VOX POPULI 10 мая, 2012 13:00

Казахстанская мечта в 50 лет

Герои нашего репортажа – 50-летние казахстанцы. Их родители прошли войну, их детство пришлось на хрущевскую оттепель, а к тридцати годам им пришлось перестраивать себя под новую страну, новый государственный строй и новые правила жизни.  Удивительно то, что почти все они сумели перестроиться, и сделали это достойно. Сегодня они с успехом реализуются, строят планы, и потихоньку  смеются над своими тепличными детьми, родившимися  уже в другое время 10 лет, 15 лет , 20 лет , 30 лет , 40 лет , 50 лет, 60 лет
Казахстанская мечта в 50 лет

Александр: "Когда однокурсницы моей дочери спрашивали ее: «В детстве ты гордилась  тем, что твой папа – летчик?», она отвечала: «Мы жили в поселке летчиков, там кроме летчиков других пап не было»

О  жизни и планах: В Целиноградской области закончил школу, там же окончил летное училище, потом учился в академии, в 21 год стал командиром АН-24, сейчас пилот-инструктор "Боингов".

Vox Populi: - Это круче, чем командир экипажа?
Александр: - Выше,  я – командир, но со мной  находятся пилоты, которые только учатся летать. Летаем на дальние рейсы, на западе – в Лондон, на востоке – в Бангкок, Куала-Лумпур.

О катастрофах: Если проанализировать последние катастрофы в России, почти все они связаны с человеческим фактором. Я не знаю, в чем проблема, может в том, что западные самолеты отличаются от советских, там другая философия. На советских – все работали на командира, весь экипаж, сейчас двое управляют самолетом, они почти равноценны: один управляет, второй выполняет все операции. Сейчас на тренажерах можно отработать  абсолютно все ситуации, раньше советские тренажеры этого не позволяли, конечно.

О  казахстанской авиации: Серьезный подход, все полеты мониторятся, существуют расшифровки. Если намечается тенденция отклонений – сразу ищут причину, и принимают меры. Кроме того, мы постоянно занимаемся на тренажерах в Лондоне, Амстердаме. Здесь такие тренажеры не нужны, они стоят почти как самолет, поэтому там работают круглосуточно, можно даже в час ночи прийти и начать заниматься.

О пенсионном возрасте летчиков:  Законодательство всех уровняло, летчики выходят на пенсию так же как все - в 63 года.  Но по здоровью требования к пилоту, конечно, выше. В простой больнице мне скажут, что я здоров, а наши врачи могут не допустить к полету, скажут: «Тебе нужна операция»

Vox Populi: - У вас были такие случаи?
Александр: - Были. Камни в желчном пузыре, жить с ними можно, а летать – нельзя. Сделал операцию. Работа дает мне абсолютно все, пока есть здоровье, буду летать.
Vox Populi: - А после 63?
Александр: - Скажут – не будешь летать, могу заняться обучением на тренажерах. Та же самая работа, только без полетов. Но на пенсию не хочу.

О поколении: Не такие продвинутые, не такие напористые, стараются придерживаться правил, и это – правильно. Но жизнь изменилась, изменились и правила. И многие остались не у дел. В 90-х, когда советская авиация прекратила свое существование, была сложная ситуация.

Vox Populi: – Помню то время, было много забастовок и акций протестов летчиков, мы тогда еще в «Информбюро» ездили снимать безработных пилотов.
Александр: - Все верно. Тогда в авиации остались 10%, остальные ушли. Кто-то начал в Африку летать.
Vox Populi:- Было много скандалов с летчиками в Африке, они постоянно попадали в какие-то ситуации, то с контрабандой, то с оружием.
Александр: - В Африке другие правила
Vox Populi: - Вам предлагали летать в Африку?  
Александр: - Да, было предложение, я мог полететь, но потом поступило другое. Сейчас эти люди себя нашли, вернулись в нулевых. Не все, потому что тяжело было, ту же медкомиссию пройти спустя столько лет. Но многие работают рядом с авиацией: в аэропортах, в авиационной безопасности, на авиахимработах. 

Об обществе: Терроризм, конечно, пугает. Нас, летчиков, это касается в первую очередь. Правила безопасности стали очень жесткими. Я просто так не имею права к самолету подойти, мы проходим много кордонов перед рейсом. 

О Боге: Никогда не верил. Вижу, как бывшие коммунисты со свечкой  в церкви стоят.

Vox Populi: - То есть, ничего нет?
Александр: - Я предполагаю, что может быть всемирный разум. Наша вселенная настолько грандиозна, и есть два варианта: или Бог меньше этой вселенной и тогда он тоже не всемогущ, или он больше Вселенной, а значит,  настолько велик, что наши ритуалы ему – песчинки в море.

О детских мечтах: Сбывшаяся мечта, конечно, с детства  -  быть летчиком. Но никогда не думал, что буду летать на таких самолетах.     

О мечтах: Честно говоря,  мечтать больше не о чем. Мечтать – вроде как стремиться. Ну что, мне танцевать идти что ли? Купить машину – это даже не цель,  пошел - купил. Может только смотреть на детей, как они будут жить. У меня сын тоже пилот, выпускается сейчас из колледжа

Казахстанская мечта в 50 лет

Светлана: "Сейчас я влюблена в двух мужчин"

О жизни и планах: Я прожила три жизни, реально. Первая жизнь - до рождения сына, вторая -  после рождения, и третья - после 2005 года, после сильной травмы. Я тогда упала во дворе. Как упала - не помню, все стерлось в памяти. Очнулась уже дома в кровати. Тогда у меня атрофировались сосуды с правой стороны, я потеряла слух, видите аппараты? (в ушах слуховые аппараты) Заново училась ходить, говорить, держать голову. Я восстанавливалась шесть лет. Недавно сделала томографию, мой врач ахнул! Сказал: «У вас сосуды как у 30-летней!»

Vox Populi:- Как вам это удалось?
Светлана: - Помню, выпал первый снег, а я его люблю страшно, всю жизнь любила, еще со школы. Дома никого не было, все на работе, а я встать  с кровати сама не могу.  Приехал брат, взял меня на руки и вынес на улицу. С этого снега все началось. Я много думала, почему это со мной произошло? Стала увлекаться психологией, нашла книгу «Исцели свое тело», набросилась на нее как голодная волчица (смеется). Я стала разбираться и нашла причины. Не о том я думала, не на то тратила свое время, и мое тело «взбунтовалось». Тогда я стала по-новому смотреть на жизнь, все переосмыслила. Когда мне хотели поставить инвалидность, я отказалась, сказала: «Нет! Я слишком молода» (смеется) Сейчас я работаю в компании, которая занимается поставкой офисного оборудования, занимаюсь корпоративными клиентами, работу я свою люблю. Летом собираюсь пойти на аргентинское танго, уже присмотрела себе клуб (смеется).  

О любви:  Вы что? Без любви ничего не делается. Я влюблена не в одного, а в двух мужчин, и в обоих по-разному. Они отвечают взаимностью, но зная, что я на втором плане быть не собираюсь, шаги не предпринимают.  Один из них женат. Я недавно поняла, возможно, я готова не для стандартного брака, а для гостевого. Зарегистрировались, но живем в разных домах. Когда молодые женятся, первый период -   эйфория, потом наступает объективная реальность, молодым она на пользу, а нам зачем? Я хочу дальше себя реализовывать, а в гостевом друг друга можно все время заводить.

Об обществе и деньгах: Я  стала чаще чувствовать равнодушие со стороны людей, меньше отзывчивости, все стали реже улыбаться. В любой конфликтной ситуации  улыбайтесь, даже если сто раз виноваты. И потом, деньги. Вот даже сейчас, пока сидела и ждала интервью, пришел мужчина, так он говорит только о деньгах! Меня это сразу оттолкнуло, второй раз мы не заговорим. Люди сосредоточены на деньгах.  Если тебя не устраивает твоя нынешняя работа, ты с ужасом идешь в офис, не получаешь удовольствия - не ходи, брось, найди то, что тебе по душе! Нужно заниматься тем, что доставляет удовольствие. И тогда работа ответит взаимностью! Есть такое понятие «шире круг», когда выбираешь работу, которая тебе нравится - шире возможности, это неизбежно, закон.

О Боге:  Был такой момент, была ночь, было плохо, и я попросила о помощи: «Перероди меня, я хочу себя видеть такой, какой ты хочешь меня видеть». И под утро мне было видение, у Него были такие руки, как листья папоротника, он обмахивал меня. Это - благодать.

О детских мечтах: Я мечтала  стать педиатром, я очень люблю детей. Тогда папа меня переубедил, и я пошла на фармацевта. Но в принципе, я стала врачом, просто другим, многим помогаю, психология стала моим хобби, я на ней не зарабатываю. 

О мечтах:  Много их (смеется) Кроме танго, плавать хочу научиться, в детстве тонула, так и не научилась. Все пытались учить: и инструкторы, и друзья, а страх остался. Но во сне я плаваю (смеется), и брассом, и на спине, и на животе (смеется). Очень хочу плавать. И, конечно, вся моя жизнь связана с сыном. У нас был трудный путь. Он просил не говорить про него, но как я не скажу? Это мои главные успехи!

Казахстанская мечта в 50 лет

Зарубек: "Я не хотел оставаться человеком XX века

О жизни и планах: Руковожу компанией,  я - вице-президент. Это дисконтный  клуб, люди, которые приходят к нам, получают скидки от наших партнеров. Да, это любимое дело. Хотя три  года назад я боялся даже потрогать мышь, подойти к компьютеру,  XXI век - это век новых технологий, информации. В итоге, я методом тыка за три дня освоил компьютер, сейчас уже на уровне создания сайтов.

Об обществе: У нас слишком много вузов. Есть количество, но нет качества. В наше время по пальцам университеты можно было пересчитать, и люди находили себе применение, сегодня они тысячами выпускаются, а применения нет. Недавно разговаривал с выпускницей медицинского вуза, она пойдет на зарплату  - 30 тысяч тенге. 7 лет училась и что?

О деньгах: Это очень сильная энергетика. Развивающийся капитализм - это нормально, все строится на деньгах, они превалируют в сознании, учеба платная, медицина качественная – платная.          

О Боге:  Отец был очень образованный, обучался в медресе, потом во взрослом возрасте украдкой почитывал Коран. Азы Корана я с детства знаю. Верю, настанет тот день, когда я начну читать намаз.

О поколении:  Люди с качественным высшим образованием, умудренные жизненным опытом, которые вложили свои знания в крупные предприятия или компании. Это активные люди, которые еще будут работать. Они не за бортом. Многие мои одноклассники, сокурсники занимают активную жизненную позицию, работают, учатся, нам далеко еще до пенсии.

О политике: Я не хочу, чтобы моим голосом кто-то воспользовался, для меня это важно, я хожу  на выборы принципиально. Хотя надо реально смотреть на эти вещи. Конечно,  я хочу перемен, хочу чтобы у нас на самом деле существовала свобода слова.

Vox Populi: - Она вам кажется формальной?

Зарубек: - Мы зажаты, о политике по-прежнему говорим на кухне, среди друзей, говорить открыто можно только в определенных кругах.

О любви: Она такая же, какая была в 25 лет. Это чувство, которое тебе Всевышний дает. Все решается на небесах, мы более 25 лет живем в любви и согласии, слово «развод» меня пугает. Для нашей семьи - это неприемлемо.   

О детских мечтах: Для нас в то время слово "шофер" - это было что-то…

О мечтах: Свои планы я реализовал. А теперь можно просто созерцать, воспитывать будущих внуков, вести степенный образ жизни, отдыхать. Я раньше занимался  бизнесом, был немного далек от воспитания детей, теперь хочется быть с ними рядом

Казахстанская мечта в 50 лет

Гений: "Я себя даже особо талантливым не считаю"

О жизни  с таким именем:

Vox Populi: - Как вам живется с таким именем? Это же чудовищное бремя…
Гений: - Страдал с детства. Был такой случай, детьми в детском саду на праздник рассказывали стихи и рассказы про Ленина. И мне нянечки  шепчут: «Гений, расскажи, какой Ленин - гений», а я понять не могу, как же Ленин может быть гением, ведь Гений – я. Имя ставили в укор все время, нет, не дома, дома его вообще не касались, в школе, институте. Лет в 16 я думал изменить его.
Vox Populi: - Как хотели себя назвать?
Гений: - Евгением.
Vox Populi:- А Гением вас почему назвали?
Гений: - Мама работала в газете, там был такой журналист. Родителям понравилось имя. Я таланта в себе не видел, где бы я не работал, я делал все на уровне хорошего ремесленника, я – хороший исполнитель.

О казахстанском футболе: Своим достижением, как спортивного журналиста,  я считаю перевод казахстанского футбола из азиатской федерации в УЕФА. Я принимал в этом очень большое участие, и рад, что был инициатором.
Vox Populi: - Работали с Рахатом Алиевым?
Гений: - Рахат Алиев работал со мной (смеется)
Vox Populi: - И как этот перевод  отразился на казахстанском футболе? Особых достижений ведь нет?
Гений: - Сейчас мы на задворках, а были бы в полной заднице. Борис Львович Каретников (заслуженный тренер Казахской ССР) говорил: «Наше поколение жило футболом, а нынешнее живет за счет футбола». Руководители пытаются заработать, потому что бюджеты очень большие. Отсюда и проблемы. Вот на весь мир огласили задачу попасть на ЕВРО 2016. Так распишите задачи,  у нас даже плана развития футбола нет. Например, проект футбольный «Астана» проваливается. Финансирование огромное через "Самрук-Казына" проводят, пригласили тренера за большие деньги, и начали насильно забирать сильных игроков из клубов. Сейчас некоторые клубы даже судятся. На Чемпионате Республики в итоге проигрывают. Главная ошибка – начали строить футбол с обогащения клубов, не подумав о фундаменте. В футболе деньги нужно вкладывать в инфраструктуру и детей.

О спортивной журналистике: Если ты журналист, не иди на сделку с совестью между правом  читателя знать и обязанностью журналиста сообщать. Существует ответственность. И самая большая - ответственность перед собой.

Vox Populi: - Очень громкие слова. Много вы ответственных видели?
Гений: - Видел, и сам страдал. На меня дважды совершалось нападение: в 2005 году, когда мы в «Proспорте» писали о коррупции в футболе. Тогда на отборочном матче кто-то разбросал листовки с призывом: «Алиева в отставку!» и в них были выдержки из наших статей. К листовкам мы, конечно, отношения не имели,  но выключили меня профессионально (смеется)
Vox Populi:- Алиев выключил?   
Гений: - Как я могу это утверждать?Но в то время он был главой Федерации. Хотя до этого он награждал меня за переход в УЕФА. Второе нападение было  в марте этого года. Тоже писали о коррупции, причем это были не наши материалы, а данные международной организации. Все промолчали, а мы перевели и опубликовали на нашем сайте. Потом, меня избили.

О поколении:  Мне повезло, я с такими людьми рос: честные, справедливые, воспитанные и интеллигентные. Моими однокурсниками были Ермек Турсунов, Алтынбек Сарсенбаев, Ермурат Бапи, Роза Галеева.  
Vox Populi: - Уникальный у вас был курс. Все попадали под прессинг в свое время. Сарсенбаева нет в живых…
Гений: - Прессуют. Но это наш крест, мы должны его нести и вокруг себя таких  же воспитывать.
 
Об обществе:  Культуры не хватает, и чувства сопереживания. На любом уровне. И чиновнику и журналисту.  А за коррупцию должно быть жестокое наказание

Vox Populi: - У нас же прощают всех. Сажают – амнистируют, сажают – милуют.
Гений: - А должны наказывать.

О политике:  Я ходил на митинги. Когда Алтынбека Сарсенбаева хоронили, стоял в почетном карауле, отдал дань…Потом на митинге был,  где Бапи выступал. Подошел, поздоровался, не мог не подойти.

Vox Populi: - Вы же в КазНУ преподавали? Как вы, казнушний преподаватель, позволили себе с оппозицией «якшаться»?
Гений: - Я дважды отказался в партию вступать.  Второй раз будучи преподавателем, в 2005 году.
Vox Populi:- Значит, можно отказаться?  Не гнали вас потом в шею?
Гений: - Можно, конечно, можно. Даже с зарплаты ничего не сняли. И первый раз, еще в 1989, мне за отказ вступить в КПСС ничего не было.

О детских мечтах:  Мечтал стать футболистом и спортивным комментатором. Я репетировал, следил за публикациями Диаса Омарова и Николая Озерова, пытался комментировать, когда мальчишки играли. Бредил «Кайратом», знал всех игроков, для меня – подать им мяч, или кого-то в городе увидеть – рассказов потом на неделю (смеется)

О мечтах: Я реализовался. Пусть я не поиграл на высоком уровне, но я поиграл в футбол. Сегодня, если я выйду на поле, пусть там будет Месси или обычный мальчишка со двора – я смогу поиграть,  и никто не скажет: «Что за чайника вы привели?». Это счастье.

Казахстанская мечта в 50 лет

Шолпан: "Сегодняшняя религиозность – дань моде"

О жизни и планах: Я - историк-востоковед, в детстве увлекалась историей, потом окончила Ленинградский институт,  от истории отошла, но моя любовь к Индии осталась. Стараюсь ездить туда каждый год, занимаюсь духовными практиками. Люблю Восток больше, чем Европу. Запад со своими материальными ценностями скучноват.  Восток он беден, но духовно богат, там нет агрессии.

Vox Populi:- А мы к кому ближе?
Шолпан: - Наши люди больше стремятся к Западу, к этим ценностям. Мы пока что далеки от духовности, хотя много говорим о религии, но религия -   это дань моде, кто-то просто так прячется. Сейчас я занимаюсь общественной работой. С 1996 года веду социальные и благотворительные проекты. Это тяжело. Недавно пришла к тому, что все-таки нужно открывать свой бизнес - семейную академию,  хотя это тоже социальный проект.

О сиротах: Я делала большой проект: «Чужих детей не бывает», у нас  очень много социальных сирот, которые при живых родителях живут в детских домах.  К тому же, очень сложно взять и усыновить ребенка. Есть такая система патроната, она – переходная, когда их еще содержит государство, но детей можно брать в семью. Им не хватает именно общения, тепла и заботы. У нас же как? Если мы говорим о благотворительности, люди идут в детский дом, несут подарки и конфеты, они откупаются, и тем самым, оказывают этим детям медвежью услугу. В итоге, дети растут иждивенцами, они привыкли, что им все должны. Другая важная составляющая  проекта – перемена общественного мнения. У нас считается, что усыновленные дети - это изначально больные, наркоманы и алкоголики. Это не так. Другой вопрос, что когда они находятся в таких условиях, кем они вырастают? Это дети, которые не умеют мечтать, они не знают, какие бывают профессии, кроме таксиста, милиционера и педагога.

О поколении:  Есть такие женщины, я их называю «тетеньки», они живут прошлым, не настоящим и будущим, а прошлым, и я вижу, как они стремительно стареют. Я не говорю, что нужно тусоваться, уходить к молодым, дело не в этом. Нужно жить настоящим! Жизнь так прекрасна и замечательна, так много интересного! А люди уходят в негатив, начинают свои болячки вытаскивать, ругать всех остальных, все виноваты. Вот это -  позиция жертвы: я – бедный, несчастный, все вокруг - плохие. Но есть,  конечно, и те, которые нашли себя и смогли реализоваться. И у них еще много впереди, они знают, что их способности и опыт пригодятся, они идут вперед и живут полной жизнью. Я  уважаю таких людей.

Об обществе:  Мне не нравится потребительство современное,  стремительное развитие  этой культуры. Счастлив ты от этих вещей не будешь. Не нравятся наши перекосы, когда «Хабар» показывает как все хорошо, как все классно, но при этом чувствуется фальшь и неискренность,  и есть КТК, которое показывает,  как все плохо. У меня много друзей  - журналистов, и когда я начинаю говорить об этом, они говорят: « Что ты  хочешь? Это наша аудитория,  если мы будем показывать это, нас не будут смотреть». Но, надо формировать этот вкус. Нужно думать, что это – твое общество, ты в нем живешь, здесь дети твои.

О Боге: Я не верю в дяденьку, который сидит там и всем раздает. Религии  не приемлю, это манипуляции и контроль. Но если бы я выбирала себе религию, я бы выбрала буддизм.Я  ездила к  Далай-ламе. Он поразил меня своей светскостью, абсолютно простой, хихикал, шутил, отвечая на вопросы, очень легко общался с людьми. Взял меня за руку и я поняла, что это обыкновенный земной  человек, он просто очень любит людей. Вот эту любовь очень важно в себе развивать.

О любви: Я для себя решила, что для моих детей будет лучше, если я буду жить своей личной жизнью. Я не понимаю тех мам, которые посвящают себя детям, тем самым лишая себя других удовольствий,  радостей общения с друзьями, с  мужчинами. И когда дети вырастают,  женщины оказываются в вакууме, в депрессии. Мне кажется, мои мальчики (двое сыновей) меня и уважают за то, что я – самодостаточна.

О детских мечтах: Я хотела быть врачом, хирургом.

О мечтах:  Мечтаю, чтобы мои дети, мои сыновья состоялись, чтобы они встали на ноги. Мечтаю о внуках, у меня нет дочери, хочу, чтобы снохи были мне как  дочки. С другой стороны, я  мечтаю, чтобы моя жизнь была моей жизнью

Казахстанская мечта в 50 лет

Омаржан: "Хочу, чтобы дети не попадали в тюрьмы. Это моя цель" 

О жизни и планах: Я  27 лет отслужил в органах внутренних дел, последние 11 лет прошли в детской  колонии, 8 лет замом,  а в 2010-2011 – начальником колонии.

Vox Populi: - Вас отставили? За пытки?
Омаржан: - (смеется) Я – заслуженный пенсионер (показывает корочку). Я хочу с детьми работать, люблю это. Это как если бы вам дали грязное, разваленное здание, а вы из него конфетку сделали. Дали трудного ребенка – а вы из него человека. Мне нравится опыт ювенальной юстиции Германии. Там судят специализированные судьи, это у нас тоже есть, но дальше в Германии с ними работает не полиция, а психологи, педагоги. Ребенка осудили, он получил срок, но едет не в тюрьму, как у нас, а в специализированные учреждения, которые тюрьмой не назовешь, там их воспитывают, с ними работают, они там до 24 лет. У нас судят с 14 лет, до 18 держат в детской колонии, а дальше отправляют во взрослую, где сидят  отпетые преступники. Ребенок, он как промокашка - быстро впитывает все плохое.

Vox Populi:-  Были дети, которыми вы гордились?
Омаржан: – Конечно! Их очень много, до сих пор мне пишут, звонят, даже на свадьбу приглашают. Вот Петр Красков, без отца воспитывался, в 2002  попал за драку, но мы вылепили из него нормального человека. Он сейчас СТО свое открыл. Были такие, которые в военное училище поступали, я сам писал  в Минобороны ходатайство. Еще у меня была программа «Обратная связь», мы работали над тем, чтобы дети осознавали свое преступление.  Были двое пацанов из Тараза,  они убили свою одноклассницу. Они писали письма ее бабушке, просили прощение. В итоге она простила, представляете, какой груз они с себя сняли? Еще один проект был, мы с колледжами совместно работали. Они приводили своих детей,  чтобы те видели, как в тюрьме плохо, а мои потом поступали в колледжи.

Vox Populi: - Вы по собственной инициативе все это делали?
Омаржан: - Конечно. В позапрошлом году возили детей на экскурсию, показывали город, тяжело было, нужно было согласовывать много, но все прошло хорошо, никто не убежал.
Vox Populi:- А своих детей как воспитывали?
Омаржан: - В доверии. Я старался все оставить в кабинете. Хотя тяжело, ведь все через себя пропускаешь. Я своим детям доверял, но проверял. Звонил директору, классному руководителю. У меня профессиональный взгляд такой – (показывает ) и с женой, и с детьми и на работе работает. (смеется) Мне даже стихи писали на день рождения про мой взгляд.

О конфликтах в зоне:

Vox Populi:- Часто у вас конфликты были?
Омаржан: - Каждый день! Сотрудники озлоблены, не понимают, что это ребенок. Да, он совершил жестокое преступление, он убил, но за это он получил срок, его осудили, он получил свое наказание, в тюрьму люди приходят не за дополнительным наказанием, его уже наказали.
Vox Populi:- Как решали конфликты?
Омаржан: -  Снимал форму, садился говорить. Сотрудник жалуется: «Он мне плюнул в лицо, он мне погоны порвал». А малолетка говорит: "Он матерится,  "п..расом" меня обозвал, сказал "...твою мать"…". И я садился и по отдельности говорил с обоими, нужно, чтобы все высказались. Сотруднику говорил: «Как ты можешь его мать оскорблять? Этот ребенок за свою маму отчима зарезал. Ты же понимаешь, как он сюда попал». А   ребенок, он мать вспомнил, плачет. Почти все конфликты так решали.

О детских мечтах: Хотел учителем стать, вот и стал, просто другим.

О мечтах: Мечтаю центр такой открыть, как в Германии, чтобы дети не попадали в тюрьму. Они там мечтают о тюремной карьере, для них это почетно - из детской колонии во взрослую попасть. Им говорят: «Ты малолетку прошел, теперь можешь идти туда». Их спасать нужно, от этой системы, от этой тюремной карьеры! Хочу, чтобы были единомышленники,  очень тяжело достучаться до наших: экспертиза, бюрократия. Нужно идти и доказывать, что это будет работать. И бесплатно кто это будет делать? Кто будет работать и помогать мне?

Казахстанская мечта в 50 лет

Фарида: "Я горжусь своими детьми" 

О жизни и планах: Я по профессии – воспитатель в детском саду, работала 10 лет, потом сады закрылись, и я посвятила себя семье, детям,  я – домохозяйка. Дети меня радуют. Что еще?

О политике: На выборы хожу.

Об обществе: Меня возмущают религиозные вопросы, эти ваххабиты, сектанты.  
Vox Populi:- Как с ними бороться?
Фарида: - Не знаю, как. Власть должна.
Vox Populi: - А общество?
Фарида: - А что мы можем?

О детских мечтах: Хотела стать писателем, стихи сочиняла.

О мечтах: О внуках мечтаю. Для себя ни о чем не мечтаю,  у меня все есть

Казахстанская мечта в 50 лет

Мурат: "Безопасна только юрта в степи"

О жизни и планах: Я работаю в области архитектуры,  у нас вроде архитектурного бюро. Я  работаю с госструктурами: утверждаю, согласовываю, подписываю проекты, прохожу экспертизу. Я не архитектор, но  в семье почти все архитекторы.

Vox Populi: - Вообще, архитектура считается  видом искусством.  
Мурат: - Я тоже так считаю.
Vox Populi: - У вас казахстанская  архитектура  в связи с этим не вызывает отторжения?
Мурат: - Бывает.
Vox Populi: - Есть проекты, за которые никогда не возьмется ваша фирма? Или за деньги хоть Версаль, хоть Эйфелеву башню?
Мурат: - Что касается безопасности, мы подрядчика сразу предупреждаем: «Если отойдете от проекта, мы ничего не будем подписывать». Есть определенные законы, например, положена в колонне арматура 28-го размера, мы никак не засунем туда 16-го. Однажды был частный проект на склоне горы, от которого мы отказались. Предупредили заказчика, рассказали о грунтах, о том, как нужно его укреплять. Он подсчитал, решил, что дорого. Через год пришел, был ливень, у него земля из-под ног ушла.  Спрашивает: «Что делать?». А что делать? Мы ведь предупреждали,  теперь разбирай дом. Что касается внешнего вида, у нас была такая ситуация, когда речь шла о проектировании мечети. Что такое мечеть? Это культовое сооружение,  лицо города, а чиновники порой не понимают, что нельзя его тиражировать, это не типовая пятиэтажка.

О политике и обществе:

Vox Populi: - Существует мнение, что архитектура и строительство – крайне коррупционная сфера.
Мурат: - Я хочу сказать, вся страна коррупционна. Восточный менталитет.
Vox Populi:- Опять менталитет?
Мурат: - У нас из поколения в поколение передается: «Маке, Баке». Рыба гниет с головы, а чистят ее с хвоста.
Vox Populi: - Как это изменить? Гражданское общество?
Мурат: - Ну,  вы же взрослая.
Vox Populi:- А что люди ничего не решают?
Мурат: - Люди решают, если захотят. Один в поле не воин.
 Vox Populi:- Но вы на своем уровне стараетесь?
Мурат: - Нужно делать так, как положено, но есть люди, которые говорят:  «делай так».
Vox Populi:- А отказаться?
Мурат: - Придет другой.
Vox Populi:- Ваш пессимизм от постоянного общения с госструктурами?  
Мурат: – Я просто вижу это на каждом шагу. Могу массу примеров привести, но по нам каток проедет.
Vox Populi:– Печально, что человек в 50 лет считает, что от него ничего не зависит.
Мурат: - Я это принимаю. Живу, тепло, погода хорошая…

О сейсмостойкости: Безопасна только юрта в степи. 

О детских мечтах: Хотел быть мужественным, как мой отец. Папа – военный, прошел три войны: Финскую, Отечественную, Японскую. Был в блокадном Ленинграде – вернулся. Я хотел быть похожим на него. Когда началась Афганская – писал рапорт, но не попал. Вышел командир полка и сказал: «Желающие исполнить свой интернациональный долг в Афганистане – шаг вперед», вся рота вышла, но был жесткий отбор.  Отобрали 30 человек.

Vox Populi:- Все вернулись?
Мурат: - Нет 

О мечтах: Поднять детей, внуков, что-то успеть сделать в этой жизни. Хотел бы месяца два -три просто путешествовать, сесть в машину и уехать куда хочется. Люблю рыбалку и  подводную охоту.

Vox Populi: - Вы устали?
Мурат: - Я не устал, я просто это люблю. Даже спишь и видишь во сне, как едешь куда-то по трассе.

Казахстанская мечта в 50 лет

Евгений: "Я не торопливый, мое от меня не уйдет, зачем суетиться?"

О жизни и планах: Я – музыкант всю жизнь, играю с четырех лет. Сейчас работаю один, ставлю фонограмму,  играю на гитаре, пою шансон, не путать с блатным тюремным шансоном. Круга пою, Шуфутинского, он сам не пишет, но его песни – песни замечательных авторов.

Vox Populi: - Нет ощущения, что время ресторанных музыкантов прошло?
Евгений: - Ни в коем случае, любой нормальный музыкант вышел из ресторана, вся российская эстрада оттуда. Каждый день - практика.
Vox Populi: - Дальше ресторана хотите?
Евгений: – Я не ставлю себе такой цели
Vox Populi: - Может в этом и проблема?
Евгений: - Я не торопливый, мое от меня не уйдет, зачем суетиться и бежать?
Vox Populi: - Вам же 50
Евгений: - Ничего страшного.

О деньгах: Были времена, лучше зарабатывал, кризис подкосил. 2010 год был выше по заработкам, чем 2011. Сейчас на уровне прошлого года.

Vox Populi: - Вы же когда шли в ресторанные музыканты, понимали, что денег не заработаете?
Евгений: - Для меня  выбор между любимым делом и деньгами никогда не стоял. Надо жить в гармонии с собой.

О любви: Женщины  поменялись.

Vox Populi:  - В смысле?
Евгений: - У женщин чувство потеряно, оно атрофировалось
Vox Populi: - А подробнее?
Евгений: - Мужчины более способны на безумства. Женщины меркантильны стали. Они сейчас за стабильностью гонятся
Vox Populi: - По-моему, женщины всегда к стабильности тянулись. И разве это плохо?
Евгений: - Не знаю, мои родители женились по любви, встречались один месяц - и 54 года вместе.

Об обществе и политике: Жизнь показывает одно, а СМИ навязывают  другое. Я, например, одной журналистке сказал в глаза: «У вас профессия стала подлая, работаете  на заказ, негодяи!»

Vox Populi: - Как это изменить?
Евгений: - Не знаю. Люди сами ничего не сделают.   

О мечтах: Достатка  хочется, стабильности.

Казахстанская мечта в 50 лет

Роза: "Если бы я не развелась, я была бы обыкновенной армянской женщиной"

О жизни и планах:  Я такая «тетенька», которая начала рекламную карьеру в 37 лет, после того, как осталась одна с двумя детьми. Попала в компанию «Астана холдинг», но сейчас нельзя об этом говорить…

Vox Populi: - Почему? Нельзя говорить, что вы работали с Аблязовым?
Роза: - Не модно это. Но это была такая школа! Там такая структура была! Такой менеджмент! Очень много профессионалов. Потом пять лет я работала на Смагулова, а потом с Ертаевым в "Евразийском банке"

О женской выносливости: Самое главное в моей жизни – оптимизм, какие бы ни были ситуации, а их было навалом. Я потеряла старшую дочку, ей был годик, потом заболел третий ребенок. Это была катастрофа, ему поставили эпилепсию. Страшно, когда видишь, как твой сын в 2,5 года глотает транквилизаторы. Оставил любимый человек в это время. Много всего было. Но нужно отряхнуться и идти дальше, у меня всегда была такая уверенность в жизни: «Вот сейчас  плохо, но завтра все будет хорошо».

О Боге: Бог помог и спас. Я в какой-то момент выкинула все лекарства и пошла по церквям, молилась. Сейчас сыну уже 20 (улыбается). Все прекрасно. 

О браке и любви: Я за свою любовь боролась, честно. Два года боролась, как в Библии написано: «Нужно бороться». Но если бы я не развелась, я бы не была такой, какая есть сейчас. Я была бы как все армянские женщины – готовить, стряпать, сплетничать…На каком-то этапе  для меня было важно поднять детей,  и работать. Сейчас хотелось бы замуж. Хотелось бы посидеть с кем-нибудь на диванчике (смеется)

О политике: Я вижу хорошие тенденции, и это – не пафосные слова, я горжусь тем, что моя страна – самая развитая в Центральной Азии, но побольше бы честных людей там (поднимает глаза)… в правительстве, которые думали бы о развитии. И, конечно, руководители нам нужны моложе. Респект им, спасибо, но помоложе должны быть. Мы бы дальше пошли.

О поколении: Некоторые не смогли адаптироваться, кто-то сломался, многие брюзжат: "Вот, все плохо, работы нет, страна – плохая, дети – плохие, не звонят, а вот в наше время..." А что в наше время? Ну да, было и хорошее и плохое. Но нужно идти вперед, сейчас столько возможностей! Я в своем возрасте не боюсь остаться без работы. Зачем брюзжать? Кто что хочет - то и видит. Так же, как с путешествиями – кто за чем едет. Я обожаю Индию, а одна моя приятельница съездила и говорит: «Там грязно, там воняет, там голодранцы», а я увидела замечательную страну и добрых людей.

О мечтах: Мечтаю путешествовать. Голубая мечта – Париж,  я там не была. Многие говорят: «Зачем тебе это нужно?», а я хочу, я воспитана на Дюма, на «Трех мушкетерах»…

Казахстанская мечта в 50 лет

Игилик: "Мечтаю, чтобы в стране развивалось не посредничество, а производство"

О жизни и планах:  Я возглавляю компанию, мы занимаемся бурением скважин на твердые полезные ископаемые и подземные воды.  Когда о бурении говоришь, все сразу думают – нефтяник (смеется). 

О поколении: Мы жили по моральному кодексу. Человек человеку друг, это было правильно. Но мы ничего не видели, ничего не знали. Сейчас мы видим все, весь мир.  Воспитание у нас было строгое: взял что-то - верни, занял деньги – отдай в обещанный срок. Хорошие были качества. Еще много книг читали, массово спортом занимались. Но многие не успели перестроиться, мы привыкли к старой жизни - это печально немного. Но есть и те, которые успевают, и даже опережают молодых.

Об обществе: Слишком быстро все развивается, меняется, много новшеств каждый день, а среди них много излишеств. У всех по 2-3 машины. А зачем? 2-3 телефона. Зачем?

О Боге:  Без веры нет порядка.

О любви: Ради  женщины люди убивали, воевали, завоевывали страны. Как без любви?

О деньгах: С деньгами я лучше чувствую жизнь.  

О детской мечте: Хотел стать знаменитым спортсменом, чемпионом Олимпийских игр. Баскетбол полюбил, когда поступил в политех, просил: «Возьмите меня в команду, я в кольцо из центра попадаю», мне сказали: «Нам не нужно попадать в кольцо, нам нужен рост». Но спортом всю жизнь занимался, последние 5-6 лет играю в большой теннис. Просто ради здоровья, это отдых от работы. 

О мечтах: Их много. Хочу, чтобы дети стали специалистами, выбрали  себе хорошую профессию, стали хорошими людьми. А для себя хочу, чтобы наше государство развивало промышленность, чтобы не «купи-продай», не посредничество, а производство развивалось

Казахстанская мечта в 50 лет

Айдар: "В пограничники не взяли ни меня, ни мою Найду"

О жизни и планах: Я занимаюсь социальными проектами, сейчас работаю над своим - «Дети солнца» называется. Это программа перевоспитания трудных детей. Также мы третий год проводим в Алматы фестиваль песен "Битлс".

Vox Populi: - Вы битломан?
Айдар: - Другие группы я могу слушать, но не могу признать великими. Для меня есть одна великая группа - «The Beatles», я своим личным достижением считаю открытие аллеи Джона Леннона в Алматы. Есть битломаны круче меня, но они не устраивали такой фестиваль и аллеи не открывали.

Об обществе:  Недавно начальника ГУВД в Актобе на шесть лет посадили за избиение подчиненной. Я вот не понимаю, как такое возможно?  Как можно было его столько лет  держать в полиции, когда он такой дикарь?

О политике:  Я ей активно занимаюсь каждый день,  дважды работал в команде кандидата в Президента Мэлса Елеусизова…

Vox Populi: - Какой-то иллюзорной политикой вы занимаетесь.
Айдар: - Здрасьте! Почему? Это человек, который сам себя сделал.
Vox Populi: - Никто не уменьшает заслуг Елеусизова, но разве это серьезно для политика – отдать свой голос на выборах конкуренту?
Айдар: - Он уважает Президента...

О боге:  Я не люблю несправедливость. Всю жизнь дрался. И в школе, и в армии. Наверное, если бы не Бог, был бы под землей давно.

О детских мечтах: Зачитывался книжками о пограничниках, держал собак, мечтал пойти в погранвойска. У меня была хорошая собака, восточно-европейская овчарка Найда, я хотел с ней пойти на границу. Ее забраковали и меня тоже. Она – старая к тому времени была, а меня в войска связи отправили.

О мечтах: Мечтаю, чтобы дети всего добились. У меня их пятеро.

Vox Populi:- От одного брака?
Айдар: - Старший сын от первого брака, а еще одна дочка – дочь моей сестры, я ей имя дал, свою фамилию, она – моя  родная доченька (смеется)  А для себя... о земном не хочется мечтать, хочу, чтобы наша страна была свободная и социальная, как Швеция.

Казахстанская мечта в 50 лет

Тлеуберды: "Сейчас каждая минута вашей жизни принадлежит вам, вы – сами себе хозяева, а раньше  существовали  пятидневка и план.

О жизни и планах: С 2000 года у меня свое ИП, работаю в сфере транспортных услуг. Пассажирскими перевозками и грузами занимаемся.

Vox Populi: - Тяжело быть предпринимателем?
Тлеуберды: - Любой труд – нелегкий. В юности у меня погиб отец в автокатастрофе, я – средний сын в семье, поэтому хозяйство отцовское осталось на  мне. Пошел в автобусный парк, отучился на водителя и начал работать. Тогда учителя получали 120 рублей, а мы – 700, содержал семью, мать, младших братьев.

О поколении: Я бы не сказал, что я - старый. Но сегодня не все адаптировались, есть люди моего возраста, которые живут по-старому, не так активны. Но тех, кто остался за бортом - немного.

Об обществе: Мне нравится, как живут сейчас люди. По-новому. По-новому одеваются, по-новому строят дома, по-новому кушают, если хотите. А раньше был стандарт, мы жили в изоляции.

О Боге: Всегда верил, бабушка была верующая, и отец тоже, читали намаз. На работе мы были атеистами, а дома – все верили в Бога.

О любви: Без любви ничего не бывает, живем в счастливом браке. Я счастливый человек. В личной жизни я счастлив.

О детских мечтах: Я мечтал стать конструктором, работать в автомобилестроении, получил среднее образование, собирался пойти на мехфак, но погиб отец. Но как мечтал с машинами работать, так и работаю.   
О мечтах:  Хочу, чтобы дети знали свою историю. Уже полгода занимаюсь нашей родословной, изучаю историю предков, собираю материалы,  как жили прадеды, кем они были.

Казахстанская мечта в 50 лет

Нина: "Мы – стержень этого общества"

О жизни и планах: Занимаюсь любимым  делом - работаю инструктором в  тренажерном зале, всем нравится мой индивидуальный, творческий  подход.  Начала 12 лет назад, когда сын пошел в тренажерный зал. Стала трехкратной чемпионкой Азии, чемпионкой Казахстана по боди-фитнесу.  Профессионалом, мастером спорта международного класса стала в 38 лет, хотя спортом занималась всегда: рукопашным боем, стрельбой из  Макарова, плаванием, легкой атлетикой.

Vox Populi: - Вы роскошно выглядите, и счастливы. Все дело в любимом деле?
Нина: - Нужно заниматься им, я получаю от работы вдохновение, энергетику. И люди видят, что я не на автомате, не для галочки работаю.

О поколении:  Мы выносливые, приспосабливаемся, не боимся работы, не гнушаемся, тянем, не плачем,  нас жизнь заставила в свое время. Учеба тяжело доставалась, если работали –  значит, работали. Нас не напугать. Мы - активные люди. Мы не жалуемся, не устаем, я даже по своим детям смотрю, они все время ноют, болеют,  им все время тяжело.  А мы – сильные и стойкие, может, поэтому детей холим и лелеем, чтобы им проще было. Вот они  и растут такие, тепличные.

О животах:  
Vox Populi: - Неужели, вы обрюзгших людей тоже любите? А как же мужички с пивными животами? Вас не раздражают?
Нина: - Не нужно так оценивать людей. Хочет – пусть занимается, не хочет - не нужно его осуждать. Пусть он такой, но зато может быть он – голова, умничка, он – хороший отец, интеллигент. У него есть свои достоинства, может,  он  - хороший работник.

О Боге: Я его боюсь, стараюсь, чтобы не наказал.

О деньгах:  Нам с мужем важно, чтобы мы могли жить, и ни в чем себе не отказывать. Мы не умеем копить, нам даже говорят, что мы слишком легко к деньгам относимся.

О детских мечтах: Помните сериал «Следствие ведут знатоки»? Там был такой актер Знаменский, как мне нравился этот мужчина! И Тихонов в «17 мгновениях весны»! Я мечтала в детстве, что у меня муж таким будет.

Vox Populi: - Сейчас такой?
Нина: - Такой. Он во всех отношениях из кино. Он в КГБ работал, разведчик и есть (смеется)

О любви: Как бы это смешно не звучало, брак - это от Бога, это судьба.

Vox Populi: - Дождаться нужно?  
Нина: - Нужно. Это не так, что люди не ужились, потому что они не хотят друг под друга подстроиться,  ошибки не прощают. Просто люди разные, и как бы они не старались - ну не получится у них. А потом – время упущено. Я мужа очень люблю, это самый первый мужчина для меня во всех отношениях, я на других не смотрела, не смотрю и не посмотрю. Нам с ним легко живется, легко все дается, мы живем с удовольствием. Сколько мы вместе? Ну,  дочери старшей уже 28 лет.

О мечтах: У нас с мужем одна на двоих (смеется) Хотим дом большой построить, есть дача, есть квартира, хотим теперь дом. Чтобы под одной крышей всех собрать, большая семья, и все мы вместе

 

Vox Populi выражает огромную благодарность Capture Photography Center

Каждый четверг мы будем показывать и рассказывать о людях разных поколений: 10, 15, 20, 30, 40, 50 и 60 лет, которые делятся тем, что их волнует и о чем они мечтают. Если вы хотите принять участие в нашем проекте, то присылайте ваши фотографии на адрес: info@voxpopuli.kz. Помогите нам узнать вашу мечту!

10 лет, 15 лет , 20 лет , 30 лет , 40 лет , 50 лет, 60 лет

Поделись
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000