VOX POPULI MadinaAbduova Асан Нурымжанов 23 июня, 2014 14:58

Художник Семипалатинского полигона

Художник Семипалатинского полигона
Сегодня фразы «гонка вооружений» или «холодная война» стали лишь терминами из учебников и статей, но Семипалатинский полигон так и остается черной страницей в истории целой страны… А герой нашего репортажа Карипбек Куюков – живой пример последствий атомных испытаний.
Художник Семипалатинского полигона

Карипбек Куюков – казахстанский художник и общественный деятель, известный за пределами нашей страны. Родился в 1968 году в селе Егиндыбулак, спустя 15 лет после запуска первого воздушного заряда (водородной бомбы), который размещался на 30-метровой башне на территории Семипалатинского полигона. Жители окрестных поселков не были предупреждены об опасности, поэтому поднимались на пригорки, чтобы получше разглядеть ядерный "гриб". Всего с 1949 по 1989 годы на ядерном полигоне было проведено не менее 468 испытаний.

Художник Семипалатинского полигона

Работы Карипбека выставлены в частных и государственных галереях Америки, Германии, Японии и Великобритании. Уникальность картин не только в острой социальной тематике, но и в необычном методе исполнения.

Художник Семипалатинского полигона

Все свои творения художник рисует, держа кисточку зубами или пальцами ног.

Художник Семипалатинского полигона

Карипбек стал четвертым ребенком в семье уважаемого в поселке водителя самосвала Тельтая. Его отец мужественно воспринял пришедшую в семью беду, тем более, что в других семьях были случаи, когда все дети рождались с аномалиями.

Художник Семипалатинского полигона

– Детство – то время, о котором я вспоминаю с улыбкой, – говорит художник. – И если бы у меня была возможность начать жизнь заново, то я, наверное, все повторил. Я рос с такими же ребятами, как и я. Мы все были на равных. Это потом, когда мы уже стали выходить из стен интерната, нам пришлось на себе ощутить, что мы не такие, как все.

Художник Семипалатинского полигона

Большую часть своего детства и юности художник провел в России. Сначала это был интернат при Ленинградском научно-исследовательском институте протезирования, потом город Кадников в Вологодской области, где Карипбек учился в самой обычной школе с другими ребятами. А аттестат зрелости художник получал в Орловской области, в городе Болхове.

Художник Семипалатинского полигона

– Отец очень хотел, чтобы я был максимально самостоятельным человеком. Именно поэтому, когда мне исполнилось 6 лет, он настоял на том, чтобы мне сделали протезы, с помощью которых я мог бы делать какие-то элементарные вещи. Сначала мы поехали с родителями в Алматы, в больницу, где делали такие протезы, а там, по счастливому стечению обстоятельств, мы встретили ученых из Ленинградского научно-исследовательского института протезирования, которые предложили моему отцу забрать меня в Ленинград, чтобы опробовать на мне новые модернизированные решения.

Художник Семипалатинского полигона

– Но, честно говоря, с протезами отношения у меня не сложились – они были для меня неудобными. Тем более когда я увлекся рисованием, держа кисточку пальцами ног, началось искривление позвоночника, и мне приходилось затягиваться в плотный корсет, поверх которого надевались эти протезы. Ужасное чувство дискомфорта и стесненности не давало мне покоя. Долго терпеть механическое одеяние я не смог, поэтому от протезов пришлось отказаться. Но все равно детство осталось самым прекрасным отрезком моей жизни.

Художник Семипалатинского полигона

Карипбек научился рисовать, когда еще учился в специализированном интернате при Ленинградском институте протезирования. Долгое время он рисовал зубами и ногами. Сейчас художник предпочтительно рисует ногами, так как появились проблемы с зубами из-за постоянного держания кисточки. Помимо этого он освоил компьютер и начал рисовать на электронном планшете, который становится хорошей альтернативой холсту и кисточкам.

Художник Семипалатинского полигона

– Я очень благодарен моему отцу за то, что он мне дал возможность выучиться и стать настоящим человеком, что научил меня воспринимать себя таким, какой я есть. Благодарен ему за мое счастливое детство, которое прошло в окружении веселой компании сверстников, а не взаперти и вдали от чужих глаз. Сейчас часто приходится пересекаться с семьями, в которых рождаются такие же особенные дети, каким когда-то был я. И я вижу перед собой абсолютно неприспособленных к жизни людей, которых прятали долгие годы за закрытыми дверями. Хочется сказать всем родителям, что не надо замыкаться на себе и своей проблеме.

Художник Семипалатинского полигона

– Папа часто рассказывал, что, когда я родился, у мамы был шок. Несколько дней она не могла подойти ко мне. А врачи разводили руками и цинично предлагали избавиться от меня. Но мой отец сказал, что они от меня не откажутся. Когда я был совсем маленьким и только учился ползать, мой отец вырубил в доме все пороги, чтобы я мог беспрепятственно переползать из одной комнаты в другую.

Художник Семипалатинского полигона

Более двадцати пяти лет карагандинский художник является символом начала антиядерного движения. Это началось в 1989 году, когда Карипбек познакомился с Олжасом Сулейменовым. Сейчас его активно приглашают на различные мероприятия, в том числе и зарубежные, где он является почетным гостем. В его картинах отражены боль и страдания всего народа, который почти 40 лет жил на тонкой грани между научно-техническим прогрессом и масштабной катастрофой, являющейся следствием циничной гонки вооружений. Та катастрофа отразилась на каждой семье, жившей недалеко от полигона.

Художник Семипалатинского полигона

– Я не видел взрывов, но очень четко ощущал их на себе. Когда неожиданно весь дом начинал трястись, звенели стекла, а с полок падали вещи. Было очень страшно, казалось, что сейчас дом обрушится. Наверное, еще в те минуты я уже внутренне знал, что приложу максимум усилий, чтобы такого больше не повторилось. Сейчас я являюсь активным членом антиядерного проекта «Атом», на сайте данного проекта можно подписать нашу онлайн-петицию о полном запрете ядерных испытаний. И чем больше мы соберем голосов, тем сильнее будет наша защита. Так мы сможем показать тем странам, которые продолжают гонку вооружений, к чему приводит все это.

Художник Семипалатинского полигона

Сейчас художник живет в Караганде, от государства ему выделена однокомнатная квартира в доме ветеранов. Живет он один, но его часто навещают сестры и племянницы, которые помогают ему по хозяйству. Хотя большую часть забот по дому Карипбек выполняет сам, он может готовить, мыть посуду, стирать. Почти вся мебель в квартире адаптирована под него, все делалось на заказ, чтобы он мог спокойно до всего добраться.

Художник Семипалатинского полигона

– Казахстан, наверное, одно из первых государств, которое отказалось от ядерного оружия. Я думаю, что для других стран это должно стать достойным примером. Тем более учитывая то, что сейчас происходит в Сирии, люди должны задуматься об этом. Много раз я вместе с иностранными журналистами ездил на полигон, показывал им, к каким непоправимым последствиям может привести банальное человеческое тщеславие. Я был участником Марша мира, организованного в свое время движением «Невада – Семипалатинск». С Маршем мира мы дошли пешком до полигона. Здесь я увидел картину, которая останется в моей памяти на всю жизнь. Один престарелый американец, участник марша, неожиданно упал на колени и со слезами начал целовать землю и что-то говорить. Я спросил у переводчика, о чем так слезно говорит этот человек. «Прости нас, земля, за то, что мы с тобой сотворили», – услышал я.

Художник Семипалатинского полигона

В творчестве художника очень много ярких красок, его картины полны света. Хотя многие искусствоведы и относят полотна Карипбека к категории наивного творчества, но скорее это только ярче подчеркивает основной посыл, который хотел донести до людей автор. В коллекции Карипбека Куюкова много пейзажей родного Егиндыбулака, много картин, выполненных в карандашной технике, акварельных этюдов и серьезных полотен, написанных маслом.

Художник Семипалатинского полигона

Отдельное место среди его работ занимают картины о Семипалатинском полигоне, точнее сказать, о тех чувствах и эмоциях, которые когда-то пережил маленький мальчик, просыпаясь среди ночи от очередного взрыва... Большую часть своих картин Карипбек передает в коллекции различных галерей и только некоторые продает.

Художник Семипалатинского полигона

Помимо антиядерной деятельности Карипбек Куюков старается помогать и поддерживать семьи, где есть дети-инвалиды.

– Цель моей жизни в том, чтобы как можно больше людей узнало, какие последствия несут подобные испытания ядерного оружия. Чтобы люди помнили и не допускали таких ошибок в будущем.

Поделись
MadinaAbduova
MadinaAbduova
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000