VOX POPULI Алёна Мирошниченко 5 июля, 2017 08:00

Алматинский зоопарк: Всё будет хорошо!

Алматинский зоопарк: Всё будет хорошо!
Фото: Тимур Батыршин
В этом году старейший зоопарк страны отметит свой юбилейный восьмидесятый день рождения. Мы решили встретиться с его новым директором Ержаном Еркинбаевым и узнать, чем живёт зоопарк сегодня, какие перемены произошли с его обитателями, какие проблемы ещё предстоит решить и как изменится зоопарк в скором будущем.

Ранее в наших репортажах мы знакомили читателей с многолетней историей Алматинского зоопарка, которая напрямую связана и с историей крупнейшего мегаполиса страны, и с судьбами людей, которые его строили.

Удивительные истории Алматинского зоопарка (часть 1)

Удивительные истории Алматинского зоопарка (часть 2)

Предлагаем вам вновь совершить вместе с нами прогулку по знакомым аллеям всеми любимого места отдыха.

Нет, наверное, ребенка, который, живя в Алматы или приезжая сюда в гости, хотя бы раз не побывал в зоопарке. В советские годы поход в зоопарк был долгожданным  событием. В памяти до сих пор сохранились картинки из детства: вкус пломбира в стаканчиках, радость катания на пони, а особенный восторг вызывали обезьяны. Мы могли бесконечно наблюдать за разноцветными рыбками, прильнув носом к стеклу аквариума, и радоваться тому, что неуклюжему медведю удалось поймать брошенное нами печенье. Повзрослев и став родителями, мы стали водить в зоопарк своих детей.

Но в последние годы Алматинский зоопарк начал превращаться в объект, мало чем напоминающий тот самый зоопарк из детства. Обилие донерных и других точек общепита, торговых палаток, киосков, реализующих, помимо напитков и продуктов, всё что угодно. Предприимчивые фотографы с полуживыми удавами и попугаями, владельцы многочисленных надувных аттракционов превратили одну из достопримечательностей города в торгово-развлекательную зону. Излюбленное место отдыха горожан оказалось под угрозой захвата земель, который мог вестись под видом строительства.

Дым от шашлычных, ужасный запах, грязь и кучи мусора, ржавые, тесные клетки, несоответствующие нормам, — в таких условиях содержались истощённые, полуголодные представители фауны разных континентов планеты.

Репутация зоопарка была окончательно испорчена, когда имена бывших руководителей всё чаще стали попадать в скандальные заголовки, связанные то с незаконной вырубкой деревьев, то с коррупцией, то с приобретением дорогих служебных авто. Но наиболее сильно всколыхнуло общественность известие о долго скрываемом исчезновении снежных барсов и гибели тигрицы Куралай, за судьбой которой следила вся страна.

Через несколько месяцев общественники недосчитались в вольере одного жирафа и призвали руководство, утаившее и этот факт, к ответу. В зверинце заявили, что двухлетний жираф по кличке Мелман был отравлен. А вот зоозащитники уверены, что животное погибло по халатности сотрудников во время транспортировки.

Спустя несколько дней не стало шестилетней самки гепарда по кличке Чита — единственного представителя своего вида в Алматинском зоопарке.

И это лишь единичные громкие случаи, о которых писали СМИ. А сколько ещё несчастных четвероногих, пернатых и земноводных обитателей зоопарка погибло по вине равнодушных людей, для которых жажда наживы превыше всего!


Ержан Еркинбаев
Ержан Еркинбаев

Неизвестно, сколько бы это могло продолжаться, если бы бывший директор зоосада Канат Каримов после череды скандалов не подал в отставку, оставив после себя миллионные долги и объект с его обитателями, находящийся в ужасном состоянии.

На смену ему пришёл Ержан Еркинбаев, возглавлявший ранее горнолыжный курорт «Шымбулак» и высокогорный комплекс «Медеу».

Как известно, театр начинается с вешалки. А зоопарк? Ну уж точно не с клетки, а с входной арки. Оформление входа в зоопарк не претерпело сильных изменений, но сейчас здесь появился пандус. Теперь и у маломобильных групп населения есть возможность посещать это место.

VOX: Ержан, скажите, как директор «Шымбулака» и «Медеу» стал директором зоопарка?

— В декабре прошлого года меня пригласил аким города и предложил принять участие в конкурсе на должность директора. Тогда я очень сильно переживал из-за того, что не имею ветеринарного образования.

Я понимал, что если у меня не получится остановить смертность животных, улучшить условия в зоопарке и навести здесь порядок, это будет полным провалом и ударом по моему имиджу управленца. 

Когда я увидел людей, которые по настоящему любят животных, несмотря на маленькую зарплату в 40 000 тенге, которые пережили не одного директора, меня это вдохновило. Я привёл с собой свою команду маркетологов, и теперь у них горят глаза. Все хотят показать, чего мы достигли за пять месяцев.

VOX: Не было ли у вас страха и сомнений, когда принимали это хозяйство с его большими проблемами?

— Конечно же, страх присутствовал. Это же не архив какой-то принимать, это живые существа, которых, как мне сказали, более пяти тысяч. А ещё Алматинский зоопарк — это отсутствие минимального набора самых простых лекарств в ветчасти. Еда очень плохого качества, мяса почти не завозят. Процветающие хищения и воровство, да ещё и сговор сотрудников. Конечно, страх был. Но если бы у меня не было таких друзей, как Сергей Спицин и Мухит Азирбаев, я вряд ли пошёл бы сюда. Ребята пришли, пересчитали животных, оценили их состояние, пригласили хороших врачей. Теперь я могу быть спокоен за то, что животные у нас под надёжным присмотром опытных специалистов. А скоро будет построена новая ветчасть.

— Сейчас мы работаем над проектом масштабной реконструкции зоопарка, который разрабатывает архитектурное бюро Питера Разбаха. На его счету проекты зоопарков в Дюссельдорфе, Берлине, Тегеране, Дубае и Турине. Этот проект предусматривает перестройку девяноста процентов зоопарка по принципу географического зонирования. Пока у нас животные расположены по видам: медведи — отдельно, приматы — отдельно, и т. д. А вообще все современные зоопарки сейчас переходят на континентальную систему. 


Жирафёнок Максим
Жирафёнок Максим

— Также и у нас, в одной зоне будут находиться животные Африканского континента, в другой — все животные Азии, в третьей — Южной Америки… Будут созданы новые удобные и безопасные вольеры. Серьёзное внимание в новой концепции уделено строительству зимних павильонов. Зоопарк, реконструированный по этому проекту, будет соответствовать самым высоким мировым стандартам. Разработку мастер-плана Разбаха инициировал глава попечительского совета Фонда развития Алматинского зоопарка Раимбек Баталов.

Конечно, на реконструкцию зоопарка согласно плану Разбаха уйдёт несколько лет. Поэтому, чтобы животные не мучились, как раньше, я решил, что буду по мере возможности при поддержке моих друзей улучшать условия их жизни.


Сергей Спицин, меценат
Сергей Спицин, меценат

Полярный медведь по кличке Алькор первым переехал в новый дом. Сергей Спицин — тот самый человек, который решил проблему места жительства Алькора. И сейчас, последовав примеру Сергея, двое друзей Ержана тоже решили продолжить переделку всего медвежьего ряда.

— Учитывая стандарты таких зоопарков, как, например, в Сан-Диего, где животные содержатся в своей естественной среде, полярный медведь может прожить около сорока лет. Но нам пока далеко до их стандартов.

Алькор прожил двадцать восемь лет в ржавой тесной клетке, на бетонном полу. Представьте, каково: в жару раскалённый бетонный пол! А этот ужасный позеленевший склизкий бассейн с вонючей застоявшейся водой!


Белый медведь Алькор
Белый медведь Алькор

— Его кормили хлебом и свёклой. Я даже представить себе не могу, как может мишка у себя на родине в Заполярье найти под снегом эти продукты.

Сейчас мы обеспечили ему условия, но это временные условия — до того, как мы построим новый медвежий комплекс согласно плану Разбаха.

А сейчас в домике Алькора имеется система кондиционирования, поддерживающая температуру, близкую к той, что отмечается в Арктике летом — примерно 0о С. Пол выложен мрамором, что также придаёт прохладу помещению.

— Вторая зона — бассейн с проточной водой. Вода в нём не будет цвести и всегда останется холодной. В бассейн мы будем запускать живую рыбу, и её ловля станет приятным развлечением для Алькора. В бассейн мы поместили бочки. Мишка очень любит играть с ними.

— От посетителей зоопарка его теперь отделяют не ржавые прутья клетки, а тройное стекло. Люди могут видеть медведя близко-близко, и в то же время не смогут бросить ему еду или навредить. К тому же Алькор не слышит шума, и это оберегает его от стрессов. 

Видите, какая удобная смотровая площадка здесь оборудована. Ещё мы сделали пандус, чтобы мамам с детскими колясками и людям на инвалидных колясках было удобно.

VOX: Сергей, вы имеете какое-то отношение к работе с животными?

— Нет, я просто друг Ержана. А Колю (Алькора) я знаю с детства. В 1989 году он появился в нашем зоопарке. Я постоянно приходил к нему, подкармливал. Мне было больно смотреть на то, как он мучается в жару.

За двадцать восемь лет он впервые в жизни увидел дерево и зелёную травку. Вы не представляете, сколько радости у него было, когда его перевели в новый вольер. Он кувыркается, словно ребёнок, и может часами валяться на траве.

— Помимо нового дома, мы полностью поменяли рацион. Теперь Коля питается морской рыбой. И за эти полгода его уже не узнать — внешний вид намного улучшился. Посмотрите, какая у него шерсть! И вес он набрал. Несмотря на то, что Коле двадцать восемь лет, чувствует он себя сейчас хорошо. Он активен. Любит играть со своими бочками.

Коля! Эй, Коля! — громко позвал своего любимца Сергей. А медведь, услышав знакомый голос, стал демонстративно игриво кувыркаться, словно благодарил друга за прекрасный дом.

— Премьер-министр Японии когда-то подарил нашему президенту двух японских журавлей. Домик для журавлей был сделан наспех, на территории, где происходит заболачивание. И столь дорогой президентский подарок постоянно находился по колено в грязи.

Один их моих друзей откликнулся на просьбу о помощи, и сейчас проводится реконструкция этой экспозиции. Мы хотим провести отопление в их домик, сделать дренаж, чтобы полностью избавиться от заболачивания.

На первый взгляд может показаться, что на территории зоопарка как будто стало просторней и светлее. Всё дело в том, что Ержан Еркинбаев распорядился убрать ржавые заборы, когда-то отделяющие клетки от посетителей. 

— Нас многие критикуют за то, что мы убираем заборы вдоль клеток. Но мы же установили таблички, где предупреждаем об опасности близкого контакта с животным. Возле вольеров с зебрами сейчас нет заборов, но есть ров, как и положено во всех зоопарках мира. Зебра находится рядом, но между ней и человеком — ров.

— Зебра сама не может перепрыгнуть через ров, но мне постоянно приходится вытаскивать людей, перелезших к зебрам. У нас ещё нет той культуры поведения, которая присутствует в других странах. Но надеюсь, что постепенно мы научим наших людей, как нужно вести себя в зоопарке.

Депутат городского маслихата Мухит Азирбаев и бизнесмен Станислав Гатин провели реконструкцию летней экспозиции носорогов. Для представителей африканской фауны были построены навесы для создания теневой зоны, установлены древесные стволы, чтобы было обо что почесаться, и вместо старых металлических заборов также обустроен защитный ров.

— А это моя любимица Лео, — представил Ержан самку дальневосточного леопарда. — Она ещё маленькая, ей нет даже года. Её мы нашли и изъяли у частного лица. Лео, Лео! Кис-кис… Иди сюда, моя девочка!

Пятнистая большая кошка подбежала к Ержану и начала с ним играть, словно маленький котёнок.

— У нас есть белая львица. Когда я только пришёл в зоопарк, сразу подумал, что с ней что-то не так. Я стал каждый день приходить к ней и считать количество вдохов. Оказалось, я был прав: львица была больна, но мы вовремя провели обследование и лечение. Сейчас она чувствует себя хорошо.

— В зоопарке раньше были пруды, которые бывшее руководство осушило, но мы сейчас будем их восстанавливать и заполнять водой.

Также мы посадили новые саженцы деревьев, живую изгородь. Эти клетки-купола для хищных птиц всегда были ржавыми. А сейчас мы их покрасили. Это ведь совсем не сложно — купить краску, на это не нужны миллионы. Мы обратились к желающим помочь, и люди с удовольствием откликнулись, купили нам краску. Я не понимаю, почему раньше этого никто не сделал!

— Я избавился от всех торговых точек, но услышал массу недовольства по этому поводу. И мне пришлось поставить вот такие киоски, чтобы можно было купить для детей перекусить и попить. Конечно, это не идеальный вариант, и мы будем эти киоски усовершенствовать.

VOX: Ержан, я заметила, что в зоопарке совсем пропал неприятный запах. Как вам удалось от него избавиться?

— А я ждал, почувствуете ли вы... Да, действительно. Неприятный запах нам удалось победить. И секрета тут особого нет. Раньше все всегда жаловались на запах, но ни у одного из сотрудников не возникла мысль убирать клетки не раз в два дня, а два раза в день. Механическая уборка, полив и дезинфекция — и проблема решена.

Мы полностью поменяли рацион питания животных. И теперь даже наши посетители отметили, что животные стали выглядеть лучше, нет тех голодных глаз. Львы поправились, медведи больше не бросаются с жадностью на хлеб.

— Мы привели в порядок туалеты. Сейчас они чистые и красивые, а раньше туда просто невозможно было войти.

В прошлом году было выделено пятьдесят миллионов тенге на сувенирную продукцию к юбилею зоопарка: бейсболки, ручки, магнитики… Но когда я вступил в должность, посчитал, что это неправильная трата денег, и выступил с инициативой сберечь эти средства и пустить на строительство нового аквариума. В августе мы планируем открыть морской аквариум. Он будет в виде тоннеля, и там будут плавать акулы.

VOX: Реально ли сейчас зоопарку выжить на самоокупаемости?

— Вообще реально, но в данный момент, не инвестируя в зоопарк, его очень трудно содержать. Поэтому нужно провести глобальную реконструкцию, чтобы увеличить привлекательность зоопарка, а это, в свою очередь, принесёт доход. Сейчас я хочу сделать первые улучшения при помощи моих друзей-меценатов. И пусть это будет примером для других компаний в том, что вовсе необязательно сидеть и ждать субсидий от государства. Можно ведь что-то начать менять самим. Например, убрать мусор, посадить деревья, покрасить клетки, да хотя бы те же самые лавочки сделать.

Конечно, с большими делами, которые мы не в силах будем сделать сами, будем обращаться за помощью к городским властям.

— Будучи руководителем «Шымбулака» и «Медеу», я показал всем, что такие объекты могут быть финансово эффективными. Популярность катка «Медеу» когда-то находилась на низком уровне. Но я ни копейки не попросил у государства. Мы сами закупили прокатное оборудование, улучшили лёд и условия на катке. И в первые три месяца моей команде удалось заработать столько денег, что весь последующий сезон каток смог нормально работать. Это был наш триумф. Мы смогли доказать, что госпредприятие может существовать и без господдержки. Может быть, зоопарк в ближайшие два–три года и не выйдет на самоокупаемость, но мы сократим объёмы государственных субсидий. И это уже будет большим достижением.

VOX: А вы не думали о том, что городской акимат может взять и успокоиться, видя, как бизнесмены помогают зоопарку? «Помогают? Ну и хорошо!»

— У нас в стране всего три зоопарка. И наш — ключевой. С ним связана история города. Пока я не прошу денег у акимата, и это моя гражданская позиция. Но я не думаю, что акимат может отказать в финансировании. Как депутат мажилиса я убеждён, что при грамотном управлении и при желании что-то улучшить в своём городе можно многого добиться. Такие люди, как Сергей Спицин или Мухит Азирбаев, — их же никто насильно не заставлял что-либо делать. Они, видя моё стремление изменить зоопарк, тоже вносят огромный вклад в это дело.

— После моих первых шагов в реконструкции зоопарка вышло много разных публикаций — как положительных, так и отрицательных. Меня раскритиковали из-за того, что мы сделали пандус при входе. Кто-то говорит, что надо вообще выпустить животных, закрыть зоопарк и не тратить деньги на его реконструкцию.

Айдар, посетитель зоопарка:

— В зоопарке я в первый раз в жизни, раньше не мог его посещать. Я благодарен руководству за то, что позаботилось о людях с ограниченными возможностями, и теперь у нас есть пандусы. Мне нравится, что здесь очень чисто. Видно, что идёт какая-то реконструкция, улучшаются условия. И атмосфера такая приятная, добрая. 

— Нам помогают не только меценаты, но и совершенно простые люди, алматинцы со средним достатком, — продолжая нашу экскурсию, рассказывает Ержан Еркинбаев. — Кто-то подарил саженцы туи, которые высажены вместо ржавых заборов. Кто-то привёз скамейки. И посмотрите, как хорошо сразу стало! Маленькие туи недорого стоят, так же, как и скамейки. И люди могут прийти и посадить эти саженцы всей семьёй, а потом показывать своим детям эти деревца. А на подаренных ими скамейках мы установим таблички, где будет написано, какая семья их подарила.

VOX: Сколько обитателей содержится в данный момент в зоопарке?

— Более трёх тысяч особей. Во многом эта коллекция устарела, но, тем не менее, даже находясь в преклонном возрасте, животные сейчас чувствуют себя хорошо и находятся на экспозиции, в том числе большие кошки.

В этом году в зоопарке настоящий baby boom. У нас родились два пятнистых оленёнка, четыре европейских лани, один голубой барашек, четыре камерунские козочки, один сайгак, два сурикатёнка и индийский дикобраз. Но это ещё не все малыши. Также у нас появились на свет два орикса, одна японская макака — что крайне редко бывает, два медвежонка и два верблюжонка. А ещё мы ожидаем рождения жирафёнка.

— Сейчас мы активно работаем над программой обмена животными между зоопарками из других городов и стран и над коллекцией. Как я говорил ранее, из трёх тысяч особей большая часть животных, если можно так выразиться, на выбраковке — отсутствие экспозиционного вида, преклонный возраст. Есть ещё такое понятие, как инбридинг — кровосмешение и неконтролируемое размножение.

— Раньше из-за нехватки клеток не вёлся контроль над этим, и продукт инбридинга — бракованные животные, что категорически запрещено. Смотришь на таких животных — внешне они ничем не отличаются, но очень слабенькие. Отсюда и болезни, и высокая смертность. Так теряется имидж зоопарка и связь с другими зоопарками. И сегодня мы пытаемся восстановить эту связь — с зоопарками не только СНГ, но и стран дальнего зарубежья.

— Я бы хотел поработать над экспозицией приматов, — делится планами Ержан. — Хотелось бы купить и горилл, и орангутангов, но это очень большие инвестиции.

Думаю, когда мы улучшим условия в зоопарке, освоим такие крупные проекты, как новый слоновник и медвежий лог, то обязательно обратимся к городским властям по поводу приобретения приматов.

Скоро к нам приедет коллекция экзотических красивых попугаев. Нашему бегемоту Джамбо нужна девочка. Европа дарит её нам, единственное — нужен спонсор, чтобы перевезти животное.

— Тапиру по кличке Мартин тоже пора заводить семью. Я попросил своего младшего брата, и сейчас он спонсирует строительство новой экспозиции уже для парочки тапиров — с новым домом, с бассейном. Вот так у нас сформируются новые пары.

От излишков мы избавимся, передав животных в другие зоопарки, которым они нужны, и у нас вновь будет красивая алматинская коллекция, которая славилась всегда. Миссия Алматинского зоопарка — сохранение коллекции животных, которая является государственным достоянием и представляет огромную научную ценность.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000