VOX POPULI Инесса Шлапак Uriya 13 мая, 2014 13:30

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Казахстанцы в Голландии. Часть II
Продолжаем рассказывать о наших соотечественниках в Голландии. Как и обещали, в этот раз среди героев есть потомки известных казахских деятелей - Ауэзова и Джангильдина. Кто-то приехал в Нидерланды по личным обстоятельствам, а кто-то на время – и остался навсегда.
Казахстанцы в Голландии. Часть II

Зифа-Алуа – внучка известного писателя и ученого Мухтара Ауэзова и дочь общественного деятеля и культуролога Мурата Ауэзова. Казалось бы, как-то непатриотично женщине с такой фамилией уехать за рубеж и выйти замуж за иностранца! Однако от того, что Зифа живет в Голландии, прямая польза казахстанским госслужащим и ученым.

Зифа-Алуа Ауэзова, лектор, литературовед, около 15 лет живет в Голландии:

– В Нидерланды я переехала в 1999 году, а до этого длительное время за пределами Казахстана я провела в Санкт-Петербурге. С 16 лет училась на факультете Востока ЛГУ, пройдя там же и аспирантуру. В тот период в Москве открылся Фонд Сороса, благодаря которому мне посчастливилось попасть на годичную стажировку в Оксфорд. В 1991-м это была редкая возможность, и в Петербург я вернулась с новым взглядом на предмет своего исследования.

С Робертом, моим супругом, мы познакомились как коллеги-арабисты во время конференции в Петербурге в 1994 году. Нас представил друг другу Анас Бакиевич Халидов, известный российский востоковед-арабист, официальный оппонент моей кандидатской диссертации. Мой будущий муж также изучал арабский и турецкий языки и в то время интересовался тюркскими языками народов СССР. Мы познакомились, стали переписываться, общаться, а через год, в 1995-м, решили пожениться.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Перед свадьбой мой будущий супруг приезжал в Казахстан и просил моей руки у дедушки. Я рассказывала Роберту, что у казахов принято знать своих предков до седьмого колена. Он отнесся к этой информации серьезно и приехал к моему деду с большой папкой архивных документов с данными о своих нидерландских предках до... восьмого колена!

Первые пять лет после свадьбы мы прожили в Казахстане, потому что у меня была интересная работа в Образовательном центре Фонда Сороса, которую не хотелось оставлять. Роберту самому нравилось в Казахстане, в КазНУ он читал курсы по истории арабского языкознания на казахском языке, это была тема его докторской диссертации. Жизнь в Алматы была ему очень интересна, хотя, будучи тюркологом, он не ожидал, что в Казахстане во многих сферах жизни настолько доминирует русский язык. Он не планировал его изучать, но спустя время заговорил свободно и на русском. Роберт свободно владеет более чем десятью языками.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Когда мы приехали на родину моего мужа, я почувствовала себя – в самом хорошем смысле слова – голландской келин. Родственники и друзья приняли меня хорошо и помогали мне быстрее адаптироваться к нидерландской культуре и языку. Мы живем недалеко и от свекра и братьев Роберта, так что помимо собственно нашей семьи у нас здесь большая нидерландская родня, уходящая корнями в глубь времен и почвы Брабанта. И дом, и хозяйство, и дети под присмотром даже тогда, когда мы в разъездах и заботах.

Моей старшей дочери Жанель 27 лет (на фото. – Прим. ред.), она окончила магистратуру в Роттердаме, сейчас работает юристом в деловой части Амстердама. Когда мы переехали в Нидерланды, ей было 10 лет. Сейчас она свободно владеет казахским, русским, английским, голландским, помимо этого благодаря обучению в гимназии знает немецкий, французский, латынь и древнегреческий. Младшей дочери Рианне-Жами 16 лет, а сыну Назиру – 14, они говорят на голландском и казахском. Роберт следовал рекомендациям лингвистов по воспитанию двуязычия: считается, что три языка одновременно детям осваивать сложно, оптимально два. Поэтому до школы был казахский язык, школа была на голландском, потом появился английский и другие языки. Когда мы бываем в Алматы, то общаемся много на русском языке – дети что-то улавливают и хотят когда-нибудь освоить и русский.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Нидерланды известны всему миру своими либеральными ценностями – здесь легитимны эвтаназия, однополые браки, марихуана. Конечно, меня беспокоило, как такая свобода нравов отражается на воспитании детей, не ведет ли вседозволенность к преждевременным искушениям, способным сильно осложнить всю последующую жизнь. Но здесь я поняла, что нидерландский либерализм – это вовсе не вседозволенность, а определение статуса и места для тех или иных социальных явлений, за которыми стоит некая часть общества. Менталитет нидерландцев требует обсуждения всех проблем, высказывания всего невысказанного, с тем чтобы все общество озаботилось задачей помощи в разрешении наболевших проблем.

Воспитанной в казахской семье, мне было странно видеть множество пожилых людей в домах престарелых. Но при ближайшем рассмотрении оказывалось, что такой дом предусматривает круглосуточное медицинское обслуживание. Аксакалы и бабушки живут в отдельных квартирах или комнатах, у них насыщенная культурная программа, их содержат в чистоте и кормят. При этом они сами могут ходить в магазин, свободно передвигаться или заказывать транспорт. Наблюдая это, начинаешь по-другому смотреть на подобные вещи.

Фото из архива. На фотографии муж и младшие дети Зифы Ауэзовой.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Экономика Нидерландов в значительной степени зависит от частного бизнеса. Около половины доходов стране приносят крупные мультинациональные компании, такие как Shell или Philips. Но вторая половина идет за счет фирм, состоящих из одного-двух человек. Культура индивидуального предпринимательства уходит корнями глубоко в историю голландского общества. Хорошей карьерой считают развитие от опыта работы в больших или средних компаниях к открытию собственного бизнеса. Когда в семье растут дети, то можно оборудовать офис дома и совмещать работу с воспитанием детей.

До открытия нашей с мужем компании я работала заместителем директора Фонда Сороса в Казахстане, затем преподавала в Лейденском университете. Мой муж работал несколько лет редактором серии словарей в издательстве Ван Дале. А потом решил открыть свою компанию, выбрал себе направление – культурная антропология мигрантов из арабских стран в Европе – и с 2001 года довольно успешно этим занимается. Он проводит семинары для муниципальных социальных служб, полиции, затрагивая проблемы культурной адаптации эмигрантов: пенсионеров, жен мигрантов, подростков. Роберт побывал во многих странах Ближнего Востока и написал по этой теме несколько книг. Он выступает в роли исследователя и практика, и это приносит ему огромное удовлетворение. Философия жизни тут такова, что надо заниматься тем, что приносит счастье и удовольствие.

Пример мужа вдохновил и меня: в 2002 году я тоже зарегистрировала свою компанию «Евразийские перспективы». Я занимаюсь исследованиями по Центральной Азии, читаю лекции и консультирую европейских коллег. Интерес к нашему региону проявляют в основном сотрудники дипломатических институтов и компании, ведущие бизнес в Казахстане и соседних странах.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Второй мой проект, заниматься которым мне очень нравится, связан с проведением семинаров для преподавателей, докторантов и магистрантов из Казахстана. Первая такая группа была в 2010 году. Министерство образования РК ежегодно выделяет гранты для прохождения стажировок в западных университетах, однако из-за отсутствия прямых контактов с университетами и языкового барьера порой расходование этих грантов оказывалось неэффективным.

По просьбе грантеров из Казахстана я совместно с коллегами организовала двухнедельный семинар, посвященный, по сути, анатомии европейского университета, – как организован учебный процесс, финансирование, кадровая политика, академические стандарты и др. Помимо голландских университетов я организую для своих участников ознакомительные поездки и в культурные центры соседних стран – Париж, Кельн, Брюссель.

Уже несколько лет подряд я работаю с магистрантами и преподавателями КазНУ. Для них я готовлю лекции об интеллектуальной истории Европы, принципах академического письма, истории гуманитарных и социальных исследований на Западе. Радуюсь, когда приезжают коллеги-востоковеды. Лейденский университет для них просто кладезь источников, здесь много ценных рукописей на арабском, персидском и турецком языках из Османской империи. Здесь есть рукописи аль-Фараби, сохранившиеся с XV века, у нас в Казахстане подобных реликвий, к сожалению, нет.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– После переезда в Нидерланды я начала работу над своим самым большим проектом – переводом на русский язык «Дивана» – «Свода тюркских наречий» – Махмуда ал-Кашгари. Это самая древняя книга, которая объединяет сведения о разных тюркских наречиях, она датирована XI веком. Она написана на тюркском, который узнаваем и казахами, и азербайджанцами, и турками, и другими носителями тюркских языков. Большая часть этих народов жила на территории бывшего СССР, и многие их представители могут читать по-русски. Отчасти поэтому я и переводила эту книгу именно на русский язык, занимаясь этим проектом около пяти лет. Важной частью работы было составление индекса тюркских слов, вошедших в «Диван», и в этом мне очень помог мой муж Роберт.

Мы стараемся регулярно бывать в Казахстане: я приезжаю по работе и для того, чтобы увидеться с папой, друзьями и коллегами. Иногда меня приглашают читать лекции в казахстанские университеты. Я всегда рада общению с людьми, которые любят историю, литературу, музыку, и советую им хотя бы раз побывать в Нидерландах.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Городок Лейден, где проводит свои семинары и исследования Зифа Ауэзова, а также учится наш следующий герой, считается студенческим. Здесь находится университет, в котором обучаются члены королевской семьи. Помимо этого Лейден уже 25 лет является оплотом поэзии, потому что стены 101 дома в этом городе отмечены стихами поэтов разных стран. Из русскоязычных строк можно найти «Моим стихам» Марины Цветаевой, «Ночь, улица, фонарь, аптека» Александра Блока, «Муза» Анны Ахматовой, «Когда умирают кони...» Велимира Хлебникова и «Ленинград» Осипа Мандельштама.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

После выхода первого репортажа о казахстанцах в Голландии нас обвиняли, что большинство наших героев – женщины. При подготовке продолжения у меня была идея фикс: обязательно найти еще одного мужчину, причем не менее интересного, чем герои прошлого материала. В итоге мне раздобыли контакты Джамбула – талантливого казахстанского студента, приехавшего на двухгодичную магистратуру в Лейден.

Джамбул Тологонов, студент университета Лейдена, более года живет в Голландии:

– Сам я родом из Тараза, после школы поступил в Евразийский национальный университет на грант по IT-специальности, помимо этого получал президентскую стипендию за отличную учебу и стипендию от «КазМунайГаза», а также успевал подрабатывать репетитором по программированию, математике и физике, готовил школьников к ЕНТ. После окончания решил попробовать свои силы за рубежом и подал заявку на стипендию «Болашак». Мы с моими друзьями-однокурсниками думали поступать всей гурьбой в Голландию, в итоге конкурс прошел я один. Так и попал в Лейден на исследовательскую двухгодичную магистратуру в области Computer Science and Science-Based Business.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Если сравнивать условия работы для молодого специалиста здесь и в Казахстане, то в Голландии мне нравится то, что они серьезно относятся к тебе, ценят все, что ты говоришь, рассматривают твои предложения, тогда как в Казахстане с молодыми специалистами не всегда считаются. Кстати, мои корни отчасти помогли мне устроиться на работу, потому что до меня в амстердамском офисе Merck долгое время не было азиатов. Моя начальница призналась как-то, что они хотели разнообразить команду людьми из других стран, которые мыслят по-другому, благодаря чему способны привнести в работу новые идеи и другой подход. Само начальство не отрывается от всего коллектива, для нашего директора, у которого в управлении более 200 человек, нормально ходить с нами в одну столовую, а сталкиваясь в коридоре, спрашивать о делах или рассказывать какую-нибудь историю на злобу дня.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Не хочу обижать свой родной университет, но поначалу было очень нелегко, потому что за четыре года обучения в Евразийском я недополучил необходимых знаний для обучения в магистратуре, тем более европейской. Приходилось сидеть допоздна в библиотеке и использовать все свободное время, чтобы наверстать упущенное. Здесь образование, которое получаешься на выходе, намного лучше и более узконаправленное, нежели в Казахстане. Поэтому в своей области они действительно асы. Но зато у некоторых нет широкого кругозора, особенно у молодых голландцев. Многие могут не знать, где находится Казахстан, хотя для меня это странно, ведь мы не маленькая страна, которую можно спутать, к примеру, с Андоррой.

Второй год магистратуры предполагает стажировку по профилю в какой-нибудь из компаний. Мне повезло попасть в очень крупную международную компанию Merck, специализирующуюся в химико-фармацевтической области. Ну как сказать, повезло. В мою пользу сыграл опыт работы в нашем казахстанском посольстве в Гааге и в KazTransCom, когда я еще учился в Казахстане. Помимо этого я не пропускал ни одну студенческую конференцию, где можно было познакомиться с представителями крупных компаний, так что не только в везении дело.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Голландский язык я не знаю, на нем разговаривают всего лишь 17 миллионов человек, поэтому я решил не тратить время на его изучение, тем более свободного времени и так нет. На стажировке общаюсь исключительно на английском, так как в основном приходится иметь дело с британцами и американцами. Голландцы же между собой разговаривают на своем языке даже в твоем присутствии, хотя все знают английский. Поэтому я очень рад, что все-таки попал в международную компанию, где английский язык основной.

Автор фото Яап Хезелле Меербург.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Пока я искал стажировку, удалось познакомиться со многими работниками и руководителями крупных предприятий, в том числе и с теми, кто имел опыт работы с казахстанцами. Так вот, мне рассказали, что с нашим человеком им очень непросто, так как никогда не поймешь, говорят правду или нет, потому как будут делать вид, что им все нравится, особенно при общении с кем-то важным. Я был поражен, когда услышал это от голландца. Им, кстати, свойственна прямолинейность. Строить козни и говорить сплетни за спиной не в их стиле. Поначалу такую прямолинейность сложно принять, но потом привыкаешь.

Также в работе приняты ежемесячные встречи с твоим руководителем, на которых вы тет-а-тет обсуждаете работу, что тебе нравится или не нравится. И ты можешь начистоту выложить все, что думаешь, не опасаясь, что тебя сочтут глупым или затаят обиду. В Казахстане такие встречи с руководством сложно представить, а здесь, в Голландии, это норма.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Голландская молодежь тратит много времени на то, чтобы собираться вместе, пить пиво, ходить на вечеринки, по крайней мере для моих друзей и знакомых это нормально. Я по своей натуре не очень часто хожу гулять, только когда есть возможность и знаю, что все у меня сделано. Обычно это происходит в субботу или воскресенье. Молодые голландцы – хорошие собеседники, они достаточно образованны и при этом не пытаются обидеть, поиздеваться или ввязаться в драку. Я был в клубах и на дискотеках в Амстердаме и Роттердаме, но ни разу не был свидетелем драк, там все спокойно.

А одна из самых заметных особенностей голландцев – это рост, являющийся предметом их гордости. Ведь по статистике голландцы считаются едва ли не самым высоким народом земного шара. У них даже в паспорте указывается рост, и каждые пять лет, когда они меняют документ, его заново измеряют. Также многие знают и интересуются тем, в какой процент высоких людей по стране они входят.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Ежегодно в конце апреля в Голландии проходит один из самых значимых и ярких праздников – День короля. Хотя еще пару лет назад это был День королевы, пока в 2013 году монарший дом не возглавил Виллем-Александр. Отмечается традиционно в конце апреля, но дата плавающая и каждый год меняется. Праздник связан с днем рождения монарха (хотя день рождения действующего короля может быть и в декабре), также рассматривается как День национального единства и солидарности. Голландская версия 1 Мая, в общем. Что примечательно: в Голландию, особенно в Амстердам, в этот день съезжается множество туристов, все повально наряжены в оранжевое (фамильный цвет правящей Оранской династии. – Прим. ред.), проводятся уличные свободные базары, благодаря которым любой желающий может выйти на улицу и продавать всякую рухлядь, а также по всей стране проходят уличные концерты и представления. В общем, зрелище довольно красочное, но мизантропам не рекомендуется – слишком много людей.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Недавно я был весьма удивлен при прочтении одной статьи, в которой говорилось, что по итогам 2012–2013 годов Голландия является лидирующим международным партнером и инвестором в Казахстане. Поэтому я надеюсь, что, когда вернусь в Казахстан, мне удастся стать представителем какой-нибудь крупной голландской или международной компании на отечественном рынке. Если же нет, то я убежден, что к моменту возвращения у меня будет уже достаточно профессионального опыта, чтобы устроиться на хорошую работу.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Благодаря этому человеку началось мое подробное знакомство с Голландией. Инесса родом из Алматы, живет, как и многие герои этого репортажа, на две страны, стараясь все то хорошее, что удается узнавать в Нидерландах, привносить в казахстанскую реальность. Сама Инесса занимается общественно полезными проектами, пишет рассказы и сказки, которые публикуются в литературных сборниках Казахстана, России и Европы.

Инесса Хезелле-Меербург, писатель, консультант по развитию социальных проектов, более 5 лет живет в Голландии:

– Голландия стала для меня большим открытием во многом. Например, скромность во всем: в одежде, еде, своих потребностях, образе жизни. Если тебе делают комплимент о том, какая красивая у тебя юбка, то ценится ответ «купила на распродаже», а не громкие названия известных брендов. У голландцев нормальным считается вопрос: «Вы верующий, атеист или… гуманист?». И спокойно воспринимается любой ответ. Также в порядке нормы вопрос о выборе партнера любого пола. Или когда семья из двух пап или двух мам воспитывает усыновленных африканских детей. В Голландии нормально говорить об эвтаназии или оговаривать со страховой компанией условия собственной кремации.

Автор фото Яап Хезелле Меербург.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Мой муж – голландец. Мне повезло, что он не только хорошо знает и любит мою культуру, но и говорит по-русски. Он изучал русский язык в голландском университете вместе с историей восточноевропейских народов. После учебы он с друзьями проходил стажировку в Москве. Но попав туда в период лихих девяностых, они постарались как можно скорее вернуться на родину и сменить род деятельности. В дальнейшем никто из них и не работал по специальности. А когда мы встретились много лет спустя, он сказал: «Теперь я знаю, зачем я пять лет учил этот сложный и красивый язык». В его книжном шкафу я увидела книги Пушкина, Лермонтова, Айтматова и многих других. Муж из литературно-филологической среды и свободно владеет пятью языками. Его отец был журналистом в военные годы, переводчиком и известным во Фрисландии поэтом.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Голландская семья приняла меня очень тепло. Мы собираемся все вместе два-три раза в год, в том числе обязательно на Рождество. Часто заезжаем друг к другу на чашку кофе. Я познакомилась с будущим мужем через своих голландских коллег и друзей. Долгое время я работала консультантом по развитию социальных проектов в казахстанском представительстве голландского гуманистического института Hivos. После замужества переехала в Голландию. В свободное время я участвую в разных социальных проектах своих друзей и коллег в Казахстане.

К примеру, не так давно получилось организовать выпуск книги «Золотая колыбель. По мотивам древнетюркских мифов», одним из авторов которой была мой учитель и наставник Ольга Маркова, филолог, писатель, к сожалению, безвременно ушедшая из жизни. Сейчас помогаю кризисному центру «Подруги» подготовить к выходу книгу о причинах домашнего насилия и о способах борьбы с ним в современном Казахстане. Книга под названием «Редкая история?» будет включать в себя 121 письмо женщин – жертв домашнего насилия. Помимо этого работаю над сборником рассказов-воспоминаний моей мамы Климовой Валентины. Когда я переехала в Голландию, она освоила компьютер и по моей просьбе стала писать воспоминания о своем детстве, о том, как они с соседями дружно строили дома на их улице, записывать рассказы своего отца о войне. Эти письма помогали мне в трудные месяцы эмиграции, от них веяло таким теплом. А с моим родным братом Женей Климовым у нас другой проект, в котором я помогаю ему с налаживанием международных контактов. Суть заключается в развитии биологического натурального фермерства в Казахстане, оно очень популярно в Голландии и в целом в Европе. Уже около 20% европейцев выбирают органические продукты питания, так как накопление в организме веществ, активно применяемых в глобальной пищевой индустрии, увеличивает риск заболевания раком.

Автор фото Яап Хезелле Меербург.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Я ощущаю себя русской из Казахстана, живущей в Голландии. Мое поколение уникально тем, что мы видели несколько эпох и нам есть с чем сравнивать. Как мне кажется, это обогащает духовно. Здесь, в Голландии, я работаю в Международном центре для беженцев, где можно встретить людей не только из Сирии, Афганистана или Сомали, но также из стран СНГ. Мы с коллегами организуем различные акции, помогаем с переводом документов, готовим к интервью с юристами. Помимо этого я, как и большинство живущих здесь казахстанцев, стала добровольным участником сообщества «PR-клуб Казахстана», который мы так между собой называем. Миссия – рассказывать иностранцам о Казахстане, о том, чем мы, выходцы из этой страны, можем гордиться.

Если говорить о гражданской активности, то здесь вообще люди активно участвуют в разных проектах и общественных акциях. Из моего окружения все где-нибудь и как-нибудь работают волонтерами. Например, родные моего мужа проводят несколько акций в год, цель – сбор денег для исследования конкретного типа детского рака, от которого в год умирает около 20 детей в Голландии. Это достаточно редкая форма заболевания, и фармацевтические компании не заинтересованы в инвестициях. Поэтому около 500 голландский семей, в которых умерли дети от этого страшного диагноза, сами создали фонд, из средств которого оплачивают зарплату двум исследователям в университете на протяжении уже нескольких лет. Эти 500 семей уникальны для меня: их детей не вернуть, но родители продолжают бороться с детским раком, чтобы предотвратить будущие смерти. Несколько лет назад у нас в большой голландской семье произошла трагедия – от этой формы рака умер наш восьмилетний племянник Флориан. С тех пор и мы с мужем волонтеры этого фонда.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Одна из самых крупных благотворительных акций в Голландии – участие в знаменитом международном марафоне в Амстердаме. Там участвуют около 35 тыс. человек со всего мира. Наша группа, примерно 400 человек, бежала 8 км, и мы собрали около 100 тысяч евро. Как? Во-первых, регистрационный взнос платный, во-вторых, пока я готовилась к марафону в течение пары месяцев, мой муж писал письма друзьям о нашей акции и просил перечислить деньги на счет университетской исследовательской группы по этому типу рака. Бежать без остановки 8 км по мостовым Амстердама морозным октябрьским утром оказалось не так-то легко. Кроме того, надо было уложиться минут в 45. Что меня поразило – поддержка амстердамцев. Они выходили на балконы с чашкой утреннего кофе или выстраивались вдоль улиц и приветствовали бегущих аплодисментами. Часто слышалось: «Молодцы, мы вами гордимся! Осталось всего чуть-чуть, каких-то полтора километра!».

Что интересно: не только взрослые участвуют в подобных благотворительных проектах, но и дети. Например, в школе собирают деньги для защиты белых носорогов в Африке – это акции моих голландских племянниц. Родители говорят: «Мы дадим вам 3–5 евро для вашей акции, но вы должны их заработать». И тогда дети на каникулах, как вариант, читают книги. Страница – 1 цент, сто страниц – один евро в кармане. И родителям хорошо, что дети читают, и дети зарабатывают на акцию.... И хочется верить, что и белому носорогу это тоже поможет выжить.

Автор фото Яап Хезелле Меербург.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Интересные факты о Голландии: женщины в большинстве своем не пользуются косметикой по разным причинам (продукт химической промышленности, жестоко протестирован на животных, нет необходимости), не носят платья (неудобно за рулем, на велосипеде) и каблуки (вредно для позвоночника). Специально для голландцев модные торговые бренды изобрели особый стиль одежды «повседневность на выход» – скромно, удобно, дешево, – который, кстати, распространился по всему миру. Пиджак за 20 евро из какой-нибудь весенней коллекции вы увидите и на студентке, едущей на велосипеде утром на лекции, и вечером на известной всей стране ведущей национальных новостей.

Мне очень нравится здесь отношение к людям с ограниченными возможностями. Как-то гуляя в парке, мы наткнулись на театральную постановку: остановка с ожидающими автобус людьми. Ребята с синдромом Дауна долго заранее готовились к этому, сами делали костюмы и маски из папье-маше, репетировали. По всему парку разыгрывались различные сценические образы и действия. Мы с мужем присели на траву рядом и тоже не без удовольствия «подождали» автобус.

Автор фото Яап Хезелле Меербург.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– В Голландии меня не перестает удивлять возможность свободного доступа к руководителям страны, в том числе и к королевской семьей. Я сама видела как-то на улице, что деловой кортеж королевы Беатрикс (с 2013 года правит ее сын) состоял из трех машин и двух мотоциклистов. Короля с королевой можно точно встретить пару раз в год, если задаться целью, так как они постоянно участвуют в различных общественных акциях и проектах.

Я люблю эту страну. Здесь мой любимый человек и наш уютный домик, парк с буками и каштанами, где по утрам я гуляю с собаками, вид на канал из окна, по которому плавают весной лебеди. Но моя родина там, где родительский дом и чудесный вид на алматинские горы из окна моей когда-то детской комнаты.

Автор фото Яап Хезелле Меербург.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Еще одно из впечатляющих событий и мест в весенней Голландии, рекомендованных для посещения хоть раз, – это королевский парк Кекенхоф, или Сад Европы. Парк ежегодно открыт для посещений где-то с 20-х чисел марта до 20-х чисел мая. В этот период там происходит сказочное цветение всевозможных видов тюльпанов и других растений помимо семейства луковичных. Пожалуй, даже мужчины не останутся равнодушными перед такой красотой.

Автор фото Яап Хезелле Меербург.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Когда Ксения оставляла комментарий к первому репортажу о Голландии, то не предполагала, что я запомню ее предложение рассказать о казахстанских студентах в Нидерландах и спустя время ей напишу. Кстати, ее папа не так давно стал героем другого нашего репортажа – о казахстанских моделях времен СССР.

Ксения Кондрат, студентка, около четырех лет живет в Голландии:

– Учиться за рубежом я планировала давно. Еще во время учебы в колледже я пересмотрела все казахстанские вузы Алматы, и мне ничего не понравилось. После чего стала подробнее узнавать про зарубежные университеты. Были мысли уехать в Австралию, но решив, что слишком далеко от дома, начала искать варианты в Европе. И в итоге по рекомендации знакомых остановила свой выбор на Голландии. Поначалу училась в городе Арнем, где проходила интенсивный курс английского языка и привыкала к новой среде. После чего перевелась на бакалавриат в университет Утрехта Hogeschool Utrecht University of Applied Sciences.

Моя специальность «международные отношения и медиасфера» охватывает многие области: менеджмент, маркетинг, рекламу и пиар. Помимо этого мы занимаемся и веб-дизайном, и созданием журналов, и много еще чем. Хотя в Голландии есть учебные заведения, где много времени посвящается теории, в нашем университете дают более практичные знания. К примеру, каждый год мы должны запускать полноценный проект – с сайтом, опросами, маркетинговыми планами и бюджетами, а также мероприятиями, – где это необходимо. Зачастую мы делаем такие проекты для существующих компаний. Получается этакий бесплатный и рабский труд, но работать очень интересно. Кстати, одной из компаний, для которой мы работали, была известная The BodyShop.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– В Голландию учиться приехала сама, без каких-либо казахстанских стипендий, только благодаря поддержке родителей. Правда, заранее узнала, что в голландских вузах есть специальный грант для иностранных студентов. В моем случае для его получения необходимо было успешно сдать 57 кредитов из 60, и так каждый год. Цена обучения нефиксированная и высчитывается на каждый год отдельно, но в среднем стипендия покрывает около половины стоимости. Получается, что я здесь обучаюсь даже дешевле, чем могла бы у нас в КИМЭПе.

Еда стоит примерно так же, как и в Казахстане. Основной транспорт – велосипед, я даже уже не представляю, как можно без него тут жить. Стоимость проезда на общественном транспорте можно также уменьшить, если брать карточку на год, – тогда получаешь скидку 40%.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– С жильем тут сложнее. Расценки здесь достаточно бешеные, и многое зависит от того, насколько туристический или студенческий город. Не могу сказать ничего определенного про Амстердам, но когда в самом начале я жила в Арнеме, то снимала двухкомнатную квартиру с еще одним человеком и платила 250 евро в месяц. А вот Утрехт просто-напросто переполнен студентами, хотя сам по себе город небольшой. Когда я сюда приехала, то не смогла найти жилье, и мне пришлось жить в общежитии, которое предоставляется только на год международным студентам. После этого я несколько месяцев жила у друзей, потом нашла все-таки жилье, которое делила с пятью людьми, и у нас даже не было гостиной. При этом дом был в плохом состоянии, а платить приходилось 425 евро в месяц. Пыталась переехать оттуда в течение трех лет, но вот только полгода назад нашла нормальное жилье. Теперь я живу в трехкомнатной квартире вместе с гречанкой и испанцем, где все новое и есть гостиная. Контракт мы заключили на испанца, потому как он один из нас работающий и с трудовым контрактом. Общая сумма в месяц 1200 евро, но мы с гречанкой платим по 366 евро, тогда как испанец – немного больше, потому что у него более просторная комната и есть собака. Сейчас просматриваю иногда объявления, но по-прежнему встречаются комнаты 18 метров за 500 евро в месяц.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Если говорить об отличиях от нашей системы образования, то их немало. Начать хотя бы с того, что здесь 10-балльная система оценки, и проходным считается балл в 5,5–6. На экзаменационной неделе учителя вообще не появляются в университете. Мы приходим к назначенному времени со своим ID и получаем направление, в какой аудитории будем сидеть. Естественно, все наши группы перемешивают, а за прохождением экзамена следят специально нанятые со стороны наблюдатели, в качестве которых могут быть и пенсионерка, и 18-летний парень, и с ними невозможно договориться. Все экзамены сдаются только письменно в форме тестов или свободных ответов.

Если не брать экзаменационную неделю, когда до преподавателей не доберешься, в остальное время они свободны для общения и с радостью идут на контакт даже во внеурочное время. У нас есть в бар в университете, где можно встретить учителей за кружкой пива. Или же они сами присоединяются к твоему столику и угощают тебя, если заслужил. В наших постсоветских реалиях такое сложно представить.

Один учебный период состоит из 8 недель: 7-я – лекции, 8-я – подготовка к экзаменам, 9-я – экзамены и 10-я – каникулы, пока все экзаменационные работы проверяются учителями. В течение учебных недель ты можешь консультироваться с преподавателями, которые тебя направляют и подсказывают, как лучше. Но как таковых кураторов у факультетов нет, здесь не принято нянчиться.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Если иностранный специалист захочет устроиться на работу, то у него будет две основные проблемы – иммиграционный закон и язык. Если ты не знаешь голландского языка, то будет достаточно сложно найти работу, а русский и английский тебе преимущества не добавят, тем более что на последнем здесь разговаривают почти все. Плюс масло в огонь подливает иммиграционный закон, который ущемляет тебя, твои права и твои будущие возможности. Если работодатель хочет тебя принять, то ему нужно подать запрос в правительство, муниципалитет и объяснить, почему он хочет трудоустроить именно тебя, а не голландца или же другого европейского гражданина. В государственных органах должны проверить, есть ли на эту позицию голландец или европеец, и если да, то работодатель обязан принять этого человека, а не тебя. Но если компания тебя все-таки взяла на работу, то она должна за тебя платить каждый год. Помимо этого желательна лицензия на право нанимать иностранных работников. Особенность моей профессии в том, что есть множество небольших организаций или стартапов, где нужны такие кадры, но они не могут меня взять, потому что у них нет лицензии и лишних денег, чтобы платить государству за мою возможность работать. Но пока ты студент, все немного проще – тебе разрешается работать до 10 часов в неделю. Только вот найти такое место, где тебя примут на 10 часов, трудновато. Если же нужно трудиться более 10 часов, то компании необходимо подавать заявку на разрешение. Это бесплатно, но сопровождается большой кипой документов. Поэтому многие предпочитают не заморачиваться и ограничиваются практикой.

Из опыта работы у меня есть 4 года, когда мы делали различные проекты, пятимесячная официальная практика в компании по авиационной безопасности и постоянное волонтерство на различных городских и студенческих мероприятиях, благодаря чему также можно найти потенциальных работодателей. После получения диплома у меня есть возможность подать документы на годичную визу без наличия трудового контракта. Если я нахожу работу в течение этого времени, то могу остаться, но компания должна будет просить разрешение на мою работу в течение 5 лет. Если я в течение этого года ничего не нахожу, то мне придется уехать или же менять визу на какую-то другую.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Я знаю базовый голландский язык, окончила 2 курса и даже есть сертификаты. По идее я должна говорить, читать и понимать язык, но я могу только читать и понимать, говорить у меня не особо получается, свою роль играет стеснение. Пока ты в своей голове сформируешь предложение, голландец понимает, что ты англоговорящий и просто-напросто переходит на этот язык. Если ты пытаешься с ними дальше на голландском говорить, то тебе в любом случае отвечают на английском. В моих планах пойти на интенсивный курс голландского, но после того, как защищу диплом.

К голландской погоде в отличие от языка привыкла быстрее, а природа мне вообще очень нравится, так же, как и менталитет людей: они здесь достаточно открытые, прямые, если хотят улыбаться, то идут по улице и сияют. Когда приезжаю домой в Алматы и иду по улице улыбаясь, люди на меня смотрят с опаской.

А из того, что не нравится, – это непростая система страхования, особенно для зарубежных граждан и бюрократия. Последнее в Казахстане всегда можно решить по-другому, а тут – нет.

Автор фото Яап Хезелле Меербург.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Среди друзей здесь у меня кого только нет – и испанцы, и греки, и итальянцы, и мексиканцы, ну и голландцы, само собой. Европейскую молодежь от нашей отличает широта взглядов и большая свобода в мыслях и идеях. Когда я вернулась домой после первого года обучения, мне было достаточно сложно общаться с моими алматинскими друзьями, потому что разница в кругозоре колоссальная.

После того как окончу университет, надеюсь найти здесь работу и остаться. Тем более что родители меня поддерживают. Мама очень хотела бы, чтобы я уехала из Алматы, потому что в родном городе я себя очень плохо чувствую из-за нашей экологии. Как только я приезжаю домой, у меня начинаются различные аллергические реакции, уезжаю – все в порядке. Хотя по Алматы я, несмотря ни на что, скучаю, как и по нашим горам и чудесной осени.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Ежегодно с 1947 года в конце апреля – начале мая в Голландии проходит знаменитый цветочный парад. В 2014-м процессия из 20 невероятных цветочных скульптур и 30 декорированных авто совершила свой трехдневный маршрут протяженностью 42 км из провинции Южная Голландия (район Лейдена) в провинцию Северная Голландия мимо королевского парка Кекенхоф с конечным пунктом в центре Харлема. Тема парада этого года – энергия. Событие проводится благодаря усилиям спонсоров и сотен волонтеров, которые вручную собирают затейливые фигуры из миллиона тюльпанов, гиацинтов, нарциссов, амарилисов и лилий. Участником может стать любой желающий, главное – вовремя зарегистрироваться.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Помимо Зифы Ауэзовой мне удалось познакомиться с Алисой – правнучкой советского революционера и первого казаха, совершившего кругосветное путешествие, – Алиби Джангильдина. Для меня эта фамилия крайне символична, потому что первые 17 лет моей жизни, можно сказать, прошли на улице имени Джангильдина в Алматы.

Алиса Джангильдина, консультант-финансист, около 13 лет живет в Голландии:

– Алисой назвал меня папа. Он был уверен и часто шутил, что когда-нибудь я обязательно окажусь в стране чудес. И эта его шутка превратилась в реальность.

В Голландии я оказалась в качестве студентки – приехала получать второе высшее образование в Финансовой школе бизнеса. Моя подруга, которая тоже здесь училась, вдохновила меня на этот шаг своими рассказами о студенческой жизни и перспективах карьерного роста по возвращении в Казахстан. А я же как раз в тот момент искала возможность получить экономическое образование на английском языке где-нибудь в Европе. Моя первая специальность, полученная в Казахстане, была инженер-технолог швейного производства. Оплату в Великобритании я бы просто не потянула, а в Нидерландах высшее образование даже для иностранных студентов до 2006 года частично субсидировалось государством, и наша оплата была равна стоимости обучения, которую платят голландские студенты. Многие программы преподаются на английском языке, отсюда и отличное его знание у голландцев. Наряду с местными преподавателями были приглашенные лекторы из Канады и США, каждую лекцию я слушала открыв рот. Учиться было очень интересно. Тем более что студенты были из многих стран мира: Европы, США, Латинской Америки, Азии. Мы до сих пор все поддерживаем контакт и ездим друг к другу в гости по возможности.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Образование в Европе – удовольствие не из дешевых, поэтому по вечерам я подрабатывала официанткой в индонезийском ресторане. Благодаря этому опыту до сих пор временами готовлю свои любимые индонезийские блюда. Иногда посетители ресторана мне говорили, что для индонезийки я слишком высокая. На что я им парировала, мол, я просто из северной провинции, а у нас там все такие. Они в смех, а я начинаю рассказывать им про Казахстан. Кстати, вместе со мной подрабатывали и дети миллионеров, которые тоже учились в университете. Это было незазорно, никаких косых взглядов, никаких комплексов, это было нормально и даже весело. У голландцев вообще любой труд в почете. Им с детства прививают чувство собственного достоинства.

Оглядываясь назад, на время моего студенчества, вспоминаю жизнь моего прадеда Алиби Джангильдина, который маленьким мальчиком в затерянном в тургайской степи маленьком ауле грезил о том, чтобы получить знания и познакомиться с огромным миром. Жажда знаний привела его в духовную семинарию в России. Откуда он совершил кругосветное путешествие как член Российского географического общества, чтобы ознакомиться с жизнью других народов. Добывая себе средства к существованию, он работал рикшей в Китае, рабочим на фабриках Бомбея и продавал фотографии мест, где он побывал, ведь помимо путешественника он еще был и кинодокументалистом-исследователем.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– На последнем курсе университета я начала интенсивно рассылать резюме в международные компании в Казахстане, и мне сделали очень хорошее предложение. Я начала собирать чемоданы, предвкушая, что наконец-то буду вволю дома бешбармачить с настоящим казы. Но неожиданно голландская компания, о которой я писала свою дипломную работу, предложила мне контракт. Для опыта я решила остаться поработать здесь годик-два, но, как оказалось, этот годик длится до сих пор. После бакалавриата я поступила в магистратуру и продолжила образование уже на голландском языке по специализации «бухгалтерия и аудит». И хоть я ехала сюда совсем не за устройством личной жизни, параллельно появились друзья, отношения, семья и ребенок. Моему сыну уже 5 лет.

Конечно, есть свои особенности, когда твой партнер – иностранец. Например, если ты ему в качестве шутки скажешь: «Рыжий, рыжий, конопатый….», то он не продолжит: «…убил бабушку лопатой». Надо понимать, что целый пласт важного для тебя культурного фольклора – цитаты из любимых фильмов, песен из детства и мультиков – ты не сможешь с ним разделить, а он – с тобой. Это будет всегда, и нужно принимать эту разницу. Если ты выбрал жить в этой стране, то должен понять их культуру и образ мышления. Казахстан – это моя родина, оттуда мои корни, Голландия стала моим вторым домом хотя бы потому, что 13 лет накладывают свой отпечаток, кроме того, здесь родился мой ребенок.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Некоторым кажется, что голландцы несколько закрытые люди. Но это не так, они закрыты, пока ты не овладел их языком. Как только ты начинаешь говорить на голландском, понимать их юмор, шутки, сущность разговора, ты становишься уже частью их общества, и ощущение этой закрытости пропадает. А когда ты получаешь голландца в качестве настоящего друга, то на него действительно можно положиться.

Что мне еще нравится в Голландии, так это уровень социальной защищенности, который не сравнить с постсоветским пространством. Например, если у тебя постоянный контракт и ты теряешь работу, то ты получаешь пособие в размере 70% от твоей заработной платы, причем длительность выплаты такого пособия зависит от того, сколько лет ты проработал. Проработал 15 лет – получаешь пособие 15 месяцев, 10 лет – в течение 10 месяцев. И еще. Что меня поражает в Голландии, так это отношение к легитимности легких наркотиков. Хотя они и легализованы, процент наркомании среди голландцев очень низок. В Голландии культивируется здоровый образ жизни. В так называемые кофе-шопы, которые сосредоточены в основном в Амстердаме, ходят по большей части туристы, и доход, который они приносят, составляет значительную часть бюджета муниципалитета Амстердама.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Поcле окончания бакалавриата я поступила в магистратуру на голландском, а набравшись опыта в большой компании, решила открыть свою, небольшую. Два года назад вместе с моим бывшим коллегой, голландским юристом, я создала свою собственную трастовую компанию Residence Corporate Services BV, деятельность которой лицензируется Национальным банком Нидерландов. Многие компании из стран СНГ, являющиеся моими клиентами, создают в Голландии в числе прочего и торговые представительства, используя Страну тюльпанов как ворота в Европу. Я рада, что могу служить своего рода мостиком и быть полезной казахстанскому бизнесу, так как знаю особенности и того и другого менталитета. Все же разница в понимании каких-то аспектов темы обсуждения при переговорах существенна. Для открытия своего бизнеса мне не нужны были большие капиталовложения: у меня был мой компьютер, опыт и идеи. И что мне еще нравится в Голландии, так это то, что бизнес здесь защищен. Тут другие бизнес-климат и бизнес-этика.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Мы с моим отцом еще при его жизни написали книгу про Алиби Джангильдина, основанную на исторических документах. Она была издана при поддержке АГУ им. Абая, где отец преподавал на факультете международного права. Приезжая на каникулы из Голландии, я сидела вместе с ним в архиве, рылась в материалах, отыскивала интересные факты из биографии прадеда. В память о моем отце и прадеде я планирую переиздать когда-нибудь эту книгу в Казахстане, но уже с дополнениями. Также есть задумка создать фонд имени Алиби Джангильдина, чтобы реализовывать через него социальные проекты в родной стране. Но для этого нужны время и спонсоры. А пока же продолжаю каждый год приезжать в Казахстан и поддерживать связь и теплые отношения со своей большой и дружной семьей Джангильдиных.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

– Мой прадед Алиби Джангильдин был когда-то в Европе, в том числе и в Голландии. Думаю, если бы он узнал, что я, его правнучка, живу в Нидерландах и что у него есть казахско-голландский праправнук, то он бы меня понял в том плане, что это его горячая кровь позвала меня в Европу. Его судьба вернула в Казахстан. А я волею судьбы осталась здесь. Ведь неважно, где ты живешь, важно, где ты счастлив. Думаю, что он бы гордился мной. Я смогла тут состояться, встать на ноги, стать мамой, открыть свой бизнес и научиться быть счастливой Алисой Джангильдиной.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Интересный факт: многие казахи попали в Европу еще до открытия «железного занавеса» – в 60–70-х годах. Тысячи наших соотечественников покинули Казахстан в 20–30-х годах, спасаясь от голода и репрессий. Многие бежали в Китай и Монголию. Большая часть из них так и осела в этих странах, но для кого-то это было лишь началом долгого пути на Запад. Кто-то попал в Индию, но в основном лишь до начала гражданской войны и разделения страны на Индию и Пакистан. Кто-то оказался в Иране, кто-то – в Афганистане. Кого-то «приютила» Турция, а уж затем многие из них оказались в Европе с первыми волнами трудовой миграции. Сейчас в странах Евросоюза проживают тысячи казахов и их потомков из этой миграционной волны. Точной статистики нет, но, по словам представителей казахской диаспоры, в Нидерландах живет не менее трехсот семей, в основном к северу от Амстердама, в Заандаме. Многие сохранили язык, традиции, участвуют в Малом европейском курултае. Налаживается общение с мигрантами второй волны и, что интересно, оно возможно либо на казахском, либо на нидерландском, реже на английском. Возвращаться на родину спешат немногие, потому как опыт казахов из Монголии и Китая показал, что оралманам в Казахстане не так-то просто – разница в казахском языке (они используют латинский алфавит. – Прим. ред.) и незнание русского языка. У многих из них удивительные судьбы, о которых мы, возможно, расскажем в отдельном репортаже.

Казахстанцы в Голландии. Часть II

Благодарю за помощь в подготовке репортажа Урию Джурик, Азамата Исмаилова, Инессу и Яапа Хезелле Меербург.

Первый репортаж о казахстанцах в Голландии.

Поделись
Инесса Шлапак
Инесса Шлапак
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000