VOX POPULI Айсулу Тойшибекова Maxim Шатров Дамир Отеген 18 декабря, 2013 15:07

«У вашего ребенка ДЦП»

«У вашего ребенка ДЦП»
Эта фраза обрушивается на растерянных родителей как снег на голову. Оставшись один на один с этой болезнью, легко впасть в отчаяние. Но, как говорится, мир не без добрых людей. ОФ «ДОМ» при поддержке фонда национального благосостояния «Самрук-Қазына» не оставили наших героев одних и протянули им руку помощи.
«У вашего ребенка ДЦП»

У Амира Исаева сегодня плотный график. Сейчас он занимается танцами, а через полтора часа ему уже нужно быть у учителя по вокалу. С первого взгляда трудно понять, что у Амира ДЦП. Под зажигательные восточные мотивы Амир повторяет уже выученные движения и разучивает новые.

«У вашего ребенка ДЦП»

Несмотря на напряженность и стянутость мышц, Амир занимается наравне со здоровыми детьми. Чтобы руки и ноги слушались, нужно долго и упорно работать, развивать и растягивать их. Тренер не делает мальчику поблажек – уж если пришел заниматься танцами, то старайся изо всех сил!

«У вашего ребенка ДЦП»

А затем можно разобрать урок, обсудить трудности и успехи.

«У вашего ребенка ДЦП»

Это Адина, ей всего лишь 6 лет. Когда девочке было четыре месяца, ей поставили диагноз ДЦП спастико-гиперкинетической формы. Проще говоря, если Адина захочет вытянуть правую ножку или ручку, то левые согнутся.

«У вашего ребенка ДЦП»

Мама девочки Айгуль вспоминает:

– Адина родилась на 32-й неделе беременности. Спустя два месяца после рождения она вдруг начала синеть, ее рвало. Нам диагностировали желтуху, назначили лечение. Еще через два месяца все повторилось – опять рвота. В 4 месяца Адине поставили диагноз ДЦП. Врачи сказали, что его причины – преждевременные роды и перенесенная желтуха. Медики сразу посоветовали смириться с диагнозом и периодически проходить курс лечения в больнице. Никто нам не говорил о том, что это можно исправить, улучшить состояние ребенка. И мы попросту упустили время.

«У вашего ребенка ДЦП»

Адина не получала реабилитации на должном уровне. В поликлинике Айгуль не раз узнавала о квоте в реабилитационный санаторий, но всякий раз ответ был один: «Ваша очередь еще не подошла».

«У вашего ребенка ДЦП»

– В 2007 году мы встали на очередь под номером 869. Но наша очередь до сих пор не подошла. А в Астане мы лечиться не можем, климат не подходит – Адина сразу начинает болеть.

«У вашего ребенка ДЦП»

Домой к Адине приходит социальная работница, она-то и рассказала маме девочки о благотворительной деятельности Аружан Саин, общественном фонде «ДОМ», программе «Подари детям жизнь» и что «Самрук-Қазына» помогает детям с реабилитацией.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Всего за одну неделю мне помогли со справками, которые я не могла собрать годами. Мы получили квоту в специализированный санаторий, большое спасибо за эту помощь, потому что всего за месяц интенсивной терапии я увидела большие изменения в состоянии моего ребенка. А если бы мы работали все 6 лет?

«У вашего ребенка ДЦП»

После возвращения из санатория Адина практически не принимает лекарств, хотя раньше без них не могла уснуть. В 5 лет девочка начала говорить по слогам. Сейчас пытается петь песни.

– Раньше Адина произносила только отдельные слоги, сейчас она соединяет их в слова, – радуется мама.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Адина может держать ручку или карандаш в руке. Есть трудности, я ей помогаю, направляю руку. Вместе мы уже не одну раскраску раскрасили.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Дочь часто задает мне вопрос: «Мама, почему ноги и руки меня не слушаются?». Сейчас я жалею о потерянном времени. Улучшения, которые произошли за этот месяц, вселили в нас надежду, дали нам силы идти дальше, до конца.

Мы очень хотим поставить нашего ребенка на ноги. По мере возможностей делаем что можем. Массаж обходится в 30 тысяч тенге, поэтому ездим в АРДИ дважды в неделю, там бесплатно, но нуждающихся много. Адина старается, у нее есть желание, надежда.

«У вашего ребенка ДЦП»

Помимо Адины в семье еще двое детей, два сына. Старший уже работает, младший (на фото) ходит в школу.

«У вашего ребенка ДЦП»

– У меня еще двое детей, было трудно, ведь и им нужно уделять внимание, беседовать с ними. Они у меня понимающие, помогают мне с Адиной. Врачи говорят, что у меня умная дочка. Думаю, что если она начнет ходить, то сможет учиться в обычной школе, – продолжает Айгуль.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Раньше мы никуда не выходили, было трудно. Адина стеснялась, сейчас мы вместе ходим в магазин, сажу ее в коляску – и едем. Она разговаривает с продавцами. Если незнакомый человек долго и пристально ее разглядывает, она может спросить: «Почему вы так смотрите? Да, у меня не работают ноги и руки, но я все понимаю». Ее мечта – встать на ножки и пойти. Она хочет стать врачом, чтобы понять причины, из-за которых не может ходить. Мы очень благодарны за ту помощь, которая была оказана нашей дочери. Нам помогли не только финансово, в нас вселили надежду, – признается Айгуль.

«У вашего ребенка ДЦП»

Тем временем Амир на уроке по вокалу со своим преподавателем, другом семьи. Сначала идет теория.

«У вашего ребенка ДЦП»

А затем практика, на которой Амир распевает ноты. Не только тело должно быть сильным и гибким, но и голосовые связки, находящиеся глубоко внутри.

«У вашего ребенка ДЦП»

А когда никто не видит, то можно попробовать импровизировать на синтезаторе.

«У вашего ребенка ДЦП»

Буквально на пороге кавртиры нас встретила большая семья нашего следующего героя.

«У вашего ребенка ДЦП»

В семье Елюбая и Марины Егизбаевых пятеро детей. На снимке все, кроме старшего сына. Узнав о том, что мы приедем их фотографировать, он поспешил покинуть дом. Не любит парень публичности.

«У вашего ребенка ДЦП»

Ерасылу 16 лет. Он практически не может говорить. В 6 месяцев ему поставили диагноз ДЦП. Причина – перенесенная матерью во время беременности сложная форма гриппа.

«У вашего ребенка ДЦП»

Мама Марина:

– Ерасыл родился раньше срока, на 7-м месяце. Стали замечать, что он головку не держит, в 6 месяцев пошли на УЗИ, так и выявили ДЦП. На голове у Ерасыла был большой родничок (мягкий участок черепа). Нас позже направили к невропатологу, положили в больницу, там нам кололи витамины. Такое лечение было малоэффективным, но тогда, в конце 90-х, еще толком не знали, как реабилитировать и лечить ребенка с диагнозом ДЦП.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Порой даже не хотелось в больнице лежать. Постоянно давали сильные препараты, делали уколы. Ерасыл был такой маленький и худенький. Каждый раз, когда он плакал, сердце сжималось. Мы отказались проходить курсы лечения в больнице.

Знакомая как-то рассказала об общественном фонде «ДОМ», и мы сразу туда поехали. В этом году мы попали в специализированный санаторий благодаря помощи фонда и «Самрук-Қазына». Раньше приходилось долго стоять в очереди, а ведь Ерасылу нужна регулярная реабилитация.

«У вашего ребенка ДЦП»

Ерасыл с трудом произносит слоги, ему нужно заниматься с логопедом. Но в районной поликлинике нет такого специалиста, а услуги частного обходятся очень дорого, да и возить сына некому.

Нужно делать массаж, а он, во-первых, дорогостоящий, во-вторых, болезненный. Поэтому эти процедуры делать прекратили.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Врачи говорят, что нужно работать, много и упорно работать. Ерасыл посещает Центр дневного пребывания для детей-инвалидов. Их там учат цвета определять, азбуке. Он все понимает, только не может говорить. Обычно он пытается донести до нас свои мысли, старается произносить отдельные буквы, складывать их в слоги. Если не получается, то он уже объясняет руками, – рассказывает Елюбай, папа Ерасыла.

«У вашего ребенка ДЦП»

Ерасыл очень самостоятельный парень. Когда он остается дома один, то сам себя обслуживает, может самостоятельно поесть.

«У вашего ребенка ДЦП»

Трудности есть, в том числе и в финансовом плане. Ерасылу нужна специальная ортопедическая обувь, стоит она немалых денег и изнашивается очень быстро, так как Ерасыл ходит на носочках.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Чтобы он начал ходить, мы его и к целителям водили, и массаж делали. Нашему сыну еще земля помогла: летом мы его выносили во двор, и он ползал. Так много ползал, что коленки все стирал. Может, поэтому он и начал ходить.

«У вашего ребенка ДЦП»

У Ерасыла большая семья, и ему просто некогда оставаться наедине со своим недугом. С виду он застенчивый парень, но это не мешает ему быть упорным и целеустремленным, а эти качества уже многое значат в нелегкой борьбе с недугом.

– Нужно было заниматься, пока ребенок был маленьким, а мы упустили время. Начали интенсивную терапию примерно с 14 лет, – говорит отец.

«У вашего ребенка ДЦП»

А мы снова возвращаемся к герою, с которого начался наш репортаж. Постоянная работа привела к тому, что сейчас Амир лихо катается на велосипеде. И пусть это трехколесный велосипед, но это все же большой успех!

«У вашего ребенка ДЦП»

А еще Амир обожает футбол, это его хобби, как он сам признался. На каждый день у Амира и его папы есть расписание, в котором игра в футбол – обязательный пункт.

«У вашего ребенка ДЦП»

Амир готовится забить гол, но когда на воротах стоит отец, сделать это трудно, потому что он не дает поблажек.

«У вашего ребенка ДЦП»

Ежедневные упражнения на шведской лестнице помогают растягивать мышцы. Поэтому мальчик и ходит на танцы, ему там тоже дают растяжку. С утра обязательно занятия на тренажере.

– Сейчас, пока он ходит в школу, мы быстренько занимаемся на тренажере, потом нужно к 8 в школу. В школе у них и ЛФК, и бассейн, и физкультура, – рассказывает папа Амира.

«У вашего ребенка ДЦП»

А после можно и расслабиться, но только недолго. Как и любой другой мальчишка, Амир любит видеоигры. На них ведь можно играть за любимого игрока, примерить на себя образ нападающего и полузащитника, побывать на разных аренах по всему миру.

«У вашего ребенка ДЦП»

По словам папы, Амир некапризный, очень эрудированный мальчик. Вся семья им очень гордится:

– Сейчас вы его снимаете для фоторепортажа, а до этого про сына фильм делали. Он старается быть свободным, увлекается футболом, как настоящий фанат ждет чемпионат мира, знает всех футболистов.

«У вашего ребенка ДЦП»

Амир очень любознательный, любит энциклопедии. Он провел нас к себе в комнату и показал одну из своих любимых – о том, как устроены механизмы и прочие предметы.

«У вашего ребенка ДЦП»

А вот гордость любого мальчика – коллекция моделей машин, разделенная на категории: ретроавтомобили на одной полке, спорткары – на другой.

«У вашего ребенка ДЦП»

Кенжебай Ашурович разложил 4 формы разных клубов, мы попросили Амира выбрать самую любимую и сфотографироваться:

Амир: – Ты достал только четыре.

Папа: – А что, есть еще одна?

Амир: – У меня же «Милана» еще есть.

Папа: – А белая чья?

Амир: – Белая – это «Манчестер», это дополнительная форма. Красная футболка и белые шорты – это домашняя.

«У вашего ребенка ДЦП»

Выбор был не из легких, но его нужно было сделать. После долгих раздумий мальчик выбрал форму «Ливерпуля».

«У вашего ребенка ДЦП»

У Амира есть мечта – он хочет стать доктором, как Владимир Ильич Козявкин (главный врач украинской клиники в городе Трускавце).

– Он говорит, что хочет быть таким, как он, лечить детей, помогать им. И Амир серьезно настроен. Один врач в Украине сказал, что окончил Львовский медицинский институт, и тогда Амир заявил, что хочет учиться именно там. Когда мы были во Львове, мы поехали посмотреть на этот институт.

У Амира есть разные книги по анатомии, он смотрит, изучает, знает, где находится сердце, желудок и другие органы. Когда я болею и лежу, он всегда говорит, мол, давай я тебе массаж сделаю, и крутит мне шею, – говорит папа.

«У вашего ребенка ДЦП»

Еще одни герои нашего репортажа – Батырхан и его мама Марина – делают маленькие, но уверенные шаги. Батырхан родился шестимесячным, врачи не думали, что малыш вообще сможет выжить. Причина преждевременных родов – конфликтный резус-фактор матери и ребенка.

«У вашего ребенка ДЦП»

– У отца Батырхана положительный резус, а у меня отрицательный. Мое тело отторгнуло ребенка. Я просила, чтобы сделали кесарево сечение, но врачи отказались – они опасались за мою жизнь. Он родился малюсеньким, черным. Голова была меньше моего кулака. Я не отходила от сына в реанимации, мне казалось, что кто-нибудь обязательно сделает моему ребенку что-то плохое.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Когда он выжил, мы сказали, что он батыр, отвоевал свою жизнь у смерти. Так и назвали – Батырханом.

В три месяца у сына обнаружили кисту в головном мозге.

– Врачи сказали, что лечить можно. Ставили уколы, давали лекарства. Потом я стала замечать, что его голова растет вверх, как луковица. Далее обнаружили гидроцефалию, в народе ее называют водянкой. Мы понесли ребенка к знахарке, и она сняла этот недуг, – рассказывает Марина.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Но ребенок оставался пассивным. Мне посоветовали сходить к невропатологу. Только после того как он нас осмотрел, поставили диагноз ДЦП. Батырхану было уже больше года на тот момент. Тогда я даже не знала, что это за болезнь. У Батырхана был потенциал, он сопротивлялся недугу. Врач сказала, что теперь нельзя останавливаться, нужно будет бороться, чтобы поставить сына на ноги. Именно в тот момент я получила импульс.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Мы потеряли почти три года, пока лежали в больницах. Я боюсь говорить такие слова, но он был никакой. Даже не думала, что будут такие изменения, чуть не потеряла надежду. Меня поймут люди, которые попали в схожую ситуацию. Я очень много слышала о санатории «Баубулак», очень хотели туда попасть, но не получилось. Сначала мне говорили, чтобы я пришла на следующий год, потом, что неходячих детей до 7 лет не берут, то еще что-то. Два года назад нас отправили в санаторий Астаны.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Одна девушка привела меня в общественный фонд «ДОМ», раньше я не знала о том, что есть люди, которые могут помочь нам. В «Добровольном обществе «Милосердие» нас поддержал Алексей, он был координатором проекта, писал на форумах о детях с диагнозом ДЦП. Когда мы к нему пришли, он сказал: «Мы дадим вам письма, а вы с ними ходите по организациям». Мы-то думали, что придем, и нам сразу помогут. Мы тогда были как слепые котята, о многом не знали. Нас поддержали информацией, показали, куда двигаться. Я тогда Алексею сказала: «Я не могу ходить и просить деньги, мне стыдно!». На это он мне ответил: «Стыдно вам будет тогда, когда пройдут годы, а ваш ребенок будет лежать в постели».

«У вашего ребенка ДЦП»

– Я не могла ходить по организациям, поэтому отправляла мужа. Он на один день с работы отпросится, идет по компаниям, оставляет письма. Многие нам отказывали. Потом я выкладывала на форумах информацию про Батырхана, писала о том, как мы провели день, отписывалась обо всем. Рассылала по электронной почте просьбы. Писала в газету «Время». По чуть-чуть смогли собрать деньги на первую операцию, поехали в Урумчи.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Через день-два после первой операции по пересадке стволовых клеток он начал говорить. Там же была женщина из Казахстана, я ее называла тетя Мира, так вот, он следом за мной начал повторять. Он сказал: «Тетя Мия». Я не могла поверить, попросила его повторить еще, и он повторил. До этого он мог выговорить только первые буквы слова. И то он ограничивался нашими именами. Он звал братьев – ба, меня – ма, папу – па. Больше показывал мимикой, жестами. Начал головку держать, мог сидеть, прислонившись к опоре. Это для нас было радостью, операция была эффективной – значит, мы пойдем дальше! Этот первый успех вселил в нас веру. У Батырхана улучшилась память, он с каждым днем говорил все лучше и лучше.

«У вашего ребенка ДЦП»

– На вторую операцию мы приехали спустя год. Уже не в Урумчи, а в Пекин. После операции нужно было пройти реабилитацию. Нам вновь помогли простые люди. Сын начал ползать на животике. На реабилитацию денег не хватало, мы опять экстренно начали собирать средства. В третий раз мы поехали в апреле, после была реабилитация, которая заняла более двух месяцев.

«У вашего ребенка ДЦП»

После того как был подписан меморандум о сотрудничестве общественного фонда «ДОМ» и «Самурк-Қазына», Марину обрадовали, сообщив, что больше ей не нужно будет просить деньги на лечение сына.

– Спустя 3,5 месяца он опять поехал на реабилитацию в Китай. Уже за счет помощи «Самурк-Қазына». Нам нужно постоянно работать. Если месяц не трогать Батырхана, не лечить, просто оставить как есть, то мы сразу же теряем то, что наработали. На днях мы получили тренажер, его подбирали сами врачи, – продолжает Марина.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Я верю в то, что сын будет ходить. С тренажером мы передвигаемся по комнате, правда, пространства мало, но все же. Мне помогает моя уверенность и мой оптимизм. Все по воле Всевышнего, он меня направляет, посылает мне людей. Я всего лишь реализую свои возможности. У меня есть девиз по жизни: «Не жди чуда, надо чудить самой».

«У вашего ребенка ДЦП»

Батырхан ходит в подготовительный класс, где занимаются обычные детки его возраста. Мальчик ничуть не уступает своим ровесникам.

– Батырхан сам выполняет задания, я ему немного помогаю, направляю кое-где. Читать мы пока не умеем, мы больше любим считать. Будем заниматься индивидуально, хоть это и платно, но я все равно буду водить сына, – говорит Марина.

«У вашего ребенка ДЦП»

– После Китая заметила, что он повзрослел. У него жесткий характер, мужской. Он нам с мужем говорит: «Когда я буду ходить, я не буду вас просить, сам буду ходить. Меня не надо будет водить на тренировки, как Бабурхана и Барысхана».

«У вашего ребенка ДЦП»

– Что только мы ни делали – и операции, и уколы, столько мучений, дорога, лекарства. 4 операции, реабилитация, массаж, ЛФК, по 10 процедур в день в течение трех месяцев. Без этого никак. Может, он действительно сильный? У него мечта такая же, как у его брата, – стать летчиком. А что мы? Мы можем только направлять его на пути к мечте.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Если честно, то я не хотела признавать, что мой ребенок инвалид. Я не оформляла инвалидность до тех пор, пока ему не исполнилось два года. Я говорила себе, что мой ребенок вылечится. В долги залезла. В подсознании у меня была мысль, что если я оформлю пособие, то все будет кончено, ведь инвалидов обычно списывают. Потом смирилась. Раньше переживала, что другие скажут, а теперь мне все равно! Сейчас нужно поставить ребенка на ноги. Тогда мы победим.

«У вашего ребенка ДЦП»

Кенжебай Ашурович, папа Амира, с которого начался наш репортаж:

– Мы начали волноваться, когда поняли, что Амир не держит головку, не сидит. Пошли к врачам. В год нам уже точно подтвердили диагноз ДЦП. Причина болезни – родовая травма, врачебная ошибка. Когда сыну был 1 год и 2 месяца, мы впервые поехали в Украину, в Трускавец. Потом возили сына в Китай, Кыргызстан. Там тоже хорошие клиники. Собирались и ехали, оплачивали сами, нам помогали родственники, друзья.

Мы за счет городского бюджета были один раз бесплатно в Астане и один раз бесплатно в Алматы, и все, больше нам не помогали. Хотя нам один раз звонили, предлагали ехать Амиру одному, без родителей, но как без родителей? Я не могу его одного отпустить. Хоть он и самостоятельный, в развитии не отстает, но за ним нужно ухаживать и присматривать.

«У вашего ребенка ДЦП»

Амир и его папа – лучшие друзья. Вместе они проводят очень много времени: дома, в поездках, по дороге на вокал и танцы.

– Амир недавно говорит: «Поражаюсь, какой я популярный». Там, в Украине, Амир – первый ребенок, который ездил на велосипеде. Даже сам профессор поразился, ведь все там передвигаются на колясках. И в тот момент, когда он катался, там было Львовское телевидение, и они начали снимать, как он катается на велосипеде. А Амир спрашивает: «А почему вы только снимаете? Интервью брать не будете?». И журналистка, изумленная, начала брать интервью.

«У вашего ребенка ДЦП»

– Я работал в полиции, дослужился до полковника. Мы наняли няню, сначала одну, потом другую. Однажды доктор сказал нам, что именно родители должны заниматься с ребенком, только тогда будет результат, потому что в первую очередь малышу нужна родительская любовь. И мы приняли решение. Я ушел с работы, а жене сказал: «Ты работай, тебе это нужно, я сам буду ребенком заниматься».

Старшие дети отнеслись к проблеме с пониманием. Брат Азим начал заниматься с Амиром чуть ли не с пеленок. Можно сказать, что именно Амир подтолкнул своего брата к выбору профессии – средний сын Кенжебая Ашуровича теперь лечебный массажист.

«У вашего ребенка ДЦП»

– В этом году общественный фонд «ДОМ» совместно с «Самурк-Қазына» здорово нам помог – мы дважды, в мае и сентябре, съездили на лечение. Сейчас мы сами стремимся помогать таким же семьям. Два года назад мы с друзьями открыли фонд, назвали его «Амир». Ждем, когда нам выделят землю, хотим создать центр досуга для детей-инвалидов. Есть много районов за пределами Алматы, где дети по домам сидят, им некуда пойти. Предоставляют им один раз в год поездку в Астану – и все, больше никакого досуга. Мой друг, с которым мы работали в органах, мне помогает, все друзья нас понимают и всячески поддерживают.

«У вашего ребенка ДЦП»

С развитием и адаптацией у Амира все хорошо. Он легко общается как со сверстниками, так и со взрослыми.

– Хорошо, что сын ходил в детский сад. Там были психологи, педагоги, хороший логопед, она речь ему поставила. Вы же видите, он старается говорить четко, не мямлит, даже меня поправляет! Даже когда мы летим в самолете, он не сидит на месте, а ходит туда-сюда, знакомится с людьми. И главное, не только с маленькими, но и со взрослыми людьми разговаривает с легкостью. И так повсюду, где мы бываем. А когда мы едем на лечение, я ему сразу говорю: «Амир, давай будем вести себя хорошо», он все понимает и отвечает: «Хорошо».

«У вашего ребенка ДЦП»

– Самое главное – это принять все, как есть, и помогать. Не надо гневить Бога и жаловаться: «Вот за что это мне?». Я считаю, что Всевышний мне его послал, чтобы наш пример вдохновлял других. И когда другие родители сетуют: «За что нам такие проблемы?», я одергиваю и говорю: «Это не проблема, это жизнь, которую вам дал Бог, боритесь, занимайтесь, а если будете сидеть и плакать «проблема!», то она и будет проблемой».

Для нас Амир не проблема, для меня он – радость моей жизни, я сейчас живу этим. Например, в прошлом году в Уйгурском театре мы провели благотворительный концерт, теперь землю выкупаем. В декабре в кафе проводим новогоднюю елку для детей-инвалидов.

Надо любить ребенка. И любить всей душой. Постоянно трудиться, работать с ним, заниматься, в общем, все возможное надо делать.

Немного цифр:

За 7 месяцев этого года 302 ребенка прошли реабилитационные курсы на сумму почти в 200 миллионов тенге. Без «Самрук-Қазына» это было бы невозможно. Раньше за 7 месяцев сотрудники общественного фонда «ДОМ» могли собрать лишь сумму, достаточную для лечения 7 детей с диагнозом ДЦП.

Документальный фильм о героях нашего репортажа, премьера которого состоялась в конце ноября 2013 года:

Репортаж по теме: Один день ребенка с диагнозом ДЦП и его мамы

Поделись
Айсулу Тойшибекова
Айсулу Тойшибекова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000