VOX POPULI Райхан Рахим Oleg Bitner Георгий Шаповалов 14 марта, 2013 10:15

Секты и их жертвы. Часть I

В список прошедших регистрацию в прошлом году религиозных объединений наряду с представителями традиционных религий вошли пятидесятники, пресвитерианцы, евангельские христиане-баптисты, свидетели Иеговы, адвентисты седьмого дня, методисты, кришнаиты, бахаи, мормоны, сайентологи, меннониты. Всего 17 конфессий, представленных 3088 религиозными объединениями. Это официальный подсчет. Если к ним прибавить организации экстремистского толка, которые запрещены, но действуют на территории страны скрыто, и ячейки различных оккультно-мистических течений, то эта цифра увеличится еще в несколько раз.  
Секты и их жертвы. Часть I

Количество верующих с каждым годом растет. Данные социологического исследования,  проведенного Казахстанским институтом социально-экономической информации и прогнозирования (КИСЭИП) в прошлом году, выявили, что большая часть казахстанцев считают себя верующими 86,4%. Атеистом себя называет каждый десятый житель страны. И лишь 2% казахстанцев не определились со своим отношением к вере. По сравнению с 2011 годом количество верующих увеличилось на 3,5%.  Но религиозная безграмотность и существовавший в стране долгое время духовный вакуум заставляют людей искать Бога в нетрадиционных религиозных течениях.

Секты и их жертвы. Часть I

ОЮЛ «Ассоциация центров помощи пострадавшим от деструктивных религиозных течений» была создана в 2009 году по инициативе профессионального консультанта по выходу из культа, психолога Юлии Денисенко. Именно с этого момента началась история казахстанского «сектоведения». Миссия ассоциации вырвать хоть одну душу из сетей тоталитарных сект, но число людей, которым здесь помогли, давно перевалило за несколько сотен.

Секты и их жертвы. Часть I

Ассоциация объединяет 14 региональных центров, которые консультируют и реабилитируют жертв нетрадиционных религиозных объединений. Также общественные организации занимаются распространением информации о негативном влиянии деструктивных религиозных течений особенно среди молодежи. Количество обращений в ассоциацию с каждым годом увеличивается. За два последних года в Казахстане было зарегистрировано более полутора тысяч обращений, не считая анонимных звонков на линии доверия. 

Секты и их жертвы. Часть I

Истории людей, попавших в деструктивные секты, это всегда истории горя и печали, борьбы семьи с неизвестным врагом, которая не всегда заканчивается возвращением заблудшего родственника. За короткое время из человека выбивают все, что было «до», и заполняют его, как пустой сосуд, новым содержимым. Сознание человека полностью меняется под воздействием психологических манипуляций. Сектантская зависимость имеет те же черты, признаки и проявления, что и любая другая зависимость – алкогольная или наркотическая. Опасность сектантства заключается в том, что секта полностью отсекает человека от реальной жизни, он сконцентрирован только на религиозном культе. Он может безразлично относиться к родным и близким. Теряет интерес к работе, учебе, семье, повседневной жизни, таким образом, секта делает людей социально бесполезными, а порой даже социально опасными.

Секты и их жертвы. Часть I

– Ко мне часто поступают жалобы на то, что представители «новых» религиозных организаций не гнушаются вербовкой детей. Им раздают брошюрки около школ, также агитируют прийти «послушать о Боге», – рассказывает Юлия о ситуации в Костанае.

Секты и их жертвы. Часть I

«Эта история произошла со мной 20 лет тому назад, когда я была девятилетней девочкой. В третьем классе у меня была подружка. Ее в свое время какая-то бабулька затащила в зал царства послушать «о религии». С той поры она оттуда не выходила. А я росла в  неблагополучной семье. Мать с отчимом постоянно пили. Никакого контроля, конечно не было. Поэтому я тянулась к семье той девочки, старалась с ней проводить время. И конечно, сразу согласилась, когда она меня позвала на собрание свидетелей Иеговы.

Первый раз было дико. Они как роботы: давайте споем – все встали и поют, давайте почитаем – все сели и читают. Куклы, делают все, что скажет единственный человек, у них нет собственного «я». Но они такие дружные в этом подчинении! С такой радостью все исполняют! Там раздавали брошюры очень красочные, но все они без конца.  А получить продолжение ты можешь только на следующем собрании. Нам казалось, что это сказка, и хотелось собрать все ее части. Тем более дома мне никто книжек не покупал. В процессе незаметно для себя начинаешь подражать взрослым, вставать вместе с ними, петь. После пятого собрания мне дали наставницу, ту же, что и подружке. Тогда же мне велели принести все православные иконы из дома, чтобы сжечь в собрании. Когда моя мать узнала, то в подробности вдаваться не стала, мол, хочешь – ходи. И полтора года шесть раз в неделю по часу я занималась изучением Библии, журналов. А на седьмой день ходила в собрание. Давали очень много литературы для самостоятельного чтения, фактически каждый день зубрила по пятнадцать страниц текста. В итоге я отвернулась от школы, потому что самым главным стало учить именно то, что требуется в собрании.

Секты и их жертвы. Часть I

Сначала нас с Катей учила мастерству агитировать на улице наставница. Мы вместе ходили по улицам и смотрели, как правильно объяснять истину. Потом сами уже легко раздавали пачку журналов каждый день. Мы верили, что спасаем людей от неминуемой гибели.  Нам объясняли, что во время конца света все плохие люди умрут, останутся только свидетели Иеговы. Но многие просто не знают, что они «наши», их можно еще спасти, вытащить из плохого мира. И они тоже будут вечно жить. Наставница все время повторяла, что Бог, когда сойдет с неба, будет казнить всех плохих людей, то есть всех несвидетелей. А мы ему поможем, принося их в жертву, чтобы убрать все зло под землю. Все во благо нового мира.

Тогда я не задумывалась, что, исходя из описанной теории, твоих родителей, одноклассников, которые не относятся к свидетелям, убьют у меня на глазах. Думала, что так и надо. Ведь они не верят, не хотят принять Иегову! Мои родители-алкаши не вписывались в новый мир, они были для меня «плохими», и я нормально относилась к тому, что во время Армагеддона их убьют. И таких, как я, детей, в нашем собрании было очень много, конечно, большинство приходили без родителей. Девяностые годы, у большинства родители пили, а тут и в школу могли собрать. Помню большую копилку – прозрачный ящик, наполовину оклеенный черной бумагой. И всегда он был набит купюрами. Я не представляла, где в те времена люди брали столько денег?! Еще помню, что обязательно надо было покупать литературу и платить десятину с любого своего дохода.

О светских праздниках и речи не могло быть. Нам внушали, что это большой грех, что их придумал Сатана.

После полутора лет таких внушений школа отодвинулась на десятый план. И меня из-за неуспеваемости перевели в другую, рангом ниже. Никто не стал разбираться, почему я плохо учусь. Зато новый класс оказался настолько дружным, что я приходила в школу, как в дом, где меня ждут. Мне стало там интереснее, чем в собрании. Я перестала изучать религиозную литературу.  Моя наставница сказала, чтобы я передохнула, и начнем снова, потом приходила ко мне в школу, домой. Помню, что даже скрывалась от нее. Не могу сказать, что я сразу порвала, полгода я еще мучилась. Уходить очень страшно. Представь, из хорошего мира уйти в никуда. А потом мы переехали, и меня потеряли из виду".

В Костанае ОФ «Центр помощи пострадавшим от деструктивных религиозных течений» вырабатывает схему выхода и помощи адептам сектантских течений совместно с психологами Кризисного центра для пострадавших от насилия Костанайской областной психиатрической больницы.

Секты и их жертвы. Часть I

Благодаря таким усилиям, из различных деструктивных культов было выведено 300 человек, по 36 обращениям были заведены административные и уголовные дела. На первый взгляд цифры кажутся скромными, но российские коллеги Юлии Денисенко считают, что казахстанские НПО в борьбе с деструктивными культами занимают первое место в СНГ.   

Секты и их жертвы. Часть I

По данным исследования КИСЭИП, главная причина, по которой люди приходят к вере, – это контакты и беседы с верующими людьми. Вторая – самостоятельный путь, изучение религиозной литературы. Это означает, что рост религиозности населения происходит во многом за счет миссионерской и проповеднической деятельности, рекрутирование верующих осуществляется, как правило, через контакты и беседы.

В прошлом году успешные в России неопятидесятники или харизматические организации планировали отпраздновать всеказахстанскую евангелизацию (обращение в свою новую веру), которая провалилась, несмотря на мощное финансирование. В этих организациях существует даже специальный вид пожертвований – «среднеазиатская миссия», когда человек дает обещание вносить определенную сумму денег для достижения этой цели.

Секты и их жертвы. Часть I

– Очень трудно играть на опережение, когда та сторона обладает колоссальными денежными ресурсами, а отсюда и литературой, и собственными телевизионными каналами,  и интернет-сайтами. А в некоторых фондах по борьбе с культовой зависимостью объем ежегодного финансирования составляет немногим более одного миллиона тенге. Учтите, что это не только зарплата, а еще и целый ряд мероприятий, издание литературы, аренда офиса. То есть отчасти мы работаем на  энтузиазме, – рассказывает Юлия.

И еще одна проблема: не только в НПО, но и в государственных органах не хватает специалистов-теологов, а те, что есть, загружены работой на пять лет вперед. 

Секты и их жертвы. Часть I

Часто можно услышать о волшебных исцелениях в харизматических церквях. Хромые начинают ходить, слепые прозревают. На собрания приходят с головной болью, а уходят вприпрыжку. Пастор помолился, возложил руки, и человек, который страдал ревматизмом, заявляет, что у него не болит ни один сустав.

«Но я задаюсь вопросом: если эти пасторы имеют такой дар, почему они не идут в больницы? – удивляется президент Ассоциации. – Если они поднимут на ноги хоть одного умирающего, в их церковь выстроится очередь и не потребуется больше, чтобы приезжали западные миссионеры, чтобы вкладывали огромные деньги в различные миссионерские кампании. Люди сами будут идти за исцелением, люди сами уверуют. Очевидно, что все эти целительские практики строятся на психосоматических критериях. Зачастую исцеление является лишь определенной формой внушения или самовнушения, которое действует лишь на короткое время, а после человек впадает в глубочайшую депрессию. Но, возвращаясь в собрание, он не может «дать заднюю», он обязан говорить, что исцелился, обязан надевать маску успешного и здорового человека. Иначе собрание воспримет его как грешника. Если не все в порядке – ты грешен, значит, что-то не так, раз тебя не коснулся Бог. Это такие внутренние устои харизматических общин, которые обязывают адепта следовать определенному поведению, принятому в группе».

Секты и их жертвы. Часть I

Центр социально-психологической и правовой помощи «ВИКТОРИЯ», при НУ «Центр Социальных Исследований»в Караганде является одним из сильнейших и активных  членов Ассоциации.

На базе центра «Виктория» работает первый и единственный в стране реабилитационный центр стационарного типа, где предоставляются специальные социальные услуги для людей, пострадавших от негативного религиозного воздействия.

Секты и их жертвы. Часть I

Центр финансируется за счет  государственного социального заказа.

Люди, считающие себя пострадавшими от негативного религиозного воздействия, проходят трехмесячный курс реабилитации, где комплексно получают психологическую, религиоведческую и юридическую помощь.

Секты и их жертвы. Часть I

Реабилитация бывшего адепта может длиться несколько долгих лет, это сложный и трудно-контролируемый процесс. Реабилитация, когда пациент находится под круглосуточным наблюдением опытных психологов, позволяет ускорить выход из тяжелого депрессивного состояния.  

Секты и их жертвы. Часть I

Рассказывает директор центра Виктория Артемьева: 

– Мы стараемся индивидуально разобраться в каждой ситуации, и если человек действительно пострадал от негативного религиозного воздействия, то мы рекомендуем ему пройти у нас бесплатный курс реабилитации.

Секты и их жертвы. Часть I

– На прошлой неделе выписалась женщина, которая много лет являлась прихожанкой одной из нетрадиционных для Казахстана религиозных объединений, два года она приходила к нам на психологические консультации. Как только ей становилось легче, она переставала приходить, но через некоторое время кризис повторялся, и она возвращалась к нам. И когда так произошло несколько раз, мы предложили ей пройти интенсивную психологическую реабилитацию в нашем центре. Сейчас она вернулась в семью, к мужу и детям. И чувствует себя прекрасно. 

Секты и их жертвы. Часть I

В последнее время нетрадиционные религиозные объединения, в особенно неопротестантские, стараются открыть так называемые реабилитационные центры для алкоголиков и наркоманов. Круглосуточный труд, бесконечные молитвы и  жестокое обращение в воспитательных целях– это основные  инструменты реабилитации в таких приютах.

Секты и их жертвы. Часть I

- Когда мы просим пасторов объяснить, каким же образом происходит реабилитация, мы не можем добиться ответов, и жертвы по-прежнему продолжают поступать в наш центр. Очень сложно привлечь к ответственности лидеров религиозных объединений, так как пострадавшие сами в социально-правовом плане не защищены, у них нет не только жилья, но и документов, подтверждающих их личность, следовательно, написать заявление в полицию, чтобы привлечь к ответственности религиозного лидера, хотя бы за использование рабочей силы, без оплаты труда они не могут, - говорит Виктория.

Секты и их жертвы. Часть I

Подопечные центра Наташа и Константин попали в трудную жизненную ситуацию: лишившись по вине черных риелторов своих квартир, они оказались на улице и поэтому, с их слов, были вынуждены пойти в реабилитационные центры христианской миссионерской церкви «Грейс» и «Новая жизнь».

Секты и их жертвы. Часть I

«Было время, когда я зарабатывал хорошо, особенно, когда работал резчиком по металлу на металлобазе в Майкудуке. Но фирма обанкротилась, я остался без работы, потом потерял удостоверение. Старался найти жилье, работу, восстановить документы. Временно устроился в корейское кафе, как оказалось, принадлежавшее церкви «Грейс», также я работал в их реабилитационном центре, убирал двор, топил печи, ухаживал за территорией. Меня за это кормили, и давали ночлег. Мы молились с 7 до 9 утра каждый день, а по выходным – с 8 до 12 или даже дольше. В это время у них идут все мероприятия в комплексе: богослужения, крещения, концерты, чаепития. Собиралось больше 300 человек, было много молодежи от 14  до 35 лет, после богослужений молодежь ходила на занятия, говорили, что они учатся на пастора и потом смогут уехать в Россию, Германию и другие страны.

Однажды я привел к ним парня, друга своего, для интереса. Он два раза сходил и говорит мне: ты что, оттуда прямая дорога в психушку. Да я и сам уже начал догадываться.

Секты и их жертвы. Часть I

Раньше, когда я читал Библию, смысл был простой и понятный,  это все-таки слово Божие, а в журналах и проповедях «Грейс» – все перемешано. Тут же смеются, прыгают, молятся, плачут от любви к Богу, такое истеричное, странное поведение у них, а когда  выходят из церкви, сразу спадает маска, кто-то курит, кто-то пьет. И нигде я не видел, чтобы церковь содержала кафе, где продают спиртные напитки и сигареты. Этим они вовлекают  других людей в грех. Теперь я стараюсь обходить их.  Я часто читаю Библию, и там описано время, похожее на то, в котором мы живем, – время лжепророков». 

Секты и их жертвы. Часть I

«После того, как я оказалась на улице, я нашла временный приют в полуразрушенном подвале многоэтажного дома, но зимой там было невыносимо холодно, и даже приходилось выпивать, чтобы не замерзнуть.  Когда я обратилась за помощью в реабилитационный центр для лиц без определенного места жительства,  меня там не пустили даже на порог. Мне пришлось снова  вернуться в подвал. И так получилось, что мне предложил помощь незнакомый мужчина, он привел меня в приют «Новая жизнь», где жили другие люди, которым также, как и мне, некуда было идти.

Секты и их жертвы. Часть I

Но в этом приюте я недолго прожила. Мне приходилось работать круглыми сутками – там был цех, мы готовили пирожки, беляши, чебуреки, гамбургеры и хот-доги. Спать нам приходилось от силы час-полтора в сутки. Все остальное время - изнурительный труд. Даже на молитвы отводилось минут сорок, все свободное время занимала трудотерапия. За это мы не получали ни копейки. Работали за кусок хлеба и крышу над головой. Однажды при мне, жена пастора избила и выгнала женщину, за то, что та возмутилась условиями  работы. Через некоторое время сбежала и я, так как уже не могла терпеть все это.

Секты и их жертвы. Часть I

В этом центре я живу пятый месяц, после систематической работы с психологами центра, я сумела вновь найти в себе силы начать новую жизнь. Здесь мне помогли устроиться на работу – на автомойку, оформляют документы и обещают поддержку, которая так нужна мне.

Продолжение следует. Оставайтесь с нами!

Поделись
Райхан Рахим
Райхан Рахим
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000