VOX POPULI 26 апреля, 2012 10:30

Казахстанская мечта в 30 лет

Казахстанская мечта в 30 лет
У них было безоблачное советское детство, и юность на изломе эпох. Последние пионеры, видевшие Артек, они взрослели во дворах в лихие и опасные 90-ые. Эти же 90-ые со своей демократией вырастили в них свободных людей. Но в то трудное время было трудно мечтать. Девочки и мальчики, видевшие себя художниками и писателями, стали сантехниками, экономистами и программистами. Герои нашего очередного репортажа - 30-летние, со своей надломленной мечтой, политическим равнодушием и легким разочарованием. 10 лет, 15 лет , 20 лет , 30 лет , 40 лет , 50 лет, 60 лет Когда мы публиковали материал о 15-летних подростках, мы писали специальное предупреждение для родителей, в случае с нашими 30-летними героями, мы вынуждены обратиться с той же просьбой к работодателям. Не спешите ругать своих подчиненных за свободомыслие и критику. Сегодня это слишком редкие качества.
Казахстанская мечта в 30 лет

Балжан: «В медицинских сериалах много неправды»

О планах:  Я практикующий сосудистый хирург и старший научный сотрудник в этом же отделении в центре Сызганова. Занимаюсь в основном проблемами сосудов. Недавно сама сшила артерию с протезом, для меня это достижение, я сейчас немножко на взлете (смеется).

О медицинских сериалах: Люблю «Интернов», но не «Доктора Хауса»

Vox Populi: - Почему? (удивленно)
Балжан: - Там с медицинской точки зрения много неправды, к тому же не бывает каждый день таких уникальных случаев. «Интерны» приближены к реальности,  к уровню медицины и нашей и российской.  

Об отечественной медицине: Медицина развивается, но много сдерживающих факторов.  Очень плохо с организацией. Отдельные элементы западного устройства пытаются внедрить, но как всегда по-казахски, много лишних движений, и это тормозит.

Vox Populi: - Вас не будут ругать на работе за то, что вы критикуете министерство? Разве у медиков, как и у учителей, министерство не обсуждается или вы свободнее?
Балжан: - Возможно, будут. Не хочу получать по башке. Медицина  у нас развивается (смеется).
Vox Populi: - Безусловно. Последнее, что мы запомнили об этом развитии, это как министр здравоохранения симулировал инсульт, потом просил прощения, потом вроде как должен был сесть, и в итоге его помиловали.
Балжан: - Это на всех углах обсуждалось. Но сейчас министр – женщина, женщина волевая, мы ее видим, она приезжает, проводит селекторные совещания, сейчас очень много делается для регионов.  

О венах казахстанцев: Довольно плохая ситуация. Пациенты не следят за собой, приходят запущенные. Приходят пенсионеры,  у которых уже совсем сложная ситуация и к тому же маленькая пенсия, поэтому при выборе лекарств, приходится еще учитывать и материальный достаток.   

О любви: Я верю в любовь матери и ребенка. Любовь между мужчиной и женщиной мне еще не совсем понятна, есть влюбленность, есть дружба, есть какие-то искренние чувства, привязанность, но не знаю, любовь ли это. Каждую влюбленность любовью не назовешь.       

О деньгах: Сейчас я получаю около ста тысяч. Для 30-летнего врача - это очень хорошо.

О детских мечтах: В детстве я не мечтала о хирургии, а хотела стать художницей. Мама всегда считала, что это не очень серьезно, и что для этого нужен большой талант.

Vox Populi: - А в вас таланта не видели?
Балжан: - Видели, но сказали, не заниматься этим. 

О мечтах: Мечтаю полностью освоить флебологию (наука о венах), в большую хирургию не пойду, не хватит ни физических, ни эмоциональных сил. В большой хирургии женщине тяжело, и потом больше ответственности. Я хочу состояться как женщина, хочу иметь детей.

Казахстанская мечта в 30 лет

Николай: "Страшно остаться немощным инвалидом"

О планах:  В 20 лет я приехал  из Шымкента в Алматы, сейчас работаю в интернет-агентстве менеджером по проектам. Живу в основном работой. Личной жизни нет.

Vox Populi: - А что значит, нет личной жизни?
Николай: - Это значит, что работа – главный приоритет.

О любви: Я понял, что в девушек много вкладываешь, а отдачи никакой.
Vox Populi: - А какая должна быть отдача от девушки?
Николай: - Мне уже 30, был период, когда я думал о семье. Но теперь сосредоточен на карьере.

О поколении: Оно разное, и живет разными ценностями, даже если сравнить Шымкент и Алматы. Там многие друзья уже женились, у всех семьи. Здесь мои ровесники больше заняты карьерой и образованием.

О страхах:  Боюсь остаться инвалидом. Я недавно был  в зоопарке, и видел, как женщина поднимала коляску по подъему. Там угол – градусов 60,  годовалый ребенок упал из коляски и покатился по лестнице. Для кого строят эти подъемы?

О мечтах:  Люблю рассказывать эту историю. Я очень люблю животных, и когда только появился канал Animal Planet, я мечтал стать биологом, зоологом, чтобы ездить по странам и наблюдать за животными. Такая вот несбывшаяся мечта.

Vox Populi: - Она так и останется несбывшейся мечтой?
Николай: -  Я думаю,  я воплощу ее для себя. Буду путешествовать, смотреть, фотографировать. Но биологом уже не стану.  (смеется)

Казахстанская мечта в 30 лет

Алтынбек: "Затасканное слово -  «демократия»

О планах: Я работаю стоматологом, планирую лет 5-10 еще поработать, а потом заняться тем, чем я хочу - режиссурой кино. Документального, а может даже игрового.

Vox Populi: - Почему не сейчас?
Алтынбек: - У меня семья: жена и сын. Как большинство, я занимаюсь тем, что зарабатываю на хлеб.

О деньгах и обществе:  Люди думают не о стране, а о том, как заработать и прокормить семью. Для того, чтобы демократия не была локальной, а стала действительно всеобъемлющей, нужно, чтобы общество принимало участие в устройстве страны, нужно создать какой-то институт, в котором лидеры общественного мнения,  лидеры гражданского общества  будут решать разные вопросы вместе с властью.

О любви:   Мой первый самый счастливый день в жизни – когда узнал, что жена беременна, второй – когда родился сын. Я безумно их люблю. В любом возрасте, от школьника до пенсионера – любовь важна.

О поколении: Как правило, это целеустремленные, счастливые в рамках своих семей, но разочарованные  в стране люди.

О детской мечте: Вряд ли кто-то помнит, о чем он мечтал, к примеру,  в 8 лет. Я не помню. 

О мечте: Хочу заниматься тем, чем я хочу, и хочу, чтобы страна поменялась.
Vox Populi: -  Что лично Алтынбек сделал для того, чтобы страна  поменялась? Вы ходили на выборы?
Алтынбек: - Ни разу.  Я понимаю, что это мой гражданский долг, и действительно, надо начинать с себя, а не заниматься болтовней, я все это понимаю, но я также понимаю то, что результат не будем таким, каким его хочу видеть я

Казахстанская мечта в 30 лет

Надия: "Я занимаюсь дизайном вещей, шью, рисую. Это у меня с детства,  с тех пор, как впервые порезала мамино бархатное платье лет в семь. В то время красное бархатное платье  - это было круто и дорого. Мама ругала"

Vox Populi: -  На вас ваша одежда?
Надия: – Да, моя маечка. У меня было ателье, но это слишком серьезно, в будущем,  наверное, открою, но пока мне нужна свобода.
Vox Populi: - А живете за счет чего?
Надия: - Мне много не надо, передвигаюсь летом на велосипеде, пойду, куплю тканей на несколько тысяч тенге. Джинсы я донашиваю после друзей, потому что женские фасоны не люблю, бабуля недавно комбинации подарила. Живу с родителями.

О любви: Когда у меня есть какие-то чувства, пусть даже влюбленность, творческий процесс ускоряется, хочется что-то делать. Возникает интересный эффект. Но пока мужчины, за которого я бы хотела выйти замуж, нет. Он должен меня понять, он должен быть таким же сумасшедшим, как я. 

О деньгах: Я работу сама никогда не искала, это она должна найти меня. Работать с 9.00 до 18.00 я не могу: сопротивляется организм. Клиентов у меня  хватает, друзьям иногда нужно что-то подшить, пришить. Я считаю, любая работа должна оплачиваться, хотя бы по бартеру, и они тоже так считают,  можно сводить меня в кафе, дать денег, купить ткань. Так я и живу.   

Vox Populi: - Вас не коробит, что вам уже 30 лет, а вы с мамой и папой живете?
Надия: - Нет. Я даю им деньги. Получаю, допустим, 10 тысяч, 5 отдаю родителям. Маму я перевоспитала. Раньше она была серьезной и занудной: «Все, 20 лет, выходи замуж, рожай детей». Сейчас все нормально.

О мечтах: Сейчас мечтаю о путешествиях, зимой с друзьями собираемся в Индию,  в ашрам.  

Казахстанская мечта в 30 лет

Максим: "Я жалею, что пошел за деньгами"

О планах: Я окончил Аграрный университет, по специальности "Инженер  автомобильной техники", после университета работал по профессии, но зарплата была маленькая - 25 тысяч тенге, и я ушел. После работал в строительной компании водителем, потом в рекламном агентстве логистом, а до мая прошлого года я продавал яблоки на "Алтын-Орде". Познакомился с людьми, которые занимаются торговлей фруктов и начал работать. В прошлом году цены на растаможку поднялись,  был скандал на Хоргосе, бизнес закрыли. Сейчас не работаю, хотя хочу работать по специальности.

Vox Populi: - Почему так получилось, что вы от инженера дошли до продавца фруктов?  Деньги?
Максим: - Честно говоря, я пошел за деньгами, на 25 тысяч нереально прожить. Хотя жалею, надо было потерпеть. Мои друзья в этой сфере проработали шесть лет, сейчас уже приличные должности занимают.

Об обществе: Не для людей как-то все. Недавно у меня забрали водительские права, я ездил, погашал штрафы по всей Алматинской области. (смеется). Я прописан у отца, у нас дом в Енбекшиказахском районе, так я от Чилика до Иссыка несколько дней мотался. Неужели нельзя сделать все в одном месте, чтобы удобно было? Отсюда и взятки. Проще на лапу дать.

О детстве: У нас мама умерла рано, я в 9 классе учился, вообще у нас семья большая. Помню, как отец чинил машину, разбирал ее, возился во дворе,  а я ему помогал. Я с девятого класса ездил по Алматы за рулем (смеется).  Тогда мне нравилось ему помогать, хотелось машинами заниматься, и  это отец посоветовал идти в аграрный, он сам там же учился.

О мечте: Хочу СТО свое с автомойкой, заменой масла, и закусочную рядом (смеется). Хорошо же?

Казахстанская мечта в 30 лет

Диана:  "Хочу дать детям то, что не дали мне"

О планах: Я воспитываю двоих детей, и хотя по образованию – экономист, работаю по удаленке графическим дизайнером и иллюстратором. Иллюстрирую детские книжки, немного пишу для детей. Если все получится, моя книжка будет опубликована.

О приоритетах:  Нельзя сказать, что важно что-то одно.  Если дети здоровые – я хочу реализоваться, сделать что-то для себя, утвердиться,  а завтра, когда они заболеют, в мире не будет ничего существовать кроме кашля, температуры и ночных переживаний.

О Боге: Я не могу себя назвать настоящим  правоверным мусульманином, тем более моя профессия, а я считаю, что это моя профессия, хоть я и не получила образования, она противостоит законам  ислама, который запрещает рисовать человеческое изображение. Но я не могу выбирать между религией и своим призванием. Это  слишком тяжело.  

О  поколении:  Мне очень тяжело. Нас называют шала-казахами,  мы думаем и говорим по-русски. Я себя лично с русской культурой очень сильно связываю, и в тоже время новая жизнь диктует другие правила. Я вошла в семью, где казахские традиции  более развиты, и я должна каждый день менять свое сознание.  Для меня язык все равно немножко чужой, и в то же время я понимаю, что он -  родной, но я пока его не впитала. Как раз книга, которую я пишу - это сказки про буквы казахского алфавита. Хочу дать детям то, что не дали мне. 

О деньгах и обществе:  Мне не нравится, что наша страна  - это, прежде всего, страна чиновников и откатчиков. Любой проект - и сразу объявляется тендер, и выигрывают не те, кто может  сделать хорошо и качественно, а  те, кто договорился. Вся страна живет подковерными играми, кто кому  больше даст. Это тянет нас назад.  Это настолько очевидно, идешь по улице и можно услышать такие разговоры по телефону в парке. Мы никак не насытимся этим рвачеством.

О мечтах: Самые лучшие мечты – те, что приходят из детства. Я мечтала быть художником – аниматором. Потом просто было перестроечное время, и казалось, что художник – как-то нереалистично, сейчас все доступно

Казахстанская мечта в 30 лет

Дидар: "Я женился по расчету"

О себе: Я по профессии инженер-проектировщик. Работаю в госорганизации, мы проектируем очистительные сооружения. При агентстве ЖКХ есть проектный институт,  там я и работаю.  Мы - проектировщики на всю страну. 

О молодежи: Я вырос в очень большой семье, учился в школе-интернате в трудные времена, но это была школа жизни. Я вот сейчас смотрю на молодежь и не могу понять, почему она подвержена каким-то страхам, фобиям, для меня походы к психологам не понятны. Мне кажется, их проблемы высосаны из пальца.

Vox Populi: - А вам ваши проблемы в 15 лет не казались неразрешимыми?
Дидар: - Я вырос в такой среде, где человек может надеяться только на себя.  От тебя  зависит, будешь ты сытым или голодным. Мы ходили на базар лет в 12, помогали разгружать товар и зарабатывали деньги.  Опять же, находились наставники, которые помогли не попасть в криминальную среду. Окончил 10 классов и получил специализацию – сантехник 4-го разряда. Потом получил два высших образования.

О любви: Я женился не по любви, вообще не по любви, по расчету. У родни  жены была возможность помочь мне в дальнейшем росте. Я был карьеристом. Это потом понимаешь, что это не важно, но я был карьеристом. Но сейчас мы друг без друга уже не можем.

О Боге: Надо соблюдать 10 заповедей, если хочешь быть человеком.

О деньгах: Я потерял много друзей из-за этого. Я гнался за деньгами, не смотрел по сторонам, шел и по головам друзей, приходилось.

Vox Populi: - Вы сегодня так себя оправдываете «приходилось»?
Дидар: -Я открыто говорил: парни, простите. Может в глубине души у них какой-то осадок остался, но сейчас мы общаемся.

О политике: Не хожу на выборы, не интересно, не хочу в этом фарсе участвовать.

О детских мечтах: Я собирался заниматься совсем другим. Я любил писать, сейчас кое-что пишу, что-то даже получалось, но никогда не получалось выносить свои творения на публику, я стеснялся и боялся. К тому же, это были девяностые, надо было учиться зарабатывать.

Vox Populi: - А сейчас осталась эта мечта?
Дидар: - Мечты всегда остаются, без них никак.
Vox Populi: - Это когда их не реализовываешь.
Дидар: - Это  отдушина сейчас «помечтать», отдохнуть от реальности. 

О мечтах: Но сейчас я почти не мечтаю, мне просто надо вырастить детей (смеется). Я думаю только о них. Мечты отодвинулись на задний план.

Казахстанская мечта в 30 лет

Мадина:  "Это так характерно для нас – мечтать уехать туда, где как нам кажется, наши права не нарушают, где царит закон и порядок, где власть работает на своих граждан" 

Vox Populi:-  Зачем главный редактор Vox Populi участвует в проекте? Не переживаешь, что неправильно поймут?
Мадина: -  Изначально я не планировала, но когда прочитала откровения  наших предыдущих участников 15-20 лет, то подумала, что им будет важно знать, что в 30 лет  жизнь гораздо счастливее, стабильнее и гармоничнее, чем им сейчас кажется.

О поколении: Мы представляем собой удивительное поколение - родившиеся в советское время, выросшие при развале одного государства, вставшие на ноги уже при строительстве другого. Поэтому в нас много от наших родителей и так много того, чего у них уже никогда не будет – ощущение выбора.

О гражданской позиции: Когда мне было 27 лет, я стала задыхаться от того, что меня окружает: страны, людей, законов. И мы с друзьями нашли самый легкий путь - мы просто сбежали, уехали на полгода в США. Америка на тот момент казалась оплотом демократии и я уезжала с подспудной мыслью там остаться. Это так характерно для нас – мечтать уехать туда, где  как нам кажется, наши права не нарушают, где царит закон и порядок, где власть работает на своих граждан. Жизнь показала, что везде одни и те же проблемы. Эдема нет. Я вернулась в Казахстан, но вернулась более спокойной -  я научилась принимать несовершенство мира.

Vox Populi:- Ты принимаешь несовершенство мира, даже когда видишь откровенную несправедливость?  
Мадина: -  Я работаю в проекте,  в котором стараются освещать все, что происходит в нашей стране: показывать другую жизнь, вскрывать социальные проблемы, рассказывать о трудных ситуациях - это и есть мой вклад. К сожалению, я не революционер по духу, чтобы с шашкой скакать. Кроме того, я не очень люблю публичность, но меня восхищают люди с активной гражданской позицией. Если бы у нас была Болотная, я бы вышла. Нет, не поднялась бы на сцену, не призывала бы, но слушала бы и поддерживала.    
Vox Populi:-  А почему у нас нет Болотной?  Или такой гражданской активности?
Мадина: -  Потому что большинство считает, что стабильность лучше перемен. Кроме того, разница с Россией все же есть: и в менталитете и в точке кипения.

О любви:  Я не боюсь сказать первой: «я люблю тебя», «извини меня», «я соскучилась». Со временем все эти игры в гордыню и установления правил «кто первый прогнется» становятся шелухой. Зачем тратить время на стратегии, когда можно быть просто счастливой. Как говорил один киноперсонаж: «Я слишком стар для этого дерьма».    

О мечте:  У меня есть личные мечты, и они все достижимы. С общечеловеческими - пока труднее

Казахстанская мечта в 30 лет

Меиржан: "Я сделал  вывод, что к тридцати годам я себя так и не нашел"

О планах: Я работаю в общественном фонде, занимаюсь книжными проектами,  мы издаем фотоальбомы, научные книги. Увлекаюсь кино, хочу научиться писать сценарии к игровым фильмам, пишу понемногу, в свое время занимался переводом английской поэзии, хотел бы вернуться к этому. Раньше рисовал, даже закончил художественную школу, тоже  хотел бы снова начать рисовать.

Vox Populi:- А что вам мешает всем этим заниматься?
Меиржан: – Со временем туговато: рутина, обязательства, много работы, жена, две дочери, которых я очень люблю. Мне  кажется я немного забуксовал в плане творчества и  саморазвития, надо двигаться.

О поколении: Потерянное поколение, и себя могу причислить к таким людям. Сейчас 20-летние более амбициозные, более целеустремленные, а мы как-то... главное, чтобы все живы-здоровы были, чтобы ничего плохого не было.  (смеется)

О Боге: Это слишком серьезный вопрос, я к нему (к Богу) еще не пришел. Странно, что  сейчас в юном возрасте к нему так быстро приходят, одевают тот же хиджаб, мне кажется, это просто мода. Слепо учить аяты, это не значит - познать Бога. Я вообще, против обрядов со стороны религии. Бог - это абсолютная нравственность, к которой нужно прийти, а не услышать от кого-то или прочитать в книгах.    

О стране: Мне не нравится вся эта суета вокруг языка, мне кажется, общество  - молодое, эти радикальные метания ни к чему. Все это проблемы роста, просто нужно пережить.

Vox Populi: - Государство переживает, что граждане не достаточно быстро учат язык. Вы не разделяете этих опасений?
Меиржан: - Я рад, что вышел из этой зоны комфорта, и теперь чувствую потребность выучить язык. Это естественный путь, все заговорят, не нужно форсировать события и  суетиться по этому поводу.

О детской мечте: С мечтой у меня всегда были проблемы. Я никогда не знал, о чем конкретно мне  мечтать. Но в определенный период детства хотел стать художником, писателем. И до сих пор хочу.

Vox Populi: - А почему у вас так получилось?  Или на определенном этапе жизни так у всех происходит, желаний много, а реализации – нет?
Меиржан: - Надо себя встряхнуть. Страх за мечты и мечты становятся частью тебя. На самом деле, сейчас наступает такой период  в жизни, что я ставлю перед собой вопрос - или я делаю это, или не делаю, и потом жалею.

О мечтах:  Написать роман хочу

Казахстанская мечта в 30 лет

Асель: "Высшая точка в музыкальной карьере – петь на тое у крутиков"

О планах: Моему ребенку полтора года, я в декретном отпуске, наслаждаюсь материнством. В планах - еще дети, хочу родить еще троих. А  потом уже заняться карьерой, я по профессии – маркетолог. Вообще, люблю свою профессию, но сейчас работаю в Гидромете, это госучреждение, там все очень консервативно. Вообще, эта консервативность очень тормозит развитие, на мой субъективный взгляд.

Vox Populi:- Нельзя только детьми заниматься?
Асель: - Нет, у них своя жизнь, а у меня есть своя, они пойдут в сад, а я что буду делать? Я тоже хочу себя реализовать.

О детских мечтах: Мечтала стать певицей. Родители отговаривали, папа говорил: «Зачем? Чтобы у мужиков водка хорошо шла?» Я не верила, выступала, пела, в университете была активисткой, но чем дальше занималась, тем яснее понимала, что высшая точка – петь на тое у крутиков. Это меня разочаровало.

О мечтах: Мечтаю родить еще здоровых детей. Сейчас очень плохая экология, много разных заболеваний, хочется пройти этот период без стрессов 

Казахстанская мечта в 30 лет

Рамис: "Я поймал себя на мысли, что перестал мечтать"

О планах: Я работаю в Национальной ассоциации регби Казахстана, занимаюсь административными делами. Мы устраиваем международные турниры, курируем национальную сборную, развиваем регби. Хочу получить степень по бизнес-администрированию. Думаю, в Манчестерской бизнес-школе
Vox Populi:- Это мечта?
Рамис: - Это цель.

О Боге:  Современные книги по мотивации занимают  сегодня ту нишу, которую раньше занимала религия. Бога нет. Просто человеку свойственно на кого-то полагаться.

О любви:

Vox Populi: - Почему вы не женаты?
Рамис: -  У меня в семье все поздно женились, и отец, и братья. Я не спешу в этом плане, не хочу торопиться.

Детская мечта: У меня все было (смеется), не о чем мечтать было. Я даже  в "Артеке" был.
Vox Populi: -"Артек" был мечтой для обычных детей
Рамис: - Я не мечтал.  Мама спросила: «Хочешь?», я сказал: «Хорошо». 

О деньгах: Только чтобы обеспечить себя и своих детей. Я не гонюсь за миллионами.

О стране: У нас нация мздоимцев.

Vox Populi:- Я про эту коррупцию больше слышать не могу, честно. Прямо, от мала до велика, всех казахстанцев беспокоит одна проблема – коррупция. А сами  вы что делаете, чтобы этой коррупции не было? Не давайте.

Рамис: - Общество вынуждает, вымогают гаишники (смеется).
Vox Populi: - В «Искру» звонить не пробовали, когда у вас гаишники деньги  вымогают?
Рамис: - А откуда вы про «Искру» знаете? Я не знал, ни наружки не видел, ни в газетах не читал…
 

О мечтах: Поймал себя на мысли, что не мечтаю последнее время. Не знаю, в чем дело. Раньше всегда перед сном мечтал, это было стабильно.
Vox Populi:- Почему теперь не мечтаете?
Рамис: - Загруженность, много суеты.

Казахстанская мечта в 30 лет

Асель: "Я такая счастливая, что иногда мне становится страшно"

О планах: Я немного отошла сейчас от журналистики, но иногда пишу для газеты «Мегаполис», не хочу работать до конца жизни, хотя пять лет назад до рождения сына, я говорила, что буду работать до конца, что я – журналист по призванию, но теперь – не хочу. Сейчас у меня своя фотостудия, я снимаю детей.

Об обществе: Ко мне иногда относятся как к обслуживающему персоналу. Есть такие люди, которые приезжают в фотостудию и воспринимают меня на уровне своей няньки или домработницы. Мне сначала было  не по себе. Но потом я подумала, ведь главное – я не считаю себя обслуживающим персоналом, сегодня я люблю вашего ребенка, меня не интересуют ваши деньги, не интересует, какими путями вы пришли к своему достатку, мне хочется, чтобы,  когда ваш ребенок вырос – он порадовался тому, каким был в детстве.  

О любви: Когда я выходила замуж, тем более за человека, который старше меня на 12 лет, в один момент мне показалось, что я поддаюсь шаблону какому-то.  Я даже спросила у него, уже стоя  в свадебном платье: «Саша, зачем мы это делаем? Что на нас нашло?». Но потом ни разу не пожалела. Я такая счастливая, что иногда мне бывает страшно.  Просто все цели, которые мы с ним ставили, все сбываются. И я думаю: где западла? (смеется)

Vox Populi: - Обычно людям редко становится страшно от осознания собственного счастья. Поделись с читателями секретами.
Асель: - Всегда есть люди, которые красивее, богаче, успешнее, умнее и счастливее тебя. У них муж – заботливее, а дети – здоровее. Я поймала себя на этом и поняла, что так нельзя. Нужно проживать свою жизнь, ни на кого не ориентируясь.  

О политике: Зачем ходить на выборы, если у меня нет выбора? Кто все эти люди в парламенте?  Зачем они там? Ради меня? Нет. Зачем я буду участвовать в спектакле,  это драчка за место у котла.

О детских мечтах: В детстве я хотела быть полицейским или частным детективом. Моего папу убили, и это преступление так и не было раскрыто, я хотела стать полицейским, чтобы найти концы.  

О мечтах:  Сегодня у меня есть сын, я хочу, чтобы у него были братья и сестры. Если посмотреть на наших родителей – они все из многодетных семей, а вот мы, наше поколение – один-два ребенка в семье. Было тяжело, был лимит. Мне кажется, это неправильно. Когда погиб мой папа, маме помогали братья и сестра, кто молоком, кто мясом, кто деньгами. Я хочу, чтобы у моего сына Ильи были братья и сестры. И потом, я по себе знаю, как важно иметь родителей. Хочу,  чтобы мой сын похоронил своих родителей в глубокой зрелости, когда это естественно. Потому что иначе, это наносит непоправимую травму. Все мои страхи – от смерти отца.

Казахстанская мечта в 30 лет

Руслан:  "На моей жизни никак не отражается, кто стал Президентом или депутатом"

О планах: Я - фотограф, сейчас чаще живу в Москве, всегда  хочется что-то новое пробовать. Вообще я учился на программиста, но было неинтересно, какая-то трата времени.

О деньгах: Мне не хватает денег, хочется запастись ими и делать то, что я хочу. Они мне всегда нужны были. Я вообще родом из Киргизии, из маленького городка.  Оттуда я поехал в Бишкек, потом в Астану, потом в Алматы, и теперь я в Москве. Я всегда снимаю квартиры, и мне всегда нужны деньги.

О любви: Пока не планирую семью, возможно, мне кажется, что для семьи нужен какой-то тоже материальный запас. Не хочу потом батрачить.

Vox Populi: - Вы – лентяй?
Руслан: - Мне об этом еще в школе сказали. А мне кажется, я работаю больше остальных.

О политике: Мне нравится думать, что я не привязан к какой-то стране, поэтому политика мне не интересна.

О поколении: Мне кажется, это переходное время сделало нас сильнее, мне, допустим, сейчас не страшны какие-то перемены.

О детской мечте: По рассказам взрослых, хотел поехать за границу и привезти бабушке подарки. 

О мечтах: Лучше планировать и задумывать. А «мечтать» - похоже на то, что я чего-то хочу, но не могу сделать. Это неприятно. Лучше ставить цели

Казахстанская мечта в 30 лет

Куаныш: "У нас лучше, чем в Риме"

О планах: Я окончил политех, по профессии - инженер- программист.  Сейчас важно выучить английский, потом арабский, чтобы читать Коран, потом японский, мне благодаря Акунину стала интересна японская культура. Последнее время меня сильно в архитектуру и дизайн потянуло. Стать хорошим дизайнером или архитектором – не поздно.

О детских мечтах:  С детства люблю рисовать, мечтал стать художником до 5 класса. Жаль, что, мама запретила заниматься этим серьезно, боялась, что брошу учебу. Потом хотел стать экономистом №1 в Казахстане, выбрал специальность: "Экономика в нефтебизнесе", но опять родители сказали: «На Запад не поедешь».

Vox Populi: - На вас сильно родители влияли. Не жалели потом, что  были послушным?
Куаныш: -  Сильно влияли родители, но жалеть нельзя, как говорил Марк Твен. Это тормозит. Я просто отпускаю ситуацию. Мне важно открывать для себя новые возможности.

О мечтах: Есть духовные и материальные мечты. Я сейчас чувствую себя миллионером, потому что мои мечты  -  духовные. Я хочу  развиваться, довольствоваться  достигнутым - не моя позиция. Пятерых детей хочу. Прокормлю, иншалла.

О политике:  Я только что с поезда, ехали с женщиной 60 лет и  лейтенантом, обсуждали страну - столько негатива. Я тоже так думал, пока не посмотрел на другие страны. Я был и в Питере, и в Москве, и  Риге, и в Европе, в Италии: в Риме и Милане. 

Vox Populi: - У нас лучше, чем в Риме?
Куаныш: - Да, возможностей больше. А  большинство проблем у нас от того, что все время ждем чего-то от государства. Но ждать – не нужно. Нужно самим делать, собираться и делать. А если чего-то не хватает,  только тогда обращаться: «дайте».  У нас очень пассивное общество

 

Vox Populi выражает огромную благодарность Capture Photography Center

Каждый четверг мы будем показывать и рассказывать о людях разных поколений: 10, 15, 20, 30, 40, 50 и 60 лет, которые делятся тем, что их волнует и о чем они мечтают. Если вы хотите принять участие в нашем проекте, то присылайте ваши фотографии на адрес: info@voxpopuli.kz. Помогите нам узнать вашу мечту!

 

10 лет, 15 лет , 20 лет , 30 лет , 40 лет , 50 лет, 60 лет

Поделись
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000