VOX POPULI Святослав Антонов Дамир Отеген 22 мая, 2014 13:19

Ветераны Афгана

Ветераны Афгана
Законодательно в нашей стране участники афганской войны приравниваются к ветеранам ВОВ, хотя между этими войнами разница в 40 лет. Святослав Антонов и Дамир Отеген собрали живые свидетельства участников войны, которая завершилась 25 лет назад. Они рассказали, как попали в Афганистан, через что им пришлось пройти и как сложились их судьбы после.
Ветераны Афгана

Болат Ануарбекович Курамысов, находился в Афганистане с 1983 по 1987 год:

– Я служил офицером в 905-м истребительном авиационном полку. Мы базировались в Талдыкоргане. Зимой 1983-го нас подняли по тревоге, объявили, что готовят полк к зарубежной командировке и нужно сделать фотографии для паспортов. Не говорили, куда мы полетим, но многие поняли, что речь шла об Афганистане. 6 июня 1983 года был дан приказ на вылет, но полк был не совсем готов, так что дали еще один месяц. Затем мы прибыли в Чирчик (Узбекистан), а оттуда на Ил-76 перебазировались на место дислокации в аэропорту Баграма, недалеко от Кабула. Я был командиром взвода. Личный состав – обыкновенные пацаны-призывники. Они несли суточные наряды, занимались хозработами, охраняли аэродром и другие объекты. Нас морально не готовили к этой войне, так что многим было тяжело. Если человек переставал соблюдать дисциплину, то он быстро распускался, начинал употреблять наркотики. В составе нашей эскадрильи был один солдат, продавший свой автомат за 6 тысяч долларов, чтобы купить наркоты. Его арестовали. Всякое бывало…

Наш аэродром постоянно обстреливали с соседних горных склонов. А мы отвечали им – всю ночь били по горам из гаубиц. За время службы в Афгане я два раза лежал в госпитале. Один из моих солдат прострелил себе руку, его отвезли в госпиталь. Я срочно вызвал дежурную машину и выехал туда. По пути мы попали под обстрел. Во второй раз оказался в госпитале с сотрясением и контузией. К нам на аэродром прилетел самолет с поврежденным крылом. Обшивку прострелили, и крыло нужно было заменить. Техники возились с ним, долго не могли вытащить стержни из фюзеляжа и помогали себе ломом. Подозвали меня помочь. В это время как раз крыло резко отошло в сторону от корпуса самолета, и лом ударил мне по голове.

Ветераны Афгана

– Во время службы родные очень волновались за меня, хотя тогда еще и не понимали, насколько серьезными были боевые действия, ведь в Союзе о них почти не говорили. Вернулся домой в 1987-м. Когда выводили войска, я испытывал смешанные чувства. Было страшно за тех ребят, которые столько лет видели только войну и стрельбу и успели отвыкнуть от мирной жизни. После войны продолжил службу в армии. По образованию я был юристом, так что перевелся в военную прокуратуру. Вышел на пенсию в звании полковника юстиции, имея 20-летний стаж, потому что во время службы в Афгане год считался за три.

Сейчас занимаюсь общественной деятельностью – возглавляю Союз ветеранов Афганистана Алатауского района. Мы стараемся оказывать посильную помощь ветеранам, ведь пособие от государства весьма незначительное – всего 10 226 тенге.

Ветераны Афгана

Даулет Сабитович Карабеков, служил в Афганистане с 1985 по 1987 год:

– Я учился на первом курсе технологического института, когда меня призвали в ряды Советской армии. Тогда как раз вышел указ о том, что в связи с недобором в армию можно призывать студентов. Попал в учебную часть Сибирского военного округа. На месте сразу же сказали, что готовят нас к отправке в Афган. Отобрали 30 человек, которые проходили подготовку по программе обучения сержантов в качестве командиров экипажа БТР-70. Учились там с июня по октябрь 1985 года. Затем меня отправили в учебку в Чирчике. Нам туда привезли пополнение и назначили командирами. Мы должны были учиться вести бой в горной местности и обучить личный состав своего взвода. 20 ноября нас переправили в Афганистан и распределили по частям. Я попал в Кундузский мотострелковый полк. Был командиром взвода из 12 человек, который составлял экипаж БТР. В основном мы сопровождали военные колонны, которые перевозили груз из Хайратона до Кабула, а оттуда и в другие воинские части по всей стране. Практически в первый же свой выезд после учебки я получил ранение. Мы выехали по направлению на Джелалабад. Весь наш экипаж состоял из молодых необстрелянных бойцов. Когда проезжали Чарикарскую долину, попали под интенсивный обстрел. По нашей машине выпустили реактивный снаряд, и я был ранен в обе ноги. Кстати, реактивными снарядами также периодически обстреливали территорию нашей части. Она стояла впритык к горе, и оттуда регулярно вели огонь.

Ветераны Афгана

– Второй раз я попал в госпиталь в августе – заболел брюшным тифом. Когда выписался, то узнал, что моя часть стала одной из первых выведенных из Афганистана. Так почти три месяца помыкался по разным подразделениям, пока в декабре не попал в 350-й парашютно-десантный полк. Но еще до этого произошел бой, за участие в котором я был награжден медалью "За отвагу". Небольшой группой в составе восьми человек мы охраняли блокпост. На нас напала бандгруппа, которая в несколько раз превосходила нас по численности. Мы смогли отбить атаку, при этом у нас никто не погиб, а противник потерял 15 человек убитыми. Нам повезло, что наша точка находилась на возвышении и местность вокруг хорошо простреливалась. Кроме того, от нечего делать мы успели хорошо пристреляться, и когда начался бой, били точно по своим секторам. С декабря 1986 по август 1987-го я продолжал службу в десантном полку в аэропорту Кабула. Там было даже "жарче", чем в предыдущей части. Фактически меня забрали домой прямо с боевой операции, на вертолете. Первое время было тяжело привыкнуть к мирной жизни. За время службы мы все сильно изменились, повзрослели, да и страна стала другой. Это тяжело, когда люди тебя не понимают, и ты тоже не можешь их понять. Пока нас не было, появились панки, брейк-данс, кооперативы и.т.д. Для меня все это было дико. Кроме того, в Афгане у нас выработался свой жаргон – настоящий альтернативный язык. Никто просто не мог понять, что я говорю. 30 процентов речи было на фарси. Здесь не было звука вертолета 24 часа в сутки, постоянных выстрелов...

После войны я восстановился в институте. Затем пошел работать в органы. Новость о выводе войск встретил с радостью. Думаю, если бы я был в Афгане в тот момент, то готов был бы пешком убежать домой.

В данный момент возглавляю строительную компанию. Участвую в деятельности нашего афганского общества. Государство нам почти не помогает, и мы стараемся поддерживать друг друга сами.

Ветераны Афгана

Вилям Якупович Иляхунов, служил в Афганистане с 1988 по 1989 год:

– Я окончил школу в 1966 году, профессионально занимался спортом. Когда призвали в армию, я был уверен, что пройду комиссию. Очень хотел попасть в морскую пехоту. Но во время проверки у меня неожиданно поднялось давление. Должны были комиссовать, но мне было стыдно возвращаться домой, упросил отправить меня в стройбат. Как раз в том году произошло разрушительное землетрясение в Ташкенте, и нас срочно направили туда. Мы участвовали в спасательной операции и восстановлении города. Оттуда я приехал домой, какое-то время работал преподавателем. Затем прошел обучение в школе прапорщиков. Семь лет служил в Приозерске, после работал по всему Союзу. Получил звание старшего прапорщика и командовал взводом. В 1988 году решил отправиться в Афганистан и написал прошение. Я хотел проверить себя в реальных боевых условиях. Меня направили командовать гранатометно-пулеметным взводом в 180-й полк. Почти сразу мы вступили в боевые действия. Нас отправляли туда, где объявлялись душманы, и потому мы не сидели на месте и много кочевали. Были в Джелалабаде, Кабуле, Файзабаде, Кундузе, Баграме. Нас могли вызвать по тревоге в любое время дня и ночи. Основная наша задача – уничтожение противника и защита мирных жителей, которых банды часто грабили.

Один из своих орденов я получил за то, что мы остановили колонну душманов, с оружием двигавшихся в сторону Файзабада. Орден Красной Звезды мне дали за успешную операцию по выводу подразделения с территории Афганистана. Тогда была тяжелая обстановка. Мы сдавали свои посты афганской армии, душманы мстили нам и часто стреляли в спины. Однако мне удалось вывести свой взвод практически без потерь. Отношение к выводу войск было спокойное. Раз приказали, то нужно исполнять. Тогда больше волновался за то, чтобы все пришли домой живыми. Я был рад вернуться к семье. Первое время было тяжело, жена просыпалась от моих криков по ночам. До сих пор мне больно вспоминать об этом. После Афгана некоторое время оставался в Казахстане, а затем меня направили на Новую Землю. Там находился полигон, где испытывали атомное оружие. Но тогда нас тяготила не радиация, а холод и белые медведи. Свою службу закончил в 1996 году. Затем работал начальником службы безопасности в Казахском экономическом университете им. Т. Рыскулова. Сейчас на пенсии, иногда помогаю друзьям и сослуживцам вести патриотическую работу в школах.

Ветераны Афгана

Махашев Сергей Турумкулович, служил в Афганистане с 1981 по 1983 год:

– Я был кадровым военным, офицером. В 1973 году окончил Свердловское суворовское училище, в 1977-м – Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище. Два с половиной года служил в звании лейтенанта в Киргизии. С начала 1980 по конец 1981 года проходил службу в 177-м отдельном отряде специального назначения. Позже его назвали "мусульманским батальоном". В октябре 1981-го нас подняли по тревоге и сказали, что направляют в Афганистан. Мы участвовали в нескольких операциях, а затем передислоцировались в Пандшерское ущелье. Там я служил под началом легендарного Кара-майора Бориса Керимбаева, которого боялся сам Пандшерский лев Ахмад Шах Масуд. Я командовал разведывательно-диверсионной группой. В наши задачи входили добыча данных, уничтожение целей, сопровождение грузов, захват укрепрайонов душманов, проверка данных агентурной разведки. В сентябре 1982 года меня направили на повышение в Гардез в десантно-штурмовую бригаду.

За время службы было много ярких случаев – и трагичных, и комичных. Помню, в тяжелейших условиях мы обороняли позицию в горах. Нам дали приказ занять ее и остаться там на ночь. Душманы решили окружить и выбить нас оттуда. Ночью они кинулись в атаку с криками "Аллах акбар!". Это было похоже на сцену из фильма "9 рота", но только действие происходило ночью. Нас там было 43 человека. Враг палил из гранатометов, ракетниц, автоматов. Нас разделяла поляна метров 80 в длину. Через какое-то время на ней образовалась гора трупов высотой в несколько метров. Мы отбивались, но душманы продолжали идти вперед. Тогда я подумал, что позади вроде не Москва, и принял решение отойти со своим отрядом на соседнюю гору, к позициям другой роты. Помню, что забирались мы на ту гору, где заняли позиции, часа два, а соседняя была еще круче, но солдаты, услышав приказ, спустились за пять минут, а поднялись за семь. Одного из наших пулеметчиков ранило осколками. Он очнулся, когда мы уже успели отойти. Не поняв этого, он продолжил стрелять, выпустил обойму, следующую. Потом начал кидать гранаты. Душманы не могли разобраться, откуда по ним стреляют. В итоге он поднял свой пулемет, закричал "Аллах акбар!" и в толпе душманов спокойно бежал к нашим позициям. В это время для отхода мы вызвали огонь артиллерии на себя. Поставили пулеметчиков на случай, если кто-то все же сумеет выбраться из стены огня. Тут из пекла выбегает огромная фигура, с криком размахивая какой-то дубиной. Мои солдаты растерялись и пропустили его. Я решил взять этого смельчака живым. Приблизившись, мы поняли, что это наш забытый на прежней позиции пулеметчик. Много такого помню. В 1983 году меня ранило разорвавшейся у ног миной. Солдаты вынесли с поля боя и отправили в медроту. Я должен был пролежать на лечении 21 день, но так как в нашей части не хватало командиров, сбежал из госпиталя через три дня. Думаю, именно из-за этого ранение дало осложнения. Меня комиссовали.

Ветераны Афгана

– После возвращения домой меня отправили служить в военкомат заместителем военкома. Через несколько лет проявились последствия ранения, начались головные боли и потеря сознания. Я получил вторую группу инвалидности и уволился из армии. Два года проработал помощником председателя правления Альфа банка, с февраля 1996-го мы создали Общество инвалидов войны в Афганистане. Мы боремся за то, чтобы отстаивать их законные права. Для ветеранов Афганистана у нас предусмотрен ряд льгот, включая бесплатные услуги нотариальных контор, отсутствие налога на автотранспорт, жилье, землю. Но зачастую из-за непродуманной системы реализации этих льгот ветераны не могут ими воспользоваться. Кроме того, мы стараемся трудоустраивать инвалидов. Мой основной род деятельности – работа над различными социальными программами. Я стараюсь продвигать их в качестве тендеров на госзакупки. Мы организовали службу "Инватакси" – это бесплатное такси для инвалидов-колясочников. Мы единственные, кто в Казахстане производит специальные стационарные подъемные устройства для инвалидов. Сейчас запускаем службу онлайн-сурдоперевода.

Ветераны Афгана

Александр Борисович Скоропадский, служил в Афганистане с января по март 1980 года:

– На войну был призван из запаса 25 декабря 1979 года. Таких, как я, называли "партизанами" – это те, кто уже успел отслужить и призывался повторно на "переподготовку". По сути, просто нужно было доукомплектовать полк, и из запаса две тысячи человек призвали в Алматы. В составе 186-го мотострелкового полка (в/в 77800) 3 января 1980 года мы перешли границу Афганистана. У нас не было постоянной дислокации, полк перемещался к местам боевых действий. Шли своим ходом и успели побывать в Кундузе, Баглане, Нахрине, Тулукане, Файзабаде. Выполняли самые разные задачи, к примеру, одной из частей пришлось подавлять артиллерийский полк афганской армии, который перешел на сторону душманов. Я воевал в составе гранатометного взвода. Тогда у нас как раз появились новые АГС-17 (30-миллиметровый автоматический гранатомет на станке). Больше всего запомнился первый бой. Он произошел буквально через неделю после того, как мы вошли в Афганистан, – 13 января в Тулукане. Душманы затаились за дувалами, и когда мы подошли, начался обстрел. Все быстро смешалось в кашу из бронетехники, авиации и артиллерии. Для многих необстрелянных юнцов это стало неожиданностью, они растерялись и не могли выполнять боевую задачу. Парень из нашего взвода, Александр Головенко, был ранен в шею и упал в поле. По приказу командира я вытащил его оттуда на себе. К сожалению, его не удалось спасти. В том бою наш батальон потерял 16 человек.

Ветераны Афгана

– Я прослужил в Афгане два месяца, а потом тем, кто был призван повторно, пришла замена. Нас отправили домой. Многим было тяжело возвращаться в обычную жизнь. Кто спился, кто наркотики начал употреблять. "Афганский синдром" на всех оставил свою печать. Семья помогла мне справиться с этим. На гражданке работал формовщиком литья на нашем АЗМ. После развала Союза чем только ни занимался – бизнесом разным, торговлей. В 1998 году открыл свое дело – компанию, специализирующуюся на дорожном строительстве. Дело пошло успешно. Сегодня у меня работают 220 человек. Потом знакомые, видя мою общественную активность, предложили баллотироваться в депутаты маслихата Илийского района. С тех пор совмещаю оба этих занятия.

Ветераны Афгана

– Еще два года назад мне пришла идея строительства памятника, который воздавал бы честь как воинам-афганцам, так и ветеранам Великой Отечественной войны. В Бурундае проектировали сквер, и я попросил оставить место для памятника. Символику монумента – "черный тюльпан" – можно понимать и как символ весны, и как память о погибших в Афгане (так прозвали самолет Ан-12, вывозивший тела военнослужащих). Орден Красной Звезды также призван объединить два поколения героев – им награждали как в Великую Отечественную, так и в афганскую войну. Проект памятника разработал ветеран Афгана, потомственный каменотес Сергей Савиченко. Высота от земли 7,2 метра, ширина 6 метров. Он построен на внебюджетные средства, в основном на мои и частные пожертвования членов ветеранских организаций. На монументе выгравированы имена жителей Илийского района, погибших в ВОВ и афганскую войну. Торжественное открытие памятника состоялось в начале мая 2014 года.

Ветераны Афгана

Сергей Николаевич Ефименко, служил в Афганистане с 1982 по 1983 год:

– Меня призывали, как и всех. Сначала отправили в Отар в учебку, месяца через четыре узнал, что готовят к отправке в Афганистан. Приехали туда ранней весной 1982 года. По распределению я попал в 285-й танковый полк, который стоял в Баграме. Был механиком-водителем на Т-62. У нас было много задач: сопровождали колонны, участвовали в рейдах и засадах, заводили пехоту в кишлаки. Я принимал участие в Пандшерской операции, операции в ущелье Ниджраб, в бою у Махмудраки. Хорошо помню Махмудраки. Тогда за полчаса мы потеряли более 30 человек и 12 единиц техники. Нам пришлось пробиваться через дувалы, чтобы вывести колонну из окружения. В тот день у меня на руках погиб друг – Юрий Фисенко. Он тоже был механиком-водителем. За день до этого боя мы шли во главе колонны, а в тот день – они. По танку ударили кумулятивным снарядом, так что шансов у них не было. В Ниджрабе я получил контузию после подрыва танка на фугасе.

Ветераны Афгана

– В конце декабря 1983 ушел на гражданку. Работал столяром в туристической конторе, которая возводила курорты по всему Казахстану. После возвращения многие из нас ходили потерянные. Я сам в течение четырех лет остро ощущал последствия военного синдрома. Когда ездили на рыбалку в горы, то кружилась голова, и я непроизвольно начинал высматривать засады. Сейчас являюсь председателем Совета ветеранов Афганистана Медеуского района. Живу на заработки от небольшого бизнеса, а работа в совете – для души. Это дело добровольное, нас никто не заставляет, но кому-то надо этим заниматься. Мы помогаем ветеранам и инвалидам, организуем концерты, посещаем с разъяснительными беседами заключенных в тюрьмах.

Ветераны Афгана

Мурат Дюсембинович Калматаев, служил в Афганистане с 1988 по 1989 год:

– Я долгое время работал по партийной линии. Был заведующим отделом Семипалатинского обкома партии, секретарем Уральского обкома. Затем меня перевели в МВД. Какое-то время трудился начальником политуправления МВД КазССР. В 1988 году меня отправили в Афганистан. Я стал единственным казахстанцем, служившим там в звании генерала. Работал по линии связей с афганской милицией. Был назначен советником министра царандоя (органы и войска Министерства внутренних дел Афганистана). Приходилось много ездить по провинциям в части царандоя и Советской армии. Мы много работали с местным населением, объясняли им, что советские солдаты не оккупанты, что мы хотим только защитить их от душманов. Был начальником охраны Кабульского аэропорта. Во время выездов в части несколько раз попадали под обстрелы. Один раз как старшему по званию пришлось принять оперативное командование обороняющейся частью. Во время нападения на батальон в горах получил ранение. Чтобы не комиссовали, пришлось скрывать его. К выводу войск было двойственное отношение. С одной стороны, радовался за ребят, возвращающихся домой, с другой – как офицер, я понимал, что мы не до конца выполнили свою задачу.

Ветераны Афгана

– После войны в 1989–1994 годах был начальником УВД Семипалатинской области. Дважды избирался депутатом Верховного совета РК. Работал в Республиканском общественном совете по борьбе с коррупцией. Сейчас занимаюсь общественной деятельностью, являюсь членом президиума республиканского общественного объединения "Совет генералов". Мы боремся в том числе и за права ветеранов Афганистана. Им до сих пор не могут дать отдельный статус ветеранов войны в Афганистане, они считаются приравненными к участникам ВОВ. Думаю, что это обидно как для самих ветеранов Великой Отечественной, так и для воинов-афганцев.

Ветераны АфганаВетераны АфганаВетераны Афгана

Ветераны Афганистана регулярно встречаются друг с другом. Они общаются как близкие друзья, хотя и служили в разных частях, городах, родах войск. Они принадлежат к разным поколениям. Кто-то из них ушел на войну добровольно, другие отправились на нее по призыву. Судьбы этих людей не похожи одна на другую, но их объединил Афган. У каждого он свой и один на всех.

Вспоминая Афганистан

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000