VOX POPULI Полина Шиманская 8 марта, 2015 12:55

8 женщин

8 женщин
Женщины, о которых мы хотим вам рассказать, никогда не попадали на страницы таблоидов, их не называют иконами стиля, их не приглашают на светские вечеринки. Эти женщины делают свое дело тихо и скромно. Но именно на плечах таких, как они, и держится наш мир. В связи с праздником Vox Populi рассказывает о символичной восьмерке Женщин с большой буквы.

В сорок лет жизнь только начинается

Это точно про Модангуль Тагбергенову. Когда ей исполнилось 40 лет, жизнь развернулась на 180 градусов. До того времени она растила детей, вела хозяйство и работала банальным химиком. Из-за проблем со здоровьем ей пришлось радикально поменять поле деятельности. Из-за постоянного контакта с реактивами у Модангуль Маруповны началась аллергия. Дело дошло до оформления инвалидности. Модангуль решила не сдаваться и занялась своим здоровьем – начала бегать, обливаться холодной водой. Бросила свою диссертацию, над которой долго корпела, и увлеклась совершенно новым для себя делом – освоила профессию патентоведа, заочно окончив для этого институт. Сейчас эта женщина – владелец собственного агентства интеллектуальной собственности и Евразийский патентный поверенный номер один.

– В жизни и работе должен быть интерес. Меня захватило новое дело. Сначала просто оформляла заявки на изобретения. Конкуренции у меня не было, я много училась, в итоге участвовала в написании двух законов о патентах и в создании независимого патентного ведомства в Казахстане. В девяностых годах еще никто толком не понимал, что такое товарный знак, эмблема, зачем нужно патентовать свои марки и изобретения. Бывали курьезные случаи – например, авиакомпания не хотела менять свою старую, еще советскую эмблему. Только когда их самолеты со знаками несуществующей страны не приняли в Китае, владельцы компании задумались о смене логотипа. Каждый день я сталкиваюсь с совершенно разными сферами, будь то рынок моды или автомобилестроения, вникаю в тонкости этих отраслей – каждый день обучаюсь чему-то новому.

Любимые слова Модангуль Маруповны – "двигаться", "не бояться", "шевелиться", "работать".

– В советские годы я всегда хотела поехать за рубеж, но мне не давали разрешение. В итоге я решила вопрос через знакомых и поехала-таки в круиз по Средиземному морю. В те времена валюту меняли в ограниченном количестве, нам дали только 33 доллара на посещение пяти стран. Это было так унизительно, в Италии перед нами закрывали магазины, потому что все знали – советские люди не покупают, а только смотрят. Я тогда всем восхищалась, но про себя думала, что это моя первая и последняя поездка. Однако прошло несколько лет, и я уже поехала на стажировку в Женеву. Позже объездила полмира, бывала даже в Австралии, Южной Африке, Америке, Японии, встречалась с сотнями интереснейших людей, участвовала в различных конференциях и международных судебных процессах.

Все зависит только от нас самих, твердит эта бесстрашная женщина. Она ежеминутно работает над собой, занимается спортом, учит языки, ходит в горы. Больничные бюллетени для нее непозволительная роскошь.

– Надо выходить из зоны комфорта, чтобы быть успешным. Ни в коем случае нельзя терять интерес к своему делу, надо постоянно шевелиться, тогда придет успех.

"Чижик"

Сейчас, глядя на эту статную женщину, никто и не догадается, что 30 лет назад она была бойцом отряда специального назначения, прыгала с парашютом, стреляла, вытаскивала на себе с поля боя бойцов. "Чижик" – таким был позывной Алтынай Рустембековой на афганской войне. Когда Алтынай забросили в Кандагар, ей было всего 20 лет.

– Оказалась там по любви. Я училась на медсестру и познакомилась на танцах с парнем-таджиком. Мы встречались, пока его служба не закончилась; родители не дали нам сыграть свадьбу, вот я и решила поехать в Афганистан, чтобы встретить его в процессе службы. В итоге мы так и не увиделись, а я сначала попала в школу отряда специального назначения, а потом на войну. Я тогда этого толком и не понимала, для меня это была романтика – враги, десант, диверсии, спецзадания.

Выполняла все, что приказывали – и в разведке служила, и бойцов лечила, и "груз-200" домой сопровождала.

– Самое страшное было везти эти гробы, слышать женский вой и пытаться как-то объяснить родным погибших, что случилось. Сейчас, когда кто-то при мне жалуется на тяжелую жизнь, я вспоминаю, как солдаты умоляли не отрезать им ноги и руки, как мы складывали конечности в цинковые гробы. Как от некоторых бойцов оставался только жетон. Как на наших глазах душманы отрезали головы пленным и забрасывали на нашу территорию, как нам надеть было нечего – придерживали штаны руками и ходили босиком. Сама удивляюсь  столько лет прошло, а я не могу все это забыть. Родные говорят, что я долго рвалась в бой и кричала во сне. Я ведь после двух лет службы пришла вся седая. В 22 года.

Уже после войны она продолжила службу в правоохранительных органах. Сослуживцев еще долго пугали ее бесшумная походка и тяжелый взгляд. Алтынай молчала 30 лет, потому что подписывала договор о нераспространении информации, и только сейчас решилась рассказать о том, что ей пришлось пережить.

– Я не женщина была, а боец, приняла присягу родине. Пусть мы проиграли, но мы выполнили свой долг. Если бы сейчас пришлось прожить жизнь заново, я бы ничего не меняла. На войне было тяжело, но я была нужна там. Это было лучшее время в моей жизни, там я влюбилась, вышла замуж. Когда мы вернулись домой, все говорили – вас никто туда не заставлял идти. Муж погиб уже в мирное время, при исполнении спецзадания. Я одна растила троих дочерей, но ни на что не жалуюсь.

Сейчас у Алтынай пять внуков, но полностью стать классической бабушкой она еще не готова – активно занимается общественной работой, помогает своим однополчанам. Надеется, что когда-нибудь расскажет больше о том, что пережила.

"Дюймовочка"

То, что рассказала воин-интернационалист Наталья Иванова, не укладывается в голове. Кажется, что такое может быть только в самых жестоких боевиках.

– Я из семьи военнослужащих: папа – подполковник, мама – военный врач. Мы постоянно мотались по разным частям, поэтому моими первыми игрушками были автоматы и пистолеты. В 15 лет я стреляла лучше офицеров. Как раз в то время набирали бойцов в разведшколу. Меня позвали в Москву, я согласилась. Навыки, которые я получила в разведшколе, сотни раз помогали мне сберечь жизнь. Нас даже на острова забрасывали, где нужно было продержаться без воды и еды полтора месяца. Как-то ночью в казарму прибежал лейтенант, приказал собирать вещмешок. Нас посадили в самолет, и только через несколько часов я узнала, что мы летим в Кандагар. Самое страшное было – прыгнуть с парашютом, потом я уже ничего не боялась.

– В Афганистане я прослужила 6 лет. Я была командиром, в моем подчинении были даже тридцатилетние мужчины; я, молодая девчонка, многих раздражала, но уже в первом бою я показала себя. Мой вес тогда был всего 46 кг, обмундирование весило больше меня, но я все равно стреляла лучше всех. Из-за того, что целилась в левый глаз и попадала очень часто, меня прозвали сначала "Дюймом", а потом уже ласково "Дюймовочкой". За время войны у меня было 4 контузии, остались 2 осколка в голове и 4 в спине, я подорвалась на мине, потеряла ногу. Но человек может все, это я знаю точно. После ранения попала в плен, пряталась в яме с трупами. Помню день своего освобождения  сначала слышала взрывы, потом была тишина, и тут неожиданно я услышала русскую речь. Я закричала, но солдаты меня не услышали. Но заметили, как из ямы торчит моя вытянутая рука. Меня, вернее то, что от меня осталось, тут же погрузили в вертолет. Было много операций, я выжила, но потеряла ногу. Что помогло мне выжить? Желание рассказать о своей 59 роте, из которой я осталась, похоже, одна. Жизнь потом непросто складывалась  инвалидность, безработица. Но я не отчаивалась. Занималась рукоделием, работала няней в детском саду. Я ни капли не жалею о своей жизни. Я счастливый человек, плачу редко и только по погибшим ребятам.

Лучшая мама лучших сыновей

Как воспитать детей, чтобы они не оставили тебя в доме престарелых? Как ни странно, но ответ на этот вопрос дает Маргарита Фридман, проживающая в социальном доме. Перед тем, как давать интервью, 94-летняя старушка тщательно к нему готовится:

– Если вы меня покажете так, как меня показали на канале "Алматы", я буду ругаться. Не надо думать, что, если мне 94, то я не забочусь о том, как выгляжу.

А выглядит она превосходно: укладка, легкий макияж, дорогой костюм, все в меру и со вкусом. В социальном доме Маргарита Фридман оказалась по собственной воле. Дети давно уехали в Москву, муж умер, жить одной стало небезопасно, но переезжать к детям она категорически отказывается:

– Я в Алматы с 1929 года, вся жизнь прошла тут, и я ничего не хочу менять. Москву не люблю, а дети приезжают ко мне по несколько раз в год. У меня все есть, я полностью обеспечена, зачем мне еще квартира в таком возрасте? Здесь за мной ухаживают, кормят, есть общение, я отдала за это квартиру, – отрезала она.

– Обиды на детей не держите?

– У меня самые лучшие в мире сыновья, и я знаю, как надо воспитывать детей, чтобы они не бросили вас в старости. Никогда нельзя вмешиваться в их жизнь, нужно уважать их, даже когда они совсем еще маленькие. Мы даем детям жизнь, мы можем их направлять, но прожить ее они должны сами, со своими ошибками и достижениями. У меня был такой случай: сын, когда еще был подростком, задержался на улице допоздна, и мы с мужем пошли его искать. Увидели с друзьями в парке, но я не стала отчитывать его при всех. Легонько взяла его за хлястик пальто и увела в сторонку. Говорю: "Сынок, уже поздно, идем домой". Он отказался, потому что ему надо было проводить девушку, которая к тому же жила далеко. Я не стала возражать, чтобы не потерять его доверие. Вернулась домой, очень переживала, простояла всю ночь на балконе, пока он не вернулся. Нужно любить своих детей и уважать их.

Общаться с Маргаритой Васильевной – одно удовольствие. По жизни эта маленькая женщина – оптимист, хотя пережить пришлось многое.

– Я на войну ушла добровольцем. Поскольку училась в институте связи, то пошла в связисты; но когда узнала, что обучать будут полгода, решила перевестись на морзистов, там учили всего 2 месяца. Понимаете, времена такие были, мы все были патриотами. Я боялась, что война без меня закончится, и написала несколько запросов напрямую генералу. Меня за это посадили на десять суток, это же несоблюдение субординации. Когда пригрозила, что сбегу на фронт, все-таки перевели в морзисты.

– А что скажете про нынешнюю молодежь?

– Знаете, раньше я волновалась, что нынешнее поколение – потерянное. Но сейчас я вижу, что они становятся патриотами. Приходят к нам, ветеранам, и не только на 9 мая. Вижу, что им интересно, что для них тоже существует долг и честь. Все будет хорошо и с нами, и сними.

Покорительница БАМА

"Тетя Гуля", как называет ее вся округа и родственники – тот человек, вокруг которого все вертится. Она знает все новости, чем живут посетители ее магазина, всегда помогает своим многочисленным племянникам, сестрам, деверьям, братьям.

– Меня так воспитали – если хорошо людям вокруг, значит, и у меня все будет отлично, – говорит Гульбашин Алибекова, владелица нескольких магазинов.

Гульбашин  художник-модельер, специалист по декоративной косметике и парикмахерскому искусству. Еще во время учебы отправила запросы в систему Всесоюзного распределения, в итоге ее отправили на БАМ.

– Это была такая романтика – поехать на стройку века. Уже через год я, молодой специалист, управляла 22-мя парикмахерскими, ездила по всем станциям моего участка, следила за работой. Там же встретила будущего мужа. Вышла замуж, родила троих детей. Это были лучшие годы моей жизни. Люди в тайге – как местные, так и те, кто приехал возводить железную дорогу – были открытыми, сердечными. Я люблю север, он суров, но богат, только там ценишь лето, которое длится всего один месяц.

В период перестройки муж настоял на переезде на родину, но здесь семью ждала безработица и разруха.

– Я взяла, как и тысячи других женщин, авоськи и отправилась на барахолку – закупать товар, чтобы перепродавать его в районах. Приходилось таскать на себе десятки килограммов. Возила продукты и в Россию. Через 9 лет я смогла открыть два киоска в районном торговом доме, а еще через шесть лет накопила на свой первый магазин. Через год открыла бизнес в Алматы, сейчас у меня тут два магазина и одно кафе. Одно меня расстраивает – дефицит вежливости. В сфере обслуживания это самое главное. Не надо ждать от человека добра, нужно делать добро первым.

Вот поэтому покупатели и толпятся в магазинах тети Гули, и ходят в ее кафе.

Физкульт-привет!

– Любовь Петровна жжет! – кричали в один голос пятиклассники 48-й Алматинской школы.

Любовь Машанцева и правда жжет, тут не поспоришь. Преподаватель физкультуры, исполняющий спортивные элементы лучше старшеклассников, заслуживает уважения, особенно, если ей уже за 70. Прыгнуть 100 раз за минуту, перелететь через козла, пробежать стометровку, четырехсотметровку и километр, стать первым в районе среди подростков… кроме того, Любовь Петровна раз в два дня пробегает 10 километров.

– Муж отвозит меня в горы и оставляет, а я бегу домой сама. Вечерами хожу в спортзал. Даже когда устала, заболела, когда сил нет – все равно иду и тренируюсь. Через "не могу". Зато потом наступает подъем. Мои близкие говорят – "все, хватит, становись пенсионеркой", но я не могу, что я буду делать дома? Школьники дают мне энергию, молодость, я не могу с ними стареть, я обновляю уроки физкультуры модными программами: танцами, экстремальными видами спорта, шейком, аэробикой. Скажите, что такое "жжет"?

– Это значит – круто.

– Ну, вот видите. Я счастливый человек, столько поколений детей прошло через мои руки.

– О чем может мечтать женщина, победившая старость?

– Я хочу выиграть еще какие-нибудь соревнования. По танцам, по лыжам, бегу… какие новые виды спорта сейчас существуют?

– Керлинг, например.

– Кстати, ведь там нет ограничений по возрасту? Спасибо, я подумаю над вашим предложением.

Всю свою жизнь Любовь Петровна отдала спорту: в молодости занималась волейболом, баскетболом, танцами, гимнастикой. Сейчас она участник всех марафонов – причем как по равнинной местности, так и по горной; танцует, ставит хореографические постановки. Коллеги не припомнят, чтобы она болела. Каждый день у нее до 9 уроков физкультуры, на которых она выкладывается по полной, потому что безумно любит детей и школу.

– Они дают мне силы и уверенность в себе. От дела, которое любишь, никогда не устаешь, это я точно знаю. Пока есть возможность, пока я нужна детям – буду работать. Благо собственные дети уже выросли, и им уже не требуется столько внимания.

Стюардесса по имени Валя

Валентине Горчищеной 75 лет, но первый вопрос, который задают ей новые знакомые: "Как такое возможно?".

– Я ничего не делаю специально, чтобы оставаться молодой. Я просто наслаждаюсь жизнью. Не было ни дня, чтобы мне было одиноко, скучно, тоскливо, я все время с кем-то встречаюсь, куда-нибудь хожу, езжу.

Всю свою жизнь Валентина Николаевна проработала стюардессой. Путешествует по миру и сейчас, любит красиво одеваться, носить украшения, общаться. При этом у женщины нет семьи и детей, и живет она в социальном доме.

– Я сожалею только о том, что у меня нет детей – мама не позволила создать мне семью. Она считала, что я обязана посвятить ей свою жизнь. Я так и жила под ее надзором до пятидесяти лет, вплоть до ее смерти. Мне нельзя было говорить по телефону, отлучаться, даже дверь в свою комнату закрывать. Зато сейчас всех этих "нельзя" нет, и я наслаждаюсь даже своим одиночеством. Что хочу, то и делаю. С кем хочу, с тем и общаюсь. Я всегда жила для других и не жалею об этом, а теперь хочу немного пожить для себя. Благо в социальном доме мне не надо тратить деньги на коммунальные услуги, питание, врачей.

Валентина Николаевна заразительно смеется, много говорит, играет на домбре, поет, занимается туризмом. Обещала пригласить нас на встречу бывших стюардесс – говорит, что все они выглядят так же, как и она.

– Чтобы хорошо выглядеть, надо просто наслаждаться жизнью и быть за все благодарной, не держать обид, не обращать внимания на сплетни. Идти вперед, всем интересоваться, развиваться, помогать тем, кому это нужно.

Женщина-универсал

В Алматы многие стремятся попасть на занятия к Тамаре Коротовской, потому что таких влюбленных в свое дело тренеров – единицы.

– Для меня важен результат, – говорит бывшая балерина, а ныне фитнес-инструктор. – Если человек пришел тренироваться, значит, нужно пахать до боли в мышцах. Первое время по традиции хореографического училища я закрывала дверь на замок, ходила со жгутом и заставляла всех повторять упражнения снова и снова. Я очень строго следила за весом своих клиенток. Многие от меня сбегали, но большинство все-таки оставались. Я до сих пор не очень люблю работать в престижных клубах, потому что люди приходят туда не работать над своим телом, а сделать селфи и пообщаться.

Сейчас Тамара проводит до 11 тренировок в день, не считая подработок на индивидуальных занятиях и подготовку танцевальных постановок для банкетов и свадеб. При этом у нее растут трое детей, которые тоже нуждаются во внимании.

– Для детей существуют выходные. Но мы не сидим дома – обязательно ездим кататься на лыжах, коньках, велосипедах, плаваем. Все дела стараемся сделать за неделю, благо старшие дети и муж мне очень помогают. Дисциплина для меня – образ жизни, и меня нисколько не напрягает вставать рано, держать себя в тонусе, не болеть.

Помимо этого Тамара – активный блоггер, ведет в соцсетях популярные группы, посвященные правильному питанию и здоровью. Она сама разработала диеты, комплексы упражнений и программу по фитнесс-йоге. А ведь много лет до этого она сидела дома.

– Сидеть дома – не мое, но приходилось. Из-за беременностей. Муж отправлял меня на курсы: ему нужен был массажист, повар, кондитер, парикмахер. Благодаря его деспотизму я стала человеком- универсалом, – смеется Тамара.

Иногда Тамара отлучалась в спортзал. Как-то раз ее попросили заменить отсутствующего тренера. С тех пор все и началось. Сегодня у нее собственный зал, ее часто приглашают обучать других тренеров. В ее группу сложно попасть, места для всех желающих не хватает. Тамара заряжает энергией, отличным настроением и верой в себя сотни самых разных женщин.

– Чтобы тебя на все хватало, надо правильно выстраивать свой день. Я никогда никуда не опаздываю, хотя приходится мотаться по всему городу. У меня еще много планов, которые я обязательно реализую. Дайте только время.

Рассказывать о таких женщинах можно бесконечно. Пусть все они будут молоды, здоровы и любимы.

Поделись
Полина Шиманская
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000