VOX POPULI Дамир Отеген текст: Светлана Шестернева 6 октября, 2011 13:00

Видящие сердцем

Алматинская журналистка Светлана Шестернева настолько страстная поклонница лошадей, что даже пишет книгу "Спаси Бог вас, лошадки...".    - В конце августа минуло восемь лет с тех пор, как я впервые подошла к этому прекрасному, благородному животному.  По «конному» летоисчислению «отношений» это вообще не срок; за это время человек только начинает понимать суть лошади. По человеческим же меркам я прожила целую, совершенно новую жизнь
Видящие сердцем

- Начиналось все традиционно: не было счастья, да несчастье помогло. То ли от того, что в ту пору я отчаянно нуждалась в сильном и надежном существе, то ли просто это была судьба, но рядом с Тибетом (так звали того коня, сейчас он уже закончил спортивную карьеру) меня охватил такой вихрь положительных эмоций, какого и не припомню. В порыве чувств я крепко обняла лошадь за мощную шею и в блаженстве прикрыла глаза. Меня не заботило, что одежда тотчас пропиталась запахом пота животного, что он может невзначай оттоптать мне ноги, и даже в голову не пришло, что коню не понравится мой припадок нежности. От Тибета веяло силой, спокойствием и уверенностью в себе. Любое живое существо, наделенное этими качествами, не способно причинить неудобство забавы ради тому, кто ему доверился

Видящие сердцем

- Спустя три дня я впервые в жизни оказалась в седле. Первого моего коня звали Шаман… Позволю себе опустить «сопли на глюкозе» по поводу того, как он вернул мне веру в любовь, дружбу и прочее. Но Шаман поверил моей любви. Он уверовал в нее настолько, что бросался через весь манеж, стоило мне появиться на пороге. Каким образом он распознавал меня, находясь в толпе других лошадей, – для всех нас навсегда осталось загадкой. Но стоило мне открыть дверь, он мчался навстречу, какой бы всадник на нем ни сидел. С этим ничего нельзя было поделать. Он подлетал, поднимая копытами вихри пыли, тотчас утыкался своим бархатным носом в шубу и большего счастья я не могла себе представить. Откуда-то сверху возмущенно орал перепуганный прокатчик, тренер непечатно ругался, и в который раз просил меня не заходить в манеж, если здесь работает Шаман, но мы оба не обращали на это никакого внимания. Мы любили друг друга. И с этим тоже ничего сделать было нельзя

Видящие сердцем

- На момент нашей встречи этому коню исполнилось 18 лет (умножьте на 4 – получится «человеческий» возраст), и он имел полное и необсуждаемое право ненавидеть весь людской род. Страшно представить, каким испытаниям он подвергся на манеже цирка, куда попал трехлетним жеребенком, сколько пережил, осваивая спортивную выездку (один из самых жестоких видов конного спорта), и каких мук натерпелся от неопытных прокатчиков

Видящие сердцем

- Он был просто обязан меня ненавидеть, будучи знатоком человеческой природы отношений. Он должен был заподозрить в моей нежности самые корыстные мотивы, но – мудрейшее существо! – оказался выше этого. Впоследствии я поняла, что Шаман был вовсе не оригинален: лошади вообще склонны видеть исключительно сердцем

Видящие сердцем

- Многие потом говорили, что судьба послала меня Шаману в награду за все, что он сделал и пережил. Но положа руку на сердце, все с точностью наоборот. Судите сами. Первые восемь лет своей жизни я совершенно искренне полагала, что меня зовут «Вызывай «Скорую»!». С детства меня мучали астматические приступы. В перерывах между приступами мама таскала меня по докторам и в аллергоцентр. У меня обнаружили аллергическую реакцию на книжную и домашнюю пыль, шерсть кошек, собак, хомячков и… перхоть лошади! Мама заверяла докторов, что лошадь я видела только на картинках из сказок. Но врачи упирались и в итоге взяли с нее клятву никогда не подпускать меня к вышеперечисленной живности, и особенно – к коням. С тех пор у меня дома жила только черепаха, с обожаемой кошкой Пумой пришлось расстаться

Видящие сердцем

- А теперь представьте себе состояние моих родственников, когда я сообщила о своем новом увлечении. Когда я сказала, что влюбилась в лошадей и собираюсь заняться верховой ездой, мое благое намерение было воспринято, мягко говоря, скептически. Версии о продолжительности нового увлечения выдвигались самые разные – от одного месяца до первого приступа, который, действительно, не заставил себя долго ждать

Видящие сердцем

- Случилось это в первый месяц моих тренировок. Занятие проходило на сухом песчаном грунте, от которого с каждым ударом копыта поднимались густые клубы пыли. Неподалеку любовалась лошадьми младшая сестра Вика… Вдруг я почувствовала - начинается! Дыхание становилось короче, мельче, горло начало сжиматься, охватила привычная для такого состояния паника. Я захлопала себя по карманам и с ужасом обнаружила, что забыла баллончик. Сестренка тотчас поняла мое состояние и помчалась в раздевалку. Силы, как и кислород, были уже практически исчерпаны и я уткнулась лицом в Шаманкину гриву. Не могу сказать, сколько времени я провела «в объятиях» моего друга и почему приступы удушья вдруг прекратились. Когда я, наконец, подняла голову, то увидела испуганную Вику, она решила, что успела осиротеть. С трудом представляю, что она пережила, увидев мою счастливую улыбку. Приходя в себя на гриве, буквально набитой перхотью и щедро покрытой слоем пыли, я поняла, что отныне буду жить...

Видящие сердцем

- Такую неоценимую роль в формировании моей новой жизни Шаман сыграл всего за каких-то полгода. Он даровал мне надежду на самое дорогое – жизнь. Не с весьма ограниченными возможностями, а полноценную.  Сколько раз я боролась с желанием перегрызть себе вены, потому что не могла расстаться с чертовым баллончиком даже в интимной обстановке! Мой добрый, бескорыстно преданный друг ушел из жизни 15 марта 2004 года. Я до сих пор помню, как пахла его шерсть; как он вздыхал, укладывая голову мне на плечо, и мгновенно засыпал… И до сих пор считаю себя во многом виновной в его преждевременной смерти. Принадлежи он мне лично, не будь прокатной лошадью – все могло быть иначе…

Видящие сердцем

- В тот день я поняла однозначно: у меня должна быть собственная лошадь. За здоровье и жизнь которой я буду нести полную и единоличную ответственность. И чтобы никто не посмел уронить волоса с ее хвоста. Так у меня появилась цель, а вскоре для ее достижения появились и средства. В сентябре следующего года у меня появился Кронос

Видящие сердцем

- Тогда его еще звали Мираж.  Первое знакомство с жеребцом донской верховой породы едва ли могло подарить мне надежду на светлое будущее. Когда я попыталась почистить коня и приблизилась к крупу, меня неожиданно «наградили» хлестким ударом в бедро. Вскоре мне стало понятно, что конь вовсе не собирался меня обидеть, просто он не привык к тому, чтобы его чистили металлической скребницей. И если в области шеи и плеч ощущения казались ему вполне терпимыми, то касание задних ног он счел хамством. За что и врезал, на его взгляд, совершенно по заслугам

Видящие сердцем

- Но вода камень точит. Я навещала его каждый день, носила нехитрые лакомства: кусочки моркови, свеклы, капустные листки. Конь брал их, не выказывая особой благодарности. Он привык питаться остатками овощей в деревне, откуда был привезен, и не расценивал мой жест как знак внимания… Наше знакомство продолжалось

Видящие сердцем

- Я выяснила, что Мираж на дух не переносит сахар, поскольку никогда его не пробовал и не знал, как его жевать. Как большинство мужчин, он всегда переживал, если ему что-то не удавалось. Мне, к примеру, так и не удалось приучить коня к бананам: когда первый кусочек выпал у него изо рта, конь демонстративно отвернулся от кормушки и уставился в окно, давая понять, что больше позориться не намерен. Я поняла, что он до умопомрачения спокоен: конь мог проигнорировать свору собак, вылетевшую с бешеным лаем из кустов, и, тем самым, бесконечно надежен для всадника… И я знала, что приятные сюрпризы только начинались

Видящие сердцем

- 7 сентября 2005 года он стал официально принадлежать мне. Я дала ему новое имя – Кронос, перевела в самую комфортную конюшню, которую только смогла найти

Видящие сердцем

- Пусть это стоило немножко дороже – речь, в сущности, шла о моем благополучии. А я уже оценила, как это прекрасно, когда горло больше не схватывали спазмы, от которых начинает синеть лицо и глаза постепенно вылезают из орбит. Сморщившиеся легкие расправились, и осанка стала такой, что мне очень скоро стали завидовать манекенщицы. Быть здоровым, полноценным человеком – счастье, которое трудно и оценить, и передать словами

Видящие сердцем

- Рассказывать историю наших отношений, которые продлились ровно 4,5 года и закончились только потому, что мой Кроша умер от заворота кишок (от чего, увы, не застрахована ни одна лошадь на земле) – мне не хватит страниц. Если кратко, то как только Кронос понял, что его жизни больше не угрожает прокат, он стал Личностью. Думаю, достаточно оценить выражение его глаз на фотографии – это совершенно осмысленный взгляд

Видящие сердцем

- Кроша удивлял не только меня оригинальностью решений. В дождливый день пробега (единственные соревнования, в которых он участвовал и победил) Кроша решил не пачкать ноги и улегся в опилки так, что его не сразу обнаружил всадник. Моя сестра однажды доверительно жаловалась ему на усталость, а Кронос, дождавшись конца монолога, совсем по-человечески вздохнул и «поцеловал» ее в щеку… Он давно перестал считать себя стопроцентной лошадью, как и меня – полностью человеком. Кронос привык, что с ним разговаривают, и по интонациям, которые лошади безошибочно различают, выбирал единственно верную линию поведения. Он вообще ни в чем ни разу не ошибся. Садясь в седло, я доверяла Крохе свою жизнь, и мне никогда не пришлось об этом жалеть. Мы были единым целым. В тот день, когда его не стало, умерла и самая лучшая, и самая бОльшая часть меня. И не появись потом годовалый английский жеребчик Мон Ами…

 

Видящие сердцем

-  За те мучительно долгие месяцы без верховой езды я чувствовала, как снова начинает «сворачиваться» грудная клетка. Об иппотерапии сказано невероятное количество правдивых слов, и я хочу добавить несколько фраз и от себя: именно верхом на лошади у человека с легочными заболеваниями появляется та самая идеальная, жизненно необходимая осанка. На лошади невозможно сидеть иначе – рискуешь быстро устать. Плюс основная заповедь астматика –  спокойствие, только спокойствие. В противном случае нервозность всадника передается животному, и ничем хорошим это обычно не заканчивается

Видящие сердцем

- Однажды в Новосибирске на прилавке сувенирного магазина я нашла керамическую фигурку симпатичной лошадки в смешной розовой шляпке. На подставке круглым почерком было выведено: «С любовью!» Мне показалось это добрым знаком. С этой крошечной кобылки и началась моя коллекция, которую друзья и близкие любовно прозвали «Твой табун»

Видящие сердцем

- Кого там только ни набралось за все эти годы! И фарфоровые, и бронзовые, и даже с золотым напылением. Некоторых мне подарили, но большинство лошадок приехали в мой «табун» из других стран и городов. Кстати, если у вас есть знакомый «конник», никогда не задумывайтесь о том, что ему подарить по любому поводу: он одинаково обрадуется как простенькому аксессуару для своей лошади, так и фигурке, даже если такая у него уже есть

Видящие сердцем

- Я покупаю фигурки, игрушки, украшения. Особую мою гордость составляют винтажные серьги-седла с лассо, а также последний «трофей» из Питера  – лошадка-брошь и крошечные серьги-гвоздики в форме жеребят

Видящие сердцем

- Из Тбилиси я привезла позолоченные серьги и подвеску с наскальным изображением лошадей. В Алматы посчастливилось купить восхитительный кулончик из муранского стекла… То ли еще будет!

Видящие сердцем Видящие сердцем Видящие сердцем Видящие сердцем Видящие сердцем

- Сказать, что я не оригинальна в своем хобби - это не сказать ничего. Зайдите на любую конюшню и вы наверняка встретите толпу таких же «чокнутых» всех возрастов и профессий, по-детски хвастающих друг перед другом очаровательными «конными» мелочами. Либо вы застанете ту же группу, склонившейся над новым журналом, предлагающим всевозможные аксессуары уже непосредственно для лошадей...

Поделись
Дамир Отеген
Дамир Отеген
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000