VOX POPULI Светлана Ромашкина Дамир Отеген 24 августа, 2013 10:00

Помогать просто!

Помогать просто!
19 августа отмечается Всемирный день гуманитарной помощи. Его учредили в 2008 году после атаки на офис ООН в Ираке. Мы решили его поддержать: рассказать вам о тех, кого принято называть волонтерами. Для кого-то это стало профессией, а для кого-то хобби, но в любом случае надеемся, что их пример вдохновит вас на добрые свершения, ведь помогать совсем не сложно. Девиз Всемирного дня гуманитарной помощи этого года - Миру нужно больше.... Предлагаем нашим героям и читателям продолжить эту фразу.
Помогать просто!

Альжан Палымбетов, студент, будущий финансист, помогал погорельцам, оставшимся без жилья в результате пожара, который произошел 27 июня в Алматы.

— Я увидел по новостям, что в люди остались без самого необходимого. Собрал свои вещи, позвал друга и мы отправились на место пожара. У меня были каникулы, я еще не нашел работу, почему бы не помочь? Там были две палатки, в них царил полный хаос. Акимат не мог выделить людей, которые смогли бы разобрать вещи или следить, чтобы не было мародерства. Поэтому я бросил клич в соцсетях – что погорельцам необходимы средства личной гигиены, постельное белье и т.д. Откликнулось много человек, нашлись волонтеры, которые помогали с сортировкой вещей, а также с едой. Были и те, кто просто звонил и говорил – молодцы! Все это значило больше, чем деньги. Всего мы пробыли там 6 дней, до сих пор иногда созваниваюсь с пострадавшими, узнаю, как у них дела. Любопытно, что периодически мне звонят люди, говорят, что были не в городе и не знали, что произошла трагедия, спрашивают, нужна ли помощь. Сразу после этого мы сформировали свою команду, сейчас регистрируем НПО. У нас 8 активистов, а всего в базе волонтеров 50 человек, их возраст – от 16 до 43 лет. В основном это студенты и работающая молодежь. Мы решили сделать команду быстрого реагирования, которая выезжает на происшествия. Сейчас мы нашли только одного спонсора – это Международная академия бизнеса, в которой я учусь. Деньги будут уходить на доставку волонтеров до места ЧП и их питание. Так же нам понадобятся средства на рекламную компанию – для того, чтобы привлечь больше волонтеров.

Миру нужно больше настоящих людей.

Помогать просто!

Нурлан Панзабеков, директор Департамента по ЧС Общества Красного Полумесяца РК.

— С 2002 года работаю в Обществе красного полумесяца. До этого 5 лет был в Агентстве по ЧС. Ушел с агентства, потому что там была маленькая зарплата. Год работал в одной геологической компании, платили хорошо, но честно говоря, я не понимал, что я там делаю. Перешел в Красный полумесяц, там тоже были разные периоды. Финансирование у нас было через другие организации красного креста и полумесяца. Несколько раз пытался это бросить, но когда прикипел душой, сложно уйти. В 2005 году я ездил в Пакистан, там произошло землетрясение. Мы должны были "геликоптер тим" – вертолетной команды, которая должна была лететь в отдаленные поселки и там распределять гуманитарную помощь. Полдня мы полетали, вертолет сломался, нас распределили по точкам на земле. Я попал в лагерь Катарского Красного полумесяца. Был в тех местах, где убили Усаму бен Ладена. Люди там очень бедно живут, в каждой семье есть по автомату Калашникова, они относились к нам хорошо, устраивали из этих автоматов салют. Опыт был интересный.

Я помню наводнение, которое произошло в Кызылагаше. Мы начали нашу помощь с того, что людей, эвакуированных в Талды-Курган, разместили в казармах и общежитиях. Составили списки, начали кормить их горячим питанием, обеспечили спальными местами. Но через две недели там не осталось ни одного человека. Мы стали выяснять, что случилось. Все оказалось просто: местные власти пообещали каждому пострадавшему выплатить компенсацию – 120 тысяч тенге. Пошел слух, что те, кто получил от нас помощь и где-то проживает, получат не всю сумму. И все снялись и поехали обратно в Кызылагаш в палаточный лагерь ЧС. Это пример того, как неосторожно высказанные слова могут привести к тому, что люди могут ухудшить условия своей жизни. А деньги им так и не дали.

Миру нужно больше волонтеров.

Помогать просто!

Бахнияз Карашина, руководитель Общественного фонда «Когам коргауы». Его можно назвать в семейным подрядом - в нем всего 2 человека - Бахнияз и ее тетя Айгуль:

— Мы с моей тетей Айгуль работали в разных организациях, но всегда занимались волонтерством. Потом более грамотные люди сказали – вы можете узаконить свою помощь и расширить деятельность. Мы нашли хорошего юриста и открыли фонд. Я сама работаю в акимате, тетя в бизнесе. И мы решили начать большой проект. Ну как большой? Для нас он большой. Нам попалась информация о фонде Бота, который дает организациям деньги на исследования – чтобы выяснить проблемы разных категорий населения. Мы выбрали молодежь и подростков, находящихся в трудной жизненной ситуации. Сначала поработали с детской деревней SOS, провели там несколько мероприятий. Поскольку нас всего двое, мы не можем делать дорогие подарки. Мы купили на свои деньги парикмахерские наборы и пригласили хорошего стилиста, который показал, как пользоваться плойкой, делать укладки. Потом мы собрали базу данных нуждающихся в помощи семей – в ней 282 ребенка – это всего по одному микроучастку! Я много работала с детскими домами, в материальном плане там идет хорошая помощь, а когда мы столкнулись с нуждающимися семьями, то были просто потрясены условиями, в которых они живут. Да, у нас в стране есть всеобуч, по которому дается питание и школьная помощь, но там такая волокита с бумагами. Помощь может получить человек, у которого есть прописка, а там люди живут на дачных участках, там и домов толком нет, не то что прописки. Сейчас мы выиграли второй грант и работаем в школе №47, которая находится на Каменском плато. Там всего месяц назад пустили автобус. И это в черте города. Дети ходили пешком через леса. Никаких кружков. Чтобы доехать до Дворца школьника нужно около 500 тенге. Дети там даже не стриглись. Нам пришлось пригласить в школу парикмахера. При школе мы сделали для них библиотеку. Но наша цель не столько давать что-то людям – это вызывает иждивенчество, наша цель – поднять самооценку детей. Они должны изначально учиться доверять другим.

Миру нужно больше помощи.

Помогать просто!

Айгуль Утегулова, Общественный фонд «Когам коргауы»:

— Мы занимаемся преодолением страха, повышением самооценки у детей из нуждающихся семей. Представьте, дети в возрасте 13-14 лет впервые в своей жизни лепили из пластилина и у них был восторг. Нас потрясло, что у них очень слабо развита моторика. Мы и педагоги даем им домашние задания, а дети отвечают: а как я буду делать, у нас в комнате спят 7 человек, мне негде этим заняться! У них нет своего личного пространства, своего уголка – ни в школе, ни дома. Мы уговариваем их проявлять эмоции – ну улыбнитесь, ну скажите, что вам нравится! И это не детдомовские ребята, это дети, у которых есть родители! И растут они в странном мире, в котором по соседству огромные коттеджи и дорогие машины, а у них нет даже книг…

Миру нужно больше доброты.

Помогать просто!

Нина Ивановна, пенсионерка, волонтер, выступает в с кукольным ансамблем «Улыбка», каждую неделю посещает детский хоспис, в костюме клоуна Клепы развлекает там малышей:

— Я начала с кукольного театра «Улыбка», это было еще 20 лет назад. Мы его создали вместе с друзьями. Наш близкий друг Сергей Сон стал инвалидом и мы, что называется, оказались в «теме», узнали про нужды людей с ограниченными возможностями. Поняли, как для них важны развлечения и хорошее настроение. С друзьями выступали перед ребятами, больными ДЦП, слабослышащими и др. Поскольку мы работаем бесплатно, нас все приглашают. Выступаем раз в месяц. Когда мой муж заболел раком, я попала в хоспис, прилипла к этому месту душой и начала туда постоянно ходить. Каждую неделю прихожу и развлекаю там деток (о детском хосписе у нас есть отдельный репортаж. Нина Ивановна нам об этом не говорила, что мы знаем, что одной из больных девочек она подарила компьютер – прим. редакции). Я просто не могу сидеть дома, у меня есть дети и внуки, но мне нужно постоянно двигаться, не смотря ни на что. Недавно перенесла болезнь, но мы все равно собрались нашей группкой в человек десять, скинулись по 5 тысяч тенге, закупили муки и поехали к отцу Софронию и его детишкам.

Миру нужно больше любви.

Помогать просто!

Светлана Мищенко, журналист, занимается сбором помощи для приюта отца Софрония:

— Периодически попадались на глаза объявления: нужны деньги на операцию, счет такой-то. Лезла в заначку… До определенного времени все это происходило бессистемно. Но недавно посидела, посчитала и обнаружила, что «увлекаюсь» - у меня, как и у всех, есть свой бюджет, и вот за его рамки я давно вышла. Причем не раз. Поняла, что от меня будет гораздо больше пользы, если я не просто понесу свои две-три купюры, а скажу: друзья мои, давайте организуемся, давайте соберем деньги! Очень многих на пути к благотворительности останавливает то, что надо совершить какие-то действия – куда-то ехать, кого-то искать. Поэтому, когда в последний раз мы собирали помощь для приюта отца Софрония, то сказали сразу: сами приедем, вы только скажите, что готовы помочь – считайте, что мы ваш мобильный банкинг. За три дня нам удалось собрать 186 тысяч тенге, на эти деньги закупили куриное мясо и отвезли его в приют. Отзываются люди разного достатка – и среднего, и даже ниже среднего. Люди очень состоятельные обращаются редко, но, я думаю, это потому, что благотворительностью они занимаются на постоянной основе. И оперируют гораздо большими суммами – это серьезные потоки, которые идут через фонды. Сейчас мы с Наташей Тажбеновой собираем деньги на школьную форму для детей из приюта, у них там беда с ней. Уже собралась неплохая сумма, так что, думаю, все получится.
Любое доброе дело собирает людей, от которых напитываешься позитивной энергией. Посмотрите на Аружан Саин, на Салтанат Мурзалинову: девушки и работают, и воспитывают детей, и руководят фондами! Человеку под силу многое. А делая что-то хорошее для других, мы помогаем в первую очередь себе – потому что укрепляем собственную веру в человечество.
Когда ты чувствуешь, что не можешь мимо чего-то пройти, надо останавливаться – и делать.

Миру нужно больше души.

Помогать просто!

Марсел Вассен работает в Управлении ООН по координации гуманитарных вопросов, родом из Голландии. В Казахстане работает 2,5 года:

— Еще когда мне было 15 лет, я хотел поехать в Африку, чтобы помогать людям, поэтому я связал свою жизнь с гуманитарной деятельностью. В Казахстане я работаю в офисе, который направлен на координацию гуманитарной помощи. Я работал во многих странах, но больше всего меня тронул Зимбабве. Там замечательные люди, удивительная природа и приятный климат. Однако, в 2008-2009 годах более 7 миллионов человек (это больше половины населения) зависели от продовольственной помощи. Около 100000 были заражены холерой. Местная культура играет важную роль в процессе обнаружения того, в чем люди нуждаются больше всего. К примеру, мы спрашивали жителей Зимбабве, ели ли они последние два дня. Чаще всего ответ был "нет". Но это не означало, что у них не было еды. Они ели овощи и рис, однако, согласно местной культуре, еда должна включать овсянку кукурузы или ‘sadza’. Без «sadza» зимбабвец будет считать, что и не ел вовсе. Когда мы поняли это, то получили более реальную картину.

Поэтому я считаю, что мир нуждается в большем понимании.

Помогать просто!

Акбота Базарбаева, исполнительный директор корпоративного фонда «Союз сельской молодежи»:

—Кроме социальной сферы, я являюсь соучредителем турецко-немецкой медицинской компании. Когда я училась в вузе, то ходила на курсы в Испанский центр и они мне на многие проблемы открыли глаза. И меня это так сильно задело, что появилось желание это изменить. У нас два направления: сельская молодежь и семейная политика. Я сама выросла в ВКО и знала проблемы села изнутри. Все дело в низкой самооценке, в воспитании. Мы провели на селе несколько проектов, выбирали только определенные группы и с ними постоянно работали. Мы сделали упор на самооценку и становление характера. Когда я уехала в Алматы, на селе осталась моя сестренка и она мечтала танцевать, но там не было курсов. Но я знала, что если бы она стала этим заниматься профессионально, то добилась бы в этом успеха. Тогда стала ездить туда раз в месяц и проводить недельные курсы. В итоге сестра открыла там танцевальные курсы. Акимат дал ей зал под аренду, у нее был свой ансамбль из 14 человек. Мне хотелось улучшить жизнь родных, поэтому я занялась молодежью. Второй проект возник после того, как я вышла замуж. Мы жили в поселке под Алматы. Там была одна женщина, которая собирала нас у себя на дому и проводила небольшие семинары по семейной жизни. Тогда я поняла удивительную вещь: люди, для того, чтобы зарабатывать деньги, учатся по 5 лет в университетах, но при этом не учатся, как жить в семье, хотя это на всю жизнь. И мы провели еще один проект "Крепкая семья" в Центре Иртыш и на конкурсной основе набрали 11 мам. Мы выбрали 10 тем – отношения с мужем, детьми, урегулирование конфликтов и т.д. На третьем семинаре одна женщина, которой за 40 лет, заплакала и сказала: «Я так много упустила!», хотя у нее были дети, и отношения с мужем нормальные. Спонсоров у нас не было, скидывались сами. Сейчас много разводов, поэтому совместно с акиматом мы разработали проект – коалицию "Мы за сохранение брака!", которую поддержали 5 Международных организаций ООН, 23 Республиканских и других организаций. Вместе мы разработали брошюру о том, как сохранить брак. В сентябре они появятся в судах и их будут выдавать тем, кто собирается разводиться, и еще планируем начало проекта Института семьи совместно с Испанией. Это будет впервые в Казахстане.

Миру нужно больше знаний.

Помогать просто!

Марк Слезак, работает в гуманитарной сфере 13 лет, родом из США. В Казахстане работает во второй раз:

— Все началось еще со студенческих лет, когда я впервые побывал на Африканском континенте, и с тех пор я поработал в таких странах как Кения, Уганда, Гана, Либерия, Индонезия и странах этого региона – Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане. До 2008 года я работал напрямую с людьми, которые нуждались в помощи в результате войн или стихийных бедствий. Например, в Судане в 2006 году (теперь это уже Южный Судан), мы помогали людям вернуться к нормальной жизни после гражданской войны. Было очень тяжело, так как у людей не было ни домов, ни еды, ни средств к существованию. После нескольких лет работы с людьми напрямую, я решил попробовать помогать людям на другом уровне, работая с правительствами стран и международными организациями. В 2011 году я впервые приехал в Центральную Азию, это было после событий на юге Кыргызстана. В то время мы разработали систему реагирования на стихийные бедствия в помощь правительству. Сейчас этот механизм успешно работает и позволяет правительству и международным организациям быстро отреагировать в ответ на вызовы природы, а таких в этом регионе очень много. Похожими вопросами я занимаюсь в Казахстане – то есть как подготовиться к бедствиям так, чтобы в случае чрезвычайной ситуации можно было в кратчайшие сроки мобилизовать все имеющиеся силы и ресурсы в помощь людям. Можно сказать, что моя работа сейчас больше офисная, но без координации гуманитарной деятельности всех сторон, что будут завтра задействованы в ликвидации последствий крупного бедствия, помочь людям будет просто невозможно.

Миру нужно больше координации.

Поделись
Светлана Ромашкина
Светлана Ромашкина
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000