VOX POPULI Алёна Мирошниченко 22 ноября, 2016 12:00

Доминируй! Властвуй! Унижай! 18+

Доминируй! Властвуй! Унижай! 18+
Фото: Олег Спивак
В наших репортажах мы не раз рассказывали вам и о сотрудниках коммерческого секса, и о людях нетрадиционной сексуальной ориентации. На этот раз речь пойдёт о практиках БДСМ и их почитателях. Эта тема в нашем городе стала набирать обороты после выхода трилогии «Пятьдесят оттенков серого». Давайте же познакомимся с теми, кто в «теме», и разберемся, что же для них БДСМ: девиация, нормальная практика, философия или образ жизни?

Данный репортаж не рекомендуется к прочтению лицам, не достигшим совершеннолетия, так как содержит откровения героев и изображения эротического и сексуального характера.

Стилистика речи героев сохранена.

Вопреки распространенному мнению, БДСМ — это не только сексуальные игры, связанные с причинением болевых ощущений. БДСМ — это целая отдельная сексуальная субкультура, которая включает в себя сразу несколько направлений.

Каждая буква в аббревиатуре БДСМ (на языке оригинала BDSM) обозначает определенную сексуальную практику:

B (bondage) бондаж — эротическое связывание, сковывание, ослепление и другие ролевые игры с ограничением подвижности партнера.

D (discipline) — дисциплина, (dominance) — доминирование и господство над партнером.

S (submission) — подчинение, или иными словами, признание власти партнера над собой, и (sadism) — садизм, причинение боли ради удовольствия.

M (masochism) — мазохизм, получение удовольствия от переносимой боли.

В БДСМ-сообществе участники действий разделяются на три ориентации. Подчиняющих, или доминирующих, называют top (верхний). Уважительное обращение к «верхнему» — Господин или Госпожа, Хозяин, Хозяйка. Подчиняющихся называют bottom (нижний). А те, кто сочетает в себе желание подчинять и подчиняться — switch (свитч, переключатель). А обычные люди, не имеющие никакого отношения к БДСМ, на языке сообщества зовутся «ванильными».

Хоть БДСМ и является новаторским направлением в сексе и относится к девяностым годам прошлого столетия, корни его уходят в глубокую древность. Фрески с изображением насилия были найдены в Тоскане. На древних изображениях отчетливо видно, как двое мужчин избивают женщину во время полового акта. Кроме того, своими оргиями с насильственными уклонами известна и Древняя Греция. Здесь на территории бывших Помпей также найдены эротические изображения с явным доминированием одного или нескольких партнеров во время сексуальных утех.

Стоит ли говорить, что древняя индийская книга любви «Камасутра» также насыщена текстами с намёком на БДСМ. В ней сказано, что во время полового акта не запрещено нанесение ударов, и это прекрасный выход для дурного настроения и своеобразная эмоциональная разрядка партнеров.

Но наиболее точные и четкие понятия о культуре БДСМ дает Средневековая Европа. Конечно, в те времена ещё не было обобщенного понимания БДСМ, но существовали его категории — садизм и мазохизм. Садизм получил свое название после ряда произведений маркиза де Сада, известного своей жестокостью сексуального характера. А мазохизм в своих новеллах описал Леопольд фон Захер-Мазох, который сам был склонен к получению удовольствия от побоев и унижений.


Итак, мы направляемся в гости к Госпоже.

Госпожа Галина принимает нас не в фамильном имении, как это водится у господ, а в своей двухкомнатной квартире, в алматинской высотке. Жилище Госпожи больше напоминает музей эротического искусства с элементами секс-шопа. 

Образ Галины полностью соответствует образу властной госпожи, восседающей на троне, или колдуньи: яркий макияж, чёрные длинные волосы, ледяной взгляд. Галина входит в десятку самых лучших садисток мира и очень этим гордится. А испробовать на себе удары её плети и быть подчинёнными и униженными этой особой мечтают многие представители сильного пола. На сеансы к ней приезжают не только со всех уголков Казахстана, но и из стран ближнего и дальнего зарубежья.

Хотелось бы отметить, что Госпожа оказалась очень приятной собеседницей. К нашему приходу она испекла вкуснейший яблочный пирог к чаю. И шесть часов нашего общения пролетели незаметно. 

— Я знаю семьдесят практик БДСМ. Кто-то из женщин выбирает одну практику — например, страпон, — и вот она хороший страпонист, и на этом всё. Дальше уже нет желания и стремления расти профессионально. Кто боится крови, выбирает практики бескровные. Но в БДСМ есть куда развиваться и к чему стремиться.

VOX: Галина, когда вы обнаружили, что не такая, как все?

— Я тиран по жизни, а в «теме» уже тридцать лет. Свою агрессию я впервые проявила в пять лет. Помню, я что-то натворила, и когда меня пытались наказать, я разнесла полквартиры. Меня сразу стали таскать по бабкам, думали, что из меня бесов надо изгонять. В детстве я делала те вещи, за которые наказывали детей, было всё, вплоть до интимных игр. А ещё я любила играть в доктора, но это был такой маленький доктор-садист.

— В школе у меня частенько были нервные срывы, и я решила весь свой негатив выплёскивать на улице. Зато приходила домой вся побитая, в разорванной одежде. И все меня называли белой вороной. И я действительно чувствовала себя, как белая ворона. Так я взяла себе псевдоним — Crow albino mistress. У меня даже есть свой герб.

Почитатели БДСМ как в своей практике, так и в повседневной жизни используют фетиш-атрибутику и фетиш-моду.

Классическими атрибутами являются всевозможные кожаные детали одежды с декоративными элементами из стали, браслеты, латексные костюмы, ошейники, маски, колье, перстни.

Галина продемонстрировала нам свой арсенал орудий труда, который принято именовать «девайсами». Все плётки и ошейники выполнены из натуральной кожи, некоторые — руками самой Госпожи.

— Вот, например, эти ошейники я делала сама. Когда есть куски кожи под рукой и желание что-то смастерить, то обязательно найдётся и время.

Это ошейник для раба. Всё, что с кольцами — это всё для рабов. А на кольцо цепляется поводок.

— Кому-то нравится плётка пожёстче, кому-то — послабее. А кто-то хочет, чтобы просто был звук. Вообще мы народ изобретательный. В изготовлении атрибутики можем использовать совершенно разные предметы быта.

— Вот это всё — из медицины. В стоматологии есть фиксатор для рта. И мы его тоже применяем для этой цели. С помощью него можно пепельницу сделать из человека, можно просто плевать в рот ему. Есть гинекологические и анальные расширители. Их мы тоже с удовольствием используем.

— Вот этот инструмент — колесо Вартенберга — применяется в медицине для того, чтобы проверить болевую чувствительность у парализованных людей. А мы его применяем в своих практиках для того, чтобы сделать больно. Аппарат Д'Арсонваля используется в косметологии, а мы его используем для своих пыток как электрошокер.

— Наручники у меня тоже все самые настоящие, полицейские. Их без ключа не расстегнуть. Вот эти маленькие — для фиксации пальцев.

БДСМ — как отдельная страна со своим флагом, гербом, законами и порядками.

Члены сообщества проводят свои закрытые вечеринки с порками, фестивали по подвешиванию и другим практикам.

— Основные принципы БДСМ это, в первую очередь, этикет, безопасность, разумность и доверие. Есть люди, которые говорят что в «теме», но на самом деле не соблюдают этикет, — делится Галина. — Например, мы не имеем права обсуждать другого доминанта без его присутствия. Если доминант совершил какую-то ошибку, мы не имеем права делать ему замечания при «нижних». Если кто-то проводит сессию с друзьями, другие не имеют права лезть и давать советы. Они же пришли не для того, чтобы тупо показать попу, они пришли, чтобы показать себя, поделиться своим опытом. А если ты будешь лезть и давать советы — это просто вероломство. Мы друг к другу должны обращаться только на вы, даже если это «нижний» или чужой «нижний». Это поднимает наше уважение друг к другу и нашу культуру. Например, если человеку и нужны унижения, я не стану материть его с порога. Я хорошо воспитана и очень люблю себя.

VOX: Галина, кто к вам обращается?

— Вы даже не представляете, как много у нас людей, ведущих параллельную жизнь, с такими наклонностями. Ко мне приходят бизнесмены, политики, высокопоставленные чиновники. И им так хочется каких-то перемен, чего-то необычного. Многие из них просто хотят, чтобы их по-человечески кто-то послал на х*й. Я не принимаю пьяных, потому что не выношу, когда на меня дышат перегаром.

Я никогда не забуду человека, который служил офицером в Афгане. Он был в плену, его пытали. На его глазах погибли его солдаты. И он всю жизнь испытывал чувство вины перед ними. Вот он мне звонит, и говорит, что хочет, чтобы его избили.

— Иногда приходят женатые мужчины, которые хотят испытать анальный оргазм. У кого-то сразу получается, у кого-то — нет, и мне приходится очень долго над этим работать. Но все желания исполнимы. Ко мне обращаются геи, которым нужен страпон, или транссексуалы. Многие идут чисто из любопытства, как на шоу, чтобы на меня посмотреть. А потом многие даже не позвонят и не спросят, как у меня дела. И это обидно. Женщины тоже обращаются, но редко.

— Как только человек заходит, я сразу включаюсь в игру. Мне совершенно безразлично, кто где работает, какой у кого социальный статус. Я заставляю их мыть полы в моей квартире, я ведь Госпожа. Многие даже не могут выжать тряпку, у них, видите ли, жена или домработница убирает дома. Таких я наказываю, например, могу выпороть или пописать им в рот. Я сразу спрашиваю человека, можно ли ему оставить синяки на теле. Многие просят без синяков. Но если человек меня ослушался, опять же оставляю за собой право его наказать.

VOX: Как вас находят клиенты?

— Я даю объявления на сайте «кыздар.нет» и на других. У всех сложился стереотип: если человек платит деньги, значит, он клиент. Деньги мне платят скорее как врачу. И этих людей я не могу назвать клиентами. Они поклонники моего таланта. Среди них много постоянных, с кем мы дружим уже много лет.

Естественно, не брать деньги за свой талант я не могу. Мне же нужно покупать себе новые девайсы, посещать салоны красоты.

Ещё я провожу учебные семинары, на которые ко мне приезжают не только из Казахстана. Семинары я всегда начинаю с лекций по оказанию первой медицинской помощи. Объясняю, как наложить повязку, как помочь человеку, если он упал в обморок. Среди учеников много мужчин, а девушки, которые занимаются этим бизнесом, почему-то вообще не обращаются.

VOX: Понравился ли вам бестселлер «Пятьдесят оттенков серого»?

— Да, очень! Мне и книга, и фильм понравились, во-первых, потому, что наконец-то хоть кто-то написал про «тему». А во-вторых, потому что об этом написала домохозяйка.

VOX: После выхода «Пятидесяти оттенков» прибавилось ли у вас поклонников?

— Да, конечно, их число увеличилось. И вообще в «тему» стало приходить больше людей — как мужчин, так и женщин. Молодых, конечно, «тема» привлекает по-своему. Многие думают, что тут взрослые дядьки и тётки занимаются развратом. Но «тема» — она не для того, чтобы тупо трахаться. Здесь главное соблюдать основные принципы. Если мужчина-«верхний» берёт себе «нижнюю», то должен нести ответственность за неё.

VOX: Галина, что необычное вам приходилось проделывать с вашими поклонниками? 

— Понятия о необычности у нас с вами разные. То, что вам может показаться необычным, для меня — нормальная практика. В общем, всё зависит от «нижнего», от его фантазии и болевого порога, от того, насколько далеко он готов пойти. Мы ориентируемся только по нашим «нижним».

VOX: Существуют ли скидки на ваши практики?

— Я провожу акции только на серьёзные пытки по шрамированию. Клеймение я не могу проводить всем подряд, потому что клеймо — это знак принадлежности кому-то. Есть другие модификации, которые я могу делать бесплатно, чтобы практиковаться. Например, у наших мужчин сейчас модно всякие предметы в член вживлять, чтобы женщинам понравится. Но это миф. Ну не ловят женщины кайф от того, что у мужика в члене инородное тело.

Акции по порке я сейчас вообще не провожу. Иногда бывает так: приходит мужик на порку, я его шлёпну пару раз плёткой, а он уже сдулся и орёт: «Ай-ай-ай! Не надо! Хватит! Мне больно!». Он пришёл чисто из интереса, на меня посмотреть. Я считаю, если ты мужик, то делай всё до конца!

VOX: Бывали ли у вас курьёзные случаи?

— Помню, как-то раз звонит мне паренёк двадцати двух лет, ему нужен был фистинг. Я спрашиваю: «А опыт в фистинге у тебя-то хоть есть?» Он: «Да, есть. У меня большой опыт».

В общем, пришёл. Я ему делаю фистинг, и моя рука полностью входит в анус. Я в шоке. И в это время — землетрясение. Я боюсь его напугать, потому что слышала, что у женщин во время полового акта может быть вагинальный спазм от испуга. А вдруг у мужиков тоже бывает анальный спазм? И я как представила, что моя рука может застрять в нём, дом завалится, и потом спасатели нас откопают среди развалин, и вот поприкалываются над нами... Но потом я руку вытащила, когда трясти перестало. А он мне и говорит: «Вот это приход я поймал! Мне показалось, что аж стены затряслись!»

VOX: Существуют ли правила техники безопасности в ваших практиках? Ведь в порыве страсти можно нанести человеку увечье.

— Если быть неосторожным, можно и выйдя из дома травму получить. В БДСМ прежде всего нужно соблюдать технику безопасности. Я практически ничего не делаю без перчаток.

Например, при связывании верёвками нельзя перетягивать сухожилия. Практика с огнём может нанести ожоги первой степени. Но если такое случилось, к месту ожога нужно просто приложить салфетку, смоченную любым алкоголем или парфюмом.

Опасна и практика с надрезами. Здесь нужно, чтобы всё было стерильно, как у врача. Пол нужно помыть с хлоркой, инструменты обработать. Тамплинг (хождение по спине на каблуках) — достаточно опасная техника. Каблук может застрять между позвонков. Так что в БДСМ очень легко причинить вред, если нет опыта.

VOX: Каков максимальный возраст ваших поклонников?

— Самому старому было восемьдесят лет. Я приехала к нему сама. Это был один из самых мощных оргазмов в моей жизни. Водитель, который ждал меня внизу, чуть полицию не вызвал.

VOX: Галина, что для вас БДСМ — образ жизни, философия, способ заработка или хобби?

— Для меня это всё! Я живу этим. И заниматься чем-то другим я уже не смогу. Я, конечно, пробовала работать, но ни к чему хорошему это не привело. Я испытывала только стресс. И сразу забила на эту работу.

VOX: А чем вы ещё занимаетесь, помимо БДСМ?

— У меня в Греции есть своё ателье по пошиву изделий из кожи. 

VOX: Как относятся к вашему увлечению родные и близкие?

— Все мои родственники и друзья знают, чем я занимаюсь, и совершено спокойно к этому относятся. Они меня просто обожают.

Конечно, есть люди, которые меня ненавидят. Ведь я человек жёстких правил. Если что-то не по-моему, я могу проявить такую агрессию! Поэтому со мной только те люди, которых я уважаю.

VOX: Вы получаете удовольствие от того, что сделали больно кому-то или унизили?

— Конечно, я получаю удовольствие. А потом, это же контроль, и я кайфую от того, что у меня всё находится под контролем, что я несу ответственность за этого человека. Именно контроль даёт власть и кайф. Ведь для чего мы встречаемся? Для того, чтобы у нас в организме вырабатывался эндорфин.

Один мужчина получал удовольствие от того, что был зафиксирован. А с женщинами у него были проблемы. Он долго не мог оргазм получить. И он обратился ко мне. Я его связала, заставила залезть в спальный мешок. Застегнула его и вытащила наружу через дырочку член. А он аж пульсом бьёт. Я думаю: «Ну всё, сейчас он точно кончит!» Взяла и дунула ему на член, и у него такой оргазм бешеный был, что у меня у самой в голове фейерверк бабахнул. Это у меня так происходит ментальный оргазм. В общем, удовольствие мы получили оба. То есть оргазмы мы получаем, ещё какие.

VOX: Человек может испытать оргазм от порки и пыток?

— Конечно. Некоторые даже в обморок падают. Но это нельзя назвать обмороком. Это состояние нирваны от переизбытка эндорфина, которое с виду может напугать. Но человек испытывает при этом просто нереальный кайф. Вот почему всё больше людей приходят в «тему». И чтобы получать этот кайф, у партнёров обязательно должна быть какая-то симпатия или чувства, доверие должно просто зашкаливать.

VOX: Галина, последний вопрос: а вы соседям не мешаете?

— Нет, ко мне в основном днём приходят. Да и мужчины какие-то тихие стали, сдерживают эмоции и не орут громко. Я им иной раз даже говорю: «Будь ты мужиком, ори как следует!»


Во второй части репортажа мы познакомим вас с человеком, который практикует японское искусство эротического связывания — шибари.

Наш герой отказался назвать настоящее имя и представился как Романтик Циничный. Именно под этим псевдонимом он известен всем почитателям БДСМ.

VOX: Сколько лет вы увлекаетесь БДСМ?

— В «теме» я семнадцать лет. Ещё я умею делать шрамирование и другие экстремальные вещи, но не хочу это практиковать.

Своё мастерство Романтик Циничный решил нам продемонстрировать в тематической фотостудии. В роли его модели должна была выступить одна из «нижних», но в последний момент девушка отказалась. И поэтому наш репортаж пойдёт по другому сценарию. Все свои ощущения от воздействия верёвок на тело я опишу вам сама, став на время «нижней».

По мнению Романтика, композиция лучше всего плетется на обнажённом теле. Так можно подчеркнуть форму груди, тонкость кистей, красоту плеч, растяжку ног, прогиб. Но мы решили, для придания романтизма, переодеть меня в свадебное платье, которое нашли в фотостудии.

Искусство шибари начало развиваться в Японии в пятидесятых годах прошлого столетия. А вышло оно из театра Кабуки. Туристы перенесли его в страны Европы и Америку. И теперь БДСМ-шоу собирают до нескольких тысяч своих приверженцев. В Японии очень популярны шибари-салоны. За удовольствие быть связанным и подвешенным желающие готовы выложить 500 долларов.

Романтик накладывает свои первые «штрихи». А мои первые ощущения — какая же колючая эта верёвка!

В Японии веревка — это символ связи человека с Богом. Богом в технике шибари выступает «верхний». И сейчас моя жизнь, возможность двигаться, говорить и даже дышать полностью в его руках.

Во время сессии Романтик всегда держит под рукой нож, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств можно было освободить «нижнюю».

VOX: Что для вас БДСМ?

— Это психо-сексуальная девиация. Многие используют просто наручники из секс-шопа, плётку, пару раз шлёпнут ей по попе и уже считают себя БДСМ-щиками. Но для меня это целая культура, это образ и стиль жизни. Мне сказали, что я делаю это профессионально. Но мастером я себя не считаю. Мастером может признать только «нижняя». Тело — это полотно. Верёвка — это кисть, а «верхний» — это художник, который творит произведение искусства. Я, например, не практикую шибари с полными женщинами. Это выглядит некрасиво, словно ветчина, перетянутая верёвками. 

VOX: Обращаются ли к вам гомосексуалисты за связыванием?

— Обращаются и такие. Но я гетеросексуален, и потом, анатомия мужского тела — она иная. Мне нравятся женщины.

Оказывается, глубокий смысл шибари в том, чтобы сплестись воедино с «верхним», обрести гармонию и достичь состояния абсолютного доверия. Ох уж эти жители Страны восходящего солнца! Всё-то у них со смыслом! Но только телесные ощущения ещё никто не отменял. Через пять минут у меня начинают затекать и неметь руки.

VOX: Всегда ли такие сессии заканчиваются близостью?

— Мой опыт показывает, что шибари не всегда заканчивается проникновением и сексом. Тело настолько возбуждённое, что оргазм может возникнуть от любого прикосновения или зажима.

VOX: Были ли в вашей практике необычные просьбы?

— Смотря, что вы считаете необычным. Я провожу обучающие семинары. Проводил семинар связывания цепями. И одна мазохистка-«нижняя» попросила связать её колючей проволокой. Но в умелых руках это получается очень фетишно и красиво, особенно на фотосессии. Нет никаких повреждений на теле.

Вот, например, сегодня то, что мы делаем, — это так, просто баловство. Но есть ещё и всякие виды подвешивания. Например, вниз головой или за одну ногу. Есть подвешивание в лечебных целях — растяжка для лечения позвоночника. Раньше его использовали для четвертования, а сейчас позвоночник лечат.

VOX: Где берёт начало специфичность атрибутики для БДСМ? 

— Всю атрибутику для БДСМ переняли из древних времён. Рабов связывали — вот вам, собственно, и бондаж. А колодки для рабов, клетки, в которые их сажали, плётки, которыми их били… Зачем, собственно, изобретать велосипед, когда и так всё уже изобрели до нас! — рассказывает Романтик. — Клетки и колодки многие сейчас имеют у себя дома. Их делают на заказ. Я и сам когда-то их делал.

Может, человеку с высоким болевым порогом такие манипуляции и доставляют удовольствие, но с каждым витком верёвки и с каждым узлом у меня нарастает страх и паника. Дышать становится всё труднее. Тело словно парализовано. Я пробую пошевелиться, но в перетянутых верёвками местах пульсирует так, что кажется, сейчас мои вены и сосуды просто лопнут. 

VOX: А вы испытываете половое возбуждение, когда кого-то связываете?

— Это же красиво! Мы все свои эмоции получаем от состояния «нижней». Узлы и узоры на теле должны быть симметричны, совершенны и вызывать визуальный оргазм.

Ощущения свободы и полёта, которое так нравится подвешенным, я не почувствовала. Эти тридцать секунд, что я болталась на верёвке, показались мне вечностью.

— Всё, хватит! Не могу больше! — задыхаясь, еле выдавила я из себя.

На связывание ушло около часа. Столько же — на развязывание. Как объяснил Романтик Циничный, это не самая сложная комбинация.

— Иной раз на сессию у нас уходит по восемь часов. Одна из моих «нижних» в этой студии даже уснула.

VOX: Уснула? Почему?

— Ей было очень хорошо. Она расслабилась.

На меня ушло сорок восемь метров веревки.

VOX: В своих практиках вы используете специальные верёвки?

— Да, специальные, для БДСМ. Их я заказываю по интернету. Иногда сам плету. Иногда мне их привозят из России и Белоруссии.

Многие носят верёвочный бондаж вместо нижнего белья. Это очень красиво. Но я против практик, где девушки связывают себя сами. Есть техника специальная, но здесь лучше использовать верёвки х/б или синтетику, но никак не джутовые.

VOX: Много ли в Алматы приверженцев этого увлечения?

— В России первый фестиваль по бондажу прошёл в 2007 году. Впереди всех в этом деле Питер. Там много студий и нет проблем с моделями. На втором месте, конечно же, Москва. Затем идут Украина и Белоруссия. Туда приглашают бондажистов из России, и там уже существуют шибари-кафе. И никто там не считает это отклонением.

Но в Алматы, к сожалению, шибари развито пока не очень хорошо. У нас мало кто увлекается даже обычным бондажом. Но очень приятно то, что один очень известный бондажист с мировым именем родом из Алматы, и он пользуется успехом у зрителей. Он гастролирует по всему миру со своими шоу.

VOX: То, что у нас немного поклонников шибари, это как-то связано с нашими моральными устоями?

— Возможно, что связано. Народ у нас более закрепощённый.

Болезненным оказался не только процесс связывания, но и обратные действия. Но желание поскорее освободиться из верёвочного плена уже притупляло боль.

VOX: Скажите, какие существуют опасности в шибари?

— БДСМ — это огромный труд. Здесь нельзя совершать ошибок. Верёвочный бондаж — это одна из самых опасных практик. И если от плётки можно получить синяк или гематому, то здесь можно нанести внутреннюю травму, которую сразу и не увидишь. Это повреждение внутренних органов.

Перед тем как связать, человека обязательно спрашивают: в норме ли давление, нет ли хронических заболеваний, нет ли у женщины месячных в данный момент. У того, кто связывает, должна быть здоровая психика. Этим мы, «тематики», и отличаемся от маньяков и насильников. Мы осознаём, что делаем. А если человек не контролирует себя, то из этого ничего хорошего не получится. Добровольность и разумность — вот главные постулаты в БДСМ, которые переходить нельзя. Даже в том же фильме «Пятьдесят оттенков серого» есть слова, обозначающие, что дальше нельзя переходить грань. Но я не люблю ни этот фильм, ни книгу. Это чушь полная! 

От верёвок на руках остаются следы. Эти последствия японского искусства держались на мне почти сутки. 

— Многие мечтают иметь на своём теле следы от веревок и гоняются за этим. Это своего рода фетиш, — пояснил наш герой.

«Вы же испытали кайф от того, что я вас связал?» — на прощание поинтересовался Романтик Циничный.

Нет. Я испытала его от того, что меня развязали. Всё-таки чувство свободы — оно намного приятней. Видимо, БДСМ и практика шибари — это не моё. «Ванильные» отношения мне всё-таки ближе.


Возможно, БДСМ-практики подарят кому-то необычные и новые ощущения. Но нужно помнить о том, что любая сексуальная игра должна иметь правила и ограничения, чтобы не заиграться и не навредить партнеру. Ведь любое неосторожное движение может привести к непоправимым последствиям. Дилетантство здесь неприемлемо. Даже унижать, доминировать и властвовать нужно уметь, не переступая грань.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000