VOX POPULI Сергей Харченко, Андрей Дубинский 24 ноября, 2014 22:07

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя
21 ноября 2014 года в Киеве прошел Марш достоинства, приуроченный к годовщине Евромайдана. Наш корреспондент в Киеве посетил главную площадь Украины. В прошлом году именно здесь собрались люди, протестующие против приостановки подписания соглашения об ассоциации с ЕС. После того как «Беркут» (подразделение милиции специального назначения) жестоко разогнал протестующих, мирный и относительно малочисленный митинг перерос в массовые акции гражданского неповиновения.
Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

Майдан 21 ноября 2014 года.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

Год назад слово "Майдан" появилось в заголовках новостных лент по всему миру. События в центре Киева, в результате которых был свергнут режим Януковича, привлекли к себе внимание большого количества журналистов, в том числе фоторепортеров. Десятки мужчин и женщин, пропахших дымом и газом, рисковали своим здоровьем, чтобы запечатлеть противостояние на киевских улицах. Некоторые из фотографов Майдана рассказали нам о своих впечатлениях.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

Сергей Харченко, Украина:

– Снимать начало «Революции достоинства», как ее позже назвали, было просто – собрания людей на площади Независимости в Киеве фактически ничем не отличались от десятков или даже сотен других мирных митингов, которые мне когда-либо доводилось снимать. Тем более что конец осени прошлого года был очень солнечный, и, особенно ближе к вечеру, можно было долго «играться», выискивая какой-то ракурс, чтобы в кадр попали и толпа, и красивый закатный свет.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Потом был разгон толпы под администрацией президента – с одной стороны летят какие-то кирпичи, бутылки, с другой – светошумовые и газовые гранаты. Многие мои коллеги висели на каких-то воротах как раз между рядами «икры» (как мы между собой называли бойцов внутренних войск в черных касках) и пришедшими под администрацию людьми. Многие из нас в тот вечер приобрели первый, без преувеличения, боевой опыт. Милиция особенно не разбиралась, кто перед ней – протестующий или представитель прессы, дубинками били всех. Тогда пострадало очень много журналистов.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Но мы получили опыт. Теперь все ходили в касках, с противогазами или в ватно-марлевых повязках. Уже не так пугал звук разрыва светошумовой гранаты. При разрыве газовой гранаты мы сразу надевали противогаз.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Первая попытка разгона Майдана казалась очень страшной – ряды «икры», дым костров, разрушенные палатки. Все это выглядело жутко. Особенно если ты снимаешь не со стороны сотрудников МВД, а со стороны демонстрантов. Как раз в тот день, 10 декабря, на экране на Майдане транслировали какой-то футбольный матч. Люди под сценой болеют за какой-то клуб, вокруг добродушные лица, а потом в 3 часа ночи чей-то истошный крик: «Штурм начинается!».

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Страшнее стало месяц спустя. Помню, на Крещение поехал за город снимать какой-то материал о том, как празднуют наши отечественные звезды. Звездами оказались мои давние знакомые, я заодно искупался и в баньке попарился. По дороге обратно заглянул в Твиттер, потом в Фейсбук и поехал уже на улицу Грушевского. Там уже были не только гранаты. По людям начали стрелять. Сначала пластиком, а потом и металлическими шариками.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Нас, журналистов, надписи «Пресса» не спасали. Ни от выстрелов, ни от гранат. Периодически в нас попадали также и куски брусчатки. Но, как ни странно, гораздо реже, чем гранаты или милицейские пули.

Уже не могу точно вспомнить когда, но в какой-то момент противостояния я понял, что нахожусь под прицельным огнем милиции. В меня попали раз десять, если не больше. От ссадин и синяков спасла довольно толстая одежда. Тогда же понял, что щадить меня никто не собирается.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– 22 января я снял, наверное, одну из самых страшных своих фотографий. Все было, как всегда: ряды «икры» со щитами, перед ними – мужчины и женщины, умоляющие не поднимать руку на свой же народ. Казалось, все спокойно. Но в какой-то момент откуда-то из-за спин «икры» прозвучал голос начальства: «Сомкнуть ряды! Шагом марш!». И милиция пошла вперед – вниз по улице Грушевского.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– На тот момент на улице уже стояли несколько сожженных милицейских автобусов и «кунгов». Опять полетели кирпичи, брусчатка, коктейли Молотова, гранаты и пули. Зажглись сотни покрышек, небо заволокло черным густым дымом. Не помню, как так получилось, что я и еще один мой коллега оказались за спинами милиции. Но помню, что именно в тот момент мне стало действительно страшно. Везде, куда только доставал взгляд, – злая «икра» с дубинками, гранатами и помповыми ружьями.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Мы взобрались на остовы грузовиков и стали снимать оттуда. В какой-то момент я заметил странные движения в рядах милиции: одно из подразделений «Беркута», которое возвращалось «с передка», начало строиться прямо под сожженными машинами, на которых мы сидели. Сначала я не совсем понимал, что происходит, но буквально за долю секунды меня осенило: да они же фотографироваться собрались!

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Дальше опять все как в тумане – я спрыгнул с крыши «кунга» и не останавливаясь обежал милиционеров. Не снимая палец с кнопки спуска. На следующий день это фото появилось во многих изданиях. И почти везде под ним писали, что украинская милиция ведет себя как гитлеровские войска СС во время Второй мировой, фотографируясь на фоне разрухи и избитых людей. С той лишь разницей, что эсэсовцы фотографировались на фоне убитых.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Еще через месяц произошли самые трагические события украинской «Революции достоинства». За два дня расстреляли больше сотни митингующих. Ну а теперь ответ на самый главный и, наверное, самый глупый вопрос, который, к сожалению, приходится очень часто слышать: было ли мне страшно? Естественно! Фотограф физиологически ничем не отличается от других людей. Но самый лучший кадр ты можешь сделать, лишь находясь в самой гуще событий. И мы идем туда, даже когда очень опасно. Сначала очень страшно, потом страх постепенно уходит – адреналин в крови притупляет это чувство. И тогда главной становится задача не потерять голову и продолжать хоть что-то контролировать. Кадр становится хорошим лишь тогда, когда он создается в условиях опасности для жизни автора.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Марты Иванек, Майдан, 2013)

Марта Иванек, Канада:

– Я фотограф-фрилансер из Канады. Приехала в Украину в середине ноября 2014 года, чтобы поработать над фильмом на востоке страны. Фильм снимался с благотворительными целями. Когда мы ехали по улицам Киева, все выглядело именно так, как запомнилось мне с прошлого приезда, – это был бурлящий жизнью мегаполис. Мы вернулись сюда спустя несколько недель после завершения съемок, когда протесты только набирали обороты, я незамедлительно отправилась на площадь и начала фотографировать.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Марты Иванек, Майдан, 2013)

– По мере развития событий я поняла, что уехать не смогу. Я отложила вылет домой на неделю, потом еще на несколько недель. Я оставалась в Украине на протяжении трех месяцев, пока действовала виза. Чувство того, что в этом месте произойдут значительные изменения, было одной из причин моего пребывания здесь.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Марты Иванек, Майдан, 2013)

– Никогда в своей жизни я не видела, чтобы в одном месте собралось столько людей, объединенных общей целью. Цель – прекратить эпидемию коррупции в стране, создать государство, которое заботится о своем народе. Как ребенок родителей-иммигрантов из Украины, я приняла твердое решение остаться и понимала причины развивающихся событий.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Марты Иванек, Майдан, 2013)

– Больше всего запомнилось чувство единства людей и старание каждого внести свой вклад в движение Майдана. Люди организовали абсолютно все: снабжение продуктами, приготовление еды, охрану и медицинское обслуживание. Во всем чувствовалась красота и жестокость одновременно – была постоянная угроза насилия и арестов со стороны милиции. Я думаю, что больше всего я хотела запечатлеть обычных людей: врачей, адвокатов, студентов, учителей, матерей, братьев, которые пришли на площадь. Легко обвинить человека в балаклаве, нападающего на сотрудников милиции, в том, что он экстремист. Но я думаю, что любой их нас поступил бы так же, если бы был доведен до такого отчаяния.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Марты Иванек, Майдан, 2013)

– Все очень сильно изменилось в течение одного года. Все начиналось с мирного протеста. Сейчас на востоке страны идет война, а Крым захвачен. Так много потеряно, так много жизней отнято, и мне остается надеяться, что Украина обретет мир, что восток и запад поймут друг друга, что государство станет справедливым по отношению к своим гражданам. Ведь именно этого люди добивались с самых первых дней – справедливости.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

Андрей Пилипенко, Украина:

– Майдан? Сложностей в самой работе не было. Сложно было постоянно доказывать тем, кто Майдан не поддерживал, что там патриоты. Что на Майдане сухой закон, порядок, мир. Сложнее было на улице Грушевского. «Беркут» постоянно закидывал активистов светошумовыми гранатами, обстреливал протестующих. Надпись «Пресса» милицию не останавливала – по нам стреляли специально. Меня самого неоднократно обстреливали из помпового ружья.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Вокруг был ужас, он не давал прийти в себя и проанализировать происходящее. Я поседел. Оторванные кисти рук, расстрел людей на Институтской улице, трупы вдоль дороги. Это все напоминало съемки фильма. Меня Бог миловал, я отделался лишь контузией.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

– Выходя из дому, перекрывал центральный кран водоснабжения. Я не знал, вернусь ли домой. Могли просто застрелить, посадить за желто-голубую ленту, задержать за запах дыма, идущий от одежды. Все, кто был на Майдане, пропахли дымом до костей.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Макса Банасевича, Майдан, 2013)

Макс Банасевич, Украина:

– Для меня это была не совсем работа – я вольный фотограф. На Майдане я был больше участником событий. Разумеется, эти события были мне интересны как творческому человеку.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Макса Банасевича, Майдан, 2013)

– Впечатлений было много. Я, как и многие другие, не ожидал от своего народа такой самоорганизации. Не ожидал такого и от себя. Мы все приходили на Майдан, и никто никому не говорил, что нужно делать. Каждый сам видел, что нужно сделать. Один начинал работу, второй ее подхватывал.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Макса Банасевича, Майдан, 2013)

– Помню темный город. Помню ночь первого штурма уже забаррикадированного Майдана. Помню, как на улице Грушевского «Беркут» начал стрелять резиновыми пулями. Я тогда сунулся в центр событий и схлопотал пулей по кисти руки.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Макса Банасевича, Майдан, 2013)

– На следующий день я взял телеобъектив и предпочел не подходить слишком близко к местам столкновений. Потом узнал, что «Беркуту» дали приказ приоритетно целиться по людям с фото- и видеотехникой руках. Это не пугало, просто заставляло быть осторожнее.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Макса Банасевича, Майдан, 2013)

– Люди на Майдане открытые, доброжелательные. От объектива не прятались, как прежде. Помню ощущение резкой границы. На Майдане было тепло и уютно даже в мороз. А вот при подходе к кордону силовиков ощущался только холод и гнетущая угрожающая пустота за их спинами. Ощущение, что все это не закончится цветами и миром.

Майдан по ту сторону объектива. Год спустя

(фото Сергея Харченко, Майдан, 2013)

Александр Карман, Украина:

– Для меня это не было работой, просто появилось желание зафиксировать ход истории. Ведь на Майдане творилась история. А самым сложным было ощущение, что ты занимаешься не тем, чем должен: слишком многие взяли в руки фотоаппараты, вместо того чтобы оказывать посильную помощь. Если ты не турист в этой стране, а ее гражданин, то нужно не наблюдать со стороны, нужно принимать непосредственное участие… ну или сидеть дома и смотреть телевизор.
Так что в конце концов камера была отложена в сторону.

Поделись
Сергей Харченко, Андрей Дубинский
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000