VOX POPULI 3 мая, 2012 12:00

Казахстанская мечта в 40 лет

По этим портретам, наверное, ярче всего  можно представить себе, чем и как живет наша страна, что ее волнует. Поколение 40-летних – то самое занятое население страны. Это о нем говорят сухие отчеты статагентства. Это люди - деятельные, состоявшиеся в совершенно разных сферах. Сильные женщины,  оставшиеся  с детьми в голодные 90-е, и мужчины, видевшие бандитов, сидевшие в тюрьме, выбравшие работу таксиста или роль проповедника. Они перешагнули из одной эпохи в другую, видели не одно политическое и экономическое потрясение, но и у них сегодня есть свои собственные мечты, и  даже любовь, которую очень долго ждали   10 лет, 15 лет , 20 лет , 30 лет , 40 лет , 50 лет, 60 лет  
Казахстанская мечта в 40 лет

Салтанат: "В танго, как в природе, женщина просто следует за мужчиной"

О жизни и планах: Я дважды была замужем, у меня двое детей, старший сын уже женат, младшему – 12 лет. Работаю главным бухгалтером, карьерные  цели, которые я себе ставила, достигнуты, сейчас больше хочется не для денег, а для себя развиваться дальше. Хочу освоить финансы и аудит. Три года назад я начала танцевать аргентинское танго, видимо, это нереализованная детская мечта – стать балериной, меня не взяли в хореографическое  училище. Но в танго я себя нашла, это уже не хобби, это стиль жизни. Еще одно увлечение – НЛП (нейролингвистическое программирование). Это очень мощный инструмент, который применим во всех областях жизни.  Все, что ты делаешь, нужно делать осознано.

Vox Populi: - Вы не похожи на человека, который что-то делал не осознанно…
Салтанат: - У меня не самые сладкие условия жизни были (смеется).  Приходилось растить детей, выживать, но сейчас я не то, что простила, я благодарна  своим мужчинам за то, что прошла все это, и у меня есть двое сыновей, которые носят меня на руках. 

Vox Populi: - Среди сегодняшних участников у нас нет ни одной замужней женщины. Почти все или разведены или не были замужем, но с детьми. Это тенденция, как считаете?  У вас много знакомых, которые еще замужем?
Салтанат: - По пальцам пересчитать можно. И я не знаю, почему. Может, время было такое, казалось, в одиночку выжить проще. Мужчины не готовы были к таким трудностям. Потребности растут, трудно удовлетвориться тем, что есть. Хочется еще.  А на самом деле, к 50 годам люди остаются одни, дети вырастают.  Вот он – большой дом,  на который всю жизнь зарабатывали. А для чего? Прежде чем ставить цель, нужно подумать, насколько тебе это будет нужно потом.

О любви: Я счастлива. Я встретила человека, о котором мечтала все эти годы. Мы познакомились на танцах. Для каждого мужчины есть своя женщина. Нужно просто дождаться.

О политике:  В прошлом году впервые в своей жизни ходила на выборы.

О Боге: В какой- то сложный момент я обратилась к исламу. Начала читать, изучать, и вышла из трудностей благодаря религии, конечно. Когда тебе трудно, полезно почитать Коран, и прислушаться к себе, задуматься о каких-то вещах, о которых мы забываем.Но развитие мусульманства меня пугает. Это чужой ислам, не наш, и это тревожит.

О поколении: Достигнув определенного рубежа, задаешь себе вопрос – что дальше? Поколение  стремится к духовности,  ищет реализацию в культуре,  в творчестве, находит что-то  для души, стремится к искусству. Я вижу это в танго.

О мечтах: Большая мечта – побывать в Аргентине, поучиться танцевать там, и вообще, попутешествовать. Хочется теперь для себя жить

Казахстанская мечта в 40 лет

Арман: "На поиски еды дельфины тратят 5% своего времени, человек – 95%. Это ненормально"

О жизни и планах:  Я руководитель творческого центра «Нео – номад» - это творческий центр инновационного формата, объединяющий все виды  творчества.  Основная проблема  сегодняшней мировой системы в том, что идет разделение. Разделение на страны, на нации, партии, религии. В том числе идет разделение человека и его творческого начала. Я с детства люблю, когда люди творят.

Vox Populi: - Самодеятельность?
Арман: - Это если мыслить рамками уходящей  индустриальной эпохи. В новой информационной эре для человека будет нормальным заниматься любимым делом все время.  
Vox Populi: - То есть все люди на Земле будут танцевать, писать стихи и петь?
Арман: - Это нормально. Стереотип полагать, что нужно пахать все время.
Vox Populi:-  А питаться в  новой эпохе  мы не будем?
Арман: - Порядка 10-15 %  людей могут обеспечивать все население.
Vox Populi: - То есть 15 % все же будут пахать, а 85 % - петь песни?
Арман: - Да, и при этом это будет их любимое дело. Система заставляет заниматься нас не тем, что мы хотим, а тем, что престижно, тем,  что приносит деньги. 

О Боге:  Вера подразумевает сомнение. Если ты не знаешь, ты вынужден верить. А я Его знаю.  Наши предки называли его Тенгри..     

О любви: Время любви к женщине еще не наступило. Всему свое время.

О политике:  На выборы никогда не ходил. Это мошенничество.

Vox Populi: - Вам не кажется, что это безответственно?  Рассуждаете о каких-то глобальных вещах, эрах, несовершенстве мировой системы, а в  рамках страны ничего не делаете? Есть общество, люди, страна,  у них есть настоящие проблемы
Арман: - И для этого есть другие люди. Это не я. Каждый  - для чего-то. Нет локального, есть глобальное. Это следствие индустриальной эпохи, которая несет с собой бедность, религиозную борьбу.

О жизни в СССР: При Союзе мы с соседями здоровались, шли по улицам в праздники, всех  поздравляли, в кафе старались заплатить  за всех быстрее, а сейчас каждый считает за себя. Это было естественно для нас, взаимовыручающая, коллективная система. Я не одобряю большевизм, половина казахского этноса была вырезана, но капитализм - не наш.

О мечтах: Мечтаю создать такую мировую структуру, где люди будут заниматься творчеством, реализовываться.  Это модель  для созидательного общества

Казахстанская мечта в 40 лет

Сабира: "После развода я собрала себя в кучу и ударилась в работу.  
О жизни и планах: 
Я мечтала стать дизайнером одежды,  отучилась на художника, но потом время такое было, мы с мужем вставали на ноги, я окончила Нархоз, начала карьеру в министерстве финансов, потом в комиссии по ценным бумагам в Нацбанке и так далее. Это интересно было: от художника к фондовому рынку (смеется).  Мы присваивали первый рейтинг Казахстану, выпускали первые ценные бумаги, это завораживало, вдохновляло. Вот уже 17 лет работаю в этой области, сейчас возглавляю инвестиционную компанию.

О политике: Мы с мужем прожили вместе 16 лет, после развода я активно занималась общественной работой.  Мне не нравится, когда люди занимаются критикой, но ничего при этом не делают. У нас было много проектов: мы чистили улицы, строили детские площадки, ставили урны в виде арбы и верблюдов, помните?
Vox Populi:- Нет
Сабира: -  Потому что их начали воровать (смеется). Я даже заявление в Медеуское РУВД писала. Проводили парад коней, покупали аппарат для очистки крови в Центр крови. Много всего делали.

О деньгах: После развода я собрала себя в кучу, не пошла вразнос, а ударилась в работу, стала двигаться по карьерной лестнице, старалась всю энергию вкладывать в работу,  чтобы встать на ноги.

Vox Populi: - Встали?

Сабира: – Встала. А теперь это не очень важно. Мне нужно иметь какой-то запас, чтобы быть свободной, на хлеб с маслом я всегда заработаю.

О любви:   
Vox Populi: - Замуж еще раз хотите?
Сабира: -  Вроде хочу. Но как только появляется реальный кандидат, и дочери (две девочки: 21 и 12 лет) говорят: «Мама, выходи замуж», уже не хочу.  Может,  стала самостоятельной. Но хочется, чтобы было плечо. Когда я была замужем, у меня голова ни о чем не болела, я после него (мужа) таких мужчин больше не встречала, которые брали бы на себя  ответственность. Я настолько чувствовала себя с ним  уверенной. А потом, мне  приходилось выручать  мужчин и уже самой вкладывать в них...

Об обществе и Боге:   Я делаю то, что подсказывает мне сердце. Убеждалась на собственном  опыте, нужно верить собственной интуиции. Я верю в Аллаха, но не верю, что нужно пять раз в день читать намаз. Я не понимаю этот чужеродный ислам. Казахи хиджаб никогда не носили. Это не наш ислам, наш более прогрессивный, толерантный что ли.  Как меня бабушка научила, я так и  делаю. 

О поколении: Мои ровесники застряли в прошлом, очень многие ностальгируют: «раньше было хорошо, теперь  - плохо». Сколько можно жить прошлым?

О фондовом рынке и народном IPO:   Я пыталась управлять собственными капиталами. Ну если я акции "Казахтелекома" покупала по 7900, а потом по 10500 продала, а он сейчас уже 27 000 стоит, ну какой я трейдер, если я это не предугадала? Идея народного IPO  - хорошая, но кто это IPO обслуживать будет?  Мы уже 20 лет  поднимаем этот фондовый рынок: и РФЦА было, и чего только не было. Изначально приватизация была неверной, народ никогда не привлекали к акциям. "Казахтелеком"   вышел,  хорошо, но мы с одной бумагой не можем работать. И потом, кто будет размещать такое количество людей?  Это же всех нужно обслужить, всем нужно все объяснить, открыть счета, а брокерским компаниям итак гайки закручивают. Очень жесткие требования. Приходится только на уполномоченные органы работать, а когда бизнесом заниматься – непонятно.

О мечтах:  Мечтаю быть хорошим дизайнером, планы большие. Но пока продолжаю  работать  на фондовом рынке. Мне нравится работать. Я или вникаю, или меняю работу. Так, с  2005 года я поменяла пять компаний, все  создавала с нуля

Казахстанская мечта в 40 лет

Ринат: "Половину своей жизни я прожил, не сильно утруждаясь"

О жизни и планах: В 95-м году я закончил учебу на фельдшера скорой помощи, но работу не нашел. На всех подстанциях оставлял резюме - «мы вам позвоним», но никто не перезванивал.  Время такое было, по профессии  так и не работал. Я женат, у меня  трое детей. Так получилось, что в данный момент я занимаюсь частным извозом. Как-то мне это ближе, город знаю, машину хорошо вожу.

О детстве: Я вырос в колхозе, с малых лет нас заставляли работать на табачной плантации. Эта жизнь для меня была тяжелой, работали с марта по декабрь, с 12 до 18 лет, поэтому потом я так работать не хотел.    

Об обществе: Самая большая проблема – коррупция. Я вижу, чтобы устроиться, нужно всем «башлять». Мои ребята знакомые работают на стройках, они отстегивают везде. Чтобы получить стройку, нужно дать деньги.

Vox Populi: - В смысле? Чтобы строителям поработать на стройке,  они должны кому-то заплатить?
Ринат: - Да. В 98-м году у меня была возможность устроиться в ГАИ, но тогда взнос был 10 тысяч долларов.
Vox Populi: - Без образования, просто устроиться в ГАИ?
Ринат: - Да.  
 
О целях и деньгах: Цель – поднять детей на ноги, зарабатывать деньги.  Ребенка в школу без одежды не отправишь.

О политике: Интересуюсь, какие кандидаты. Дебаты смотрю, на выборы хожу.

О мечтах: Я для себя мир хочу повидать: Европу, США. Я сейчас занят семьей, эти мечты пока отложил. Но дети вырастут, и я к этому приду

Казахстанская мечта в 40 лет

Алена: "Из института космических исследований я ушла в рекламное агентство"

О жизни и планах: Я работаю арт-директором газеты «Новое поколение».  Рисую, сейчас определилась на масле - это меня увлекает. Рисовала всегда. У папы был друг-художник, достаточно известный,  показала работы, сказал: «отдавать учиться не нужно, а то испортят». Жизнь у меня тяжелая была. Вначале большой конфликт с отцом, потом  Олин отец (Оля - дочь)  очень рано ушел из жизни, в 37 лет. 

Vox Populi: - Как вы переживаете трудности?
Алена: - Стараюсь всегда сохранять любовь к миру, к Богу,  к людям. Эта методика жизнью выработана, стараюсь переживать деструктивные вещи. Их нужно переживать.

О детских мечтах:  С 3 по10 классы мечтала быть летчиком, потом медиком, но  родители запретили. Отцы всегда нацелены на продолжение своих традиций, династий, мой был очень крупным академиком, известным ученым (в Алматы есть улица, названная в честь академика Веселова), поэтому мощное было давление, связанное с замужеством, с рождением в двадцать лет ребенка. У него же все расписано было: кандидатская, докторская, завлаб. Был такой момент, когда пришлось сделать крен из положительной, послушной дочери.

О Боге:  Вера - это чувство, которое помогает нам осваивать жизнь, это очень мощный инструмент. Элементарно,  если вы не верите учителю в школе, никаких знаний не будет. Зачастую веру воспринимают, как веру религиозную. Но это только форма веры, которая апробирована человечеством.

О любви: Для женщины после любви к Богу и к себе, идет  любовь к мужчине, а потом к детям. Зачастую женщины это путают, на мой взгляд

О политике:  Обязательно хожу на выборы. Я достаточно терпима, все преодолимо. То, как развивается государство, я приветствую. А чиновников нужно воспитывать, как детей в семье воспитываешь. Не нужно выпускать агрессию.

О деньгах: Это энергия, она важна для жизнеобеспечения. Очень важная энергия, но она должна быть на своем месте.

Vox Populi:-  Деньги - показатель реализации человека?
Алена: - Нет. Хотя если человек реализует себя через деньги, то, конечно,  да. Но чем старше, тем меньше они тебе нужны.

О мечтах: Еще хочу ребенка.

Казахстанская мечта в 40 лет

Шербото: "Как психотерапевт,  я вижу невротическое общество. Человек  сам загоняет  себя в рамки, а потом удивляется, откуда у него проблемы с сердцем"

О жизни и планах:  Работаю в компании, которая занимается информационными системами. Там же у нас есть учебный центр,  в котором я занимаюсь гештальт-терапией. Увлечений много,  например, японское фехтование, раньше занимался европейским, потом надолго забросил,  теперь, видать, возраст…

Vox Populi: - «Видать, возраст» в 38 лет - актуально?
Шербото: - После 30-ти я почувствовал возраст, особенно, когда встречал одноклассников.  По детям он не так заметен
Vox Populi: - У вас семья?
Шербото: - У меня две семьи, вернее, сейчас – вторая. Старшие дети живут в Норвегии. Младшие – здесь. С детьми не чувствуешь возраста. С  ровесниками... они - какие-то уставшие от жизни.

О кризисе среднего возраста: Какое-то спокойное отношение к жизни наступило.
Vox Populi:- Без огонька?
Шербото: - Без качелей. Таких ярких переживаний, как в 20 лет уже нет. Они есть, но они воспринимаются спокойнее. Это хорошо.  И еще, если мне раньше казалось, что что-то такое впереди, то сейчас понимаешь, что все происходит равноценно, не в будущем будет супер, супер - все было.

О Боге:  Когда потерял отца,  не было внешней опоры, хотелось найти внутреннюю. Это было самое близкое прикосновение к  такому персонифицированному Богу. Очень тяжелый момент.

О любви: Когда она возникает, я не особо отличаюсь от 18-летнего. Это вспышки,  в этот момент трудно говорить о стабильности.

О политике: Страшно, что молодежь сразу из детства проскакивает в эту номенклатуру.  Берет «агашеские шаблоны», копирует взрослых. Это плохая тенденция.  Он только вышел из института, пришел на работу и сразу стал «квадратным».

Об обществе: Как психотерапевт,  я вижу невротическое общество. Человек  сам загоняет  себя в рамки, а потом удивляется, откуда у него проблемы с сердцем.

Vox Populi: - Чем страдает общество?  
Шербото: - Депрессии, правда, неглубокие. Нет сил, усталость, ничего не хотят.  Я в таких случаях ничего не советую. Гештальт ничего не рекомендует, человек сам находит решение, ты ему  просто показываешь зеркало.

О мечтах: Нереализованной мечты у меня не было, всегда занимался чем хотел,  хотел куда-то ездить – ездил.

Казахстанская мечта в 40 лет

Айман: "Нереализованное желание – нет  любимого человека"

О жизни и планах: Я работаю детским врачом в поликлинике, воспитываю сына. Ему 10 лет.  Увлечений других нет, нет времени, в работе я реализуюсь. В ней я себя и нашла. Работа дает мне уверенность в завтрашнем дне, стабильность.

О любви: Нереализованное желание – нет любимого человека. Я себя  не закрыла. Хочу семью, девочку хочу родить (смеется).

Vox Populi: - Без любви тяжело?
Айман: – Да, тяжело, Мужчин мало хороших. Женщины более самостоятельны.  Я сама на себя все взвалила и стараюсь все сама решать. Я  так привыкла, может в этом проблема.

О политике: Я работаю в бюджетной сфере, вижу, как много делается в стране. Государство уделяет много внимания детям, выделяет деньги на  разные программы.

О деньгах: Это показатель реализованности. Я зарабатываю 200-250 тысяч. У меня хорошая зарплата, и хорошая стимуляция. Когда врач работает стабильно, у него есть возможности.  Просто был такой период, когда врачи уходили из профессии, создался определенный вакуум. Молодежь не хочет идти, начальная зарплата 50-60 тысяч.    

О мечтах: Мечтаю дать сыну хорошее образование. Хочу съездить в Германию и Корею.

Vox Populi:- Почему  именно туда?
Айман: - В Германии у меня подружка живет, а Корея мне, как страна нравится

Казахстанская мечта в 40 лет

Жомарт: "Я вам говорю: хотите сытую жизнь бесплатно - идите в тюрьму"

О жизни  в тюрьме и планах:  Если говорить о 9 месяцах заключения,   есть два варианта, один – выбить из вас слезу, рассказывая об ужасах тюрьмы, второй - как круто я все прошел. Ни то, ни другое - неправильно. В плане каких-то бытовых вещей, это не сильно расходится с тем, что мы читаем в книгах или видим в фильмах. Более того, после Солженицына или Шаламова мне претендовать на написание какого-то такого произведения – бессмысленно.  Заключение нельзя воспринимать как наказание, если ты начинаешь это воспринимать именно так, то начинаешь искать правду жизни, справедливость, а  ее не существует. Нужно воспринимать это  как некий вызов. Я  сильно изменился,  я научился любить жить. На мой взгляд, абсолютно ненужная рефлексия  - состоялся я или не состоялся? В чем смысл  жизни? Смысл жизни в том, чтобы жить, любить себя, людей, жизнь.  Это такой кайф. Я научился понимать,  что такое внутренняя свобода.

Vox Populi: - Вы оставались там  свободным человеком?
Жомарт: – Мне очень сильно помогла поэзия. Первые шесть месяцев я держался на книгах. Может  я и не был внутренне свободным человеком, может я приобрел эту свободу, находясь там.
Vox Populi: - Что вы делаете сейчас?
Жомарт: - Возглавляю консалтинговую компанию.

О государственной системе и презумпции невиновности:
Vox Populi:- Не хочу делать из вас мученика, но вы с такой вершины упали, прошли через зону, нет ощущения, что с вами поступили несправедливо? Или все-таки справедливо? Какие у вас сегодня отношения с этой государственной машиной?
Жомарт: - Если я начну говорить правду, люди мне все равно не поверят.  У Сенеки  было: «Велик тот человек, кто глиняной утварью пользуется как серебряной, но не менее велик и тот, кто серебряной пользуется как глиняной».  Для меня не многое изменилось с точки зрения  коммуникаций с внешним миром. Я не считаю, что наша система государственная хуже или лучше  любой другой, я не считаю, что мы нуждаемся  в каких-то революционных потрясениях. Нам надо перестать быть инфантильными.  Я  четко понимаю, в чем моя социальная миссия, чем я могу быть полезен своему обществу.  Я  счастлив  не от того, что зарабатываю деньги, а от того, что прихожу в офис и вижу новых сотрудников, мы открываем новые офисы, создаем новые рабочие места.

Vox Populi: - Лозунги какие-то…
Жомарт: - Мой любимый тезис: «Мы лишили друг друга презумпции невиновности». Вот судят таможенника с Хоргоса, он виновен?
Vox Populi:- Общество будет считать его виновным.
Жомарт: - Судья его отпустил. Он дал ему взятку?
Vox Populi: - Общественное мнение скажет: «дал»
Жомарт: - Вот мы с вами лишили его презумпции невиновности.
Vox Populi: - Есть объективная реальность…
Жомарт: - Объективная реальность  - наличие закона и решение суда
Vox Populi: – А недоверие? Вы  встали на суде над собой и сказали: «Судья, я вам доверяю»?
Жомарт: - У меня выбора не было! Иначе я мог сойти с ума! Я не хочу входить в мир всеобщей ненависти, жизнь слишком дорога мне!

О непопулярном капитализме: Когда я оканчивал университет, это были 90-е. Людей, которые хотели заниматься бизнесом, было много.  А сейчас их нет. Потому что быть капиталистом – это некошерно, тебя могут посадить, капиталист, значит,  хапуга, он хочет урвать, свалить из страны, он ездит на дорогих машинах, он раздражает общество. Люди у нас хотят быть финполовцами и  судьями. Посмотрите на российские сериалы  и фильмы.  Кто главный герой?  Мент, в худшем случае – бандит. Вы видели хоть одного хорошего бизнесмена в кино? Бизнесмены все алкоголики, бабники, не любят Родину, и Бог их – деньги. Почему никто не хочет быть Нуржаном Субханбердиным? Или Нурланом Смагуловым? Потому что это  ответственность.  

О левых идеях и иждивенческих настроениях в обществе:   В обществе царят иждивенческие настроения,  кто-то должен прийти и что-то сделать. Во мне не говорит циничный банкир,  посмотрите на пресс-конференцию «Оставим народу жилье» (общественное объединение). Мне этих людей реально жалко, а сейчас левые идеи на фоне кризиса по всему миру распространяются. Вот теперь государство должно все отнять и поделить поровну,  бесплатно дать всем  жилье…

Vox Populi: - И старым девам тоже
Жомарт: - Это же опасно, это «паразитивно». Люди будут сидеть и ждать. Государство обязано их обучать, обязано регулировать цены на бензин, да ни хрена никто никому не обязан! Сам не хочешь  делать - ничего не будет!  Я вот не верю в советское «бесплатно». Мы другим рассчитывались, мы платили за советское «бесплатно» свободой,  а я не могу выставить взамен свободу, она бесценна. Я всегда говорю, если хотите сытую жизнь бесплатно – вон тюрьма: трехразовое питание,  all inclusive,  моют, поят, лечат, охраняют.  Но почему-то мало желающих туда пойти. Мы хотим жить в одной большой  зоне. Вы не понимаете, если вас кто-то будет кормить, то и спрашивать будет!

О мечтах:  Хочу  поцарапать историю человечества, построить компанию с казахстанскими корнями. Я сделаю все,  чтобы построить компанию, которую будут изучать в лучших вузах мира. Когда позвонит внук и скажет: «Дедушка, мы сегодня проходили твою компанию», я буду счастлив.

Казахстанская мечта в 40 лет

Асем: "Бандиты за меня «вписывались»

О жизни и планах: Последний год занимаюсь ликвидацией последствий урагана в Алматы, у меня своя бригада, убираем лес, я – старший бригадир. По образованию я таможенник, но после практики в аэропорту, ни одного дня не работал в таможне.  

О бизнесе в  90-е: В основном, занимался бизнесом в 90-е, открывал коммерческие ларьки, товар возил из Москвы. Тогда круто было сидеть в ларьке, курить Marlboro и пить  Аmaretto (смеется)

Vox Populi: - С бандитами как договаривались?
Асем: - Утром открываешь "комок", за день по семь бригад разных приходило. Даже просто 3-4 ребят из троллейбуса  выходят – уже бригада (смеется).  Обязательно нужно было сказать,  кто у тебя  «крыша».
Vox Populi: - И кто у вас «крышей» был?
Асем: - Семипалатинские земляки - Рыжий Алмаз.
Vox Populi:- Вы знали Рыжего Алмаза?
Асем: - Всех бандитов знал. Они «вписывались» за меня, так это называлось. Мы с одного города, знакомые ребята, боксом вместе занимались, они – спортсмены. Когда  у меня  были трудности, они всегда помогали.
Vox Populi: - А взамен?
Асем: - Они были порядочные ребята, но иногда деньгами выручал. Потом все это закончилось, я начал пиломатериалами заниматься,  уже эпоха другая была, вопросы с бандитами ушли на второй план, начал решать вопросы с государством (смеется).
Vox Populi: -  Как выживали?
Асем: - Также отмечались и работали. С бандитами было легче, давления  такого не было (смеется) Потом фермерским хозяйством занимался, но это тяжело было, семью вообще не видел. В Восточном Казахстане зима длинная - 7 месяцев, все это время нужно было быть рядом со своей скотиной. Мы готовили сено с родственниками.  И я все время боялся, что сено подожгут, и кормить будет нечем.  Приходилось засовывать свою гордость куда подальше, быть лояльным (смеется). Рабочие могли и зарплату потребовать  за шесть месяцев вперед и ящик водки. Приходилось давать, иначе одна спичка – все поголовье погибнет.

О службе в Советской армии:  Наше поколение – последнее было. 19 августа, во время путча я был в Москве. Это как раз мой день рождения, ко мне первая жена приехала поздравить и сообщить, что она беременна. Мне дали выходные – 3 дня, сказали: «Жена приехала, отдыхай». Мы приехали в гости на станцию метро «Баррикадная», напротив Белого дома. Вдруг стало громыхать. Я ей говорю: «Пойдем, посмотрим. Салют, наверное ». Пришли, а там путч. Ростроповича видел, народу - много. Не сразу, потом только понял, что-то случилось. В часть позвонил, говорят: «Сиди тихо». Ну а потом,  когда начался суверенитет, стали из армии выгонять, с питания в столовой сняли, говорили: «Зачем тебе это нужно? Страны нет, езжай к себе». Многие тогда из армии убегали, но  я в деревне жил, у нас позор был бы для всей семьи.  Как так? Сын из армии сбежал.  Меня не кормили уже, но я все равно ходил, дослужил.

О перевороте мировоззрения в 40 лет:  У меня вообще аэрофобия, я долго самолетами не  летал, никуда не выезжал, хотя возможность была. А тут по состоянию здоровья пришлось ехать в Таиланд. Увидел я там трансвеститов. На базаре спрашиваю у одного: «Сколько?», а мне грубый голос отвечает. Смотрю - трансвестит! Говорю: «Фу, не буду ничего брать!».  Я же периферия! Как говорят, «вытащить девушку из колхоза можно, колхоз из девушки - нет». Это про меня (смеется) А потом я пошел на их шоу и зауважал. Такое шоу, такой труд! Декорации, голоса -  впечатления до сих пор яркие.  Вот мое мировоззрение и поменялось. Я подумал: «Как я отстал от жизни, пока никуда не летал». Нужно ездить по миру, нужно смотреть, везде разные люди. Зачем кого-то судить? Хочу теперь путешествовать.

Об обществе: Мне новоявленный ислам не нравится. Это тревожно. Бородачи,  хиджаб - это не казахское, я историю казахов хорошо знаю. Мы далеки от этого арабского. Начало ислама –  в чистоте. Меня бабушка учила, она пять раз в день намаз читала. Это с детства закладывается.  Но в хиджабах  никогда никого не было. А сегодня молодежь  прямо заточена под религию

Vox Populi: - Почему молодежь выбирает религию?
Асем: - От нестабильности. Я вот много езжу на машине по городам, от Алматы отъедешь - куча депрессивных деревень, работы нет. Легко молодежь подтянуть. Я видел этих главарей, у них язык подвешен, самого меня затягивали, но я отказался. Там всего лишать себя надо. Никакого телевизора, театров, музыки, семью нужно вовлекать, а как я своей доче хиджаб одену? Я не так воспитан.

О мечтах: Какие могут быть мечты у нас? Семья есть, дети  есть, родственники, близкие все живы, о чем еще можно мечтать?

Казахстанская мечта в 40 лет

Шахизат: "Когда я должна была уехать за границу, выяснилось, что я – беременна"

О жизни и планах:  Я  работаю в  иностранном банке. Когда я училась, я точно знала,  кем буду. Потом поступила на бухгалтера, работала в первых казахстанских банках «Елик банк» и «Бюджетный» - были такие. Мне очень нравилось, я прямо тащилась. Я так хотела построить суперкарьеру, это было пределом моих мечтаний. Потом хотела уехать учиться за границу.  Уже сдала экзамены для поездки в Швейцарию, должна была отучиться и пройти двухлетнюю стажировку, и тут выяснилось, что я – беременна. В тот момент мне казалось, что это розыгрыш какой-то. Это же была моя мечта!  И вдруг, тебя поставили перед выбором. Такой решающий, переломный момент. Сейчас моей дочери 4 года. У меня такой родительский образ жизни, и мне все нравится. Если раньше были какие-то метания, внутренние  конфликты, сейчас все устаканилось.

Vox Populi: - Вы могли сделать суперкарьеру и отказались от нее? Кем бы вы сейчас были? Топом?
Шахизат: - Средний менеджмент. Стажировалась бы еще пару лет, потом еще 5-10 лет работы и может попала бы в топы. Легко было увлечься карьерой - это такая тропинка манящая. Но уже возраст был за 30, когда бы я потом на это решилась? (смеется) Потом увидела дочку и поняла - вот оно, счастье! И  я им наслаждаюсь.

Об обществе: Наши люди привыкли к «могу не сделать». Ответственности нет, а может это лень. Уровень здравоохранения, например. Мы столько денег тратим на врачей, а при этом они не помогают. Когда я вожу маму или папу за границу, там сразу и диагноз ставят, им легче становится. Нет интереса как будто. Ну, если ты, к примеру, нянечка в детском саду, ты же идешь туда осознанно, ты знаешь, сколько будешь стоить. Я знаю, сколько я стою, и работаю по-честному. Почему она не может этого делать на своем маленьком уровне?

О политике: Мы все понимаем ситуацию политическую, понимаем, что   нужны какие-то реформы, но начинать нужно с себя. Я не хожу на выборы, потому что у меня нет выбора, появится – я пойду, буду поддерживать. Но с другой стороны, откуда  он возьмется, если такие как я, сидим и ждем? Мы все возмущены, но втихаря. (смеется)

О любви: Моя дочь и личная жизнь – отдельно. Конечно, я хочу семью, я оставила себе шанс.

О деньгах:  Сейчас многие озабочены сохранением своего капитала. Я хочу накопить  деньги, но я не знаю куда их вкладывать, потому что не знаю, что будет  здесь через 5 лет. Поэтому вкладывать можно только в себя и  в свое образование, не в хоромы, точно. 

Vox Populi: - Деньги – это результат реализации?
Шахизат: - Для общества - это результат, для меня – нет. Для меня результат, когда человеку комфортно, когда он занимается любимым делом. Я завидую таким людям.

О мечтах:  Я мечтаю найти себя, но на это очень мало времени. Есть внутреннее ощущение, что есть другая область, которой я хочу заниматься.  Может это что-то предпринимательское. Но что конкретно - пока сказать не могу

Казахстанская мечта в 40 лет

Виктор: "Сорок лет - это выбор между тапочками, на которые заработал, и обувью для покорения мира"

О жизни и планах: Я -  пастор протестантской церкви, служу больше 20 лет, занимаюсь религиозными вопросами, защитой прав верующих.

О Боге: Не я пришел к Богу,  Бог пришел ко мне, это будет честнее. Это было в 1989-1990 годах, в период перестройки, тогда я занимался общественным движением «Милосердие». В то время по закону нельзя было оказывать благотворительную помощь верующим вне культа. Это наказывалось сроком до трех лет тюрьмы. В тот момент в моем лексиконе не было слов «благодать», «благословение», и через некоторое время для меня открылся новый мир.

О гражданском обществе: Существует общая пассивность, не только политическая, но и общественная. В 2005 году государство ограничило иностранное финансирование НПО. Тогда в Казахстане было 6000 неправительственных организаций, сейчас 12 000,  6000 из них -  в Алматы. По идее, мы все должны состоять в каком-то общественном объединении и что-то делать, но этого нет.

Vox Populi: - Почему?
Виктор: - Потому что гражданская инициатива была подменена государственным финансированием. Чтобы сделать что-то тебе, не нужно ничего делать, нужно получить финансирование и освоить деньги. А нужно работать с людьми, на энтузиазме, собирать, привлекать, убеждать.  

О Законе о перерегистрации религиозных объединений:  Есть понимание общественной ситуации, ты можешь быть хорошим, но общая ситуации – плохая, невольно попадаешь под прессинг, анализ, проверку. Это как, если бы в одном кафе кто-то отравился, а проверять стали всех.  Государство должно этим заниматься, но другой момент – нельзя разбираться на уровне клише. Здесь нет общего подхода.

Vox Populi:- Вы прошли перерегистрацию?
Виктор: - Она еще не началась, ни одна организация не прошла, закон приняли очень быстро, а нормативных актов, как это делать, нет. До сих пор все ждут, когда  выйдет нормативный акт о перерегистрации. Прошло полгода.

О клиповом  мышлении: Я называю современное мышление – клиповым.  Когда человек не может сконцентрироваться  на чем-то конкретном, это лишает его чувствительности. Когда я с детьми (их четверо) смотрю мультфильм, например, "Спанч Боба",  я не успеваю ему сопереживать: вот он плачет, вот радуется, вот он умер, вот ожил. Это путает, нельзя проследить за героями,  в один момент он и хороший и плохой. Чем это страшно? Разбиваются ценности. Раньше когда происходило убийство, возникала реакция, сегодня  - массовые убийства человеку уже не интересны.

О любви: Сорокалетние мужчины могут стать пожизненным разочарованием или героями для своих жен. Когда тебе  25-30 лет, жене легче верить, что завтра ты добьешься успеха. А когда тебе за 40 и ты ничего не добился – приходит реальность бытия. Если не приложить усилий, то жизнь потянется дальше унылой чередой дней к пенсионным пособиям.  Я пишу четверостишья, которые называю «Овсянки».  Вот одна такая «Овсянка» по теме:  

Давно за сорок и нет работы,
А муж все мечтает пойти в Дон Кихоты…
Мне трудно верить в его успехи,
Трико и майка - его доспехи.

О мечтах: В Библии написано: «.. Когда будут говорить: "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут…»  Ради безопасности нельзя убивать свободу. Это рождает пагубу. Несовершенные лидеры и необузданные желания людей дискредитировали свободу, поставили ее в ряд недостатков современного общества.  Все еще хочу реабилитировать свободу, хотя бы в своей жизни, и доказать, что она не противоречит безопасности, а защищает людей от внезапной пагубы. Великие империи падали не тогда, когда завоевывали мир, а когда им казалось, что мир ими уже завоеван

Казахстанская мечта в 40 лет

Александр: "Я не люблю несогласных"

О жизни и планах:  Я занимаюсь тем, чем хотел всегда заниматься - работаю в интернет-агентстве копирайтером.

Vox Populi: - Как-то в 43 года копирайтер – несерьезно…
Александр: - Мне нравится. Остальные хотят быть директорами, начальниками, я не бизнесмен по натуре, я -  хороший исполнитель.  Закончил четыре с половиной курса энергоинститута, поступил туда от балды, работал год электриком, играл рок-н-ролл, у нас группа была «Вес нетто»: в клубах играли, во Дворце спорта, охранником работал, внештатным корреспондентом,  дизайнером, а теперь пишу. Надеюсь, я себя нашел.

О детских мечтах: Геологом мечтал быть, как папа. Я летом всегда с ним по степям мотался, в пионерском лагере ни разу не был, все время с отцом. 

О политике и обществе:  Я придерживаюсь консервативных взглядов. А  проблемы - это дураки и дороги.
Vox Populi: - Как просто: дураки и дороги…
Александр: - Мелкие проблемы, они все решаемы. Вот одно время меня пугали революции страшно. Я вообще всех эти революционеров, несогласных не люблю. Революционер – враг организованного общества
Vox Populi: - По-моему,  вы несогласных с анархистами путаете. Вы на акцию протеста никогда не пойдете? А то, что мирная акция протеста – это цивилизованный, современный способ коммуникации людей и власти, слышали?
Александр: - Митинг - это почти крайность. Митинг, а  за ним бунт. Надо играть по правилам. Устроился на работу – принимаешь правила работодателя. Есть суд.  Есть правила государства,  есть законы. Я не могу эти правила изменить.
Vox Populi: - Разве граждане не имеют права принимать участие  в обсуждении законов, которые для них пишутся?
Александр: - У государств свои интересы, у народа свои. Так в любом государстве. Вот когда  человек нарушает закон, возникает соприкосновение государства и человека.
Vox Populi: - Соприкосновение – это наказание исключительно?
Александр: - Чаще всего,  да.

О Боге: Как в старом анекдоте про Вовочку.  Учительница говорит: «У нас сегодня урок атеизма, давайте в небо фигушки покажем». Все показывают, Вовочка – нет. Почему?  "Если там никого нет, какой смысл показывать  дулю, а если есть, какой смысл отношения портить?"

О мечтах: Чтобы не было войны, революции и ничего такого.

Казахстанская мечта в 40 лет

Куляна: "Главное – понимать, что дальше"

О жизни и планах:  Я журналист, но была вынуждена выбирать как все зрелые люди, чтобы то, чем я занимаюсь, максимально совпадало с тем, что мне нравится. Сейчас у меня свой проект - сайт domdeneg.kz.  Я его доделала, уйдя из банковской сферы. Это был осознанный уход от стабильной жизни,  от каких-то достижений. Это сервис, на котором можно узнать про банковские услуги, консультации, посредничество. Вообще, что происходит с экономикой – происходит и со мной (смеется). Хотите узнать, что будет дальше – посмотрите на меня. Все попали с ипотекой, и я попала в какой-то момент.

О поколении: Семидесятники – индивидуалисты, идеалисты, одиночки, все делают наперекор. Есть люди, которые ходят прямо по дорожке, а  есть те, которые говорят: «Почему  она так простроена? Это же неудобно». Люди помладше – им все понятно, они четко знают, чего хотят.  И многие видят в этом несостоятельность  40-летних. Наверное, отчасти это так. Я в 25-30 занималась тем, чем сейчас в 20 занимаются. С опозданием иду немножко.    

О политике и обществе:  Коррумпированное общество. Люди, которые совершенно неожиданно получили какие-то должностные позиции. Знаете, это страшно, когда это еще «лица страны».Умные и хитрые все-таки не так страшно, как глупые и необразованные. Я еще почему ушла из всего этого, я не умею держать лицо.

Vox Populi: - Что это значит?
Куляна: - Стоять на трибуне и врать. Откровенно. Ладно, в банковской сфере всегда есть цифры, и когда ты говоришь: «Прибыль нашей компании растет», ты все-таки опираешься на них, а в тех же акиматах?

О любви: Женщин много разведенных,  чуть меньше незамужних, как я. Каждая будет говорить «не хотела» (смеется).  Чтобы быть с мужчиной, нужно уметь закрывать глаза на многие вещи. Хотя сейчас есть такие женщины, умные (!), которые устраивают отношения с людьми, которых альфонсами даже назвать нельзя, с первобытными. (смеется) Идут в шашлычку и там заводят мужчин.

Vox Populi: - Почему?
Куляна: - Главное - «с мужиком». Я никого не осуждаю, но обидно, когда она потом говорит: «Ах..»

О Боге: Наше отличие от других мусульман – мы хотим быть детьми, как христиане, но в исламе мы – рабы.  Дядьки с бородой наверху нет, но хочется верить, и не хочется никого обидеть. 

О мечтах: Многое сбылось из того, что хотела. Главное понимать -  что дальше. Я скорее строю планы, не мечтаю.

Казахстанская мечта в 40 лет

Саят: "Я родился в семье, где жили по мусульманским традициям. Хотя когда-то мечтал об единой религии"

О планах и мечтах: В детстве я мечтал стать писателем и много путешествовать. С тех пор поработал и грузчиком, и журналистом, и «пиарщиком», и HR-менеджером, и актером, получил два образования...

 О поколении: Вообще, каждый человек – это отдельная история и целый мир. Если же говорить об общих чертах 40-летних казахстанцев, то принято считать, что к этому времени практически у всех есть семьи, дети, а у некоторых даже внуки. Как правило, к этому возрасту люди уже не мечтают реализовать свои ранние духовные порывы, так как «уже поздно», «всё ради детей». Но время – это, действительно, большой обманщик. Никогда ничего не поздно.  

Об обществе: В силу устоявшихся традиций в Казахстане очень сильно развита жизнь «родственная». Кому-то такая жизнь удобна, а кого-то сдерживает в жестких рамках. В любом случае, нужно не бояться отстаивать свою точку зрения и не быть равнодушным.

О любви: Про настоящую любовь нельзя сказать, что она недалека от ненависти. Я думаю, что любовь так же не несет в себе страха потери.

О счастье: Я счастлив, когда хоть на шажок становлюсь ближе к цели или достигаю ее. Также счастлив, когда доволен результатом своей деятельности.

О Боге:  Однажды у меня было личное горе, я ехал домой из больницы и случайно мне попалась одна протестантская церковь, на которой огромными буквами было написано: «Бог тебя любит! Всё будет хорошо!» От одного этого мне стало полегче.

О деньгах: Деньги не должны быть главной мотивацией труда. Конечно, они дают возможность жить и развиваться. Важнее всего – помощь, стремление к улучшению.
 
О мечтах:  Последние годы я стал реализовывать свою мечту – посмотрел другие страны, несколько лет жил в Москве, мою прозу и поэзию публиковали в журналах, альманахах, писал сценарии для роликов и ТВ-проектов. Сейчас хочу учиться дальше и реализовать себя в качестве кинорежиссера. Уже есть кое-какие подвижки в этом направлении

 

Vox Populi выражает огромную благодарность Capture Photography Center

Каждый четверг мы будем показывать и рассказывать о людях разных поколений: 10, 15, 20, 30, 40, 50 и 60 лет, которые делятся тем, что их волнует и о чем они мечтают. Если вы хотите принять участие в нашем проекте, то присылайте ваши фотографии на адрес: info@voxpopuli.kz. Помогите нам узнать вашу мечту!

10 лет, 15 лет , 20 лет , 30 лет , 40 лет , 50 лет, 60 лет

Поделись
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000