VOX POPULI Искандер Салиходжаев 21 апреля, 2014 13:10

Преподаватель-оралман торгует на базаре

Преподаватель-оралман торгует на базаре
На Зеленом базаре города Астаны мужскими и женскими костюмами торгует преподаватель японского языка, оралман из Китая, переехавший в Казахстан 14 лет назад. Как приняла его родина и почему его знания оказались невостребованными, выяснял Искандер Салиходжаев.
Преподаватель-оралман торгует на базаре

Зеленый базар, где работает наш герой – 51-летний Болатказы. Он родился и вырос в Китае, учился в казахской школе в поселке Кунес, в котором проживает около 150 тысяч казахов. В 1986-м он окончил Аграрный университет в Урумчи по специальности «сельское хозяйство». С 1997 по 2000 год стажировался и учился в магистратуре в Японии.

Преподаватель-оралман торгует на базаре

– Я решил вернуться на родину после того, как Казахстан обрел независимость. Я рассуждал так: во-первых, чем работать на Китай, лучше работать на Казахстан, во-вторых, и там я учитель, и в Казахстане буду работать учителем, поэтому не лучше ли преподавать у себя на родине? И в-третьих, я хотел, чтобы мои дети жили в Казахстане.

Преподаватель-оралман торгует на базаре

– В 2000 году вместе с женой и детьми я переехал в Алматы и стал преподавать японский язык в КазНУ им. аль-Фараби. В то время было мало преподавателей японского языка, со мной связался один мой знакомый и сказал, что у них нет педагога, был один кореец, но он уехал, и вот уже целый месяц никто не ведет занятия. Так я проработал в университете два года, а потом переехал в Астану – преподавать в ЕНУ. Перед этим я продал свою квартиру в Китае. В ЕНУ я преподавал до 2010 года.

Преподаватель-оралман торгует на базаре

– В Китае работа университетов основывается на научной работе и обучении студентов. Там, как в Японии и США: если ты и преподаешь, и занимаешься научной работой, исследованиями, тебе за это платят зарплату. У нас же работа в университете – как работа на заводе: есть студенты – значит, есть часы, следовательно, получаешь зарплату. А если нет студентов, то и преподаватель не нужен.

Преподаватель-оралман торгует на базаре

Фото из личного архива героя.

– В те времена я получал 17 000 тенге в КазГУ, затем 20 000. В 2009 году, когда я преподавал в ЕНУ, то уже получал 34 000. Этих денег, конечно, не хватало. Нужно было детей одевать, кормить.

Преподаватель-оралман торгует на базаре

— У меня две дочки, они сейчас учатся в Китае. Мои дочери – казашки, они знают и любят свою страну. И обязательно вернутся, чтобы работать здесь. Им Казахстан очень нравится.

Преподаватель-оралман торгует на базаре

– После всех этих мучений я ушел из университета и стал торговать на рынке. Торгую одеждой, привожу товар из Алматы. По сравнению с работой в вузе здесь намного легче – не устаешь, да и заработанных денег хватает на нормальную жизнь. Продаю женские и мужские костюмы. Но в последнее время из-за кризиса торговли стало меньше.

Преподаватель-оралман торгует на базареПреподаватель-оралман торгует на базареПреподаватель-оралман торгует на базареПреподаватель-оралман торгует на базаре

Супруга нашего героя Гульзира Турсынкызы.

– Жена тоже занимается бизнесом – продает костюмы в другом бутике. А в первые годы после возвращения в Казахстан она подрабатывала вахтершей.

Преподаватель-оралман торгует на базареПреподаватель-оралман торгует на базареПреподаватель-оралман торгует на базаре

– Я хотел устроиться на работу в японскую компанию, но, к сожалению, у нас их не так много. Японцы стараются не работать в странах с высоким уровнем коррупции. Я даже как-то пытался применить знание китайского языка на телевидении. Три месяца переводил китайские сериалы на казахский язык для одного из казахстанских каналов. Перевод одной серии занимает в среднем 20–25 страниц, на это уходило два-три дня, а платили за одну серию 10 000 тенге. Так я перевел 50 серий.

Преподаватель-оралман торгует на базаре

– Когда мы вернулись в Казахстан, была квота, по которой в зависимости от количества членов семьи выделялось жилье. И вот, так как я сам был учителем и у нас было двое детей, я одним из последних получил по этой квоте однокомнатную квартиру в Астане. Тогда на жилье для репатриантов выделялось 15 000 долларов. Мы едва нашли квартиру за 16 000, добавив 1000 долларов, и взяли это жилье. Это было в 2004 году. До этого мы жили в университетском общежитии.

Преподаватель-оралман торгует на базареПреподаватель-оралман торгует на базаре

– В университете я работал в казахских группах, и для меня знание русского языка не имело значения. Я владею русским на бытовом уровне, могу ответить покупателям. Вот если сломается машина – тогда проблема, мастеров-казахов мало, и даже если найдешь таких, они на казахском не говорят. Или, например, налоговая или «скорая помощь». Хорошо, если приедет врач-казах, а иначе не сможешь объяснить, что у тебя болит.

Преподаватель-оралман торгует на базаре

– Мне предлагали вернуться в университет. Но я уже несколько лет не практиковал язык, поэтому наверняка подзабыл. В будущем хочу открыть свой малый или средний бизнес, свое предприятие. Но нужен капитал. А пока буду заниматься тем, чем и сейчас. Я привык к жизни в Казахстане и хочу, чтобы наша родина развивалась, чтобы не было коррупции. Хочу, чтобы народ правил страной и были честные, справедливые выборы.

Поделись
Искандер Салиходжаев
Искандер Салиходжаев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000