VOX POPULI Виктор Магдеев 23 января, 2013 10:15

Уштобе. Не станция, а город!

Уштобе - небольшой населенный пункт в Алматинской области, на реке Каратал. В первую очередь он известен тем, что стал второй родиной для корейцев, депортированных в казахские степи с Дальнего Востока в трагическом 1937 году. Как-то в разговоре с местными жителями я назвал Уштобе станцией, местные жители обиделись и поправили: "Мы - город!" 
Уштобе. Не станция, а город!

Знакомство с Уштобе началось с привокзальной площади, на которой крутятся таксисты, готовые отвезти вас в ближайшие поселки и города за минимальную плату. Например, одно место в машине до Талдыкоргана (около 50 км) стоит всего 500 тенге. 

Уштобе. Не станция, а город!

В самом Уштобе тоже удобнее передвигаться на такси. Вызов и поездка в черте города обойдется максимум в 200 тенге. Официальных таксистов в городе немного, в основном "частники" - местные таксуют для дополнительного заработка. 

Уштобе. Не станция, а город!

Так я познакомился с Андреем Москалевым, который родился и вырос в Уштобе.

- Летом на полях работаем, тяпкой и мотыгой. Продукцию с поля сдаем перекупщикам или сами везем в ближайшие города, например, в Алматы. А зимой работы нет, вот я и сажусь за баранку, что еще остается делать. 

Уштобе. Не станция, а город!

Андрей организовал мне экскурсию по городским достопримечательностям,  на все про все у нас ушло 15 минут.

Уштобе. Не станция, а город!

Главные "туристические" места здесь - это надпись "Уштобе" при въезде в город и...

Уштобе. Не станция, а город!Уштобе. Не станция, а город!

Во времена СССР в Уштобе работал завод сельхозмашиностроения и единственная в стране юртостроительная фабрика. В 1988 году уштобинские юрты даже отправляли в Армению, где они стали временными домами для жертв разрушительного Спитакского землетрясения. Сейчас эти предприятия не работают. Большая часть населения занята в сельском хозяйстве. Максимальная заработная плата в полях - 1000 тенге в день. А летом молодежь соглашается трудиться и вовсе за 750 тенге, и это учитывая, что рабочий день длится с раннего утра и до поздней ночи. 

Уштобе. Не станция, а город!

Еще один кормилец для уштобинцев - базар. Он находится на привокзальной площади, огорожен железными контейнерами и никак не обогревается. Зимой многие не выходят на работу из-за холода, а более стойкие не жалуются - нужно же как-то зарабтывать на жизнь.

Уштобе. Не станция, а город!

Хозяйка лавки с фруктами Лиля Ким - дипломированный инженер. В 1995 году она потеряла работу и вышла на рынок, с тех пор торгует "витаминами". Как и большинство местных корейцев, она потомок депортированных с Дальнего Востока. Ее бабушку с отцом выслали, подозревая в шпионаже, без права на возвращение.

 

Уштобе. Не станция, а город!

Кстати, фрукты в Уштобе привозные, из Алматы. Яблоки и мандарины стоят от 250 до 350 тенге за килограмм.

Уштобе. Не станция, а город!

В целом цены не сильно отличаются от алматинских. Картофель - 80-100 тенге.

Уштобе. Не станция, а город!Уштобе. Не станция, а город!

Мясо - от 1300 тенге. 

Уштобе. Не станция, а город!

Чтобы получить более полное представление об уровне местных цен, я посетил еще несколько заведений. Днем в уштобинском компьютерном клубе мало людей, но по вечерам здесь собирается молодежь, которая любит поиграть с друзьями в «стрелялки» по сети. Час такой игры обойдется в 60 тенге, как в старые-добрые времена, когда компьютерные клубы только-только начали появляться в Казахстане.

Уштобе. Не станция, а город!

Сунгат приходит поиграть в компьютерный клуб раз в два дня. Его любимая игра - GTA, в которой можно абсолютно безнаказанно красть чужие автомобили и убивать людей. Как и многие мальчишки его возраста, он мечтает об айфоне и айпаде.

Уштобе. Не станция, а город!

В салоне красоты при гостинице "Бахыт и Ко" (очень популярном среди местных жителей) можно хорошо и недорого подстричься. Женская стрижка с укладкой обойдется в 500 тенге, а мужская - в 300. 

Уштобе. Не станция, а город!

Татьяна Ким, дочь одной из жертв репрессий, работает в салоне уже 7 лет. Мечтает накопить денег и переехать с сыном в Алматы. 

Уштобе. Не станция, а город!

Кафе "VIP" расположено в центре города и считается одним из лучших.

Уштобе. Не станция, а город!

Цены существенно отличаются от алматинских. За 500 тенге можно заказать мясное блюдо.

Уштобе. Не станция, а город!

А за 100 тенге - практически любой гарнир.

Уштобе. Не станция, а город!Уштобе. Не станция, а город!

Вкусный ужин в лучшем ресторане города обошелся мне в 1012 тенге.

Уштобе. Не станция, а город!

Впрочем, сейчас кафе переживает не лучшие времена. Виктория работает здесь давно и рассказывает, что раньше они обеспечивали едой все съезды областных акимов и выезжали на курсы повышения квалификации в областные центры.

Уштобе. Не станция, а город!

А сейчас в лучшем городском кафе пятничный вечер проходит вот так.

Уштобе. Не станция, а город!Уштобе. Не станция, а город!

Уштобинский мелькомбинат является одним из главных поставщиков муки в области. 

Уштобе. Не станция, а город!

Предприятие было полностью модернизировано и теперь перерабатывает до 100 тысяч тонн зерна в сутки.

Уштобе. Не станция, а город!

Ручной труд здесь давно ушел в прошлое, рассказывает главный механик комбината Олег Пак. Более 12 лет он отвечает за техническую сторону производства.

Уштобе. Не станция, а город!

Весь комплекс работ - промывка, обработка, очистка и переработка зерна - контролируются на главном пульте управления. Диспетчер внимательно следит за работой каждого цеха и лишь при необходимости в нее вмешиваются специалисты. 

Уштобе. Не станция, а город!

Главный электрик Некрасов - один из старожилов мелькомбината, он трудится здесь более 13 лет и лично контролирует процесс управления из главного пульта комбината.

Уштобе. Не станция, а город!

Интересно было наблюдать, как эта машина очищает муку от разного мусора, который может попасть туда в процессе производства.

Уштобе. Не станция, а город!

На этих весах мука автоматически взвешивается и упаковывается в мешки. 

Уштобе. Не станция, а город!

Начальник охраны Евгений Ли отвечает за безопасность на комбинате и следит за контрольно-пропускным пунктом. Он коренной уштобинец в третьем поколении, его дедушку и бабушку тоже выслали сюда во время сталинских репрессий 1937 года.

Уштобе. Не станция, а город!Уштобе. Не станция, а город!

В 2009 году в Уштобе появилась первая теплица. Ее строительство профинансировало правительство Южной Кореи, после того, как президент Ассоциации корейцев Алматинской области озвучил эту идею на всемирном съезде корейцев, проживающих вне Кореи, который проходил в Сеуле. 

Уштобе. Не станция, а город!

Сейчас в теплице выращивают только огурцы, раньше еще выращивали помидоры-черри.

Уштобе. Не станция, а город!

Гаухар зимой работает в теплице, а летом - в поле. Очевидно, что ей больше нравится работать зимой, в "тепличных условиях", хотя эта работа тоже не из легких.

Уштобе. Не станция, а город!

Ким Хак Су приехал из Южной Кореи и уже 2 года живет в Уштобе. Он был отправлен для обучения и консультации местных работников теплицы. Мистер Ким до сих пор не знает ни слова ни по-казахски, ни по-русски и общается с помощью переводчиков. Кстати, зарплату в Казахстане он не получает. 

Уштобе. Не станция, а город!

Корейский специалист показывает, как устроена система подогрева почвы. Благодаря этому маленькому прибору, температура в теплице всегда поддерживается выше 20 градусов. 

Уштобе. Не станция, а город!

"Сан Саныч" работает в теплице на нескольких должностях: он и сторож, и электрик, и с рассадой поможет, в общем, и швец, и жнец... Урожай недавно сняли и сейчас высаживают новые семена.

Уштобе. Не станция, а город!

Урожай огурцов собирают два раза в год. При выращивании не используют никаких химических добавок, а удобряют нарезными стеблями риса. К сожалению, тепличные огурцы не могут конкурировать с привозными по цене. Их себестоимость дороже, а местные жители всегда предпочитают дешевизну качеству.

Уштобе. Не станция, а город!

Меня угостили свежей продукцией, еще и передали с собой в дорогу презент для алматинцев – пакет хрустящих огурчиков.

Уштобе. Не станция, а город!

Местная школа-гимназия № 51, которая носит имя Героя Советского Союза Сергея Морозова, выглядит неприметно.

Уштобе. Не станция, а город!

Но зато оснащена очень достойно, по последним требованиям системы образования.

Уштобе. Не станция, а город!Уштобе. Не станция, а город!

Впрочем, в школе чтят и традиции: есть музей боевой славы, а в конце учебного года самому лучшему классу вручается переходящий кубок Морозова.

Уштобе. Не станция, а город!

В этом году администрация школы дала возможность каждому классу заказать форму на свое усмотрение. Ученицы этого 9 класса выбрали строгие тона.

Уштобе. Не станция, а город!

А параллельного - наоборот, яркие.

Уштобе. Не станция, а город!

Ученицы 10 класса заказали форму в Алматы. Девочки с удовольствием позировали, и было видно, что своим внешним видом они очень довольны. К тому же решилась проблема с бунтовщиками, которые раньше отказывались носить единую школьную форму.

 

Уштобе. Не станция, а город!

У меня сложилось мнение, что юные уштобинцы любят свою школу и свой город, но, как и многие подростки в их возрасте, мечтают вырваться из глубинки, уехать в Алматы и продолжить учебу там. Они тревожатся за свое будущее, боятся остаться без перспективной работы. 

Уштобе. Не станция, а город!

Единственная возможность продолжить образование в самом Уштобе - это профессиональный лицей № 16 Каратальского района. Сейчас в лицее обучаются 305 человек.

Уштобе. Не станция, а город!

Специальностей пять: электро-газосварщики, трактористы-машинисты, электромонтеры, каменщики, повара. 

Уштобе. Не станция, а город!Уштобе. Не станция, а город!Уштобе. Не станция, а город!

Кстати, учащихся лицея в местной столовой кормят совершенно бесплатно. Ребята не так сильно зависят от родителей пока приобретают профессию и не могут самостоятельно зарабатывать. 

Уштобе. Не станция, а город!

В профлицее большое внимание уделяется спорту. Особенно в почете волейбол, тяжелая атлетика и бокс. Сборная по волейболу не раз побеждала на областных чемпионатах, а тяжелоатлеты и боксеры принимали участие в международных соревнованиях.

Уштобе. Не станция, а город!

Люба – будущий повар, входит в сборную лицея по волейболу. Волейбол - это ее вторая страсть после кулинарии, она часто участвует в соревнованиях. А профессией повара решила овладеть больше для себя, хочет научиться готовить для своего будущего мужа и детей. 

Уштобе. Не станция, а город!

Учитель по физкультуре Галина Тен преподает в лицее 11 лет и говорит, что Уштобе и, в частности, этот спортивный зал воспитали много достойных спортсменов. Кстати, тяжелоатлеты Владимир Седов - чемпион мира 2009 года и Сергей Филимонов - серебряный призер Олимпиады 2004 года родом именно из этого города.

Уштобе. Не станция, а город!

Мой рассказ про Уштобе был бы неполным, если бы я не отправился в гости по адресу: переулок Гагарина, дом 2. 

Уштобе. Не станция, а город!

Здесь живет бабушка Тигай Сун Ок, и ее считают живой легендой Уштобе. 

Уштобе. Не станция, а город!

В 1937 году по распоряжению Сталина 172 тысячи этнических корейцев были выселены с приграничных районов Дальнего Востока и депортированы в Казахстан. Людей вывозили вагонами и высаживали в голой степи, у них не было ни крыши над головой, ни теплых вещей. Голыми руками корейцы сооружали себе жилье, многие не выдерживали и гибли от лютых морозов.

Уштобе. Не станция, а город!

Сейчас на этом месте в 10 минутах езды от Уштобе находится мемориал памяти и могилы тех,  кто не смог пережить суровую зиму 1937 года.

Уштобе. Не станция, а город!

Сун Ок выжила в те тяжелые времена и по сей день живет в Уштобе. Сейчас ей 92 года. Несмотря на свой возраст, бабушка вспоминает события тех лет так, как будто это случилось вчера. 

Уштобе. Не станция, а город!

Сначала на глазах 15-летней девочки забрали и увезли в неизвестном направлении ее отца и братьев. А потом их с мамой и другими семьями посадили в неблагоустроенный душный вагон и увезли из родных мест. До Казахстана они добирались месяц. В дороге ели рисовые лепешки и подгоревший рис – «нурунди». В то время никто не знал, почему их привезли именно в Уштобе.

Уштобе. Не станция, а город!

Жили в ужасных условиях, использовали солому вместо матрасов и одеял, топили мазанки кизяком, чистили арыки, занимались земледелием. Казахи, узнав, что в десяти километрах от Уштобе на необжитые земли выбросили целые семьи корейских женщин, детей и стариков, стали носить им еду - лепешки и молоко. Так местные помогли депортированным выжить, спасли многих от голодной смерти, - вспоминает бабушка.

Уштобе. Не станция, а город!

Когда появились первые колхозы, Сун Ок (ей было 17 лет) выучилась водить трактор, чтобы работать и хоть как-то помочь своей матери. Поначалу хрупкую девушку не хотели брать на курсы, но она добилась своего и через 2 года управляла большой машиной не хуже коллег-мужчин. Всю жизнь она не гнушалась любой работы - трудилась трактористом, дояркой, чистильщицей арыков, занималась земледелием. Даже на пенсии она продолжала заниматься общественной работой и возглавляла совет старейшин «Ноиндан» в Каратальском районе. 

Уштобе. Не станция, а город!

Сун Ок воспитала двух сыновей и четыре дочери. Дочь Ася летом трудится в поле, выращивает рис в местном фермерском хозяйстве, а зимой выходит торговать на рынок. Также она продолжает дело матери - занимается общественной работой. Они живут в большом, светлом и очень уютном доме.

Уштобе. Не станция, а город!

Внуки - их у Сун Ок 10 и 11 правнуков - уже давно выросли и разъехались, кто куда, но стараются как можно чаще навещать любимую бабушку.

Уштобе. Не станция, а город!

В прошлом году наша героиня перенесла перелом тазобедренной кости, и из-за того, что кость неправильно срослась, бабушка передвигается по дому с помощью ходунков. Но это не мешает ей оставаться самостоятельной. Когда я увидел, как бабушка пытается пойти в другую комнату, еле-еле передвигаясь при помощи ходунков, я предложил ей помощь. Но дочь Ася одернула меня и сказала, что Сун Ок может обидеться - она привыкла все делать сама! И в этом секрет ее долголетия.

Уштобе. Не станция, а город!

Бабушка достает вырезки из газет, фотографии своей молодости, рассказывает о пропавших без вести родных, которых так и не удалось найти... А когда она устает, то разговор поддерживает ее дочь, которая бережно хранит в памяти все, что услышала от своей матери. 

Уштобе. Не станция, а город!

Книга "Забытые песни о главном" (корейские фольклорные песни в СНГ) была написана при участии Сун Ок - издатели специально приезжали из Кореи, чтобы послушать и записать песни в ее исполнении.

Уштобе. Не станция, а город!

Загнутые страницы в книге - это те песни, которые Сун Ок напевала создателям этого песенного сборника. И в этой книге таких страниц больше тридцати! 

Уштобе. Не станция, а город!

В этой семье очень бережно чтят традиции, поэтому прожив столько лет в Казахстане, Сун Ок предпочитает разговаривать на своем родном языке. Все дети тоже свободно владеют корейским, а вот внуки уже знают его чуть хуже, но с бабушкой стараются говорить на языке своих предков, чтобы не обижать ее. 

Вот и наша беседа с Сун Ок шла на корейском, а Ася была переводчицей. К концу встречи бабушка утомилась отвечать на мои вопросы, повернулась ко мне и на ломаном русском сказала: «А давай я лучше спою».

Поделись
Виктор Магдеев
Виктор Магдеев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000