VOX POPULI Алишер Еликбаев Канат Бейсекеев текст: Фархад Мынбаев 21 августа, 2012 11:00

Неспортивное поведение

На прошлой неделе в Астане, у подъезда собственного дома был избит руководитель и издатель журнала «Хоккей Казахстана» Максим Карташов. Это не сенсация, на спортивных журналистов в Казахстане нападают с завидной регулярностью, того же Максима бьют уже второй раз. Почему в нашей республике освещать деятельность спортивных федераций и критиковать их руководство опаснее, чем заниматься криминальными или политическими расследованиями? Почему писать о хоккее, боксе или футболе чревато для здоровья? Эти вопросы VoxPopuli задает самым известным казахстанским спортивным журналистам
Неспортивное поведение

Сначала мы позвонили самому Максиму Карташову в Астану.

МК: Я возвращался с хоккея, меня караулили возле дома. Там была кромешная тьма, поэтому не могу сказать, сколько их было, но около двух-трех человек. Я напрямую связываю произошедшее со своей профессиональной деятельностью. Я попросил прокуратуру проверить на причастность к факту моего избиения трех человек: президента Казахстанской федерации хоккея с шайбой Аскара Мамина, бывшего президента хоккейного клуба «Барыс» Нурлана Оразбаева и генерального менеджера сборной Казахстана по хоккею Шуми Бабаева.   

VP: Я так понимаю, у вас с этими людьми есть какая-то история взаимоотношений? Они угрожали вам до этого? 

МК: Не напрямую, а через приближенных к ним персон. Звучали угрозы в мой адрес и в адрес моей семьи. Угрожали физической расправой.

VP: У вас есть диктофонные записи, подтверждающие это?

МК: Нет, это были конкретные мужские разговоры. Два года назад, на чемпионате мира по хоккею в Кельне, один из друзей детства президента нашей хоккейной федерации передал мне, что публикациями недовольны и угрожал физической расправой. Завязалась потасовка, о ней даже написали в газете «Советский спорт» (фото Tengrinews.kz)

Неспортивное поведение

VP: Почему так часто нападают на спортивных журналистов? Почему, например, тех, кто пишет о политике, экономике, автомобилях, трогают гораздо реже?

МК: Политик - профессия тонкая. И люди, которые занимаются политикой, никогда, ни в коем случае не подвергнут риску свою карьеру.

VP: А спортивные функционеры?

МК: В основном это люди, не отмеченные сильным отпечатком ума.  Они просто физически хорошо подготовлены и привыкли решать проблемы за счет грубой силы, это у них в крови.

VP: Это ведь не первый случай, когда вас избивают?

МК: Да, и в прошлый раз, в 2002 году, расследование по факту моего избиения было на контроле министра. И следователь, который изучал мои публикации о спорте в газете «Время», признался, что избить меня могли по следам любых из моих материалов. Тогда, кстати, никого не нашли и не наказали…(фото Tengrinews.kz)

Неспортивное поведение

Леонид Юрьев, спортивный корреспондент газеты «Мегаполис»:

ЛЮ: Я не знаю ни одного спортивного журналиста, которому бы у нас не угрожали. Это общепринятое заблуждение, что спорт – это самое безопасное, мирное и доброе, о чем можно писать. То, что спорт вне политики – это бред. Достаточно посмотреть на список президентов федераций в наших видах спорта: хоккей – Аскар Мамин, футбол – Адильбек Джаксыбеков, бокс – Тимур Кулибаев, современное пятиборье – Берик Имашев, лыжные виды спорта – Умирзак Шукеев. Если пробежаться по этим фамилиям, становится сразу понятно, что политики в спорте много. Так же как денег и закулисных движений.

 VP: Сколько лет вы в спортивной журналистике?

ЛЮ: 12 лет.

VP: За этот период вас били?

ЛЮ: Пытались один раз. Подошли возле работы, на ровном месте создали проблему и начали махать кулаками. Плохо, что не изучили противника, они не знали, что я занимался боксом. Техники у меня нет, но удар поставлен. Я удачно попал в лицо одному, второй подобрал его и они убежали.

VP: А с каким видом спорта это нападение было связано?

ЛЮ: Они не уточнили, я-то пишу обо всем. Но я напрямую связываю это со своей деятельностью, потому что те ребята знали, что я журналист и рекомендовали не писать о спорте. Еще был случай в середине двухтысячных, после одной из публикаций за мной начали неприкрыто следить. Поэтому я попросил редакционного водителя сопровождать меня. Я примерно догадывался, какая из моих публикаций могла вызвать такую реакцию и рассказал об этом главному редактору. Он набрал героя той публикации и предупредил о последствиях, если со мной что-то случится. На том конце провода все отрицали, но слежка странным образом исчезла.

VP: Леонид, вы же не думаете, что инициатива идет с самого верха, с руководителя федерации?

ЛЮ: Я тоже не верю, что президент федерации – могущественный человек, будет опускаться до такой «уголовщины». У него гораздо больше шансов достучаться до учредителя издания и просто снять какой-то материал. Ну, или предложить какие-то взаимовыгодные формы сотрудничества, но не опускаться до мордобоя. Другое дело, когда в какую-нибудь федерацию приходит человек с деньгами и с властью, он обязательно ставит туда своих, скажем так, управляющих на должность генерального секретаря, вице-президента, исполнительного директора. И бывают случаи в некоторых федерациях, когда эти люди начинают творить все, что им заблагорассудится. И для них самое главное, чтобы их начальству, более высокому, об этом не стало известно. А журналист в своих статьях эти щекотливые темы затрагивает. 

Но главная проблема не в том, что нашего брата бьют, все гораздо глубже. В этом году у меня был серьезный материал о казахстанском футболе, когда я доказал на руках с фактами, что у нас есть футболисты, которых представляют как казахстанцев, а они казахстанцами не являются вообще. У нас лимит на легионеров. А они идут сверх этого лимита, а значит, нарушаются правила. Не было ни звонков, ни угроз. Самое страшное, вообще, ничего не было. Эти игроки продолжили играть так, как и играли. Понимаете, что самое смешное? У нас вроде есть депутаты, которые любят футбол, да? Ни один из них этой темой не заинтересовался. Ни один депутат не заинтересовался теми проблемами, которые поднимал Максим Карташов. Всех устраивает бесконтрольная трата бюджетного финансирования, без общественного контроля.

VP: Максим Карташов объясняет физические разборки с журналистами в спорте не очень большим количеством мозгов у спортивных функционеров. Вы с ним согласны?

ЛЮ: Я очень часто пишу про единоборства, про бокс, борьбу, дзюдо. Так вот - такого количества умных, адекватных, образованных собеседников я не видел ни в футболе, ни в хоккее.  Это миф, что боксеры тупые. Те ребята, которые нормально боксируют, очень мало пропускают ударов по голове. Я много писал о боксе и борьбе, и, какие бы кланы не задевал, никаких угроз оттуда не было. Обычно все это идет из игровых видов спорта, потому что там очень много денег…

Неспортивное поведение

Асхат Жакаев, продюсер спортивных программ агентства «Хабар»

АЖ: Профессия журналиста всегда входила в список самых опасных. У нас в спорте достаточное количество влиятельных людей, которым не нравится, когда о них пишут плохо. И эти люди могут неадекватно отреагировать на публикацию о себе.

VP: Спортивная журналистика тоже может заниматься расследованиями?

АЖ: Безусловно. Многие относятся к нам как к пятому колесу журналистики. Во многих республиканских редакциях к нашему брату есть такое слегка снисходительное пренебрежение, типа спорт это неинтересно, но вроде как такая рубрика должна быть. У спорта сейчас появляется очень большое влияние в стране. Можно сказать, что за последние десять лет произошел резкий скачок в спортивной журналистике. Очень много появилось журналистов, которые поднимают щекотливые темы. Максим является одним из тех, кто режет правду-матку, ведет свои расследования. И естественно, это может кому-то не нравиться. Мне обидно, что такие вещи происходят в нашей стране.

VP: Асхат, скажите честно, спортивная журналистика – это зона несвободная от коррупции и других пороков, которыми наше общество заражено?

АЖ: В какой-то мере, конечно, да. Но не берусь так однозначно утверждать, потому что это будет голословно, конкретных фактов у меня нет и ярлыки на коллег вешать не хочу.

VP: Спортивный журналист может хорошо зарабатывать?

АЖ: В спортивной журналистике можно заработать неплохо.

VP: Ну, вот, какой потолок по зарплате у спортивного журналиста или у редактора?

АЖ: В районе 2000 – 3000 долларов.

VP: Эта зарплата стоит того, чтобы быть избитым?

АЖ: Даже зарплата в 100 000 долларов не стоит того, чтобы быть избитым. А у нас так - даже если ты получаешь 10 долларов в месяц, но пишешь правду, то всегда можешь получить по голове. 

VP: Давайте поговорим о вас - вам угрожали? Разборки были на профессиональной почве?

АЖ: Когда работал в газете «Караван», после одной из публикаций мне звонили и говорили, что я больше не буду там работать. Такая угроза была, и я этот разговор записал. Но дальше угрозы дело не пошло.

VP: Может, подкупить пытались, чтобы ты не писал ту или иную статью?

АЖ: Такого тоже не припомню. Я никогда особо не афишировал темы, которые собираюсь поднимать в своей следующей публикации.

Неспортивное поведение

Сергей Райлян, спортивный корреспондент газеты “Караван”

CР: Я не отделяю спортивную журналистику от обычной. Если человек пишет правду и она задевает чьи-то интересы, кому-то из сильных мира сего это не нравится, то за этим следуют угрозы. И неважно, пишет человек о футболе, политике, экономике или культуре.

VP: Но все равно, чаще всего мы слышим об избиении либо оппозиционных журналистов (Лукпан Ахмадьяров или Уларбек Байталак), либо спортивных. Причем, вторых, кажется бьют чаще. Может, потому что спорт в Казахстане все еще тесно переплетается с криминалом?

СР: Такое пересечение интересов существует, но я опять же не стал бы отделять это от других областей жизни. Спорт так же связан и с большим бизнесом, и с государством.

VP: Сколько лет вы работаете в спортивной журналистике?

СР: Давно, с 1998 года.

VP: За весь этот период вам угрожали хотя бы раз?

СР: К счастью, пока ни разу не было.

VP: С чем вы это связываете? Почему ваших коллег бьют, а вам даже не звонили?

СР: Я не знаю, может в своих статьях не затрагиваю те темы и тех людей, из-за которых меня могут побить или угрожать?

VP: Вы намеренно обходите такие темы?

СР: Нет, существует какая-то внутренняя цензура, обычная редакционная цензура. Вот в принципе и все.

Неспортивное поведение

Михаил Васильев, вице-президент Ассоциации спортивной прессы РК

МВ: Давайте начнем с того, что нормальной, настоящей спортивной журналистикой в Казахстане было опасно заниматься всегда. Другое дело, что квалифицированных журналистов у нас в стране очень мало. И соответственно, когда тот или иной журналист публикует материал на злобу дня, в 90 процентов случаев идет давление. Оно может быть разным - начиная от морального, заканчивая физическим воздействием. Я думаю, мне не дадут соврать коллеги, что практически все нормальные квалифицированные спортивные журналисты под это давление попадали.

VP: Сколько лет Вы в спортивной журналистике?

МВ: 12 лет.

VP: За эти 12 лет вы попадали в такие передряги, как ваш коллега Карташов?

МВ: Было один раз, когда работал на 31 канале. Это, по-моему, был конец 2006 года. Мы подводили итоги за год и рассказали о низком уровне казахстанского футбола. После публикации три человека меня избили.

VP: Федерацию на тот момент возглавлял…

МВ: Рахат Мухтарович Алиев, да!

VP: Чем закончилось все это дело? Вы написали об этом?

МВ: Нет, в общем-то, ничем. Все зажило в праздники. Там все было обставлено как обычное ограбление. Отобрали зарплату, забрали у меня документы, пальто. В общем-то, в полицию я не стал заявлять, потому что в этом не было абсолютно никакого смысла.

VP: Эти угрозы и избиения спортивных журналистов – только казахстанская специфика или везде происходит такое?

МВ: Нет, это везде. Просто в одних странах нашу профессию уважают и ценят, а в других, таких как Казахстан, к нам относятся как к журналистам второго сорта. Любой журналист, даже в отделе культуры, получает больше, чем спортивный.

Неспортивное поведение

Эрик Садыков, собственный корреспондент российского издания «Спорт Экспресс» в Казахстане, редактор отдела футбола портала www.sportinfo.kz

ЭС: Зимой 2005 года, когда я был генеральным директором газеты «PROСпорт» (сильное неангажированное издание), избили нашего журналиста Гения Тулегенова за его статьи о футболе, он мне позвонил из полиции, попросил быть осторожнее. Недели через две-три мне позвонили и сказали буквально следующее: «Парень, надо бы тебе успокоиться и поменьше критиковать наш спорт. У тебя жена, дети, будут большие проблемы с семьей».

VP: Это тот период, когда федерацией руководил Рахат Алиев?

ЭС: Да!

VP: Ну, вот интересно, многие вспоминают Рахат Мухтаровича. Но его давно уже нет в стране, а спортивных журналистов продолжают бить?

ЭС: Меня это тоже удивляет. Ну не нравятся вам публикации Гения Тулегенова о футболе или Максима Карташова о хоккее, почему бы не встретиться с ними, не пообщаться, не попытаться исправить ситуацию, принять меры по следам их статей? Зачем нанимать людей, чтобы избить их? Меня эти криминальные методы не пугают, но расстраивают.

VP: Я себе плохо представляю, чтобы такие разборки могли быть, допустим, в федерации бадминтона?

ЭС: В таких видах спорта, где не так много денег, больших разборок нет!

VP: А где у нас больше всего денег - по мере убывания?

ЭС: Футбол, потом идет хоккей, потом наша велокоманда «Астана», с приходом Тимура Кулибаева много денег начали вливать в бокс.

VP: А сейчас спорт так же близко к криминальному миру как в 90-ые?

ЭС: Мне кажется, нет. Это время, слава Богу, прошло. Сейчас спортсменам даже после завершения карьеры есть чем заняться

Неспортивное поведение

Гений Тулегенов, главный редактор www.sportinfo.kz

ГТ: Меня со студенческой скамьи учили не идти на компромисс с собственной совестью. И поэтому я довольно часто писал довольно жесткие материалы о казахстанском футболе. За что был бит людьми, которые рассматривали казахстанский футбол как кормушку для себя.

VP: Вас же били не один раз?

ГТ: В октябре 2005 года у подъезда моего дома на меня напали двое неизвестных. Это случилось накануне вылета в командировку в Грузию на отборный матч с участием сборной Казахстана. Кому-то очень не хотелось, чтобы я летел туда, потому что позже нам поступила информация, что этот матч был договорным и его сыграли в ничью 0:0, что устроило обе команды.

Я работал тогда в газете «PROСпорт» заведующим отдела футбола. Мы выявляли нечистоплотность судей, руководителей команд, писали о фактах коррупции в нашем футболе. Газета наша была боевой, популярной. Во время одного из матчей на Центральном стадионе в Алматы были разбросаны листовки, где были выдержки из наших статей и общий лозунг «Рахат Алиев, отдай футбол народу». Мы к этим листовкам отношения не имели, но цитаты-то были из наших статей, и кому-то наверху это не понравилось.

VP: Как много грязи в казахстанском спорте?

ГТ: Там, где дело касается футбола – очень много!

VP: А если не брать в расчет футбол?

ГТ: Я уверен, что и в других видах спорта тоже есть грязь. Но, как говорится: «Не пойман – не вор».

VP: Мы же не конкретные имена просим, дайте среднюю температуру по больнице!

ГТ: Я скажу так: если избиение Карташова связано с его профессиональной деятельностью, то кроме футбола, коррупция довольно явно присутствует и в хоккее. Думаю, и в других видах спорта нам этого избежать не удалось!

VP: За спортивными федерациями стоят достаточно известные в стране люди, политики, крупные чиновники. Вы же не думаете, что они дают своим людям задание бить журналистов, у них же другие методы работы?

ГТ: Согласен. Я тоже не думаю, что, к примеру, сидит Адильбек Джаксыбеков, читает статьи нашего портала и говорит: «Вот там нас опять критикуют, идите, разберитесь с Тулегеновым!». Но есть люди, которые окружают Джаксыбекова, которым надо показать, что у нас в футболе все прекрасно, что он процветает и прогрессирует. И для них каждое критическое выступление, каждая правдивая статья, как кость в горле. Они пытаются такими методами, может быть, избавиться от критики и доложить тому же Джаксыбекову, или если это другие виды спорта, то другим нашим руководителям высокого полета: «У нас все в порядке и в подразделении, которое вы мне поручили, тоже все отлично».

VP: Были такие случаи, когда ребята покидали спортивную журналистику из-за вот этих вот угроз или избиений?

 ГТ: Я на своем опыте не припомню, но настоящий журналист будет идти до конца. Но были и такие случаи, когда просто они перебирались на другую сторону баррикады. Да, вот он был сначала критиком, высмеивал, критиковал, публиковал такие правдивые статьи, а потом за хорошую зарплату, теперь он публикует статьи в угоду нашей федерации футбола. Один из методов заткнуть журналиста -  наладить сотрудничество за счет хороших гонораров, приглашения на работу, поездок за границу со сборными клубами

Неспортивное поведение

Михаил Козачков, www.fanatik.kz

МК: В спортивной среде все как на ладони. Есть руководители, всякие «агашки». Есть «самруковские мальчики», ребята, которые там сидят в партиях, в каких-нибудь аппаратах, курируют всякие спортивные команды, федерации и отвечают за распределение государственных денег. Им очень хочется, чтобы о них писали исключительно хорошо. И реакция на критику у них почти всегда одинакова. Звонят, напоминают про жену, про ребенка, про то, что тебе еще тут жить. Дальше этого чаще всего дело не идет, но как видите, бывают и исключения. То, что случилось с Карташовым, Тулегеновым, это реакция не на одну статью, а на серию публикаций на протяжении долгого времени. Ну, и соответственно, достали они кого-то, можно и так сказать.

VP: Вам не угрожали?

МК: Были неприятные разговоры, причем неожиданные, казалось бы после достаточно безобидных материалов, чаще всего связанных с футболом, но один раз отклик был на мою статью о волейболе. Звонили большие люди, потом рангом поменьше и начинались разговоры: зачем оно мне надо и так далее. Ну и голоса были такие дружелюбные-дружелюбные. Или вышло вот это мое интервью с депутатом Абеновым, и тоже начались звонки и предложения «дружить».

VP: Неужели там крутятся такие большие деньги, что люди готовы жертвовать репутацией, и всем остальным, чтобы просто начистить «морду» журналисту?

МК: Ну, это смотря где. Есть виды спорта, где крутятся очень большие деньги и есть виды спорта, где средства небольшие, но они все равно «мои». Я вот возьму ради примера баскетбол. Там вообще денег нет. Но при этом там у них какие-то свои внутренние интриги, разборки, постоянные выяснения отношений, как между друг другом, так и на очень высоком уровне.

VP: Тут один из авторов Vox Populi предположил, что спортивных журналистов сейчас бьют, потому что это единственная категория журналистов в Казахстане, которая все еще занимается расследованиями. Насколько это близко к истине?

МК: Я с этим согласен, но должен признать, что спортивная журналистика, в принципе, доживает свое. В стране нет ни одной популярной спортивной программы или газеты, основная масса народа в интернете. Профессионалов все меньше и меньше. И это показала прошедшая в Лондоне Олимпиада. Весь уровень нашей спортивной журналистики скатился к лозунгу «АЛГА, КАЗАХСТАН!». Минимум эксклюзива, минимум интересных репортажей оттуда. И поэтому мне очень понравился материал Vox Populi с Олимпиады, как ни странно, он был одним из самых интересных

Поделись
Алишер Еликбаев
Алишер Еликбаев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000