VOX POPULI Святослав Антонов 8 мая, 2016 13:00

Другой фронт: Алима Тынысбекова

Другой фронт: Алима Тынысбекова
Фото: Ринна Ли
9 мая мы часто пересматриваем военные фильмы, пытаясь представить, что пришлось пережить миллионам молодых бойцов, отправившихся на фронт. Однако по другую сторону фронта зачастую было не легче... Наша героиня Алима Тынысбекова уже в десятилетнем возрасте столкнулась со всеми тяготами военного времени.

Отец и мать Алимы
Отец и мать Алимы

Алима Тынысбекова родилась 29 сентября 1931 года в Алма-Ате. Ее отец, кадровый офицер Красной армии Балтабек Тынысбеков, закончив высшее военное училище, уехал с семьей на Дальний Восток. Там молодой командир проявил мужество в боях на Халхин-Голе и получил дарственную саблю из рук самого маршала Буденного.

— Из жизни на Дальнем Востоке я помню только запах черемухи. Быт военного городка был суровым, мы спали в гамаках. Один раз выезжали на экскурсию на границу, где нас охраняли вооруженные солдаты.

Перед самым началом войны капитана Тынысбекова направили в Житомирскую область Украины, на границу с Румынией. 3 мая 1941 года отец Алимы уехал на учения, оставив семью в военном городке.

— Это был последний раз, когда я видела своего отца. В семье у нас было четыре ребенка: я, старшая сестра Бибинур, младшая Клара и братик Станислав. Уже после начала войны мама родила младшего брата Эдика.

Алима Тынысбекова хорошо запомнила день начала войны — 22 июня 1941 года. Утром она проснулась от звука пролетающих бомбардировщиков, за которым последовал сигнал тревоги. Семьи военных в панике выбежали из домов и направились в сторону ближайшего леса.

— Беременная мама вместе со мной, братишкой и сестрой побежала в лес. Там нас встретили солдаты и сказали, чтобы мы возвращались домой, забили досками окна и сидели тихо. Самолеты не бомбили наш городок, так как летели напрямую в Киев. Через несколько дней началась эвакуация семей офицеров. Нам сказали взять с собой только документы и продукты на два дня.

Наш поезд попал под бомбежку. Мама схватила детей, выбежала из вагона и спрятала нас в кустах. После мы встречали эшелоны с ранеными. Мама каждый раз выспрашивала у них про отца.


Алима (крайняя справа), ее мать, сестра и братья
Алима (крайняя справа), ее мать, сестра и братья

По дороге в эвакуацию Алима и ее родственники в первый раз столкнулись с бомбардировками.

— Наш поезд попал под бомбежку. Мама схватила детей, выбежала из вагона и спрятала нас в кустах. После мы встречали эшелоны с ранеными. Мама каждый раз выспрашивала у них про отца. Нам кое-как удалось сесть на проходящий мимо товарняк и продолжить свой путь. Еды не было, и мы выходили на станциях, чтобы собрать растущие невдалеке кустарники и овощи. Однажды солдаты, сидевшие в поезде, который стоял на параллельных путях, угостили нас сухарями.

Семье удалось добраться до Северного Кавказа. Мать Алимы, помня совет, который ей дал муж, решила не оставаться там надолго и сразу вернуться в Казахстан.

— Отец, видимо, предвидел, что может начаться война, и предупредил маму, чтобы она ехала в Казахстан, который должен был стать глубоким тылом. Как выяснилось, решение оказалось верным, так как город на Кавказе, куда мы приехали, позже заняли немцы. До Алма-Аты мы добирались еще месяц. В августе–сентябре 41-го прибыли на место. Город был переполнен эвакуированными из разных регионов страны. Жилья мы здесь найти не смогли, так что пришлось поселиться в Талгаре. Нам выделили две комнаты в доме бухгалтера местного колхоза.

Вскоре мать Алимы попала в больницу с тифом. Ее старшая сестра Бибинур ушла добровольцем на фронт.  Девочка, оставшись старшей в семье, заботилась о своих младших братьях и сестренке. Они питались по талонам в столовой. Алима Балтабековна вспоминает, как ей каждый день приходилось таскать домой тяжелые металлические кастрюли с едой.

В свободное от школы время Алима и другие дети шили кисеты и обвязывали носовые платки, чтобы отправить их солдатам на фронт. В колхозе им приходилось выполнять и более тяжелую работу, например, перебирать в амбарах жмых.

Жизнь в селе была для нас непривычной. Мы не ели курт и иримшик, не говорили по-казахски, не знали, как утеплять избушку.

После окончания войны в 1946 году семья перебралась в поселок Аксу.

— Мама часто ходила в военкомат, чтобы узнать, нет ли каких вестей от папы. Однажды, возвращаясь домой, она увидела на мосту старика. Подойдя поближе, она узнала своего отца, нашего деда. Дед сказал, что нам нечего одним делать в городе, и привез нас в поселок. Туда же позже пришла похоронка на моего отца. Жизнь в селе была для нас непривычной. Мы не ели курт и иримшик, не говорили по-казахски, не знали, как утеплять избушку. Родственники помогли нам обустроить быт.


В училище
В училище

После окончания 7-го класса Алима решила отправиться на учебу в город. Подзаработав немного денег на раздаче жителям поселка хины (средство от малярии — прим. авт.), вместе с несколькими девочки из своего села она отправилась в Алма-Ату.

— Мы сели на машину, груженную мешками с шерстью, чтобы доехать до ближайшей железнодорожной станции. По пути одна из девушек, не удержавшись за веревку на мешке, выпала из кузова. Водитель очень волновался, но она, к счастью, не пострадала. Доехали до станции, но все проходящие поезда были забиты, и мы не могли сесть в них. По счастливой случайности встретили на станции парней из нашего аула, которые уже учились в 10-м классе. Они смогли договориться, чтобы нас посадили в почтовый вагон.  

С горем пополам школьницы добрались до Алма-Аты. Здесь жила тетя Алимы. Родственники пришли в замешательство, когда вместе с племянницей к ним приехала целая ватага девчонок.

— Дядя работал инструктором в автошколе. Он сразу позвонил в педучилище и смог устроить моих подруг в общежитие. Я пришла сдавать экзамены в училище, но не очень хорошо говорила по-казахски. Преподаватели с натяжкой все же приняли меня. Учась на третьем курсе, я проходила практику в 12-й школе-интернате. Тогда моя младшая сестренка Клара как раз заканчивала седьмой класс. Мне удалось договориться с директором и устроить сестру в эту школу.

После окончания училища Алиму Балтабековну направили преподавать русский язык и литературу сначала в родной поселок Аксу, а затем в еще более дальний аул.

В ауле познакомилась и подружилась с одной семьей. Муж и жена вместе работали в той же школе, где и я. Каждый вечер они провожали меня до дома. Предупреждали, чтобы я не ходила в гости к незнакомым людям. Как позже выяснилось, местные парни положили на меня глаз и могли украсть.


Алима (вторая слева) в числе учителей школы села Рахат
Алима (вторая слева) в числе учителей школы села Рахат

— Помню, как мы ехали на бричке куда-то в пески. Я поселилась в доме пожилой семьи, в которой не было детей. В ауле познакомилась и подружилась с одной семьей. Муж и жена вместе работали в той же школе, где и я. Каждый вечер они провожали меня до дома. Предупреждали, чтобы я не ходила в гости к незнакомым людям. Как позже выяснилось, местные парни положили на меня глаз и могли украсть. Жизнь в этом дальнем ауле была непростой. Однажды я чуть не угорела в своей комнате, когда хозяева дома оставили печную заслонку закрытой.


Алима с супругом
Алима с супругом

Позже наша героиня работала учителем в селе Рахат Енбекшиказахского района, где и вышла замуж и родила первого ребенка. Алима помогала младшей сестре и брату закончить школу и поступить в вуз. Брат Алимы Станислав Тынысбеков стал известным боксером и тренером, воспитал целую плеяду чемпионов. Сестра Клара так же, как и Алима, стала преподавателем.

Мы отвечали за каждую букву и запятую. Я до сих по привычке часто присматриваюсь к ошибкам в текстах уличной рекламы и в надписях в различных учреждениях. Сейчас люди ошибаются намного чаще.


Алима (в нижнем ряду в центре) с односельчанами
Алима (в нижнем ряду в центре) с односельчанами

В 60-е годы Алима Балтабековна устроилась корректором на картографическое предприятие. Через нее проходила вся печатная продукция предприятия, включая карты и даже избирательные бюллетени.

— Мы отвечали за каждую букву и запятую. Я до сих по привычке часто присматриваюсь к ошибкам в текстах уличной рекламы и в надписях в различных учреждениях. Сейчас люди ошибаются намного чаще.

Много лет жизни Алима Тынысбекова отдала работе в Казахском сельскохозяйственном институте (ныне Казахский национальный аграрный университет — прим. авт.). Проверяя на ошибки научные работы и методички, она стала очень уважаемым работником.

После выхода на пенсию Алима Балтабековна работала в Совете ветеранов Медеуского района. Сейчас здоровье уже не позволяет ей продолжать работу.

У Алимы родилось трое детей. Семь лет назад после долгой болезни от инсульта скончался ее супруг. Через несколько лет умер и старший сын. Сейчас за 85-летним ветераном ухаживают ее невестка и второй сын.

Во время работы на картографическом предприятии в качестве временного жилья семья Алимы получила старый каркасно-камышитовый дом. Ветхая постройка, где в 20-е годы располагались конюшни, не особо приспособлена для жилья.

— У дома нет фундамента, так что в холодное время тут хорошо задувает. Когда шел дождь, у нас часто протекала крыша. Мне помогли волонтеры из фонда «Совет ветеранов ВОВ, тружеников тыла и детей войны». Несколько лет назад по их инициативе и при поддержке одной компании крышу моего дома полностью перекрыли. Также мне дарили бытовую технику. Сейчас я чаще живу не здесь, а в доме у невестки.

Война оставила неизгладимый след в памяти Алимы Тынысбековой. Звук бомбардировщиков, который она слышала в детстве, пугает ее до сих пор. Провожая до порога, ветеран трудового фронта дала нам свое напутствие:

— Самое главное, чего хотелось бы пожелать вам, молодым — мирное небо над головой. Пусть жизнь у вас будет счастливой, и вы никогда не узнаете ужасов войны. 

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000