VOX POPULI Артур Жумашев 27 мая, 2015 14:00

Cемья – в этом слове вся жизнь

Cемья – в этом слове вся жизнь
Фото: Мухтар Жиренов
Здесь не любят слово «ограничение». В специализированном алматинском комплексе «Жануя» для детей-сирот с особыми потребностями есть всё необходимое: тепло, кров, еда, образование, любовь и ласка. Но не хватает самого важного – заботы родных мам и пап.

– Мы называем себя «коррекционная школа», – говорит Анара Мусина, воспитатель комплекса. – В которой воспитываются и учатся особые дети с ограниченными возможностями. Среди них, дети с задержкой психического развития и умственно отсталые детки, здесь дети-сироты и с синдромом Дауна, аутисты, есть и подкидыши. Воспитатели и учителя стараются не называть диагнозы при детях, всё-таки это режет слух. Они все – наши дети, а мы – их мамы.

К каждому ребенку комплекса «Жануя» нужен особый подход. Они все разные: кто-то хочет вернуться в семью, к своим мамам и папам, другие же мечтают получить профессию и научиться зарабатывать деньги.

Государство и мы, воспитатели, стараемся помочь этим детям почувствовать себя полноценными и неущемлёнными ни в чём, но разве детский дом может заменить нормальную семью? 

В самом комплексе царит атмосфера добра и уюта: здесь всё, как дома. Но некоторые никогда не видели «тот самый дом», ведь с первых дней своего рождения они воспитываются чужими людьми, ставшими для этих детей самыми близкими и родными.

Многие сюда попали в сознательном возрасте – их родителей лишили прав. Но эти ребятишки тешат себя надеждой, что их мамы перестанут гулять, а папы оставят своих собутыльников у подъездов и устроятся на работу. Этих детей по закону забрали у родителей, но у самих же ребят не заберут их веру. Веру в свою семью.

Когда Сабрия попала сюда, она закрывала лицо руками от каждого, кто пытался с ней заговорить.

– Оказывается, её бабушка сильно избивала, – делится Анара Жаксылыковна. – Социальному педагогу стоило немалых усилий, чтобы адаптировать Сабрию в условиях детского дома.

Сейчас Сабрия, её брат Равиль и сестрёнка Зухра живут в детском доме.

– Я хочу стать продавцом, – задумчиво отвечает десятилетняя Сабрия. – Хочу продавать детские вещи. Мне нравится учиться, а мой любимый урок – математика.

А этот жизнерадостный мальчуган – тот самый Равиль, родной брат Сабрии.

– Когда вырасту, стану водителем такси – у них много денег.

Любимые предметы Равиля в школе – казахский и русский языки.

– Я мечтаю о семье, где родители не ругаются и мирно живут.

Гена, друг Равиля, мечтает о том, чтобы его усыновили. На вопрос «Каких Гена хочет родителей?», он ответил:

– Хочу добрых родителей, чтобы не пили и не матерились.

Гена хочет стать полицейским. Почему выбор пал именно на эту профессию, наверное, неспроста:

– Буду ловить плохих людей и сажать в тюрьму.

Vox: А кто такие - эти плохие люди?

– Алкаши, бичи.

Гена, как и Равиль, любит казахский язык.

– На уроке мы учим слова, пишем, читаем. Учитель нравится – она добрая и не ругает нас.

Еще Гена любит чинить сломанные игрушки и рисовать.

Мечта Виолетты – стать парикмахером. С этой профессией девочка-кудряшка познакомилась, когда разукрашивала рисунок.

– Парикмахер стрижёт волосы, причёски делает короткие, – с искрой в глазах рассказывает семилетняя Виолетта, будто вот уже завтра получит профессию.

Одиннадцатилетний хулиган Дайс ещё не знает, кем он хочет стать, когда вырастет.

– Мне нравится физкультура, потому что мы там играемся.

Наталья скоро окончит 9-й класс. И после выпускного планирует поступить в училище, чтобы получить профессию швеи.

– Хочу шить вечерние платья. Они красивые – обычно сшиты из ярких цветов.

Наталья, которой исполнилось 15 лет, любит информатику и русский язык, но вот с физкультурой у нее нелады.

 – Я плохо бегаю, скорость маленькая.

Детский дом для Натальи – семья, но подросток мечтает, чтобы её удочерили. На вопрос «Какую она хочет семью?», Наталья ответила:

– Семью, где мама и папа будут любить меня. Я ничего не хочу – только маму с папой.

Шестилетняя Настя вместе с Виолеттой разукрашивала одну и ту же раскраску, поэтому она тоже хочет стать парикмахером.

– Я учусь в нулевом классе, люблю писать и читать.

Vox: Чтобы ты хотела получить на праздник или день рождения?

– Куклу. Куклу Barbie. Мои уже все сломались.

Vox: Куда бы ты хотела пойти или поехать?

В парк и в зоопарк. Мне в зоопарке понравились тигры и обезьянки.

– У Насти есть семья, – говорит воспитатель. – Но они лишены родительских прав. Дети не любят об этом рассказывать.

Поваром мечтает стать другая Анастасия. Одиннадцатилетняя девочка увидела, как работают в столовой повара, и теперь желание вкусно готовить не покидает Настю.

Vox: Что ты хочешь готовить?

Суп гороховый.

Но самая большая мечта Насти – попасть в семью, к хорошим и добрым родителям.

К нашей беседе присоединилась София – она старше всех – ей исполнилось 16 лет. Она, как и Наталья, в этом году оканчивает 9-й класс.

– Мне нравится парикмахерское дело, – делится с нами София. – Хочу делать мужские и женские причёски.

Если Наталья с физкультурой тяжело справляется, то для Софии этот предмет – абсолютно простое занятие.

Vox: Чтобы ты хотела?

От жизни?

Vox: Допустим…

– Квартиру, хорошую работу, зарабатывать деньги, воспитывать детей.

Vox: Хочешь влюбиться, наверное?

(Смеётся, смущаясь). Наверное.

София любит петь. Любимые исполнители девушки – Вера Брежнева и Батырхан Шукенов.

– У Батырхана красивые песни, а Вера нравится, потому что очень красивая женщина.

Малыши облепили Софию, как старшую сестру, и исполнили свою любимую песню:



У каждого ребёнка свои мечты, цели, планы и желания. Каждый хочет быть счастливым по-своему. Но их объединяет одно большое чувство – любовь. Любовь к ближнему своему, поэтому они прекрасно находят контакт друг с другом, несмотря на возраст и национальность. А ещё у них один диагноз – задержка психического развития (ЗПР).

При ЗПР у человека отстают в своём развитии такие функции, как память, мышление, внимание.

Задержка психического развития как диагноз ставится в дошкольном и младшем школьном возрасте. Если по окончании этого периода у ребёнка остаются проблемы в развитии вышеназванных функций, то врачи ставят уже другой диагноз – умственная отсталость.

Анара Мусина провела нас к ребятам именно с этим диагнозом, называть который лишний раз язык не поворачивается.

– Мне нравится гладить одежду, – рассказывает 16-летний Артур. – Стирать люблю.

– Артур наш завхоз, – смеётся Анара Жаксылыковна. – Очень чистоплотный и хозяйственный мальчик.

Vox: Кто привил тебе чистоплотность?

Воспитатель – наша мама, – немного затрудняясь, отвечает парень.

Парень не смог сразу ответить, о чём он мечтает лично для себя, но у него есть одно большое желание:

– Я себе ничего не хочу, а для группы хочу утюг и гладильную доску.

Позже Артур всё-таки сказал, что хочет побывать в Америке, но больше всего парень мечтает жить в семье, где есть «нормальные папа и мама».

Екатерина хочет стать профессиональным массажистом.

На вопрос «Хочет ли она в семью?» четырнадцатилетняя Катя ответила:

– Нет, мне этой хватает. Хочу, чтобы здесь всё было хорошо. Всегда.

Как и у Артура, у Кати есть желание, которое она разделяет с группой – хороший электрический чайник.

– Для себя, – задумалась скромная воспитанница. – Платье, наверное, нарядное, чтобы надевать его на праздники.

Олег любит работать с деревом и думает о профессии столяра. Но со своей мечтой пятнадцатилетний парень не определился.

Неразговорчивым оказался Олег, но, как и члены его уже сложившейся здесь семьи, у парня также оказалось желание для своего уже родного дома – это хорошие шторы на окна.

У ребят в комнате есть телевизор, поэтому они смотрят новости, разные программы, но больше всего любят смотреть футбол, как и играть, впрочем.

Семнадцатилетний Виктор мечтает стать футболистом.

– Очень бы хотел попасть в команду, где играет Криштиану Роналду – он мой кумир, – говорит Виктор. – Мне нравится, как он играет.

Витя любит общаться с учителем по труду – Александром Станиславовичем.

– Он показывает, как строгать. Еще мы говорим о политике. Стараюсь разбираться в ней.

– Ребята взрослеют, но им очень не хватает мужского общения, – подхватывает наш диалог Анара Жаксылыковна. – Они тянутся к общению с трудовиками, физкультурниками.

– Как-то приезжала команда «Кайрат», вот для наших ребят великий-то день был. Они играли в футбол, много общались, наши парни многим интересовались.

Желание стать футболистом поддерживает пятнадцатилетний Сергей, который хочет играть с другом в одной команде.

– Но мне нравится Лионель Месси, – рассказывает Сергей. – Мы смотрим футбол, и я болею за его команду.

Парень хочет зарабатывать деньги, как и его кумир, играя в футбол.

Еще один желающий пополнить ряд футбольной команды оказался шестнадцатилетний Филипп.

– Чаще всего играю на позиции нападающего, когда играем с ребятами.

Филипп оказался разговорчивее своих друзей и чётко высказал своё желание:

– Хочу форму «Барселоны», оригинал. И хороший мяч, кожаный.

Парень любит историю и русский язык. Уроки истории помогли сформировать еще одно желание парня:

– Я бы съездил в Турцию – это самая шикарная страна.

Люда очень любит смотреть корейские фильмы.

– Мечтаю попасть в Корею, – о своём желании рассказывает пятнадцатилетняя поклонница K-pop культуры. – Мне нравятся их фильмы, музыка и актёры.

Ребят из этой группы объединяет не только диагноз, но и понимание того, что они – одна семья. Именно поэтому в речах парней и девушек мы услышали, что они желают что-то для пространства, где постоянно находятся. Пространства, которое каждый считает своим домом, своей родной обителью.

– Менің атым Денис. Мен үшінші класста оқимын, – встречает нас девятилетний Денис из казахоязычной группы.

Денис хочет стать полицейским, а его желание служить в армии вполне оправданно.

Мы не стали спрашивать, где родители Дениса, но на наш вопрос, о чем он мечтает, мальчик ответил:

– О «сотке», чтобы иногда звонить родителям и спрашивать, как у них дела.

Жомарт из группы Дениса также мечтает о мобильном телефоне.

Двенадцатилетний Жомарт хочет стать директором большого завода. Скорее даже, фабрики по изготовлению обуви, ведь одно из любимых занятий подростка – обувное дело, где он со сверстниками пытается не только ремонтировать старую, но и шить новую обувь.

Девятилетний Роман тоже разговаривал с нами на казахском. Мальчик поделился, что хочет стать инспектором полиции и наказывать нарушителей правил дорожного движения.

Теперь стало понятно, почему слово «ограничение» не для этих детей и подростков – ребята окружены заботой и лаской воспитателей, государство обеспечивает их питанием и одеждой, а если что-то нужно детскому дому, то спонсоры и волонтёры, в меру своих возможностей, стараются помогать.



Воспитанница Назерке исполняет песню «Достарым».

Но самое главное, это сами воспитанники, в глазах которых горит свет, а их сердца открыты для каждого.

Ту любовь и заботу, что получают дети от учителей и воспитателей, они направляют друг другу и аккумулируют в стенах своего уже родного дома.

Во дворе специализированного комплекса «Жануя» мы отдельно поговорили с Анарой Мусиной, которая и познакомила нас с ребятами.

– Вы знаете, наши дети очень добрые и отзывчивые, – рассказывает воспитатель. – Да, весной и осенью у них происходят обострения, так и диагнозы у них не самые простые. В эти периоды отказываются учиться, нарушают режим дня. Но с ними работают сильные педагоги.

Анара Жаксылыковна любит тот коллектив, в котором ей посчастливилось работать:

– Наши коллеги из другого детского дома как-то сказали, что если соберется весь коллектив «Жануя», то за три дня они построят китайскую стену.

– Мы стараемся дать детям всё, что можем, как любая любящая мать. Но парням, например, когда они в подростковом возрасте, очень не хватает мужского общения. Они с радостью бегут на физкультуру, труды, обувное дело, столярное дело, потому что там происходит общение с мужчиной. Они радуются, когда мужчины приходят в гости, как в том случае с футбольной командой «Кайрат». Должен происходить этот энергетический обмен, но воспитателей среди мужчин ничтожно мало, да и на нашу зарплату никто и не соглашается.

Дети, с каким бы диагнозом не были рождены, очень чувствительны – они любят, когда с ними на равных, когда нет этой разницы в возрасте, тогда они раскрываются со всех сторон.

– Ограничение всё-таки есть у наших детей, – продолжает Анара Мусина. – Это в профессии: они не смогут быть водителями или спортсменами по состоянию здоровья. Они могут быть столярами, плотниками, строителями, швеями, цветоводами.

Vox: Встречались ли случаи исцеления у детей?

– Бывают, конечно, но в том случае, если этого ребёнка вовремя заберут в семью. Когда есть и папа, и мама, и та должная забота. Именно семья помогает полностью исцелиться.

Vox: Находили ли своих подкидышей родители? И забирали ли они их в семью обратно?

– Да, находили, оформляли документы и забирали. Опомнились, когда дети уже подросли, но тут кто-то по глупости, а кто-то по молодости таким образом отказывался от детей.

– Было даже так, что дети бежали обратно от родителей. Некоторые даже условия ставили: «Не прекратишь пить, не вернусь в семью». И убегали обратно в детский дом или дом юношества.

За те пару часов, что мы пробыли в гостях специализированного комплекса, было заметно, как дети из разных групп и разных возрастов относятся к Анаре Мусиной – они её любят, ценят и уважают.

Vox: Анара, простите за нескромный вопрос, а у вас есть дети?

Родных нет. Я, наверное, сюда и пошла, чтобы Бог дал. Но что-то Аллах там долго думает, на небесах (смеётся). Не знаю, может это моё предназначение, но… Нет, не хочу сказать, что я уже смирилась.

– Государство и мы, воспитатели, стараемся помочь этим детям почувствовать себя полноценными и не ущемлёнными ни в чём, но разве детский дом может заменить нормальную семью? Для этих детей слово «семья» – это всё. В этом слове вся жизнь!

Дорогие читатели, если вы хотите подарить детям свои заботу и внимание, то можете связаться через журналиста Vox Populi Артура Жумашева по электронному адресу: artur@voxpopuli.kz

Поделись
Артур Жумашев
Артур Жумашев
Шеф-редактор
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000