VOX POPULI Григорий Беденко 18 марта, 2015 14:01

Браконьеры убивают Каспий

Браконьеры убивают Каспий
Фото: Григорий Беденко
Пришла весна, и уже совсем скоро для казахстанских пограничников на Каспийском море наступит во всех смыслах горячая пора. Хрупкая биосистема уникального водоема каждый год подвергается в буквальном смысле, катастрофическому воздействию со стороны браконьеров. В последние годы популяция каспийского осетра и родственных ему видов, которых уничтожают варварскими способами ради легкой наживы, находится на грани полного исчезновения. И если бы не усилия военнослужащих казахстанской береговой охраны, это бы уже давно стало свершившимся фактом. Известный казахстанский журналист, фотограф и блогер Григорий Беденко поделился с нами редкими снимками, рассказывающими о том, что происходит на Каспии.

Вот так выглядит казахстанская пограничная застава на берегу Каспийского моря с борта вертолета. Все очень компактно и функционально. Здесь самый сложный и тяжелый во всех отношениях участок государственной границы нашей страны.

Региональное управление береговой охраны было сформировано в мае 2008-го года на базе морской пограничной дивизии РК.

Региональное управление охраняет сухопутный участок государственной границы РК с Российской Федерацией и Туркменистаном. По акватории Каспия осуществляется контроль приграничных территориальных вод с Россией, Азербайджаном и Туркменистаном. Общая протяжённость охраняемого участка составляет 2580 км: на долю сухопутного участка приходится – 785 км (425 км с Республикой Туркменистан и 360 км с Российской Федерацией); морского – 1723 км; речного – 72 км. На самом деле – это огромная по площади территория.

Сегодня морской сегмент береговой охраны достаточно хорошо оснащен технически. Сформированы два дивизиона пограничных кораблей и катеров, общим количеством около 30-ти единиц. Это скоростные катера проекта FC-19 (на первом плане), пограничные корабли 2-го ранга проекта 0300 “Барс” (в центре), и катера проекта 0200 (на заднем плане). Последние достались нам в наследство от советских времен.

Хотя у береговой охраны множество функций, фактически все ее основные задачи свелись к пресечению международного браконьерства. Его масштабы в 90-е и начало нулевых приняли катастрофический размах. Ситуацию усугубило то, что статус Каспийского моря почти 20 лет не был определен государствами, расположенными в его акватории. Сегодня это Казахстан, Россия, Туркменистан, Иран и Азербайджан.

Эффективную охрану казахстанского сектора Каспия сегодня трудно предоставить без авиации. Недавно на вооружение нашей пограничной службы поступили новейшие современные вертолеты “Ми-171 Ш”. Это экспортная модификация одного из самых массовых и успешных вертолетов в мире “Ми-8 AMT”.

Дополнительно было приобретено оборудование для работы в ночное время суток, что для пограничной авиации является очень важным фактором.

Сегодня боеготовность летчиков нашей пограничной авиации даже выше, чем у их коллег из министерства обороны. И дело даже не в том, что чаще проводятся учебные полеты и боевые стрельбы – пограничники фактически все время на войне. Почти каждый их вылет в акваторию Каспия сопровождается стрельбой и реальными задержаниями нарушителей.

В пограничном спецназе, который участвует в таких вылетах, служат только контрактники.

Пограничный “Ми-171 Ш “ на ночных полетах.

Рассветы на Каспии весной весьма впечатляющие, и даже немного зловещие. Это вполне соответствует обстановке.

Так сегодня выглядит Баутино с борта вертолета (высота 1600 метров). В последние годы здесь, благодаря нефтеразработкам, появился довольно крупный порт и база казахстанских пограничных кораблей. Розовый цвет воды в озере напротив бухты вызван высокой концентрацией рачков Artemia salina.

Картину, подобную этой, казахстанские пограничники наблюдают практически во время каждого патрулирования. Каспийская нерпа запуталась в браконьерских сетях, и погибла от недостатка воздуха.

Мертвое животное необходимо извлечь из воды и утилизировать, так как трупный яд может убить рыбу вокруг. В последние годы популяция каспийских тюленей сократилась в несколько десятков раз из-за хронического отравления сероводородом. Он поступает в воду от нефтяных скважин. У отравленных животных резко снижается иммунитет, и они погибают от различных инфекций. Еще одна напасть – браконьерство.

Почти каждый выход в море для командиров пограничных кораблей – это сильнейший стресс. Достаточно пропустить хотя бы одно браконьерское судно, и ущерб для биологической среды будет просто несоизмеримым.

А вот и браконьеры! Старый проржавевший азербайджанский сейнер, так называемое ПТС (промыслово-ттранспортное судно). Корабль с флагом соседнего государства никак не должен находиться в наших территориальных водах.

Увидев казахстанский пограничный корабль, браконьеры попытались уйти к так называемой “cерединной линии” – нейтральным водам, где проходит условная линия границы. Однако, их побег длился недолго. ПТС остановила предупредительная очередь из крупнокалиберного пулемета.

В таких случаях часть экипажа высаживается на корабль-нарушитель для досмотра и задержания.

Экипаж корабля-нарушителя не сопротивляется. Обычно рыбаки говорят, что заблудились. При этом они всегда имеют на борту системы GPS. Поэтому, оправдания выглядят довольно глупо.

Высадка на корабль-нарушитель. Весьма рискованная операция.

Через несколько часов в казахстанских территориальных водах обнаруживается еще одно азербайджанское ПТС. Под конвоем их вместе с экипажами пригоняют на базу в Баутино.

На одном из судов во время задержания флаг был спущен, однако в Баутино пограничники заставили браконьеров его поднять.

На базе производится полный досмотр сейнера. Здесь обычно присутствуют сотрудники прокуратуры, которые фиксируют нарушения законодательства и собирают материалы для уголовного дела.

До завершения следствия корабли находятся под охраной. Экипажи все это время живут на борту.

Трюм азербайджанского судна заполнен выпотрошенными тушками каспийского осетра. Размер рыбы не превышает одного метра. Ей просто не дают вырасти. Икры на борту нет. По всей видимости, ее забрали в море подельники на быстроходных маломерных судах, так называемых “байдах”. На Каспии действует полноценная преступная кооперация.

На вид браконьеры – обычные мужики-работяги, оставшиеся без работы.

Им тоже надо как-то кормить свои семьи.

Как правило, до тюремных сроков дело доходит редко. Все заканчивается депортаций. Корабли по решению суда конфискуют и выставляют на аукцион. В большинстве случаев эти корабли выкупают богатые азербайджанцы, проживающие в Казахстане и сразу же возвращают владельцам. Пограничники рассказывают, что некоторых нарушителей границы ловили уже несколько раз, и знают их в лицо.

Варварское орудие для лова осетровых, так называемая “калада” – острые крючки на веревке с наживкой. Крепятся на нескольких поплавках, сделанных их пустых пластиковых бутылок. После установки, точка метится с помощью GPS. Через несколько дней браконьеры возвращаются и поднимают незаконный улов на борт.

“Кают-компания” браконьерского судна – телевизор, бутылка с кетчупом, чайник и стаканы с недопитым чаем.

Нарушители выглядят удрученными. Что у них на уме, можно только догадываться.

Многие суда-нарушители, в том числе и маломерные, обычные лодки обнаруживаются с помощью стационарных морских радаров ПТН (пункт технического наблюдения) “Иртыш”. На таком объекте служат 13 военнослужащих – 1 офицер и 12 солдат-срочников. Дальность слежения станции вглубь Каспия составляет 36 морских миль, т.е. практически до середины моря.

На следующий день после задержания азербайджанцев наш пограничный корабль вышел в море, чтобы проверить, где установлены калады. Найдены они были практически сразу.

Рыба – тоже.

Сухая статистика (май 2014): всего за сутки морскими стражами границы обнаружено 3 тысячи метров сетей, 2 километра калады, крючья – 1 тысяча штук и 50 мертвых рыб осетровых пород.

Некоторых рыб, попавшихся на крючки, удается спасти. Все зависит от того, как быстро обнаруживается браконьерская ловушка. Но, чаще всего, спасать уже поздно.

Казахстанский “Ми-8 МТВ” перед вылетом на патрулирование акватории Каспия.

В среднем один полет над морем, с двумя дополнительными баками, продолжается около 4-5 часов.

Северная часть Каспия изобилует сюрреалистическими пейзажами.

В одном из районов каспийского мелководья со времен Союза сохранился объект, который пограничники называют “мишенным полем”. Здесь в полузатопленном состоянии находятся несколько очень старых проржавевших кораблей. В советские времена летчики дальней стратегической авиации отрабатывали на них стрельбу крылатыми ракетами. А сегодня эти жутковатые конструкции приспособили для своих целей браконьеры из Дагестана.

Здесь они прячутся, ночуют, сушат сети, и отсиживаются несколько дней после установки в наших водах калад.

Вертолетчики берут браконьеров в кольцо. Они некоторое время кружат вокруг ржавой конструкции…

…а затем на полном ходу устремляются к серединной линии.

Скоростные браконьерские лодки пограничники называют “байдами”. На них ставят по три мотора, каждый мощностью до 200-250 лошадиных сил. По сути – это огромный неуклюжий болид морской "Формулы-1". Лодка разгоняется до 50-ти узлов – около 100-120 км. в час. Остановить ее можно только с помощью вертолета и стрельбы по моторам. Мотор стоит около $50 тыс. долларов. Чтобы их не повредили, браконьеры ложатся сверху. Расчет на то, что по людям пограничники стрелять не будут. Многие нарушители так и погибли. По всей видимости, марш-броски за черной икрой осуществляются по заданию богатых покровителей, которые выдают браконьерам дорогостоящие плавсредства, чуть ли не в обмен на их жизни.

Когда вертолет прижал байду к воде, мне удалось сфотографировать браконьеров почти в упор. Они оказались обыкновенными дагестанскими бандюками.

Во время преследования за борт были выброшены приспособления для ловли осетра.

На этот раз браконьерам удалось уйти. У вертолета было мало топлива. Если не удается задержать, то хотя бы – отогнать подальше. Смертельно опасная игра, где на кону огромные деньги с одной стороны, и то, что мы оставим потомкам – с другой.

Кыдыржан Муканов, начальник регионального управления береговой охраны, капитан первого ранга:

За 2014-год пограничниками задержаны 60 нарушителей госграницы и более 40 малых плавсредств. Если сравнивать с ситуацией прошлых лет - есть тенденция к уменьшению количества нарушителей. Это результат комплексного применения сил и средств, оснащения береговой охраны.

В этом году все повторится…

Поделись
Григорий Беденко
Григорий Беденко
журналист, фоторепортер, блогер
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000