VOX POPULI Дамир Отеген Думан Кожахметов 22 февраля, 2013 10:20

Дорогие женщины

Этот репортаж не о сокращении декретных выплат и не о митинге, который на днях состоялся по этому поводу в Алматы. Он о "дорогих" женщинах, которые благодаря своему трудолюбию, образованности и таланту зарабатывают больше 10 МЗП (минимальных заработных плат, 1 МЗП - 18 660 тенге), да еще и хотят быть мамами. 
Дорогие женщины

Дина Кизирова, 25 лет, сотрудник международной компании:

– Я нахожусь на 32-й неделе беременности. После принятых поправок теряю больше половины выплат, на которые рассчитывала до этого. Я уже разговаривала со своим работодателем о возмещении разницы, в данное время этот вопрос рассматривается на высшем уровне, так как это решение повлечет за собой изменения в трудовых договорах всех сотрудников, и компания должна быть к этому готова материально. 
Я отношу себя к так называемым self made man. Родилась в Экибастузе, мама – врач, воспитывала меня одна, всего, что у меня есть (бесплатная учеба, хорошая работа), я добилась сама благодаря тем ориентирам и ценностям, которые заложила мама. 
Мы с мужем изначально выбрали позицию "ничего не жди от государства", и она оказалась верной. Сейчас наша семья в процессе оформления ипотечного кредита, и при первоначальных расчетах мы брали во внимание мои декретные выплаты по беременности и родам. Однако в последний момент решили исключить их из своих расчетов. Как теперь выясняется, не зря. Можно сказать, что мне повезло: мой муж получает достойную зарплату, и у нас есть возможность выносить, родить, выкормить, одеть и обуть нашего ребенка. Но в целом, я считаю, для нашего общества эти поправки губительны. 
Ради интереса я решила узнать семейное положение министра труда и социальной защиты. Женат, воспитывает двух дочерей. Интересно, во время продвижения этих поправок он о них подумал?

Дорогие женщины

Александра Алехова, 32 года, журналист, участница митинга:

– Я нахожусь на 4-м месяце беременности, сейчас у нас с мужем идет бракоразводный процесс. Я одна воспитываю 10-летнего сына и выплачиваю ипотечный кредит. Алиментов я не получаю. Каждый месяц я плачу 158 000 тенге за ипотеку, 20 000–25 000 – за коммунальные услуги, приличная сумма уходит на сына-школьника, он учится в 4-м классе гимназии, и это не считая остальных трат. По нормам прежнего законодательства я рассчитывала получить декретные в размере более миллиона тенге. Этого мне хватило бы, чтобы хоть 4 месяца посидеть дома с ребенком. В итоге я потеряю почти половину и не смогу уделить должного внимания своему грудному малышу. 
Да, я получаю больше 10 МЗП, но все, что я сегодня имею, добыто собственным трудом. Я начала работать с 18 лет, будучи студенткой, ни разу за всю свою трудовую деятельность не уходила на больничный, даже когда это было действительно необходимо. И я считаю, что заслуживаю получать достойное социальное обеспечение.

Дорогие женщины

фото Думана Кожахметова

Айнур Айыпханова, 27 лет, менеджер в сфере здравоохранения:

– Я имею два зарубежных диплома: сначала училась по программе "Болашак", потом получила грант от университета Индианы в США за отличную учебу. Работаю в Казахстане 3 года в системе больниц, в 25 лет меня назначили руководителем отдела из 25 человек, доверили большой проект по материнству и детству, который я успешно осуществила. 
Сейчас я беременна, выхожу в декрет на 2 недели позже, чем вступил в силу новый закон. По старой системе я получила бы больше 1 млн тенге, а так будет 720 000. Этот закон может отразиться на здоровье моего ребенка, так как теперь нужно будет выходить на работу пораньше. Семьи, живущие в таких дорогих городах, как Астана, Алматы, Атырау, только на продукты тратят около 50 000 в месяц. Я не хочу жаловаться и кричать о том, что мне нечего есть, но меня возмущает ущемление моих конституционных прав. Мы не знали об этом законе, он не обсуждался публично, я не видела никаких публикаций в прессе до его принятия. Это явилось дополнительным стрессом для таких же, как я, беременных женщин. Как гражданка своей страны я делаю все для ее развития, и мне бы хотелось, чтобы в ответ государство защищало своих граждан в те периоды, когда им требуется социальное обеспечение. Тем более что таких моментов в жизни не так уж много.

Дорогие женщины

Айгуль Шарипова, 39 лет, работает в нефтегазовой сфере:

– Я одна из 1,2% женщин, которые получают достойную зарплату. У меня трое детей: 15, 5 лет и 1,5 года. Иметь много детей мне хотелось всегда. Своего второго сыночка мне пришлось оставить на няню и пойти работать, потому что я родила его одна, без мужа, уже имея на руках 10-летнего сына. Теперь моя личная жизнь изменилась. У моих пацанов есть папа, а еще у них появилась сестренка. Сейчас я жду четвертого ребенка. Мы живем в обычной квартире полезной площадью  62 кв. м. Нас шестеро: я, муж, трое детей и мама. У моих детей нет отдельной комнаты, одеваются они скромно. Они не учатся в элитных платных школах и не посещают детские сады за 60 000 тенге в месяц.  Если они болеют, мы ходим в обычную бесплатную поликлинику. В нашем доме очень тесно, но шумно, весело и дружно. Я рожу четвертого ребенка и снова выйду рано на работу, потому что декретные, которые мне предстоит получить по новому закону, быстро кончатся. Ведь детей надо кормить, одевать, оплачивать коммунальные услуги, кредит, а сделать это на 100 000 тенге, зарабатываемые мужем, сложно. Для меня поправки в законодательство о социальном обеспечении стали новостью, я хотела хотя бы с четвертым малышом провести как можно больше времени, как можно дольше кормить его грудным молоком. Да, я рожаю не для государства, но мои четыре ребенка – будущее этого государства. Я понимаю, что родине нужны деньги, но можно ведь найти их и другим способом, не дискриминируя 1,2% женщин. 

Дорогие женщины

Мирана Нусупбекова, 29 лет, менеджер по рекламе:

– Сейчас я на 4-м месяце беременности, это наш первый ребенок и очень долгожданный. У меня высшее образование и непрерывный рабочий стаж 10 лет. Поправки в законодательство меня непосредственно коснулись, у нас были определенные планы на декретные выплаты. У нас с мужем есть кредит в банке, мы думали, что сможем его погасить и будем жить спокойно. Теперь не сможем выплатить даже половину суммы. Собственной квартиры у нас нет, живем на съемной. Арендная плата – 75 000 тенге плюс коммунальные. В общем, выходит около 90 000 в месяц. С рождением ребенка появятся дополнительные расходы, и я даже не знаю, что смогу теперь купить для него. 
Я должна была получить выплату по беременности и родам в размере 1 355 169 тенге, а теперь получу около 700 000. По-моему, очень существенная разница. 

Дорогие женщины

Разия Азимова, 38 лет, журналист, участница митинга:

– Я не беременна, но у меня есть двое детей – девочка 17 лет и мальчик 6 лет, и не исключено, что я захочу еще третьего ребенка. Я не считала, сколько гипотетически теряю с введением этого закона, но я подпадаю под его действие и, конечно, возмущена. Думаю, у многих женщин сейчас отбили всякое желание рожать детей. Почему-то наши активные действия называют "бунтом норковых шуб". Нет у нас никаких шуб, мы ходим в куртках. А если и получаем достойные деньги, то тратим их на содержание детей, и ни о какой роскоши не может идти речи. Я, например, воспитываю своих детей одна, мне никто не помогает.
Если призывы государственных мужей об улучшении демографической ситуации и заботе о матерях не пустые слова, то они должны оставить размер пособий на прежнем уровне и не принимать такие драконовские законы.

Дорогие женщины

Айжан Ермекбаева, 36 лет, переводчик, работает в компании, занимающейся нефтеразведкой: 

– Я одна из тех, кто получает зарплату больше 10 МЗП. Благодаря хорошей зарплате в 2007 году я смогла себе позволить взять 100-процентный  кредит на покупку квартиры и стала дольщиком. Как и тысячам других в нашей стране, мне пришлось ждать постройки жилья и получения квартиры. На это ушло почти 4 года, из них 3 года судилась со строительной компанией и обивала пороги инстанций, параллельно продолжая выплачивать кредит, платить юристам, которые помогали бороться за квартиру. Сейчас стараюсь максимально погашать долг по кредиту, так как в компании недавно было сокращение, и я боюсь, что в ближайшее время могу остаться без работы. Мне предстоит выплачивать кредит еще 14 лет. В прошлом году моя мама перенесла инсульт, и мне пришлось нанять для нее сиделку, которой ежемесячно плачу 70 тысяч тенге. 
Пока я не собираюсь в декрет, но если пойду, то получу в два раза меньше, чем до внесения поправок в законодательство о социальном обеспечении. Прежней суммы мне бы хватило на оплату кредита, я бы не обременяла родителей (папа продолжает работать, будучи на пенсии, несмотря на то, что ему 73 года) и не боялась, что они могут остаться без квартиры, так как она заложена в банке. Свою долгожданную квартиру я заложить не могу, потому что у меня до сих пор нет документов из-за махинаций застройщика. Я знаю, что найду способ заработать достаточно денег, чтобы погасить кредит, воспитать ребенка, но я не хочу выживать, я хочу жить даже не в достатке, а просто достойно. Я против этих поправок не только потому, что они касаются меня лично, но и потому, что они касаются и моей подруги, которая в 18 лет приехала из Урджара (не самого богатого региона Казахстана), с 19 лет, после потери обоих родителей, растила сестренку и братишку и сейчас управляет собственным салоном красоты, где, как и ее сотрудники, работает мастером-парикмахером. Они касаются коллеги, которая сейчас, будучи на 4-м месяце беременности, ожидает рождения четвертого ребенка и теперь не получит ту сумму, которую могла бы получить. Они касаются моей подруги и сестренки, которые работают стюардессами и полжизни проводят в перелетах, обслуживая пассажиров самолета. А еще мне было очень обидно узнать от главы ГФСС Алмаза Курманова, что такие, как я и  мои подруги, "объедают" женщин с меньшими зарплатами.

Дорогие женщины

Дилярам Аркин, 38 лет, журналист, участница митинга:

– Недавно, 9 месяцев назад, я родила второго ребенка. Успела "проскочить"! Разница в возрасте между первым и вторым ребенком – 18 лет. Да, я отношусь к тому проценту женщин, которых касаются изменения в законе. Те выплаты, которые мне дали 9 месяцев назад, составляют 1 300 000 тенге. А сейчас бы я получила 700 тысяч. Я считаю, что это неправильно. Я работала днями и ночами. Считаю, что правительство ущемляет права людей, так как наш президент говорит: женщины, рожайте смелее, мужчины, любите больше матерей своих детей, мы выделяем деньги, помогаем вам! А на деле все обернулось подписанием этого закона.

Дорогие женщины

фото Думана Кожахметова

Алия Богембаева, 31 год, главный консультант в крупной компании:

– У меня двое детей, сейчас я жду третьего ребенка. Через месяц выхожу в декрет и поневоле подпадаю под эту поправку. Уровень зарплаты у меня  около 400 000 тенге. Когда мы планировали третьего ребенка, то рассчитывали получить около 1,5 млн тенге, сейчас получим ровно половину. С работодателем на тему возмещения разницы в сумме декретных я еще не разговаривала, надеюсь, что компания против не будет. Дело в том, что на мое место не будут брать нового сотрудника, меня будет временно замещать коллега, зарплата которого уже заложена в бюджет. А что делать компаниям, которые берут нового сотрудника на место вышедшего в декрет? Получается, и разницу декретнице нужно выплатить, и зарплату новому сотруднику заложить в бюджет. 
Я рассчитывала сидеть с третьим ребенком хотя бы до года, но если мой работодатель все-таки не сможет доплатить мне, то придется выходить на работу через 4 месяца после родов. Мы снимаем квартиру, оплачиваем няню младшему сыну, детский сад старшему ребенку. А жить в Астане очень дорого.

Дорогие женщины

Асель Мухамбекова, 31 год, юрист:

– Сейчас я в ожидании второго ребенка. Я надеялась, что на время декретного отпуска смогу забыть о финансовых проблемах, спокойно рожу и посвящу себя ребенку как минимум на год. Но принятые поправки в закон "О социальном страховании" принесли разочарование и вызвали вопрос: зачем я плачу большие налоги, делаю пенсионные отчисления, мой работодатель вносит социальные отчисления, если не получу от этого должной отдачи? 
С введением этих поправок я теряю на декретных как минимум 600 000 тенге. Моя заработная плата больше, чем 10 МЗП, но при этом ее хватает только на самое необходимое. 
Мы должны платить за все: за детский сад, учебники в школе, за высшее образование. Каждое лекарство, которое выписывают для лечения простуды у ребенка, стоит минимум 800 тенге. 
На содержание одного ребенка до 7 лет у нас уходит 60 000–100 000 тенге в месяц: детский сад – 30 000 тенге или няня – 60000 тенге, питание – 15 000 тенге, одежда (если одеваться на барахолке) – 6000 тенге, недорогие игрушки (и то не каждый месяц) – 3000 тенге. Это не учитывая, что каждый год растут цены на коммунальные услуги и  ГСМ, что влечет повышение цен на все. 
Несмотря на громогласные лозунги про демографию, наше правительство еще раз подтвердило, что поддержка рождаемости и подрастающего поколения у нас осуществляется только на словах, к сожалению. Об этом также свидетельствует то, что спокойно расходуются огромные бюджетные средства на помпезные международные форумы, выставки и программы развития непонятно чего, а наши декретные выплаты вдруг стали непомерной нагрузкой для нефтяного государства с населением всего 15 млн человек.

Дорогие женщины

Мадина Аимбетова, 32 года, журналист, участница митинга:

– Я воспитываю ребенка одна и рассчитываю, что рожу еще одного. Если раньше я бы могла посидеть дома с малышом год, то теперь мне придется сразу выйти на работу. Моя работа зависит от гонораров, поэтому заработок бывает разный, но чаще всего я вхожу в число женщин, получающих больше 10 МЗП. Мне сложно сказать, сколько я потеряю, если  решусь еще родить, но то, что потеряю, – это однозначно.

Дорогие женщины

фото Думана Кожахметова

Елена Шиянова, 35 лет, бухгалтер частной иностранной компании:

– В течение следующего месяца я должна выйти в декретный отпуск, это мой второй ребенок. После принятия поправок в закон я потеряю половину положенной мне выплаты по беременности и родам.
У нас с мужем, как и у многих наших граждан, есть обязательства по кредиту. Год назад мы приобрели квартиру в ипотеку, и на данный момент вся моя заработная плата уходит на погашение этого кредита. Если я за эти 4 месяца получу в 2 раза меньше, нам придется погашать кредит за счет зарплаты моего супруга, которая на данный момент меньше, чем моя. Поэтому это большой удар по нашему семейному бюджету.
У меня нет влиятельных родственников, которые помогли мне устроиться на высокооплачиваемую работу, как сейчас везде пишут. На заре своей карьеры, в начале 2000-х годов, я получала 3000 тенге, это даже сложно назвать зарплатой. Всего, что мы имеем сейчас, мы добились сами. Я как бухгалтер прекрасно понимаю, что деньги на выплату разницы беременным женщинам не заложены в бюджет нашей компании. Я знаю, что для работодателя это будет очень сложно. К тому же он несет одинаковую налоговую нагрузку за всех сотрудников, и если уж часть ответственности за декретные переложили на работодателя, то должны были предусмотреть льготы в части социального налога. А этого сделано не было. Я считаю, что женщины, запланировавшие беременность до принятия этого закона, имеют право получить декретные выплаты в прежнем размере. 

Дорогие женщины

Юлия Хван, участница митинга:

– У меня трое детей: 18, 8 и 6 лет. Сейчас я жду четвертого ребенка. Я получаю намного больше 10 МЗП. Мои декретные должны были составить около 2 миллионов, сейчас же получу 720 тысяч. Скоро у меня будут роды, придется делать кесарево, и мне понадобится два месяца на восстановление. Кто будет кормить моих четверых детей? Я, недостаточно окрепшая после операции, должна буду как можно раньше выйти на работу, потому что мой муж получает значительно меньше меня. Нас обвиняют в том, что мы  получаем от государства больше денег. Но, извините, если мы много зарабатываем, значит, мы платим большие налоги. У меня два высших образования, я окончила магистратуру, платила за все сама. Почему я должна получать декретные наравне со всеми? 

Дорогие женщины

фото Думана Кожахметова

Ансаган Мустафа, 33 года, индивидуальный предприниматель:

– Я нахожусь на 34-й неделе беременности, это мой третий ребенок. Я зарабатываю меньше 10 МЗП, но, несмотря на то, что меня лично эти поправки не затронули, я возмущена и  поддерживаю тех женщин, которые хорошо зарабатывают. Я знаю, через что проходят женщины, чтобы добиться таких высот, как непросто им строить карьеру и как сложно решиться на роды. У меня есть менеджеры, чей оклад зависит от числа привлеченных клиентов, и бывает, что их доход превышает 10 МЗП. Девочки работают, добиваются хорошего материального положения своим трудом, платят налоги, и, я считаю, нельзя забирать у них деньги. Это несправедливо. Государство не должно принимать такие законы, ведь оно заинтересовано в приросте населения. Чем больше граждан страны, тем больше товарооборот, лучше развивается любой бизнес, значит, в казну поступает больше налогов. 

Дорогие женщины

Жанна Бадаубаева, 29 лет, менеджер по связям с общественностью:

– Когда я услышала о принятии нового закона, то обрадовалась,так как думала, что повысят сумму декретных выплат для всех женщин. Моему удивлению не было предела, когда я узнала, что никаких положительных изменений закон не принес, а наоборот, урезал выплаты хорошо зарабатывающим женщинам. Поскольку я сама нахожусь на 9-м месяце беременности, я поняла, что новый закон может коснуться и меня. К счастью, на момент его подписания я успела подать документы в ГЦВП и получила декретные по прежней схеме. Однако многие девушки, которые, как и я, получали оклад больше 10 МЗП, уже не смогут получить положенные им деньги. Многие люди говорят, что мы и так хорошо зарабатываем, мол, "обойдетесь без новых шуб". Они забывают о том, что в наше время создание семьи – дорогое удовольствие. Многие молодые пары оплачивают ипотечный кредит или живут на съемной квартире. Рождение ребенка становится испытанием для семьи, так как все расходы ложатся на плечи папы. Мы с мужем смогли оплатить часть кредита и купить приданое нашему будущему ребенку с полученных декретных. Очень жаль, что другие семьи будут лишены такой возможности. 

Поделись
Дамир Отеген
Дамир Отеген
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000