VOX POPULI Райхан Рахим Чингиз Сайханов 4 июля, 2014 13:20

Жизнь не на стоянке-2

Жизнь не на стоянке-2
Год назад мы сделали материал о Камбаре Баянове, который вместе с двумя сыновьями прожил три года на стоянке в центре Алматы. После репортажа он уехал в родной аул, один из наших читателей помог мужчине с деньгами, и Райхан Рахим смогла купить для него корову с теленком. Это позволило им благополучно пережить зиму. Теперь же Райхан и фотограф Чингиз Сайханов отправились на мал-базар, чтобы приобрести 10 ягнят для Камбара и его детей на деньги, которые дал все тот же читатель нашего сайта.
Жизнь не на стоянке-2

Большую часть своей жизни 58-летний Камбар Баянов проработал агрономом в родном совхозе в Махтааральском районе Шымкентской области. Первая жена подарила ему трех дочек, которые уже выросли. Но Камбар очень сильно хотел наследника и после развода женился на женщине, которая была младше его на 15 лет. Она родила дочь и двух сыновей. В поселке наступила разруха, и Камбар поехал на заработки в Алматы. И пока он был в городе, жена, забрав девочку, ушла к другому. Мужчина забрал из аула сыновей, и они стали жить в вагончике на стоянке, где он работал охранником. Так продолжалось три года, пока не пришло время отдавать старшего сына в школу. Ни одно из алматинских образовательных учреждений не согласилось взять мальчика на обучение, и Камбару пришлось вернуться в родной депрессивный аул. В октябре мы сделали материал о жизни Камбара и его семьи.

Жизнь не на стоянке-2

После выхода репортажа об отце-одиночке Камбаре Баянове из Южно-Казахстанской области нашелся необычный человек Саффар Кадыров. Благодаря ему еще осенью прошлого года в помощь Камбару удалось приобрести корову с теленком. Саффар продолжает помогать отцу-одиночке, на этот раз он выделил 200 тысяч тенге на покупку 10 баранов для дальнейшего разведения. В течение всего года мы поддерживали связь с Камбаром и решили навестить его, чтобы помочь с покупкой баранов, а заодно показать жизнь настоящего сельского базара.

Жизнь не на стоянке-2

В село имени Жолдыбая Нурлыбаева, расположенное в 350 км от Шымкента, мы приехали ближе к вечеру. Камбар, который за это время стал нам почти родным, встретил нас с радостью. После того как мы умылись и пришли в себя, он рассказал о своих делах. За этот год его старший сын Серикболсын окончил первый класс и сейчас на каникулах. Сам же Камбар по-прежнему работает в школе охранником и получает 20 тысяч тенге в месяц.

Жизнь не на стоянке-2

После публикации репортажа, в котором мы рассказали о задержках и без того мизерной зарплаты, на Камбара были нападки со стороны поселкового акима. Он даже вызывал нашего героя, для того чтобы тот написал заявление: мол, вся информация о сложном положении села и бездействии местных властей – ложь. Камбар отказался подписываться под таким документом, и спустя некоторое время его оставили в покое.

Жизнь не на стоянке-2

Камбар рассказал, что зимой пять неизвестных ему молодых парней перечислили для их семьи 50 тысяч тенге – эти деньги он потратил на покупку сена для коровы и теленка. Она всю зиму давала молоко, около 6 литров в день, его хватало и на детей брата. Корову доят по очереди: когда Камбар на работе, за животным ухаживает сноха. Купленный в придачу бычок подрос и чувствует себя хорошо. Мужчина рад тому, что у него есть корова. Даже когда на работе задержки с зарплатой, дети могут выпить молока или айрана с хлебом и быть сытыми. Теперь он не боится, что его мальчики останутся голодными.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Пока мы сидели и разговаривали, на кухне женщины готовили бешбармак. Камбар рассказал о горе, произошедшем в их семье. Его родной младший брат Кайрат, о котором мы тоже рассказывали в прошлом репортаже, всю зиму проболел: закрытая форма туберкулеза перешла в прогрессирующую. Положение осложнилось также диабетом, и он скончался несколько дней тому назад. Завтра должны съехаться родственники и друзья семьи, чтобы справить семидневные поминки. Теперь вдова его брата осталась с четырьмя детьми и с неясной перспективой их прокормить. А на плечи Камбара легла обязанность заботиться о своих племянниках.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Еще осенью прошлого года, когда я приехала, чтобы купить корову с теленком на местном скотном базаре, нам помог человек, которого все называют «елдау». Он посредник, перекупщик в торговых операциях на скотном рынке. Его зовут Ержигит, но, как он пояснил, в ауле почему-то все называют его Алешей. Возможно, потому, что он довольно хорошо говорит на русском языке. 36-летний Алеша, шустрый и разговорчивый парень, уже пять лет занимается тем, что покупает различный скот у чабанов и фермеров, после чего перепродает его на базарах. Также он помогает желающим купить скот по выгодной цене и разбирается в таких вещах, как, например, удойность коровы или выносливость бычков, знает, у кого в округе отелилась корова или кто хочет избавиться от излишка стада. Узнав, что на этот раз мы приехали покупать молодых барашков, он одобрил наш выбор, сказав, что в отличие от крупного рогатого скота разводить баранов несложно.

Жизнь не на стоянке-2

Также Алеша рассказал, что еще совсем недавно на мал-базаре можно было купить скот по низкой стоимости. Теперь же цены резко взлетели вверх, так как у людей появились деньги – поспели первые урожаи арбузов и дыни. Также на ценообразование влияет то, что сейчас месяц мусульманского поста Рамадан. Желающих купить жертвенного барашка в это время особенно много. Тем не менее он обещал, что поможет купить Камбару крупных здоровых ягнят по самой выгодной цене.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Узнав о нашем приезде, издалека приехал поздороваться близкий родственник Камбара – Кадырбай. Мы знакомы с ним еще со стоянки на Сейфуллина – Шевченко. Теперь Кадырбай вернулся из Алматы и решил стать частным предпринимателем. Вместе со своим другом Кошербаем они выращивают арбузы и дыни на пустующем поле неподалеку от Шардаринского водохранилища.

Жизнь не на стоянке-2

Мы также заехали к нему, чтобы увидеть, как обстоят его дела.

Жизнь не на стоянке-2

Чтобы вырастить этот сочный и сладкий арбуз, Кадырбаю и Кошербаю потребовалось четыре тяжелых месяца работы. Кошербай руководил полевыми работами и наемными рабочими, а Кадырбай каждый день мотался по недостроенной и очень пыльной дороге Жетысай – Шардара (80 км от его дома до поля), чтобы доставить продукты и недостающие инструменты или запчасти.

Жизнь не на стоянке-2

Они проделали огромную работу, подготовили поле площадью 12 гектаров, купили трактор, прорыли арыки, придумали систему орошения, провели трубы и многое другое. И теперь Кадырбай невесело говорит, что, несмотря на все приложенные усилия, в этом году они не получат прибыли. В отличие от других предпринимателей они не использовали селитру, которую другие вливают буквально ложкой под каждый арбуз или дыню, чтобы быстрее росли. Самый первый урожай арбузов такие предприимчивые люди сдавали по 60–70, а то и по 100 тенге за кг. Теперь же цена на арбузы упала, закупочная стоимость равна 20 тенге за кг. А на дыни напали черви-паразиты, которые изъедают плоды изнутри, поэтому весь урожай дынь пропал.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Старый трактор, который они взяли для того, чтобы качать насосом воду из водохранилища, опять поломался. Весь день Кошербай с сыном провозились с ним, но так и не смогли починить. Необходимо еще раз напоить арбузы водой и уже пора собирать. Мужчины должны срочно решить проблему, а то и этот урожай погибнет.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Вначале Кошербай хотел рассказать о многочисленных проблемах, в частности, пожаловаться на недостроенную дорогу Жетысай – Шардара, на отсутствие поддержки малого предпринимательства. Но передумал – слишком сильно он был огорчен поломкой трактора.

Жизнь не на стоянке-2

С первого дня каникул сыновья Кадырбая и Кошербая все дни проводят на поле, помогая своим отцам. Спят в вагончике, едят арбузы и купаются в водохранилище.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

На следующий день мы встали рано утром и отправились за ягнятами. Мал-базар работает с 4 утра и до обеда. Уже в 7 часов южное солнце палит немилосердно, поэтому мы решили сделать свои дела как можно быстрее. На рассвете рынок уже был заполнен наполовину. Грузовые машины заезжали с испуганно ревущим живым товаром, табуны лошадей быстро пробегали сквозь строй ветеринаров у ворот. Продавцы торопились занять наиболее выгодные места.

Жизнь не на стоянке-2

Мал-базар в городе Жетысае известен далеко за пределами Мактааральского района. Это один из крупнейших скотных рынков в области, он является экономическим центром района с населением в 350 тысяч человек. Сюда съезжаются фермеры и владельцы домашнего скота из всех соседних районов. Покупатели, привлеченные таким богатым выбором и невысокими ценами, скупают на этом рынке мелкий и крупный рогатый скот, а затем отправляют мясо на алматинские и астанинские рынки. Мал-базар работает всего два дня в неделю. Продажа начинается в среду после обеда, в этот день загоняют только баранов. Основная торговля идет в четверг – это самый популярный день. Около двух тысяч человек полностью заполняют площадь базара.

Жизнь не на стоянке-2

Каждый продавец имеет право сам устанавливать свои цены. При входе за одного барана платят по 20 тенге, а на выходе – 200 тенге, за одну корову или лошадь берут по 50 тенге, а на выходе – 300 тенге. За день в ворота мал-базара входят приблизительно 500 лошадей, 500 коров и 800 баранов.

Жизнь не на стоянке-2

Пока Алеша ушел встречаться со своими знакомыми, мы решили согреться в чайхане. Несмотря на такую рань, по базару слонялись алкаши, выпрашивая сто граммов водки. В местной чайхане можно очень дешево поесть – за 300 тенге дают три пережаренных пирожка с картошкой, три стакана чая без молока и сахар, который набирают общей ложкой.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Кроме этого мал-базара есть несколько мелких рынков, которые местные называют шайтан-базарами. Их отличие в том, что они проходят исключительно ночью и образуются стихийно, торговля идет всего пару часов, и можно натолкнуться на ворованный скот. Жетысайский мал-базар – легальный частный рынок, здесь работают всего 15–20 человек из числа ветеринаров и охранников. К сожалению, полноценная съемка мал-базара нам не удалась. Еще при входе мы спрятали камеру от бдительных глаз охранников. Увидев, как Чингиз снимает, к нам подходили владельцы скота и с угрожающими лицами спрашивали, для чего мы фотографируем. Несмотря на все наши объяснения, они не понимали, в чем дело, и пытались отобрать камеру, но каждый раз выручал Алеша. Он говорил, что мы просто студенты и снимаем кино об ауле. После чего просил, чтобы мы фотографировали тайком. Он боялся, что за то, что он привел чужаков на базар, его могут избить и выкинуть за ворота или лишить возможности работать на этом месте.

Жизнь не на стоянке-2

В основном на мал-базаре мужской контингент. Женщины здесь – редкие гостьи. Это, как правило, или продавщицы, или покупательницы, которые пришли сюда в сопровождении мужчин, чтобы выбрать себе, например, дойную корову.

Жизнь не на стоянке-2

В стойлах содержатся только бараны. Крупный скот продают прямо под открытом небом. На базаре стоит невообразимый шум. Нам приходилось быть внимательными и осматриваться по сторонам, часто звучали выкрики: «Сторонись, берегись!». То и дело мог вырваться из рук своего хозяина взбешенный бык или конь.

Жизнь не на стоянке-2

Камбар всецело положился на Алешу, и тот уже начал деловито сновать между рядами и выбирать хороший товар.

Жизнь не на стоянке-2

Этот мужчина продавал оптом 15 овец по цене 11 тысяч тенге за каждую, но Камбар хотел только десять, так как боялся, что не хватит сена. Тогда Алеша попросил продать ему только десять голов. Несколько раз Алеша хлопал по ладони продавца в знак того, что сделка совершилась, но тот ни в какую не соглашался. Он хотел продать сразу всех.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Хозяин этих более бодрых ягнят просил по 14 тысяч за каждого барашка, и после небольшого осмотра, рассудив, что цена справедливая, Алеша согласился.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Через пять минут знакомый Алеши подогнал прямо к стойлу «муравей» – старый мотоцикл с кузовом, в который с большим трудом Алеша лично погрузил всех овец. Он уехал платить за выход и договариваться о доставке. Свою работу он выполнил до конца. Обычно за такую услугу он берет 1000–2000 тенге, но мы заплатили побольше.

Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2 Жизнь не на стоянке-2

Мы отдали Камбару остаток денег, чтобы он распорядился ими по своему выбору – Камбар хотел еще купить сепаратор для сметаны. С чувством выполненного долга мы отправились домой. Камбар попросил, чтобы я поблагодарила от его имени человека, давшего деньги на покупку ягнят. Он добавил, что в наше время даже родственники не всегда помогают друг другу, и поэтому он не ожидал такой доброты от совершенно незнакомого человека. Он выразил огромную благодарность всем людям, которые помогают ему воспитывать сыновей на их родной земле.

Жизнь не на стоянке-2

Три года на стоянке

Жизнь не на стоянке

Поделись
Райхан Рахим
Райхан Рахим
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000