VOX POPULI Дамир Отеген Гульнара Бажкенова 7 июня, 2012 10:30

Люди со статусом

Гульнар Бажкенова сделала один из самых пронзительных репортажей для Vox Populi. Здесь не будет нашего предисловия, мы сразу передаем ей слово.  Помню еще в школе, в конце 80-х, я прочитала статью в "Комсомолке" о первых жертвах СПИДа в СССР. Об этом тогда писала вся советская пресса, впервые вкусившая прелести гласности. Семейная пара жила в Прибалтике, кажется, в Клайпеде, муж работал моряком дальнего плавания и, видимо, во время одного из заплывов он и подхватил инфекцию, о которой тогда даже на Западе мало что понимали, и с любовью передал ее жене. Узнав о диагнозе, супруги пришли домой, открыли платяной шкаф, перекинули через него веревку и повесились. Ужасная история по меркам 80-х была объяснимой. Даже в газете корреспондент написал, представьте, кругом бедность, в магазинах шаром покати, люди злые, а тут еще сосед спидоносец, мол, надеяться на терпимость и сочувствие эта пара ВИЧ-инфицированных и впрямь не могла. Петля была единственным решением. С тех пор много воды утекло. Мы стали как будто терпимее, но намного ли? Этот репортаж я готовила целых полгода: слишком мало людей было готово открыть лицо, и поведать миру свою историю. Зачем она вообще нужна? Но те, кто собрался в Алматы в минувшие выходные, и бесстрашно встал перед объективом фотокамеры, считают, что нужна. Как урок. Как опыт. Как послание, что они нормальные люди, совсем не опасные для общения и дружбы. А с закрытого лица стигму стереть невозможно
Люди со статусом

Нурали, 42 года, родом из Темиртау, сейчас живет в Алматы

Моя история началась, ой, как давно. Жили мы небогато, мама одна воспитывала нас с братом. Может быть, поэтому хулиганил, вещи, которых не было, а иметь хотелось — крали или отбирал. Закончил с горем пополам ПТУ, потом так получилось, начал зарабатывать деньги… нелегальным путем: начал возить наркотики из Чуйской долины в Москву и Питер. Сколотил группу, под моим началом было 6 человек, наладил трафик, бабок стало очень много, даже слишком много. Это был 1988-89 год, мне по большому счету тратить было не на что,  вот и попробовал наркотики. В первый раз это случилось в 90-ом году в Москве. Если честно, мне не понравилось. Но потом встретил друзей-одноклассников, они ездили куда-то на запад Украины и оттуда возили маковую соломку в Темиртау. И как-то мы с ними пересеклись, у них были сложности со сбытом, я взялся им помогать и так столкнулся с людьми, с потребителями настоящих тяжелых наркотиков, их тогда единицы было. У нас с ними был бартер: я им анашу, а они мне опий-сырец. Однажды прихожу к ним, они варят маковую соломку и предлагают мне, мол, попробуй. Ну, я попробовал - опять не понравилось, они говорят, да ты не распробовал, не понял просто, давай еще. Я еще раз - и вот тогда уже другой эффект был. И я стал подсаживаться. Потом развал Союза, границу закрыли, из Чу мы уже ничего не возили, но мы, севшие на иглу, начали искать дорогу, которая бы связывала нас с опием. И мы наладили дорогу в Самарканд, оттуда таскали в Темиртау и этим ограничивались. Оптом покупали,  но сами потребляли больше, чем сбывали. А там уже как говорится, фортуна отвернулась от меня: раз попался - откупился, два попался - откупился, долги поперли, все что нажито, было проколото. В 95-м я первый срок получил, именно по 259 статье часть 3 - хранение в особо крупных размерах без цели сбыта (сбыт просто не доказали). Потом амнистия, не помню с чем связано, кажется, 5 лет независимости, уже в 96 году я освободился. Себя на воле не нашел, опять стал потреблять, в 98-м меня опять «закрыли» уже за кражу, и в СИЗО выявили ВИЧ и туберкулез. Ну что я подумал? Подумал – кранты, докайфовался. Я там провел 13 месяцев, но на суде дело развалилось, и меня отпустили за недоказанностью. И вот я вышел с ВИЧ-инфекцией, с туберкулезом, и не знаю, что делать со своей жизнью. Думал, скоро умру, но до этого надо же себя куда-то девать, а куда не знаю.   Понял, что нужно исправлять ошибки, которые наделал, особенно реабилитироваться в глазах родных, друзей. А особенно перед матерью, много я ей крови попил. Пришел в центр СПИДа, вставать на учет, и пошло-поехало. Подумал, почему бы и нет? Начал заниматься делами, ну, хорошими делами. Создал группу взаимопомощи, долгое время возглавлял организацию «Шапагат» в Темиртау, потом решили расшириться и создали Казахстанский Союз помощи людям, живущим с ВИЧ. Это получается и психологическая помощь и консультация по лечению, еще проводим профилактическую работу с потребителями наркотиков и секс-работницами. 

Люди со статусом

Сейчас у меня семья: жена, сыну 8 лет, они абсолютно здоровы. Почему вы так смотрите? Ну да, пронесло, повезло. Это было решение жены, она настаивала на ребенке, а так мы всегда предохраняемся. Как жена забеременела, мы сразу проверились – отрицательно, все чисто, начали предохраняться, через три месяца опять проверились, опять все чисто, и так до родов. Оба здоровы. Да, риск был у жены, но вообще мне бы не хотелось об этом говорить, чтобы народ не расслаблялся, но риск заражения половым путем низкий – три случая из ста, потому что содержание вируса в сперме низкое. Мужчине от женщины заразиться еще труднее, но рисковать все равно не нужно, это же не «русская рулетка». Мы пошли на это сознательно, жена очень хотела ребенка, я даже отговаривал… Как мы познакомились? Она в акимате работала, помогала нашей организации, стали общаться, гулять, я ее домой провожал. Самое трудное было – сказать о своем статусе. Отношения развивались, а я все мучился. И вот один раз, когда мы ужинали и я все пытался выдавить из себя признание - зашел издалека, начал объяснять почему я этим занимаюсь, она вдруг мне говорит: «А я все знаю». Ей оказывается главный врач СПИД-центра давно все рассказала. Ну да, увидела, что мы общаемся и решила предупредить по доброте душевной. Это свойственно женщинам, по-дружески рассказать конфиденциальную информацию. Я мог бы, конечно, засудить ее, но не стал, Бог с ней. А, вообще, я первый в стране открыл свой статус. Просто понял, что хватит прятаться. Это в парламенте произошло, мы были на обсуждении закона о СПИДе, и один депутат говорит - а где эти люди, о которых мы говорим, кто они вообще?  И я решил сказать, да вот они мы, мы не монстры, не бомжи, мы не опасны.
По работе с разными людьми общаюсь. За все время больше всего поразила ситуация в Шымкенте, когда детей в больнице позаражали. Не должно было этого произойти в нашей стране. Мы встречались с ними… Там как получилось? Они создали фонд защиты детей от СПИДа и мы изначально их поддержали, суммы были бешеные перечислены, они распределяли по семьям по миллиону- по полтора, квартиры, дома, земельные участки, в общем, государство сделало все, что могло. Мы их долгое время не трогали, потому что в первый раз руководитель этой организации приехал и говорит, вы СПИДом сами заразились, а мы потерпевшие. Мы поняли, решили, не будем к ним лезть, они сами к нам придут, когда бабки закончатся. Так оно и произошло. Им же сейчас никто помогать не хочет, о них забыли, они по большому счету всех достали. Хотя изначально фонд справился с поставленными задачами: добились лечения для детей только брендовыми препаратами, выбили пособия для родителей,  многие из них не работают, а практически живут на эти пособия. Единственное на мой взгляд упущение, что не было создано комиссии по использованию этих денег. Например, семья получила полтора миллиона, папа покупает себе «Мерседес». Я спрашиваю его - а как это ребенку помогло? Он отвечает — ну, я его в больницу вожу раз в месяц. Было и такое, что семья деньги получила, папа их забрал и бросил семью. Мы тоже давали им небольшие гранты на проведение групп взаимопомощи, но самое главное, объяснили, что готовить тренеров нужно из числа самих родителей, а то они вначале наняли психолога, дипломированную цацу, а она не понимает родителей! И мы стали говорить им, что только человек, сам переживший беду, сможет понять их и помочь. Сейчас они являются нашими членами, по возможности мы оказываем им поддержку, и финансовую, и техническую. А другим они уже не нужны, о них все забыли.

Люди со статусом

Александра, 24 года, Караганда.

О своем диагнозе я узнала на третьем месяце беременности…Но давайте все по-порядку. Мне было 15 лет, когда я познакомилась с парнем, он очень долго за мной ухаживал, и после школы мы стали жить вместе. В 18 лет поженились. Когда я забеременела, то как положено, сдавала необходимые анализы, и тут меня попросили третий раз сдать кровь на ВИЧ – это было странно. А потом меня вызвали в СПИД-центр и все подтвердилось. Я сказала мужу, у него тоже был выявлен ВИЧ, причем заражение произошло раньше, то есть я заразилась от него – в этом нет сомнений. Как я родила - это особая история. Мы с ребенком прошли все стадии: сделали кесарево сечение, принимали препараты, грудью не кормили, он был полностью на искусственном вскармливании. В итоге в годик сына сняли с учета, он абсолютно здоров. Но мы с мужем развелись. Не скажу, что диагноз был решающим, надлом в отношениях произошел раньше, он начал гулять, тут самое удивительное, что наоборот, после ВИЧ он изменился в лучшую сторону, стал поддерживать меня, помогать, приходить с работы вовремя, приносить зарплату, играть с ребенком. Раньше этого не было. Но во мне уже что-то сломалось, я больше не могла находиться с этим человеком под одной крышей. Хотя может быть внутри и засела какая-то обида. Кстати, он сам до сих пор не знает, как, когда и каким путем произошло его заражение, наркотики он никогда не употреблял, остается половой путь, но от кого - неизвестно

Люди со статусом

Когда я ушла от мужа, мне было 19 лет, сыну - 8 месяцев. Это был самый тяжелый период в моей жизни. Я думала - все, мир рухнул, я никому не нужна, с маленьким ребенком, еще и с таким диагнозом. Целый год вообще не выходила из дома, лежала пластом на кровати и в мыслях прокручивала картину, как покончу жизнь самоубийством, причем не одна, а непременно с сыном, потому что он никому не нужен кроме меня. Истерики, депрессии, в общем ужасно. Но в какой-то момент произошел перелом. Не знаю, как это произошло, просто сын плакал, ползая вокруг меня – и что-то внутри  перевернулось. Это по-книжному звучит, да? Но именно так все было, у меня родилось желание жить. Я побежала в СПИД-центр, попросила врачей познакомить меня с такими же как я, чтобы узнать, как вообще они живут. Меня направили в общественную организацию "Умит" и с этого момента я, можно сказать, второй раз родилась на свет, хотя с моим диагнозом это звучит… Как вы говорите? Да, двусмысленно. Меня взяли на работу, мы открыли группу помощи для людей, живущих с ВИЧ, благодаря ей я начала и в карьерном плане развиваться, и узнала о ВИЧ, и познакомилась с человеком. Он не заражен, знает о моем диагнозе, тем не менее, принял меня такой, какая я есть. Мы планируем родить второго ребенка, лет так через 5. Дискриминации как таковой я не испытываю, вообще, судя по обсуждениям в нашей группе, в основном люди сталкиваются с негативом в больницах. Врачи всеми путями стараются отказаться, например, от операции. Прямо не говорят, что вот у тебя ВИЧ, поэтому я тебя не возьму,  а убеждают, что операция не нужна или что они не могут. Лично я столкнулась с негативом на тренинге в колледже: проводила семинар, и когда сказала о своем статусе, заместитель по воспитательной работе возмутилась, мол, почему не предупредили, теперь родители устроят скандал. 

Люди со статусом

Денис, 42 года, Усть-Каменогорск

О своем диагнозе я узнал в камере СИЗО, причем рядом со мной сидел человек, который к тому моменту уже 11 лет жил с инфекцией. Так что я знал, что такое ВИЧ, и понимал, что с этим можно жить. После того, как у меня взяли 5-6 заборов крови, я понял, что-то не то. Ну а когда меня пригласили в санчасть, и я увидел врачей не из нашего учреждения, то сомнений не оставалось. Они начали меня успокаивать, не переживайте, мол, а я говорю им: да подождите вы, я не волнуюсь! Что меня напрягло, так это то, что они попытались заставить меня подписать бумагу об ответственности за распространение. Я отказался подписывать, возник небольшой конфликт и меня увели в камеру. Почему отказался? Да потому что на тот момент я был категорически асоциально настроен! Я считал, это ущемлением моих прав, думал, вдруг это сработает против меня. И еще один момент, может он такой бесчеловечный, но моя кровь стала моим оружием, как ни крути, особенно в условиях тюрьмы. И это давало мне шанс на выживание. Мой статус давал какие-то лазейки в условиях режима, я мог чего-то требовать, обосновывать, понимая, что ни начальник, ни медсестры, ни охранники ничего толком не знают о ВИЧ-инфекции. Я понимал, что могу оперировать своим статусом в борьбе с тюремным начальством. Это стало моим козырем. Но учтите, теперь мое мышление кардинально обратное тогдашнему! Для администрации, мы, ВИЧ-положительные, несли угрозу. Они боялись всего, мы же для них смертники. Там распространенное мнение, что инфицированные вот-вот помрут, терять им нечего, так почему не совершить на благо «общества» что-нибудь героическое. Поэтому инфицированные качают права, к тому же у них больше общения с внешним миром, к ним же регулярно ездят врачи. Признаюсь, лично я сделал ВИЧ-инфекцию своим оружием, чтобы получать льготы, и я их получал, например, не ходил на проверки и на это закрывали глаза. Даже с  дискриминацией я столкнулся единственный раз, и она была мне на пользу – меня отказывались стричь, боялись заразиться, причем отказывались на уровне начальства. В итоге, я четыре месяца проходил с симпатичной причесочкой. Представляете, на зоне все лысые под Котовского, а я хиппую, и предъявить мне нечего, потому что я ведь не отказываюсь, это они не хотят. Ну, в конце концов, они, видимо, проконсультировались, им популярно объяснили, что это безопасно, и меня с горем пополам подстригли. 
Люди со статусом

Еще такой момент - когда я узнал, что у меня ВИЧ, я к тому времени уже целый год не употреблял наркотики, это был 2007 год. Это, вообще, отдельная история, неправдоподобная. Утром как-то встал и говорю, все я бросил. Поэтому причина не в наркотиках, может, татуировка. В тот период я на спине сделал большую картину, вот может быть тогда и произошло заражение, я так и не понял. И уже не собираюсь думать дальше, не за чем, потому что в любом случае ВИЧ-инфекция никоим образом негативно не повлияла на мою жизнь, наоборот, она меня толкнула, дала понять, что я человек. После того, как узнал о своем статусе, я перестал совершать преступления. Как вышел на волю, вернулся к жизни, женился, у меня буквально три месяца назад родилась здоровая дочь. Жена? Да, тоже положительная, мы познакомились на одном семинаре.

Ну только в самом начале, пару месяцев были какие-то переживания, перепады в настроении: днем я ненавидел весь мир, а вечером мне вдруг захотелось хоть раз в жизни посадить картошку. Почему-то клинило меня на этой картошке, обычно говорят, вся жизнь проносится перед глазами, а я думал, что за всю свою жизнь ни разу не посадил картошку – так что же это такое посадить картошку? А как освободился – срок был небольшой, 3 года и 7 месяцев, то начал революционную деятельность. Ворвался в центр СПИДа с шашкой наголо, типа, вот сейчас я вам покажу. Но потом познакомился с людьми и они мне объяснили, что всего можно добиваться другими методами. Сейчас меня бывшие кенты увидят – прибалдеют. Я стал волонтером, помогаю людям,  стал грамотным благодаря консалтинговым организациям. А у меня ведь 6 классов образования, я на игле с 12 лет! Я востребован, меня приглашают международные организации в качестве тренера, еще приглашают вести сайт-мониторинги, как эксперта. У меня сейчас одновременно 5 проектов! Моя жизнь не изменилась, а появилась. Я не жил до этого, как бы пафосно это ни звучало. Теперь моя работа – это моя жизнь, а моя жизнь – это моя работа, и уволить меня может только старуха с косой. 

Люди со статусом

Фирангиз, 35 лет, Шымкент

Я в 17 лет вышла замуж, удачно можно сказать. Муж занимался бизнесом, пошли большие деньги, что и привело его к наркотикам. Человек бесится с жиру, начинает искать новые ощущения. А я любила его, не бросала,  надеялась, что вылечится. Где мы только не лечились! Но наркотики для него стали превыше всего. И в конце концов, мужа арестовали, а в следственном изоляторе выявили СПИД. Это был 2002 год. В нашем городе муж вошел в первую 10-ку выявленных. Вообще, СПИД-центр работал с 1993 года, но они просто так сидели, пациентов не было – они пошли с 2000-го года. Естественно, стали проверять меня – показало отрицательно. И вот прошел год, я хотела поехать в Корею работать по контракту, для этого как обычно нужно было сдать кучу документов. Я все собрала и последнее, что оставалось –  справка из СПИД-центра. Я совершенно не беспокоилась, я ведь после того через три месяца еще раз проверилась, так положено. Мне сказали, все нормально, тогда считали, что период окна, после того как происходит заражение, три месяца. Если человек заражается и сдает анализы на следующий день – у него не покажет, это очень важно знать. В общем, пошла я сдавать анализы, чтобы выехать за границу…и у меня показывает положительно. В тот момент, когда я была уверена, что здорова. Более того, у меня к тому моменту был молодой человек,  у нас были отношения, связь. Вы понимаете, что я испытала? Страх, паника, ужас – я думала, что заразила его. У меня не хватало духу открыться ему, и я стала делать все для того, чтобы просто порвать с ним. Устраивала скандалы, ругалась, вела себя невыносимо. Так продолжалось три месяца. Уйду в себя, он спрашивает, в чем дело – я не отвечаю, реву. Но однажды все-таки решилась. Мы вечером катались по городу, я сижу, значит, набираюсь смелости, подбираю слова, и тут мы проезжаем мимо того места, где обычно стоят проститутки, и он, указывая на них, говорит: О, спидовки! И это меня совсем закрыло. Я не знала, что делать. Спала ли я с ним, вы хотите спросить? Нет, говорю же, я с ним ругалась, пыталась расстаться. Я уже не знала, что делать, и в конце концов обратилась к своему врачу в нашем СПИД-центре. И он все придумал. У его друга есть частная клиника, и он предложил сказать другу, будто надо сдать анализы на предмет бесплодия, я как раз хотела забеременеть. И мы решили, что после анализов, любых, я ему скажу правду. И у него вышел отрицательный результат! И я все ему рассказала. А он посидел молча, подумал, потом поднимает голову и говорит - я не вижу в этом проблемы. И мы поженились и счастливо прожили 8 лет, а расстались не из-за того, что у меня ВИЧ, а из-за того, что я встретила другого человека. Как в любой семье у нас были какие-то проблемы, он все-таки моложе меня был на 10 лет, хотел детей, а у меня бесплодие, и я решила отпустить его, он молодой. У него сейчас семья, мы друзья, у нас прекрасные отношения. А я встретила другого. На этот раз я сразу сказала, что у меня ВИЧ-статус и это опять не стало проблемой. Он мне так и ответил: «Это не проблема, я хочу, чтобы ты была моей женой». Мы счастливо прожили 2,5  года и жили бы еще, если бы 5 марта он не умер –  инсульт. Да, вот так в жизни порой получается, два с половиной года хоронили меня, а я до сих пор живу. 

Люди со статусом

Можно мне через вас выразить благодарность своему врачу? Есть такой врач, Турлыбаев Болатбек Базарбаевич, он возглавляет ассоциацию «Жолдас», я ему сильно благодарна. Это он вытащил меня из депрессии - а я 8 месяцев из дома не выходила, он помог понять, что жизнь продолжается, заставил поверить в себя, полюбить. А сейчас я сама помогаю другим людям, мы собираем группы взаимопомощи, я учу людей на своем опыте, и знаете, благодаря моей смелости в нашем городе много дискордантных пар (один из супругов здоровый), много детей здоровых родилось. Жизнь продолжается. Я сегодня ничего не боюсь, ну не будет человек со мной дружить и не надо! У меня море друзей! Выйти замуж для меня тоже не проблема. Вот сейчас я познакомилась с парнем, который знает о моем статусе, но ему это не важно, он говорит, самое главное, что ты настоящая, ты живая. Сейчас мы находимся в состоянии дружбы, но я думаю, скоро оформим отношения. Я не принимала наркотики, не вела беспорядочную половую жизнь, я не виновата, что вышла замуж в 17 лет, что муж оказался таким, я не могу перекладывать вину на себя. Получилось так, как получилось, ну не умирать же теперь? В жизни столько прекрасных моментов. Я  всегда говорю: девочки, я уже два раза была замужем и выйду еще. Приходится иногда проламывать где-то стены, вот девочки жаловались, что их не хотят принимать в детских консультациях,  и я шла туда напролом, ругалась, плакала. А теперь все хорошо. А бывает, что люди сами себя дискриминируют. Одна наша девочка боялась в больницу ложиться, мол, ее там будут унижать. Я спрашиваю: ты ходила? Она говорит: нет. Это она так думала. И что? Врач ей сказал, спасибо, что предупредили, но проблемы нет. 

Люди со статусом

Вячеслав, 38 лет, Шымкент.

Я свой диагноз узнал в лагере, в 2001 году. Сидел за хулиганство, а, вообще, я наркоман. Очень хорошо помню тот момент, когда заразился, это произошло за два месяца до того, как я сел. У нас есть такие места, Ворошиловка, и там есть "ямы", где можно купить героин, в те времена еще был опиум-ханка. Ну как "яма" – не яма фигурально, а дом, хата. Я болел сильно, нашел деньги, поехал на эту хату, купил дозу, и так мне плохо было, что не мог дождаться, сразу нужно было уколоться, а на улицу нельзя, там менты. Ну, я и пошел в сарай, а там как всегда лежало, наверное, больше 100 шприцов, и так получилось, что именно этот шприц я взял. Именно этот… Из ста шприцов – вытащил зараженный. Помню, что ополоснул слегка… Потом через месяца два меня посадили, я подрался, сильно избил парня. Когда в лагере меня вызвали в медсанчасть, и медсестра попросила второй раз сдать анализы, я был в недоумении. Почему из полутора тысяч человек второй раз вызвали нас, человек пять? А через 2 месяца меня приглашают в кабинет, а там, значит, девушка сидит молодая, симпатичная, ну и так культурно говорит: «Вячеслав, вы не огорчайтесь, но вы ВИЧ-положительный». Вот так и узнал. В чем-то есть, конечно, сожаление, иногда думаешь, ну что, не мог другой  шприц что ли взять? А сейчас я на эту самую "яму" хожу и раздаю чистые шприцы. Сначала было желание пойти, морду им набить, честно говоря. Я так ругался с ними, так орал, так орал! Как освободился, сразу к ним пошел, а они в ответ - ну, Славик, откуда мы знаем, вас тут сотни приходит, никто же за себя не говорит, я ВИЧ-инфицированный. Им же все равно, лишь бы бабок срубить. Но после этого они тоже начали придерживаться гигиены. Если кончаются шприцы, что я приношу, они теперь сами в аптеку побегут, купят... Я им говорю - вы скажите, сколько вам нужно в сутки, если у вас хотят уколоться, пусть лучше чистыми, чем из помойки, как я. Зато теперь я прихожу, они довольные встречают меня - о, Славик пришел, шприцы принес!

Люди со статусом
Когда освобождался, меня попросили встать на учет в свой СПИД-центр, но сразу не решался. Только из-за детей пошел – у меня их двое, жена умерла, еще мать. И с наркотиками, дай Бог, завязал, как узнал, так завязал. Честно говоря, расстроен был сильно, переживал, главным образом из-за детей. Маме я сразу рассказал, она поддержала меня, сказала: «Ну ладно, Слава, надо как-то жить, давай, будем поддерживать друг друга». Дети до сих пор не знают: старшему 15 лет, когда-то придется, пока не могу, тяжело это - сказать своему ребенку, вот, мол сынок, у меня ВИЧ. Вдруг не поймет? А девочке моей 9 лет, она, тем более, не поймет. Да, у меня есть девушка, нет, она тоже не в курсе, честно говоря, но я понимаю свою ответственность перед ней, я веду себя в этой ситуации правильно, и гарантирую, что она в полной безопасности. У нас сейчас уже к свадьбе дело идет, и я ей все расскажу, думаю, она меня поймет. У нас в Южном Казахстане много предрассудков, некоторые не понимают, информации мало, считают, что это чума. Можно нормально общаться, дружить, даже в этом плане, интимном, предохраняться. Были такие ребята, с которыми мы выросли вместе, хулиганили. Я когда самому лучшему другу сказал, он себя как-то так повел… отдалился. Как ни позвоню, он то на работе, то занят, хотя раньше мы по первому звонку встречались. Вот, можно сказать, из-за этого я потерял друга, а мы с 1 класса дружили, письма из армии друг другу писали, а тут от одного слова, что я со статусом, он отвернулся от меня 
Люди со статусом

Любовь, 27 лет, Костанай 

Это произошло 7 лет назад. У меня были проблемы с гинекологией, молочница долго не проходила, и врач посоветовал пройти тест на ВИЧ. Я знала, что у моего парня в прошлом был опыт употребления наркотиков, и так сработало, что я попросила сначала его пройти анализ. Он прошел, сказал, что сомнительно, потом мы вместе прошли... и вместе встали на учет в СПИД-центр. Конечно, это было неожиданностью, я знала, что он употреблял, но он бросил и после этого лежал в больнице и был уверен, что сдавал там анализы, в том числе на ВИЧ. Это все от недостатка информации, мы думаем, что знаем все, а на самом деле даже не знаем, что анализы на СПИД проверяют только в СПИД-центре. И даже врачи, ведь он лежал с опоясывающим лишаем – это один из симптомов – на ВИЧ его так и не проверили. Естественно, когда узнали, решили, что нам осталось 3 года максимум, планов на жизнь никаких, жить только для себя

Люди со статусом

Мне повезло в том смысле, что мы друг друга поддержали, общая беда как-то даже укрепила наши отношения. Нет, обиды не было, это ведь ответственность каждого, никто меня не заставлял заниматься сексом без презерватива, хоть и с любимым парнем, который был единственный. Как только мы оправились от шока, стали собирать информацию: интернет, врачи, группы помощи. Так я узнала, что жить можно и жить хорошо. Я закончила институт, о чем всегда мечтала, но откладывала, родила здоровую дочь, у меня любимая работа, удавшаяся карьера - я исполняющий обязанности директора. Родные нас приняли и во всем поддерживают. Единственный негативный момент я испытала, когда врач, не зная о моем статусе, сказала - господи, ну что им помогать, сами заработали, пусть сами и расхлебывают. Ну, что я могу сказать на это? У меня первый мужчина - был мой парень, который потом стал мужем, которому я доверяла на все сто процентов. Виновата ли я в том, что произошло? Сегодня дискомфорт в связи со своим статусом я  испытываю  только из-за терапии, каждый день принимаю препараты. Это поддерживающая терапия, она останавливает развитие вирусов. Благодаря лекарствам я и здорового ребенка родила, и планирую второго. Мы с мужем планируем дожить до глубокой старости, хотим увидеть внуков, объездить весь мир. Я теперь понимаю, что все это возможно. Хотя отдаю себе отчет в том, что может случится иначе, и осознаю, что, возможно, завтра мне придется бороться за свою жизнь. 

Люди со статусом Люди со статусом

И когда поверил, начал принимать АРВ-препараты, понял, что буду жить, но тут пришли другие мысли. Я начал видеть картины семейной жизни. А в подсознании – ой, у тебя же этого никогда не будет. Постоянно, как лягу спать, так перед глазами семейная жизнь. Я же не знал всего о болезни. Инфекция не давала покоя. Должна же быть какая-то цель в жизни, мечта, что-то должен человек воплощать, а не просто есть и пить. Спасть, вставать, работать, чтобы питаться - это было для меня мучительно. Но когда узнал, до того обрадовался. До сих пор не могу понять, как это подействовало. Я случайно попал в группу взаимопомощи, и встретился там с семейными, смотрю, оппа, а у них дети здоровые, –  меня это вдохновило, как второе дыхание открылось. Нет, я пока не женат… Есть женщина, нравится мне, и я ей вроде небезразличен, но она в гражданском браке, не готова говорит. Да, положительная. Я для себя сразу решил, что женщину буду искать в своем контингенте, среди ВИЧ-положительных. Самое тяжелое для меня не ВИЧ-статус, а одиночество. Я не смерти боюсь, а ужас прямо меня накрывает, как подумаю, что умру в одиночестве. Это, вообще, самое тяжелое в жизни - одиночество. Приходишь домой с работы, мать у себя в комнате, ты у себя лежишь и смотришь в потолок - вот это тяжело, а не ВИЧ. А с наркотиками я сразу завязал, как узнал, и вот на своем опыте скажу вам, пока человек сам не захоче,т никто ему нет поможет бросить, ни врачи, ни полиция, ни родители. Даже сам президент не поможет! Я же как сумасшедший был, ничего мне в жизни не надо было кроме них. Я когда впервые попробовал, первый мой вопрос был: а есть еще?

Люди со статусом

Оксана, 36 лет, Алматы

Я замужем, живу в браке 12 лет, у меня дискордантная пара. Когда я познакомилась с мужем - это было в 98-м году - я уже плотно сидела на игле. Полгода скрывала, пряталась, а он даже не понимал, потому что совсем далекий от этого человек был. А я и не любила его тогда, только использовала ради денег, чтобы новую дозу купить. Муж всю жизнь со мной бился, пытался вылечить, потом смирился, и даже, чтобы я не попала в тюрьму,  домой мне привозил наркотики, лишь бы я нигде не шарилась. А в 2006 году я в очередной раз легла в наркологическую клинику и там познакомилась с парнем, и так получилось, что зацепило меня. Может потому что мы с мужем ругались к тому времени часто, он устал - деньги давать, ждать с больницы, выручать из ситуаций всяких. И я типа влюбилась и ушла к другому человеку. Полгода с ним жила - он тоже был наркоманом – и за эти полгода ВИЧ и заразилась, еще и в тюрьму села, ну, там наркотики, подставили меня. Я точно знаю, что заразилась в эти полгода, потому что когда я вышла из реабилитационного центра, у меня анализы были отрицательные. Не знаю, почему так получилось, наверное, страсть. Что-то меня в нем привлекло, у меня ведь муж весь такой положительный, а тут романтика воровская. И вот в тюрьме мне говорят о моем статусе, я звоню родным сказать, чтобы проверились, и знаете, муж простил меня. Он пришел ко мне, помог, "развел", на зону я в итоге не попала, а вернулась к нему. Полгода отсидела в СИЗО, до суда не дошло. Что? Муж? Ну да, святой человек… Просто любовь у него ко мне очень сильная. Он женатый был, когда мы встретились, дети у него. Ну как женатый? Его в молодости женили по обычаю, а он не любил ее, ходил по бабам как неприкаянный, а тут на мне что-то замкнуло его. 

Люди со статусом

Я не могу сказать, как заразилась, через секс или иглу - мы пользовались одной иглой, не предохранялись, поэтому все возможно. К нему я, конечно, не вернулась, а через год узнала, что он умер от передозировки. Три месяца я в депрессии прожила. Если честно, уже зная о своем статусе, опять начала употреблять, колоться периодически, типа все равно умру. СПИД-центр стороной обходила. Но потом меня туда все-таки затащили добрые люди и познакомили с Розой, она давно уже со статусом живет. И, наверное, то, что она на тот момент 12 лет жила с ВИЧ – это меня вдохновило - о, оказывается я не год проживу, а можно и 12. И потихонечку она начала меня привлекать к работе, а как-то говорит, если бросишь, возьму к себе, будешь помогать. Я ей тогда врала, что не употребляю, но она все понимала. И несмотря на это, послала меня на тренинги, я выучилась, стала сама помогать людям. Знаете, я по шагам шла и тяга пропала, хотя я 12 лет не могла справиться с этими проклятыми наркотиками. Сейчас уже 2 года как не употребляю, со мной такого еще не было, я после реабилитационных центров как выходила, через пару дней принималась за старое. На первом этапе было сложно, особенно, когда приходили действующие наркоманы, они даже предлагали, и иногда такой соблазн был, что я сразу бежала в группу анонимных наркоманов. А теперь все, абсолютно не тянет,  я теперь сама могу помочь. И муж успокоился, что я теперь не бегаю по "ямам", живу спокойно. 6 лет мы живем с моим статусом, предохраняемся, все, тьфу-тьфу-тьфу,  хорошо. И с сестрой отношения наладились, она было отвернулась от меня, устала ходить по больницам, "ямам", и один раз в сердцах сказала: не ходи ко мне больше. Я ужасно испугалась, мы же одни с ней, родители у нас умерли рано. А сейчас все отлично, езжу к ней, с племянниками люблю общаться, сестра не противится этому

Люди со статусом

Александр Полькин, 42 года

Ну, как у меня все началось. Я тогда жил в России – уезжал одно время - ну, проблемы с деньгами возникли, поехали кровь сдавать. Там говорят: у вас гепатит B и С. Я пришел домой и говорю жене, у меня гепатит… И мы развелись. Вернулся я сюда, в Шымкент к маме с папой, жил год-два, опять начал употреблять наркотики. Я бросал, а тут опять старые друзья, туда-сюда. В общем, поехали мы с одним товарищем в Забадам, такой район у нас есть, где все эти дела продаются, и не знаю, я прям на следующий день почувствовал, что мне нехорошо. Температура, на губе что-то соскочило. Слышал я про этот ВИЧ, СПИД. У меня сразу сложилось, что вот я подцепил от него (от товарища) СПИД. В общем, для себя я сделал вывод, что эта болячка у меня есть, но в больницу не пошел. А поехал в Россию, надо было выписаться, дети у меня там, жена бывшая. Ехал, всю дорогу температура держалась 37 и1, 37 и 2, 37 и 7, неважно себя чувствовал, только на "ацетилке" держался, выпью таблетку – часа два нормально, так и продержался. А когда вернулся домой, думаю, в Россию не поеду больше, надо мне делать вид на жительство или гражданство. Иду с документами, мне говорят, надо сдать анализы на ВИЧ. Ну что? Два раза сдал, подтвердилось все, поставили мне статус. Да, я был готов, мало того, что в России мне сказали у тебя гепатит В и С, и по ходу еще этот, блин, ВИЧ проклятый. 

Люди со статусом

В общем, получил я статус ВИЧ-положительного в 2005 году. Жалею, конечно, я же практически независим был, мог уколоться, мог не уколоться, просто от настроения. И вот заработал себе. А к тому товарищу я потом прихожу, а он сосед, через дорогу жил на моем районе, он говорит: «Санек, я не знаю, я не при делах». Я ему: «Ну ты иди, проверься, я же тоже не могу утверждать». Напряг я его, он и пошел, а где-то через месяц говорит: «Да, Санек, подтвердилось, я ВИЧ-инфицированный». Ну, что, полгода не проходит - у него цирроз печени. Помер он. А что обижаться, он же не знал. Если бы знал, я может, по-другому думал, а он же не знал. Что я ему? Мы сами в ответе, что с нами происходит. К своему здоровью надо посерьезней относиться и думать о будущем. Знаете, я после этого как-то по другому стал смотреть на жизнь. Как-то раньше мне было по-барабану. А сейчас жить стал, как нормальные полноценные люди. Перестал употреблять наркотики, ну выпивать выпиваю иногда. У меня есть девушка, она не ВИЧ инфицированная, ну, предохраняемся, все нормально. Она в наш центр пришла, брошюрки почитала. Я ей сразу сказал, что я ВИЧ- инфицированный, выбор делай сама. Она вроде согласилась, 8 месяцев уже вместе живем. Принимаю терапию. Честно говоря, никакого негатива нет, раньше было какое-то стеснение, тяжело было, но спасибо группе взаимопомощи, спасибо Баке, спасибо Фирангиз, они очень помогли мне. А когда только сказали, я подумал - ойбай, вот это я попал!

Люди со статусом

Наталья, 31 год, город на севере Казахстана

У меня первым на наркотики подсел муж. Я с ним долго боролась, грозила, уходила с дочерью, возвращалась. А потом однажды, не знаю, как получилось, он мне говорит: «Нат, ты не понимаешь какой это кайф, ты просто попробуй». И я то ли устала, то ли от отчаяния, а может назло, попробовала. И подсела. Мы с ним стали на пару колоться. Но через какое-то время я все-таки решила завязать, нашла в себе силы и ушла к матери, дочь к тому времени  у нее жила. А чуть позже у меня лимфоузлы воспалились, вообще плохо себя чувствовала и  пришла в больницу. А там на стенах плакаты развешаны с информацией о СПИДе, и я как-то машинально без интереса стала читать, и в числе признаков заражения прочитала свой симптом - лимфоузлы. Я сразу побежала вниз, там кабинет был, где можно было сдать анализы на ВИЧ. Сдала и совсем забыла об этом, а через два месяца мне домой приходит письмо, с просьбой прийти в СПИД-центр. Так я узнала о своем статусе. Я тогда уже в завязке была, но как узнала, опять начала колоться, просто слетела с катушек, срыв был полный. Ушла из дома, жила в каких-то непонятных местах, мама подняла разговор о лишении родительских прав. И это подействовало на меня, я испугалась, легла в клинику реабилитационную и вылечилась от наркозависимости. С 2009 года ни разу не принимала. Пришла в СПИД-центр, принимаю препараты, хожу в группу взаимопомощи… 

Люди со статусом

Имя просил не называть, 30 лет, Талдыкорган.

Я был из числа активных, так называемых, модных пацанов в городе. А тогда, как считалось, если ты типа крутой, то должен принимать наркотики. Так я начал колоться с 18 лет, а в 20 случайно выявился мой статус. Сервисных организаций, помощи психологической тогда  не было, и получается, я 6 лет не лечился, боялся, прятался. Помните, какие раньше социальные ролики были? СПИД - это смерть с косой. Как-то не добавляла такая картинка уверенности. Так я и бегал от СПИД-центра, хотя искали меня, домой приходили. И среди родных двойная стигма: наркоман, еще и ВИЧ-инфицированный, в общем, переехал я в другой город. А наркотики бросить все еще не мог. Помог случай, мне надо было сдать анализы и там, в кабинете я познакомился с человеком, таким же как я, ВИЧ-инфицированным. Поговорил, пообщался, он затащил меня в свою группу, где все такие же, и знаете, насколько мне легче стало? Все изменилось. Потому что я бегал от всех, аж в другой город убежал, а бегал, получается, от себя.

Люди со статусом

С наркотиками я окончательно завязал, женился,  жена положительная, но у нас двое абсолютно здоровых детей. Не знаю, стоит ли об этом говорить, потому что профилактика все равно необходима, но вероятность заражения ребенка при родах низкая, это возможно только на стадии, когда плод выходит, например, кровь может попасть в глаза ребенку. А препараты блокируют и этот момент, делают заражение практически невозможным и обязательно искусственное вскармливание. С родителями наладил отношения, искупил перед ними прошлые грехи… А пацаны, с которыми в юности водился и кололся вместе - большинство из них уже мертвы. 

Люди со статусом

Эта героиня в последний момент попросила убрать ее фото и имя. Мы выполнили просьбу. Но у нас осталась рассказанная ею история. 46 лет, город на севере Казахстана.

Мой муж был известным в городе человеком: спортсмен, чемпион мира, обласкан властями. Жили мы хорошо, пока в начале 90-х годов не начались эти шальные деньги. Муж связался с криминалом и, в конце концов, уехал, бежал из страны. Я осталась одна с дочерью, трудно, конечно, пришлось после былого материального изобилия. А через два года я случайно встретила друга мужа, мы разговорились, стали общаться… я приняла его ухаживания. Это был второй мужчина в моей жизни, я рано вышла замуж. Он тоже занимался бизнесом, что-то связанное с железнодорожными перевозками, постоянно мотался между Москвой, Карагандой и Алматы. И вот - это было в 2000 году - я приехала с дочкой к нему в Алматы, и мне буквально на следующий день стало плохо, двустороннее воспаление почек. Меня по знакомству положили в какую-то крутую клинику, хотя у меня даже не было алматинской прописки. Дочь у знакомых оставила. В один день пришли ко мне его друзья, какие-то взбудораженные, непонятно себя вели, нервно, но ничего не сказали, ушли. Через два дня опять приходят и говорят - убили Сергея, расстреляли. И тут еще мой врач вызывает их к себе, они возвращаются и говорят, что-то непонятное там, со СПИДом связано. Ужасное было время. Я в тот же день выписалась, забрала дочь, купила билеты и прямиком уехала домой. Нет, я никуда не пошла, анализы не сдавала, больше всего боялась заболеть, чтобы не попасть в больницу. Я вообще сомневалась, не была уверена, мне ведь врач ничего не сказал, мало ли что, мне и не хотелось уточнять, я убегала сама от себя. Так прожила пять лет, пока по знакомству меня случайно не познакомили с человеком, который работает в общественной организации помощи ВИЧ-инфицированным. Я с ним стала общаться и как-то говорю, дай мне образцы на анализы, один человек подозревает, но боится обращаться напрямую. Он мне дал, я сама взяла у себя пробы, отдала их и стала ждать. Примерно через месяц он мне говорит, передай другу, чтобы пришел в СПИД-центр, анализы показали положительно. Ох, сколько я передумала, переплакала, ходила в депрессии, ни с кем не разговаривала. И как-то  дочь не выдержала, ей тогда уже 18 лет было, говорит: мама, что тебя мучает? И я рассказала ей. Конечно, дочь меня поняла, поддержала. Она и Нурали - единственные, кто знают о моем статусе. Самое тяжелое, что зять у меня почему-то ненавидит ВИЧ-инфицированных, вот прям враждебно настроен. Если он узнает, сразу разведется с дочкой, а у них ребенок, и вообще,  семья хорошая, живут дружно. Вот этот страх держит меня. Я веду здоровый образ жизни, не курю, не пью, гимнастику делаю, у меня есть специальный комплекс упражнений. Сейчас я приехала в Алматы по работе и хочу у Нурали попросить образцы на анализ, опять хочу сдать, а вдруг покажет отрицательно? Я до сих пор не верю. А на того человека я не обижаюсь, думаю, он сам не знал. Нет, наркотики он не принимал, это совершенно точно, во время командировки где-то, наверное, заразился. Мало ли - гостиницы, женщины случайные - мужчина все-таки. 

Поделись
Дамир Отеген
Дамир Отеген
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000