VOX POPULI 3 февраля, 2015 08:00

Астана глазами иностранцев

Астана глазами иностранцев
Фото: Migel Radriges
В то время как одни люди сетуют на жизнь в Казахстане, другие предпочитают строить карьеру, обзаводиться семьей, и уезжать пока никуда не собираются. Джамиле Аязбекова, корреспондент Vox Populi, расспросила иностранцев об их жизни в столице нашей страны.

Хелен (Нидерланды), заместитель директора столичной школы, 11 месяцев в Астане.

– Я сразу восприняла эту поездку как приключение. Перед тем, кам приехать сюда, я думала так:  минус десять или минус тридцать – велика ли разница? Я никак не могла понять, как в принципе можно жить при такой температуре.  Я решила рискнуть. Надо сказать, такого холода я не ожидала, – говорит Хелен.

Здесь небо не такое, как у нас. Оно широкое и просторное, как и ваша степь. Небо действует на тебя как напиток, который пьешь, пьешь и никак не можешь напиться.

– Я очень люблю ваше небо, его магическую синеву. Кстати, это было первое, на что я сразу обратила внимание, помимо холода. В Нидерландах небо часто затянуто тучами, ты к этому привыкаешь. Но здесь небо другое – широкое и просторное, как и ваша степь, – делится женщина.


Астана
Астана
Фото: Павел Михеев

– Я чувствую, что люди хотят что-то менять и меняться сами. Здесь, в школе, особенно сильно ощущается тяга к модернизации и прогрессу. В Нидерландах школьная система тоже нуждается в изменениях, но люди там  очень консервативны. В Казахстане люди более восприимчивы к новому. Это вдохновляет, – рассказывает Хелен. – Одна из вещей, которая интригует меня в казахстанской системе образования – это хаотическое планирование. Я привыкла делать все планомерно. Здесь же вещи могут поменяться за ночь. Я к этому уже привыкла, и мне кажется, что в этом есть смысл. В общий поток знаний, которые нужно усвоить, постоянно добавляется что-то новое. Поэтому излишнее планирование, наверное, не самый лучший способ продвижения вперед. Благодаря хаотичности появляется место для творчества и импровизации.

Астана
Астана
Фото: Павел Михеев

– Мне нравится архитектура Астаны, в особенности архитектура нового города. В ней есть красота, определенный дух. Астана – живой город, постоянно меняющийся и тяготеющий ко всему новому, стремящийся стать центром мира. Самое главное – люди  ощущают себя частью этого города. Мне кажется, сегодняшняя Астана похожа по духу на послевоенные Нидерланды, когда люди воссоздавали города, разрушенные в ходе войны. И мне нравится быть здесь, потому что я ощущаю себя частью этого всеобщего стремления к новому, – подытоживает женщина.


Руди (ЮАР), учитель английского языка, в Астане живет 4 года.

– Я уже четвертый год живу в Астане. Даже если я пытаюсь уехать отсюда, всегда находится что-то, что возвращает меня обратно. Когда мне предложили работу в Казахстане, я ничего не знал об этой стране.  Я много путешествую, потому что не хочу постоянно жить в ЮАР, я всегда ищу для себя новые возможности, новые места работы. Я возвращаюсь в Астану, и все кажется здесь мне знакомым, неизменным и стабильным. Ты знаешь, чего ожидать. Ты знаешь, что люди будут грубыми, а сервис – ужасным, таксисты будут пытаться обмануть тебя при любой возможности, и будут носиться по городу, как сумасшедшие. Если ты запланировал встречу на пять – ты можешь точно быть уверен, что твой партнер придет к шести. С течением времени ты начинаешь понимать, как себя вести, – говорит мужчина. 

Астана
Астана
Фото: Павел Михеев

– С другой стороны, в трудной ситуации можно положиться на здешних людей.  Я нашел тут хороших и надежных друзей. Я знаю, что могу попросить коллег о чем-либо, и они помогут, если будут в силах помочь. А если нет, то скажут тебе прямо -  "извини, у меня дела", или  "нет времени". В западных странах ты услышишь что-то вроде  "я бы с удовольствием тебе помог, но не могу". Здесь люди не врут и не скрывают настоящие причины отказа за напускной вежливостью. Они просто прямо тебе все говорят, – продолжает Руди.

– Меня удивляет множество вещей в Астане. Лифты, за проезд в которых ты должен платить. То, что люди могут работать, когда на улице минус тридцать пять. Или шопинг-центры, которых слишком много для такого маленького города. Я понимаю, что ведется планирование на будущее, но все равно не вижу необходимости в таком количестве торговых центров, – рассказывает Руди. – Удивительно то, насколько здесь безопасно. Ты можешь спокойно передвигаться по городу практически в любое время суток, и тебе ничто не будет угрожать.

– Я встречался с казахской девушкой, познакомился с ее семьей. В большинстве европейских стран мужчины и женщины равны или верят в то, что равны. Здесь, конечно, мнение девушки имеет вес, но именно мужчина принимает решение. Это было непривычно для меня. Наверное, формула успеха отношений в Казахстане – женщина дает совет, мужчина принимает решение. А еще даже не пытайтесь говорить казаху о том, что он плохо знает свой язык. Этого лучше не делать никогда. Я однажды сказал одной моей коллеге, что мой казахский лучше, чем  ее. Вообще-то я пошутил. Но полминуты спустя она кричала на меня, – делится опытом Руди.

Меня удивляет множество вещей в Астане. Лифты, за проезд в которых ты должен платить. То, что люди могут работать, когда на улице минус тридцать пять.

– Здесь дети очень уверены в себе. Они не будут смущаться, сторониться взрослых, они могут спокойно подойти к тебе и задать вопрос, или рассказать какую-то историю. В Южной Африке дети приучены к тому, что с незнакомыми людьми нельзя идти на контакт. Здесь дети идут на контакт легко и без колебаний. Недавно я ел беш (бешпармак. - ред.) дома у друга – настоящий беш, приготовленный его мамой. Младший брат моего друга сел рядом и спросил на казахском, из какого я жуза. Ну как белый южноафриканец может ответить на такой вопрос? Я хотел было придумать какую-то историю, но мальчик посмотрел на меня и спросил: "Найман, да?" Так я узнал, что я найман, – смеется Руди.

– Люди здесь чувствительны к определенным темам. У вас тут вообще все очень консервативно. У меня была дурацкая привычка подмигивать людям при встрече. В США, где я жил какое-то время, это нормально. Ты можешь сказать "как дела", подмигнуть и идти дальше. Здесь же на меня смотрели как на очень странного человека. Особенно девушки. Одна вообще стала  кричать на меня:  "какого черта ты так себя ведешь!?" Я не понимал, что я такого натворил. В конце концов,  один мой коллега подозвал меня и сказал: "Руди, тут не принято так делать, прекрати", – рассказывает мужчина.

Астана
Астана
Фото: Павел Михеев

– Есть ли в Астане свой дух? На правом берегу есть. У правого берега есть своя индивидуальность. Правый берег может быть грязным, пролетарским, пусть это гетто – называй, как хочешь, но здесь кипит жизнь. Я люблю правый берег. Левый берег совсем не такой. Здания там – как блоки Lego. Нет ни души, ни индивидуальности. В будущем, когда люди обживут левый берег, у него наверняка тоже появится своя душа. Казахстан может иметь сильное влияние в мире, потому что располагает крупными запасами нефти и газа. Слово этой страны может быть очень веским, просто ваши люди этого еще не понимают, – подытоживает Руди


Джон (Великобритания), учитель драматического искусства, и Кэтрин (Канада), учитель английского языка и литературы, 5 месяцев в Астане.

– Мое самое сильное впечатление от Казахстана – доброжелательность людей, что в принципе необычно для столичного города. Мы путешествуем по разным странам уже шестнадцать лет, и, поверьте, эта атмосфера дружественности и теплоты действительно многое значит. Недавно мы стояли на перекрестке и ждали, когда сможем перейти улицу. Какой-то парень, услышав нашу английскую речь, повернулся к нам и сказал: "добро пожаловать в Казахстан!". Понимаете, такое никогда не произошло бы в Лондоне. Таможенник в аэропорту был, кажется, самым доброжелательным таможенником, с которым мне когда-либо приходилось сталкиваться, – говорит Джон.

– Климат здесь подойдет не каждому. В конце сентября моя подруга повела меня в магазин – выбирать теплую верхнюю одежду. Когда я примеряла куртки, она пыталась доказать мне, что одежда должна полностью закрывать все тело, даже щеки и лоб. Я говорила ей, что не выйду из дома вообще, если буду так одета. Но потом, когда наступили настоящие морозы, когда термометр показал минус сорок два, я вышла в этой куртке на улицу и подумала: "О да! Она была права!" – рассказывает Кэтрин.

– Что меня поразило – ваше такси. В самом начале мы не могли понять, как это может быть. Если вы хотите поехать куда-то, вы просто вытягиваете руку, и человек, которому с вами по пути и который хочет немного подзаработать, доставит вас по нужному адресу. В Лондоне это невозможно. Это здорово, что люди здесь так доверяют друг другу. Возможно, когда-нибудь эта простота отношений и доверие неизбежно сойдут на нет, особенно когда Астана разрастется и превратится в настоящий мегаполис. Но я бы не хотела, чтобы это произошло, – продолжает Кэтрин.

– В школе, где мы преподаем, есть определенное разделение между экспатриантами и местными учителями. У нас разные подходы; существует казахский, или казахстанский подход, и существует западный. Нас пригласили сюда затем, чтобы мы помогли внедрить западную систему образования. Я беспокоюсь, не чувствуют ли местные учителя себя ущемленными, не предполагает ли вся эта ситуация, что западный метод – самый "правильный" метод. Ведь местные преподаватели работали и работают на свою страну уже много лет, обучая студентов по своей системе. Не всякий будет разделять это стремление к переменам. Люди будут задаваться вопросом, зачем вообще нужны эти перемены в сфере образования. Я никогда не работала в стране, где в образование вкладывали бы столько средств, как в Казахстане. Я считаю, что это очень дальновидное решение, – берет слово Кэтрин.

Астана
Астана
Фото: Павел Михеев

– При всем при этом жизнь в Казахстане – как путешествие на американских горках. Бывают периоды взлета, когда ты думаешь, что все прекрасно; бывает, что становится очень трудно. У нас есть друзья, которые хотят увидеть Казахстан; я знаю, что если они приедут, будут во многом приятно удивлены. При этом, конечно, у них не будет такого комфорта, как в Дубаи или Лондоне. Это надо четко понимать, – считает Кэтрин.

Как человек, выросший во время холодной войны, я рассказала о том, как верила в то, что Советский Союз – это большой, непримиримый враг, угроза миру и стабильности.

– Недавно мы пытались купить в ваших банках канадские доллары, и не смогли сделать это. Их просто нет. Во всем мире есть, а здесь нет. Система здравоохранения тоже оставляет желать лучшего, – говорит Кэтрин.

– Как-то раз я разговорилась с коллегой, учителем. Я не помню, как мы вышли на эту тему, но мы начали обсуждать холодную войну. Как человек, выросший во время холодной войны, я рассказала о том, как верила в то, что Советский Союз – это большой, непримиримый враг, угроза миру и стабильности. Моя коллега сказала, что точно так же думала про Запад. Для меня это стало откровением. Я поняла, что до сих пор не осознавала, насколько мощной была пропаганда времен холодной войны, как сильно она отчуждала людей. В юности я не могла себе представить, что когда-нибудь буду по душам разговаривать с человеком с той стороны "баррикады" – по сути, такой же женщиной, как и я, – считает Кэтрин.

Астана
Астана
Фото: @mrozhin

– Мы преподаем в разных странах вот уже шестнадцать лет. Каждый раз, когда оставляешь свою семью перед новой поездкой, поневоле задаешься вопросом: а зачем все это надо? Но когда рушатся былые ментальные баррикады, и ты начинаешь смотреть на мир по-другому, то понимаешь, что все это не зря. Такие разговоры и впечатления становятся чем-то безумно важным, – подытоживает Кэтрин.


Джереми (США), в Астане больше 5 лет.

– Я жил во многих городах и странах, последние пять лет провел в Казахстане. В Астане бываю проездом, и практически всегда – в холодное время года. Как назло. Знаете, хоть я и бывал в местах с подобной температурой (на севере США тоже бывают такие холода), все равно не верю, что когда-нибудь смогу привыкнуть к морозам. Кажется, к этому холоду вообще невозможно привыкнуть, а здесь люди спокойно гуляют по улицам. Они у вас тут закаленные - сегодня минус восемнадцать, а мне все говорят: "смотри, как тепло". В Хьюстоне, если бы ударил мороз, люди кутались бы в теплую одежду. Желательно меховую.

Мне кажется, что здесь, больше, чем в США, обращают внимание на одежду. Причем как мужчины, так и женщины. 

Не знаю, насколько это связано с ментальностью, но для казахской культуры приоритетом является семья и семейные ценности. Казахская культура – культура гостеприимства. Пока я тут жил, я довольно много путешествовал по Казахстану, был в таких городах, как Актау, Астана, Алматы. И тем, кто ни разу не был в Казахстане, я бы посоветовал поехать и посмотреть не один, не два, а несколько городов, и останавливаться при этом не в гостиницах, а у местных жителей. Это лучший способ открыть для себя страну, в полной мере ощутить гостеприимство казахов, – говорит Джереми.


Денис (Украина), IT, в Астане меньше года.

– Я переехал в Астану в июле 2014 года. Когда мне предложили здесь работу, посоветовали сначала приехать и посмотреть страну. Первым городом, который я посетил, был Алматы. Наш рейс приземлился рано утром, и первое, что мы увидели, когда въехали в город – рассвет и горы, очерченные мягким светом. Алматы похож на мой родной город, Киев. Он мне сразу понравился, – говорит Денис.

– Когда я попадаю в новую страну, мне интересно узнать ее историю, язык, традиции. Казахский язык изначально был непривычен на слух, но за полгода я его немного освоил. Людям нравится, когда говоришь с ними на их родном языке. Мне нравятся гостеприимность и радушие казахов. У вас безумно вкусные блюда из мяса. Нравятся ваши девушки. Нравится то, что они часто носят платья и юбки, в отличие от жительниц западных стран. Нравится открытость города, но при этом отсутствие излишней раскрепощенности. При этом я бы сказал, что Астана больше европейский город, чем азиатский, – рассказывает уроженец Киева.

– Были вещи, к которым поначалу не мог привыкнуть. Первое время я приходил на встречи чуть раньше назначенного времени. Потом понял, что твой партнер может позволить себе опоздать, что "встреча в три часа" – понятие растяжимое.  Непривычным было и то, что нужно всегда заранее уточнять, остается ли встреча в силе. Здесь легко выстраивать приоритеты целей – не только в зависимости от времени, но и на основе иерархичности. Всегда нужно учитывать принцип уважения к тому, кто выше, кто нужнее, кто важнее. Такие вопросы  играют здесь важную роль – при организации встреч всегда нужно соблюдать иерархию. Если человек выше рангом, то к нему возникает другое отношение. Это непривычно для западной культуры, но здесь – дело обычное, – делится Денис.

Астана
Астана
Фото: Migel Radriges

– Астана привлекает многонациональным колоритом – это и архитектура различных стилей, и разнообразие лиц на улицах города. Здесь много иностранцев. Приезжие – всегда свежая кровь и свежие идеи. Есть ли свой дух у Астаны? Я думаю, правый и левый берега сильно различаются как по духу, так и по ритму жизни. Левый берег задает быстрый темп: что-то постоянно строится, вокруг спешат люди, снуют машины. Хочешь, не хочешь, а вливаешься в этот ритм, – считает Денис.

– Признаться, когда я приехал в Казахстан, я думал, что темп жизни здесь более размеренный. На второй неделе работы понял, что ритм жесткий – намного выше, чем в местах, где я работал раньше. Встречи могут быть назначены и на семь утра, и на час ночи, так что пришлось быстро адаптироваться. У правого берега ритм гораздо более размеренный. Человеку, приезжающему жить сюда, надо готовиться к определенной скорости жизни. К тому, что в отношениях надо обладать определенной гибкостью мышления. Надо быть готовым к тому, что здесь любят свежие и небанальные идеи. При этом не надо пытаться насильно внедрять что-то свое – гораздо правильней будет просто адаптироваться к текущей реальности, – считает мужчина.


Васим (Пакистан), дипломат, в Астане больше 3 лет.

– Вопрос, который мне задавали в Казахстане бесчисленное количество раз и который поначалу ставил меня в тупик – "вы из Индии?" Раньше в таких случаях я отвечал вопросом на вопрос: "А вы из Кыргызстана?" Люди, конечно, недоумевали. Мол, при чем тут Кыргызстан. Я парировал – а при чем здесь Индия? – делится дипломат.

– Пакистан во многом отличается от Казахстана, и все же я вижу много общего в наших обычаях, традициях, даже в языке. Как говорил бывший посол Пакистана, Казахстан – наш дальний родственник. И это правда, – считает Васим.

– Ислам, как мы знаем, пришел в Пакистан из Центральной Азии, и вместе с новой религией в язык пришли новые слова. Большинство этих слов - арабского происхождения. Это одна историческая связь. Второе, что нас связывает – времена, когда моголы (моголы  народ, являются потомками монгольских завоевателей XIII века. – ред.) завоевывали территорию Индостана, когда царь Бабур (родом из Ферганской долины) устанавливал свое господство на территории современных Индии и Пакистана. Династия царя Бабура властвовала на наших землях на протяжении трехсот лет. Немалый срок, – говорит дипломат.

– У наших народов появился некий общий культурный багаж, это отчасти проявляется в традициях. Обряды, которые совершают казахи при похоронах и при поминовении на сороковой день, есть и в Пакистане. Религия также является связующим фактором – хотя, насколько я вижу, здесь люди менее религиозны, чем у нас. И, наконец, языковое родство. Мой родной язык – урду. Урду – тюркское слово, что означает буквально "орда". Поэтому у урду и казахского языка много общих слов, – рассказывает Васим.

– Я родом из Лахора. Это культурный центр Пакистана, город, который, как принято говорить, никогда не спит. В городе температура достигает иногда пятидесяти градусов. У вас здесь люди ходят зимой в сауны. У нас в Лахоре сауна – это сама улица. Без кондиционера жить почти невозможно, – продолжает мужчина.


Астана ночью
Астана ночью
Фото: Migel Radriges

– Я приехал сюда в октябре, сразу перед суровыми зимними морозами. До наступления весны я не видел настоящих красок, настоящего цвета Астаны. Хотя, может быть, правильней было бы сказать, что видел; зима с ее белоснежным покровом и есть главный цвет этого города. К такому холоду очень трудно привыкнуть, – откровенничает Васим. – Я скучаю по родине. Скучаю по насыщенной вечерней жизни. Мне не хватает родной еды, которую в Лахоре можно найти на каждом углу. У нас очень разнообразная еда, много овощей и фруктов. Здесь же, в Астане, можно найти только основные продукты. Существует и языковой барьер, который иногда создает определенные неудобства. Мой русский оставляет желать лучшего, иногда спасают только интернет и онлайн-словари. Бывают моменты, когда жалеешь, что люди тут не разговаривают на английском. С другой стороны, люди всегда придут к тебе на помощь, когда это необходимо, и будут пытаться говорить с тобой на английском, даже если знают его очень плохо.

– Есть ли у Астаны свой дух? Астана – совсем молодой город, и у него юная душа. За три года, что я провел здесь, Астана сильно изменилась. Сюда приезжают все больше людей, постоянно строятся новые здания, культурная сцена становится разнообразней с каждым днем, – подытоживает Васим.


Есть ли у вас друзья-иностранцы? Что они говорят об Астане?

Поделись
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000