно влияет на общество, в особенности — на женщин. 

Марьяна:

Есть такое понятие — «гуманизм», которое относится ко всем людям. Существует научные исследования, которые доказали, что людям с рождения свойственна эмпатия. Всемирно известный биолог Франц де Вааль написал книгу «Истоки морали. В поисках человеческого у приматов», в которой рассказывает о том, что и приматам присуще чувство эмпатии. По мнению автора, мораль — не сугубо человеческое свойство, и ее истоки нужно искать у животных. Не обязательно верить в бога, чтобы не убивать, не воровать и не нарушать другие заповеди…

Алина:

Для того чтобы не совершать неправильных поступков (читай — грехов), не обязательно бояться наказания в виде геенны огненной, достаточно быть разумным человеком и не убивать не потому, что «нельзя», а потому, что ты сама этого не хочешь.

VOX: Можете назвать вещи, которыми феминистки не занимаются, но общество ошибочно полагают, что вы это делаете?

Олеся:

Это несерьезные вопросы, касающиеся внешности: небритых подмышек, косметики, одежды. Все вопросы, которые касаются безопасности женщины, являются вопросами феминизма.


Активистки движения КазФем

В конце нашей беседы с девушками мы спросили, есть ли что-то, что они хотели бы подчеркнуть еще раз…

Олеся:

Те вещи, которые обычно освещаются в СМИ — выпекание хлеба, хождение по площади без лифчика, загрузка фотографий с небритыми подмышками, — всегда выставляются на первый план. В тени же остаются вопросы, которыми действительно занимаются феминистки. Мы стараемся продвигать закон о домашнем насилии, чтобы насильников наказывали, чтобы у женщин и мужчин была равная заработная плата. Мы за поддержку работниц и против легализации проституции. В Казахстане существует огромное количество проблем, о которых некоторые даже не догадываются или стараются игнорировать их. Например, в Южно-Казахстанской области очень часто происходят реальные похищения невест, не игровые. Девочку, которая еще учится в школе, могут спокойно своровать, и она будет в 16 лет рожать детей и всю жизнь обслуживать мужа и его родню. Мы очень хотим, чтобы люди обращали внимание на такие проблемы и не говорили, что у нас равноправие уже достигнуто, а феминистки просто с жиру бесятся.

Вероника:

Осознание системности всех проявлений дискриминации в отношении женщин является важным шагом для каждой. Важно понимать, что мы в одной лодке с похищенными невестами, с женщинами, которые ежегодно умирают от анорексии, с женщинами, которые ежедневно слышат комментарии по поводу своей внешности. С теми, кто продается в сексуальное рабство или терпит бытовое насилие в семье, или получает меньшую заработную плату, чем их коллеги мужского пола при одинаковых объемах работы. Все это — методы контроля и ограничения, созданные для поддержания господствующей системы и укрепления ее позиций. Противостоя искусственно созданным гендерным ролям, мы боремся за наше общее право на свободу, за человеческие права, которые должны соблюдаться вне зависимости от половой принадлежности.


Благодарим Олесю Котову, Веронику Фонову, Алину Невидимко, Арину Осиновскую и Марьяну Апрельскую за честный и откровенный разговор. 

Поделись
Эльвира Абдусалямова
Эльвира Абдусалямова
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000