VOX POPULI Люба Пистовникова 18 марта, 2015 08:00

Атбасар – первая весна после паводка

Атбасарцы
Атбасарцы
Фото: Илья Шакиров
Весной 2014 года Атбасар, небольшой город в Акмолинской области, стал известен всей стране. Из-за весеннего паводка местная речушка Жабай превратилась в мощный поток, заливший город. Тогда пострадали сотни людей и домов. Спустя год после трагедии Vox Populi решил наведаться в город, чтобы посмотреть, изменилось ли что-либо, устранены ли последствия разрушений и как вообще живут атбасарцы?

В апреле 2014-го затопленный район был отрезан от электроэнергии и лишен питьевой воды. Более 400 домов оказались во власти воды. Спасатели, работая круглосуточно, откачали более 10 тысяч кубов воды; в поисках заторов облетели на вертолете реку Ишим.

На улицах района, оказавшегося во власти стихии, паводок был настолько силен, что некоторые дома частного сектора наполовину ушли под воду. Остальным домам повезло больше, и вода попала внутрь, поднявшись чуть выше порога.

Тысячи людей самостоятельно покидали свои жилища, еще 250 воспользовались помощью спасателей.

Почти у всех людей, пострадавших от наводнения, пришли в негодность бытовые приборы. Погиб скот, затоплены и повреждены автомобили.

В город доставляли еду и медикаменты, пострадавшим оказывали психологическую помощь.

Полицейские дежурили возле зданий, от которых уже ушла вода, чтобы не допустить мародерство.

В районный центр прибыл первый вице-премьер Бакытжан Сагинтаев и министр по ЧС РК Владимир Божко. Люди не могли сдержать слез рассказывая, какой ущерб нанесла им большая вода.

Тогда, в апреле 2014-го, в доме Валентины Бурмистровой вода три дня стояла от пола до потолка. Жилье признано непригодным.

– Когда решится вопрос – где жить нам, людям, оставшимся без жилья? – спрашивала Сагинтаева жительница Атбасара.

Чиновники пообещали быстрое выделение денег и возведение нового жилья. 44 из 247 обследованных домов оказались непригодными для дальнейшей жизни.

Прошел почти год, и корреспонденты Vox Populi навестили Атбасар.

Дорогу к затопленному району города знают все. Нет ни одного атбасарца, который бы не знал, где находится "Лондон" – именно так называют место затопления.

Первым, в чей дом мы попали, оказался Виктор Цветков. Его жилье находится совсем рядом с рекой. Дом после затопления стал непригодным для проживания: со стен падает штукатурка, двери кренятся, полы ходят ходуном.

– Вода стояла под потолком, – Виктор Николаевич поднимает над собой руку и ладонью показывает, на какой высоте была вода. – Все обои отклеились. Теперь в стенах дома есть расколы. Ночью мы слышим треск. Крыша может рухнуть в любой момент.

Мужчина указывает на щель под потолком. "Опускается потихоньку", – прокомментировал. И рассказал, что дом затапливался уже не один раз.

– Были потопы в 2005 и 2007 году. Тогда вода поднималась на высоту примерно в один метр. В этот раз было значительно хуже. Машина тоже пришла в негодность, теперь она на свалке. Были четыре курицы – и те утонули. Живность не заводим – смысла нет.

– Дали пять мешков цемента, – Виктор рассказывает о помощи со стороны акимата. – Полторы тонны песка и триста тысяч тенге, немного помогли продуктами. На эти деньги мы купили и поклеили обои, которые из-за сырости сразу же начали отваливаться. Краску приобрели. Но больше всего потратились на уголь. За зиму израсходовали 8 тонн угля, но этого оказалось мало – из-за щелей в стенах тепло в доме не держится.

Пострадавшие атбасарцы считают, что квартиры среди них распределялись несправедливо.

– Жилплощадь дали тем, у кого дома находятся выше, не у самой реки. Многие дома выглядят лучше, чем мое жилище, но их признали аварийными. Почему так получилось, мы не знаем. Живем в страхе, документы храним на видном месте, чтобы в случае опасности успеть вынести их из дома.

Соседка нашего героя – женщина на пенсии. Угроза повторного затопления волнует ее, наверное, больше остальных – если в других домах и есть мужчины, то ей помочь некому. На ее иждивении – внучка-инвалид.

– Дочь отдельно живет, а сын за границей. Никто мне не помогает, – Тамара Даниловна утерла слезу. – Снег сама чищу. За дом переживаю – он покрылся трещинами и накренился.

У старушки проблемы с отоплением, за зиму ушло 7 тонн угля.


Вот так живут люди, чьи дома должны были отремонтировать после потопа
Вот так живут люди, чьи дома должны были отремонтировать после потопа

– Мне дали пятьсот тысяч тенге, но на один уголь я потратила более 60 тысяч. Купила доски, чтобы постелить новый пол, но сделать это некому. Да и какой смысл? Опять нас затопит, и все заново менять придется, – говорит Тамара Даниловна.

Министр не обманул – многим атбасарцам действительно дали жилье в новых домах. В 2014 году были сданы несколько многоэтажек для людей, пострадавших от наводнения. А вот о качестве построек министру видимо не рассказали.

Как оказалось, не все жильцы квартир довольны тем, что у них сейчас есть.

– Сейчас более-менее тепло, а вот зимой было 11 градусов, – рассказала Лилия Алимжанова.

Женщина показала нам комнаты и кухню.

– Смотрите, весь потолок черный. Окна протекают, сквозь них дует. Балкон не застеклен, хотя по проекту должен быть, на окнах конденсат. Всю зиму я отбивала лед со стекла, – говорит женщина.

Лилия Алимжанова рассказала, что им не разрешают устанавливать газовые баллоны, а электрические плиты обходятся слишком дорого.

Пока ходили по квартирам, выяснили, что многие из них сдаются. Об этом нам сообщила девушка, которая, собственно, и снимает здесь жилье.

– Хозяйка живет в Алматы, – рассказала она.

Когда были в "Лондоне", увидели грузовик, выгружавший снег на лед той самой речки, что затопила город. Оказалось, этот снег вывозит из города частная фирма.

– Куда сказали, туда и высыпаю, – сказал нам вышедший из кабины парень.

– Кто сказал? – спросили мы.

– Акимат.

Мы направились к Андрею Никишову, акиму Атбасарского района.

– Вывезли уже 29 тысяч кубометров снега, – сказал чиновник. – Полигон за чертой города.

На речку?

– Нет-нет.

Или аким лукавит, или реально ничего не знает о проблеме.

По поводу распределения жилья он сказал следующее:

– Работали службы, которые уполномочены проводить обследования. У них есть лицензия. Так что работы проведены в соответствии с законом, это неоднократно проверялось.

По словам чиновника, на восстановление домов, пострадавших от стихийного бедствия, было выделено 129 миллионов тенге. Мы задали вопрос по поводу нового микрорайона.

– Он строился в осенне-зимний период, поэтому где-то есть подтекания, так называемый скрытый брак. Строители давали двухлетнюю гарантию, поэтому все будет переделано. Но 99 процентов людей довольны.

В квартирах не холодно?

– На пятых этажах установлены дополнительные радиаторы отопления. Сейчас в домах не менее 27-28 градусов. Такая температура держалась в течение всей зимы.

И опять: то ли аким не знает о проблемах, то ли скрывает их.

После экскурсии в пострадавший от наводнения город осталось немало вопросов. Почему люди говорят одно, а чиновники другое? Почему одни трагедии не боятся, а другие все время сидят на чемоданах? Одно можно сказать с полной уверенностью – город еще не оправился от трагедии 2014 года.

Поделись
Люба Пистовникова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000