VOX POPULI Райхан Рахим Maxim Шатров 20 марта, 2014 13:03

Имам и восемь его детей

Имам и восемь его детей
Сельский имам Мурат и его жена Орынбасар много лет мечтали о большой и дружной семье. Теперь у них подрастают 8 малышей, причем семь из них – приемные. Райхан Рахим и Максим Шатров привезли из поселка Кенесары удивительно теплый репортаж о счастливых людях.
Имам и восемь его детей

В поселок Кенесары, лежащий между Боровым и Щучинском, можно добраться из Астаны на электричке. Сам поселок необыкновенно солнечный, заваленный белоснежным снегом. Небольшой, всего на 400 дворов, тем не менее он не производит впечатления заброшенного. Железная дорога соединяет поселок с Кокшетау, Щучинском, Астаной и курортом Боровое.

– В истории поселка Кенесары это самый дорогой дом, – рассказывает Мурат о своем жилье и с гордостью добавляет: – И самый хороший. При Советском Союзе наш поселок был показательным, эти дома построили еще в 1986 году. У нас была горячая вода, санузел и ванна – невиданная роскошь по тем временам. К нам все родственники приходили мыться.

– Здесь были Горбачев со своей женой, Назарбаев, Рымбаева, – перечисляет знаменитые фамилии мама Мурата Айбат-кажы.

Имам и восемь его детей

Мурат Кабылбаев – местный имам, он встретил нас на станции и привез домой. Щедро накрытый дастархан, горячий чай и приветливые улыбки. Жена Мурата – Орынбасар – скромно усаживается за стол.

Имам и восемь его детей

Мурат неторопливо рассказывает свою историю.

– С чего все началось? Давным-давно, еще в 90-е годы, сестренка привозила к нам в гости свою подругу, которая выросла в детском доме. Она была словно с другой планеты. К примеру, спрашивала: «Вы живете вместе с родителями в одном доме?». Или удивлялась: «Вы вместе обедаете?!». Мы собирались за одним столом, а она не ела, руки на колени сложит и смотрит на нас. И в конце всегда добавляла: «Что попало вообще!». Меня поражало ее поведение, но я понимал, что человек просто не знает, что такое семья.

Имам и восемь его детей

– Тринадцать лет назад я женился. Мы с супругой сразу решили, что, несмотря на то, сколько у нас будет детей, мы усыновим еще двоих или троих. Так вышло, что своих малышей у нас не было 9 лет. Сейчас я понимаю, что это была какая-то бессмысленная, серая, пустая жизнь. Но, с другой стороны, мы набирались духовного опыта, учились и читали. Знаете, все-таки так страшно жить без детей! Четыре года тому назад у нас родился Ибрахим, и это был незабываемый день.

Имам и восемь его детей

Ибрахима, как самого младшего, кормит мама. Он очень любит фотографироваться и после каждого кадра просит показать, как он получился на снимке.

Имам и восемь его детей

– Потом мы начали думать о братишках и сестренках. Когда перед нами встал вопрос, сколько усыновить детей, то у нас вдруг родился теленок с цифрой 7 на лбу. Это священная цифра для мусульман.

Имам и восемь его детей

Айбат-кажы, мама имама Мурата.

– Это не первое чудо в нашей семье, – прерывает Айбат-кажы сына. – Наверное, дело в моей родословной, я внучка Балуана Шолака, первый ребенок от его старшего сына Кудайбергена. Думаю, поэтому в нашей семье чудеса и бывают. Семь лет тому назад в священный для мусульман день Арафа в нашем дворе родился ягненок с надписью «Аллах». А еще я часто вижу, как на небе облаками написано имя Всевышнего.

Имам и восемь его детей

Мурат продолжает:

– Я пошел в детдом, прошелся по классам и увидел, что помещения переполнены детьми. Иду по коридору и чувствую такую тяжелую ауру, словно стены плачут и кричат: «Забери меня, папа!».

Имам и восемь его детей

– Несколько лет тому назад я совершил паломничество в Мекку, молился на горе Арафат и попросил Всевышнего, чтобы он привел меня к этому пути и поддерживал, если это нужно мне, если это мне по силам. Альхамдулиля, после этого все так быстро пошло.

Имам и восемь его детей

– Вначале была настороженность со стороны органов опеки – все-таки мы религиозные люди. В интернете начали писать, что мы будем готовить из малышей ваххабитов, много чего писали. Люди забывали о том, что я представитель официального ислама, и даже сейчас, когда я забрал своих детей, я им ничего не навязываю. В исламе нет принуждения. Когда они вырастут, сами сделают свой выбор.

Имам и восемь его детей

– Когда мы поехали забирать детей, то у нас никак не получалось взять семерых: то девять, то одиннадцать, потому что надо усыновлять малышей вместе с их сестренками и братишками. Когда мы выбрали девять детей, то вдруг два мальчика отказались. Так у нас получилось семеро: Аделя, Толеген, Николай, Тамерлан, Болат, Оксана и Маша. Самая страшная была первая неделя, у меня волосы стояли дыбом, я думал, что не справлюсь. К примеру, Тамерлан был агрессивный, непослушный. А теперь он круглый отличник. Когда они уходят в школу, я поручаю ему других детей.

Первые месяцы дети брали мою руку и клали себе на голову – чтобы я погладил их. Первое время я не обращал на это внимание, но потом понял, что их детская сущность требует свое. Они истосковались по материнской и отцовской любви. Любовь, терпение и искренность в воспитании сделают свое дело. И если у некоторых детей сложный характер, то гены здесь ни при чем, это жизнь заставила их быть такими.

Имам и восемь его детей

– Маше только что исполнилось четыре года. Вообще-то ее зовут Нина, но нам показалось, что это какое-то грубое имя и ей оно не подходит. Как только девочка освоилась, начала проказничать. Она очень шустрая и живая, как девочка Маша из мультика. Она что-нибудь натворит, потом я сижу и говорю: «Где Нина? Давайте поставим ее в угол!». Она подбегает ко мне и отвечает: «Нины нет, есть только Маша!». Ее невозможно не любить.

Имам и восемь его детей

Слышим громкий плач Маши из зала, Орынбасар прислушивается и смеется:

– Снова сама лезет к старшим. Меня удивляет ее смелость, она летит на них, будто это ее ровесники. Ибрахим, наоборот, боится даже резких движений, чуть что сразу закрывает глаза ладошками. Они уже решили между собой: когда Маша и Ибрахим пойдут в школу, Маша будет его защищать, а он – помогать ей с уроками.

Имам и восемь его детей

– Для меня было неважно, какой национальности дети, главное, что они нуждаются в семье. Вообще, люди мне говорят: «Вот представьте, ведь их надо одевать, кормить, постоянно ими заниматься. А вы учитываете, что у таких детей нарушена психика, что, наконец, у них плохая наследственность? Как вы с этим справляетесь?». Я слышу это, и мне становится страшно. Иду и думаю: вот действительно, как я с этим справляюсь? Прихожу домой, вижу эти счастливые лица и понимаю, что все нормально. Идет уже второй год после усыновления, и мы счастливы, – говорит Мурат.

Имам и восемь его детей

– Где я бы я ни находился, особенно в больших домах, где много комнат, я уже механически подсчитываю, на сколько детей рассчитан этот дом. И хозяевам говорю: «Почему вы не возьмете детей? Сам я еще хочу усыновить малышей, площадь моего дома вполне позволяет взять еще двоих».

Имам и восемь его детей

– Обычно дети ведь ждут своего дня рождения, но Коля совсем его не ждал. Толеген спросил, когда у Коли будет день рождения. Я сказал, что через два месяца. Толеген так несколько раз спрашивал при Коле, а сам он никак не реагировал. В день рождения утром все дети рано встали. Мальчики принесли ромашки, надули шары, мама приготовила подарок. И когда он проснулся, вышел из дома, дети все выскочили, высыпали на него ромашки и вручили ему подарки. А сам Коля стоял растерянный и едва сдерживал слезы. Оказывается, у него никогда не было дня рождения.

Имам и восемь его детей

– Все, кроме Маши и Ибрахима, ходят в школу, причем трое учатся в одном классе. Каждое воскресенье мы проводим семейный совет, где обсуждаем прошедшую неделю, как мы ее прожили, кто чем отличился. Обсуждаем все, начиная от еды и внешнего вида до уборки дома, учебы, досуга, личных качеств. Я поставил детям задачу становиться лучше и соревноваться в хороших делах. Если кто-то в чем-то провинился дома или в школе, выносим это на общее обсуждение. Недавно Толеген и Болат написали исследовательскую работу «Кiтап – Алтын Казына», будут защищать ее в апреле. В этом году Тамерлан написал исследовательскую работу. Также успеваем еще танцевать, разучили два танца: русскую плясовую и кара-жорга. Мои знакомые часто спрашивают: «У вас хореографическое образование?».

Имам и восемь его детей

– Однажды я показал видео с флешки, где танцуют мои дети, одна женщина подошла и говорит: «Вы что, с YouTube скачали?». Она не поняла, что это мои дети так танцуют. Другая знакомая, из филармонии, спрашивает, за какое время поставили танец, я им отвечаю, что за месяц. Она удивилась – даже профессиональные хореографы за месяц не смогут поставить такой танец.

Имам и восемь его детей

Орынбасар вспоминает:

– Когда привезли Машу, она начала плакать буквально с порога. Я подошла к ней, у меня руки трясутся, обняла ее и чувствую, как ее сердце бьется. Мы долго сидели на диване, не разнимая объятий. Потом как будто вместе выдохнули и посмотрели друг на друга. Она улыбнулась и стала моей Машей.

Имам и восемь его детей

– Однажды слышу, как разговаривают между собой Коля, Оксана и Толеген, – рассказывает Мурат. – Коля нашалил и сидел с виноватым видом. Толеген ему говорит: «Попроси аке, чтобы он тебя увез снова в детский дом». А Коля молча сидит, голову опустил. Оксана, его сестренка, отвечает Толегену: «Какой ты странный! Ты хочешь здесь жить, а я буду вместе с братом бродяжничать на улице?». Это же страшно. Как много они знают о жизни. Самый ужасный вопрос, который они мне задали, когда приехали: «Куда мы пойдем, когда нам исполнится шестнадцать?».

Имам и восемь его детей

– Самая наша старшая дочка Аделя должна учиться в седьмом классе, но сейчас она в пятом. В тот период, когда жила с родителями, пропустила два года обучения. У Коли, Оксаны и Маши одна мама, но отцы разные. Их мама пропала без вести. У Толегена с Болатом тоже оба родителя исчезли. Недавно объявилась их старшая сестра по отцу, и я честно сказал ей: «Вы меня извините, но я не в восторге от того, что вы появились». Мальчики даже испугались, когда узнали о ней. Потом я выяснил, что у них еще один брат есть, уже взрослый, ему 24 года исполнилось. Меня поразил тот факт, что он ни разу их не навестил, хотя жил в том же районе, где был детский дом. А эти двое даже не знают, что у них есть брат.

Имам и восемь его детей

– По шариату ребенок должен оставаться на фамилии своего отца, общаться со своими родственниками. Не надо из этого делать тайну. Пусть дети изначально все знают. Я им объясняю: пусть пройдет время, вы должны вырасти, и тогда, если захотите, мы найдем ваших родственников. Но, в любом случае, ваш дом здесь. И как бы ни сложилась ваша жизнь, я всегда буду за вас.

Имам и восемь его детей

Мурат отвлекается на минутку и зовет детей:

– Мальчики, идите лепить манты!

Дети радостно бегут на кухню. Орынбасар рассказывает:

– Мы все делаем вместе, каждый из нас знает свои обязанности.

Имам и восемь его детей

– Вначале я переживала, понравится ли им моя еда или нет. Когда увидела, что они все сметали со стола и еще при этом нахваливали, у меня настроение поднималось. И они сразу начали меня звать мамой. Они аке не сразу сказали, а ана – сразу. У меня сразу потеплело на сердце, как будто это и были мной рожденные дети, – рассказывает Орынбасар.

Имам и восемь его детей

Мурат продолжает:

– Когда приезжала подруга моей сестренки, она не умела даже чайник ставить, не знала, как готовить. И даже сами работники детского дома говорят, что большинство сирот возвращаются туда, откуда они вышли. Среди них много преступников и проституток, в люди выбиваются только 20–30 процентов. Поэтому своих детей я приучаю к труду. Летом, например, пасем баранов и коров, ухаживаем за огородом, сажаем капусту, огурцы, морковь. Орынбасар учит девочек сепарировать сметану, печь хлеб, делать домашние заготовки. И сами дети радуются, стараются всему научиться. Я им объясняю, что это ваш труд, посмотрите, сколько мы сэкономили денег на этом. В этом году собрали три мешка моркови, все лето ели огурцы и творог.

Имам и восемь его детей

– Большое значение мы придаем здоровому питанию. Например, каждый ребенок утром ест пиалушку творога или тертую морковь и т.д.

Имам и восемь его детейИмам и восемь его детейИмам и восемь его детей

– Летом к нам приезжали немцы. Они ехали на свадьбу и, услышав про нашу семью, решили заехать в гости. Сидим на диване, а они такие уставшие, замученные, один из мужчин взял на руки Машу и молчит. Я ему рассказываю, рассказываю, а он обнял Машу и молчит. Маша сразу воспользовалась ситуацией, вытащила у него планшет и играет, а он ни на что не реагирует. Он как будто в транс вошел. Потом, когда нас мама позвала чай пить, он очнулся и говорит: «Знаете, почему я молчал? От ваших детей идет такая хорошая энергетика, так на душе стало спокойно».

Имам и восемь его детей

– Моя мама всегда говорит про Машу, что, когда все дети вырастут и разъедутся по своим домам, то с нами останется только Маша, – рассказывает про детей Орынбасар.

Имам и восемь его детей

– Оксана так плавно влилась в семью, как будто она всегда была с нами. Я за нее спокойна, она очень самостоятельная. Даже когда я не вижу ее, то знаю, что она где-то рядом. Она постоянно что-то рисует, вышивает, рукодельничает. Когда я показываю, как делать новые вещи, к примеру, из фантиков от конфет сделать салфетку, она загорается, забывает про все. Сразу понятно, что она творческая натура, – продолжает Орынбасар.

Имам и восемь его детей

– Тамерлан купил меня своей улыбкой: когда мне его фото показали, то я сразу понял, что это мой сын, этого ребенка я уже люблю. Меня сразу предупредили, что нужно удочерять и его сестру Аделю. Теперь не нарадуюсь, слава Аллаху, что они у меня есть, – говорит Мурат.

Имам и восемь его детей

– Аделя – наша помощница, наша правая рука, всегда на подхвате и советы всегда дает хорошие. Сейчас Аделя сама печет пирожки, готовит салаты и в отсутствие мамы может сама принять гостей.

Имам и восемь его детей

– Коле очень нравится математика, он вообще активный и любознательный. Обязательно что-нибудь натворит, но это и хорошая черта, главное – правильно направить.

Имам и восемь его детейИмам и восемь его детей

– Толеген самый осторожный, когда другие дети начали называть меня аке, а он – то дядей, то аташкой назовет. А сейчас больше всех меня любит. Я недавно был в командировке, Толеген звонит мне и говорит: «Аке, я сильно по тебе соскучился». Толеген спокойный, ответственный может папе и маме сказать за день сто раз «мен сизды жаксы коремин». Просто встанет и долго смотрит, а когда спрашивают, на что смотришь, отвечает, что любуется.

Имам и восемь его детей

Весь день Ибрахим и Маша играли, но первым, как всегда, устал Ибрахим. Он уснул прямо на полу.

Имам и восемь его детейИмам и восемь его детей

– Я раньше не хотел долго жить, думал, что пятидесяти лет мне будет достаточно. Но теперь прошу Аллаха, чтобы у меня была долгая жизнь. Я хочу увидеть, как мои дети вырастут, как они окрепнут, встанут на ноги, – продолжает Мурат.

Имам и восемь его детей

– Когда я бываю в рабочих командировках, то сильно скучаю по семье. Иду и думаю о них, и в груди растет такая большая радость: меня ждут дома дети, меня ждет семья и я самый счастливый человек на свете!

Поделись
Райхан Рахим
Райхан Рахим
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000